Помогите сайту
Взрослая социальная сеть
Поиск секса поблизости, а также
тематические знакомства и виртуальное общение

ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ
Знакомства для секса Живая лента Все о сексе Форум Блоги Группы Рассказы Лучшие порно сайтыЛучшие порно сайты http://irk.dating
ПОИСК СЕКСА
поблизости

Страницы: (1) 1
Мужчина sxn2791059527
Свободен
25-06-2012 - 23:25
Анжела-рабыня

Операция 1


Он видел эту девушку раньше, обычно в компании друзей, но пару раз он встречал её у въезда в Эллингам одну. Ей было, как он предполагал, приблизительно восемнадцать лет, не "королева красоты", но довольно привлекательна, длинные волосы шатен собраны на затылке в "хвостик". То, что произошло, было подобно вспышке, действие, план которого не был ничем большим, чем расплывчатыми утренними мечтаниями в полусне. Возможность представилась, и он ею воспользовался.

В это туманное утро разглядеть что-нибудь за ветровым стеклом можно было на расстоянии не более десяти метров. Увидев нечто, мелькнувшее в свете фар на обочине, он, к своему удивлению, затормозил и остановился поодаль. Повинуясь внезапному порыву, распахнул дверцу и вышел в мокрый холодный полумрак.

Это была та самая девушка, девушка его частых утренних фантазий. По-видимому, она вышла на дорогу, не заметив в тумане приближающийся автомобиль, и скользящим ударом её отбросило назад. Тот, кто совершил наезд, скрылся, оставив девушку лежащей на обочине без сознания.

Вспомнив всё, что осталось в памяти после работы в фармацевтической компании, он проверил её состояние: возможные переломы, ссадины, вывихи, а так же дыхание и работу сердца. За исключением вероятного сотрясения мозга и обморока всё было в порядке. Желая быстрее доставить её в больницу в Минстер, он просунул руки под колени и плечи девушки, поднял её и отнёс к своему автомобилю, устроив неподвижное тело на заднем сиденье.

Её сумочку он нашёл недалеко от места аварии. Проверив содержимое, он многое узнал о девушке: Анжела Коул, без малого двадцать лет, незамужняя. Судя по адресам в записной книжке, живёт отдельно от родителей, а по "карточке безработного" - нигде не работает и не учится. Всё выглядело так, словно его мечты стали реальностью: свидетелей происшествия нет, отсутствие её будет замечено родственниками и знакомыми нескоро... "Эй!" - сказал он мысленно самому себе, - "Пора начинать!"

Разыскав в машине мобильный телефон, он позвонил на работу и отпросился на весь день, сказавшись больным, затем развернулся и поехал домой, в пригород Бэкхем. Девушка по-прежнему была без сознания, и он надеялся, что она не придёт в себя, по крайней мере, до окончания поездки. Туман немного рассеялся, но по-прежнему оставался плотным. Вряд ли кто-нибудь из соседей мог заметить, как он внёс бесчувственное тело внутрь дома. Он кое-что подготовил, надеясь на подобный случай, часть оборудования сделал сам, что-то позаимствовал на прежней работе, что-то выписал по почте, тело, похожее на детское.

Как они не понимают, что этот сюжетный ход просто УБИВАЕТ всю прелесть истории?!

Кроме того, часть описанных трансформаций Кэрол невозможна, если она - взрослая женщина, а не ребёнок. Я выкинул главу бредятины об Интернете, чатах, аукционах
- он был застенчивым человеком и стеснялся заходить в секс-шопы.

Первый этап «операции» требовал, чтобы девушка была без сознания, поэтому он ещё раз проверил её физическое состояние и ввёл ей в вену препарат, который, как он знал, усыпляет человека примерно на десять часов. Засёк время: девять сорок пять утра, вторник, десятое марта.

Комната для гостей была специально оборудована для подобных случаев, он ждал и надеялся... как оказалось, не напрасно. Задёрнув плотные занавески, он в который раз отметил, что окна комнаты выходят на пустырь, и удивляться занавешенным днём окнам, в общем-то, некому.

Сначала «пациент» должен быть раздет: он аккуратно снял пальто, ботинки, юбку, джемпер, футболку, носки, колготки, лифчик, и, наконец, трусики. Каждая деталь её одежды была аккуратно сложена и помещена в картонный ящик. Затем настал черёд украшений: несколько колец на пальцах, часы, «магический» браслет на правом запястье, четыре золотых серьги (по две в каждом ухе), христианский золотой крестик-ожерелье, заколка-«крокодил» для волос. Последней была удалена золотая серьга из пупка. Всё это он поместил в полиэтиленовый, герметично закрывающийся, мешок, и тоже положил в коробку.

Последовал ещё один тщательный осмотр тела. Её рост составлял 172 сантиметра, прекрасное телосложение, фитнесс и диета. Неброский макияж, немного смазанный после «инцидента», ногти ей, по-видимому, красить не нравилось. Загар, оставшийся с лета, был всё ещё заметен, но «линии купальника» были уже еле видны. Приятно поразило его то, что она оказалась девственницей. «Она ею и останется, - моей вечной девственницей!» - с удовлетворением подумал он.

Прежде, чем начинать, он сделал несколько снимков девушки своей новой цифровой камерой и переписал их на защищённый паролем жёсткий диск компьютера.

Сначала следовало удалить все волосы с её тела, включая голову. Чтобы упростить задачу, он срезал локоны, спускающиеся к плечам, обычными портновскими ножницами, собрал их, запечатал в полиэтиленовый пакет и поместил в коробку с одеждой. Баночка с экспериментальным кремом для депиляции, украденная когда-то на работе, оказалась весьма к месту. Во время лабораторных испытаний выяснилось, что крем блокирует рост волос минимум на шесть месяцев, но он не пошёл в производство из-за того, что после окончания действия крема волосы росли неравномерно, - то, что не имело значения сейчас.

Удалить волосы по всему телу было непростым делом. Он отнёс Анжелу в душ, приковал её запястья наручниками к водопроводной трубе под потолком так, чтобы девушка стояла «на цыпочках». Надев резиновые перчатки, он тщательно покрыл ее с головы до ног кремом, не обходя вниманием даже самую маленькую складочку кожи, с удовлетворением наблюдая, как крем принялся растворять волосы. Десять минут спустя он осторожно смыл едкую смесь водой. Волосы исчезли везде: брови, лобок, подмышечные впадины, даже ресницы были смыты потоком тёплой воды, оставив тело девушки настолько голым, насколько это вообще возможно.

Он тщательно высушил свою жертву, затем смазал её с ног до головы увлажняющим кремом. Новая серия фотоснимков, нашедших свой дом на жёстком запароленном диске. Следом за удалением волос в его планах стоял татуаж. Расстелив лист полиэтилена на полу в комнате, он перенёс Анжелу из душевой, уложил на лист, придав её телу Х-образную форму. Сантиметр за сантиметром причудливые узоры тёмно-красного цвета покрывали тело девушки. Время шло, и когда он закончил процесс татуажа, было уже четыре часа дня. За исключением небольшого синяка на затылке, никаких физических повреждений на её теле в процессе работы он не нашёл.

Удовлетворённо осмотрев итоговый результат, он отметил, что сейчас девушка выглядит гораздо лучше, чем тогда, когда он нашёл её на дороге. Фотокамера зафиксировала в электронном виде форму каждого узора, и была отложена до следующего этапа. Небольшой автоклав как раз закончил цикл стерилизации хирургических инструментов. Он тщательно вымыл руки, надел медицинский халат поверх домашней одежды и тонкие перчатки из латекса.

Благодаря уколу снотворного, Анжела продолжала спать, не препятствуя тому, что её тело переместилось с пола на гинекологическое кресло, установленное в комнате. Он на всякий случай закрепил колени в стременах, а запястья на подлокотниках кресла, удобно разложил инструменты подле себя и принялся за дело.

Сначала – соски. Разместив на них специальные зажимы, он проткнул их горизонтально полой иглой для пирсинга, один сосок за другим. Следом за иглой - конический расширитель, увеличивший диаметр отверстий до пяти миллиметров. Зажимы были удалены, а в только что появившихся проколах разместились специальные трубочки с развальцованными краями, - «туннели», - сделанные из титанового сплава. В процессе заживления они полностью скроются внутри тела девушки, но оставят отверстия открытыми. В завершение он тщательно смазал свежие раны кремом, обладающим антисептическим и заживляющим действием.

Затем он перенёс внимание на симпатичный носик Анжелы. В её рот была вставлена дыхательная трубка, поскольку нос в процессе операции будет закрыт. Зажим специальной формы разместился в ноздрях, а игла для пирсинга, более крупного диаметра, чем использованная для сосков, прошла через крылья носа, отверстия в зажиме и носовую перегородку. Удалив зажим, он взял титановый стержень с маленькими шариками, навинчивающимися на его концы, и вставил в отверстия, проделанные иглой. Шарики уютно разместились в складках обеих ноздрей.

Снова зажим и стерильная игла. В носовой перегородке ниже стержня появилось ещё одно отверстие, в котором он разместил такой же, как в сосках, «туннель», дополнительно расклепав его щипцами с фигурными губками так, чтобы его нельзя было удалить. Это отверстие диаметром пять миллиметров так же, как и проколы в сосках, пока оставалось пустым. Завершили процесс два прокола в крыльях носа, ниже шариков, в которых тут же появились маленькие «гантельки».

Сделав паузу для отдыха, он переместился от головы девушки к её промежности. Предстояло претворить в жизнь замысел, вызревавший в его голове уже давно. Приложив к «киске» фигурную пластину, сделанную из хирургической стали, он отметил маркером отверстия для пирсинга на внешних половых губах и капюшоне клитора. Перфоратор сделал по разметке тринадцать новых дырочек, одна – у клитора, и по шесть – вниз, по половым губам. Новая порция заживляющей мази, а затем сквозь каждое отверстие изнутри наружу высунулся тоненький стерженёк, имеющий в основании круглую «шляпку»-пластину, - «лабрета». Сквозь прокол в капюшоне клитора был продет последний, тринадцатый стерженёк.

Сфотографировав «операционное поле», он вставил катетер, трубка которого завершалась клапаном снаружи пластины, в мочеиспускательный канал, аккуратно закрыл «киску» девушки, следя, чтобы все стержни прошли сквозь предназначенные для них отверстия. Действуя очень осторожно, специально разработанным для этого инструментом, он обработал каждый стержень так, чтобы внешняя пластина плотно прилегала к коже, полностью перекрывая доступ к клитору и влагалищу. Выступающие части стержней были расклёпаны и смазаны гелем «холодная сварка». Применив катализатор, он установил таймер на десять минут и быстро перекусил бутербродами.

Звонок таймера возвестил об окончании процесса «запечатывания киски».

Как он и ожидал, девушка пробуждалась, поэтому он ввёл ей в вену ещё одну дозу снотворного. Это должно было погрузить Анжелу в сон ещё на десять часов.

Воспользовавшись шлифовочной машинкой, он срезал заусенцы в местах сварки, зашлифовал и отполировал их. Теперь пластина, казалось, была монолитной, места соединений почти не были видны.

Следующий этап был не менее сложен. Для каждого из ушей девушки он подготовил чечевицеобразные пластины с россыпью маленьких отверстий по центру, напоминающих дырочки на динамике телефонной трубки. После монтажа пластин девушка всё ещё будет способна слышать, но уши окажутся прижатыми к черепу. Чтобы закрепить пластины, он проделал в хрящах ушей по шесть отверстий, дополнительно к тем, которые имелись. Работа требовала аккуратности, наконец, пластины были закреплены так, что между их краями и кожей не осталось щелей. Обработав выступающие концы лабрет и залив их гелем «холодная сварка», он выдержал необходимую паузу и зашлифовал заусенцы до зеркального блеска.

Последний этап из задуманного с самого начала вызывал у него некоторые сомнения. Принятие решения было отложено, но теперь время настало. Всё пока шло, как по маслу, и он решился. Воспользовавшись зажимом, он вытянул язык изо рта Анжелы и проткнул его толстой иглой по центру снизу вверх. Ещё мгновение, и в прокол была вставлена серьга-«гантелька» приличного размера.

Девушка временно онемела. С множеством новых проколов, с телом, покрытым с ног до головы татуажем, с перманентно установленными металлическими «частями тела»... сегодня у неё был трудный день.

Перед тем, как начинать следующий этап, он сделал новую серию фотографий. Продезинфицировав пальцы на руках Анжелы, он склеил «биологическим» клеем средний, указательный и большой пальцы на каждой руке, оставив свободными только мизинцы и безымянные. Клей не вызывал аллергической реакции и через день-два должен был исчезнуть, впитавшись в кожу. Руки со склеенными пальцами резко ограничили возможность манипуляций с мелкими предметами, эту будет важно в дальнейшем. К ступням ног тем же самым составом были приклеены стальные пластины, выгнутые таким образом, словно ноги оказались обуты в туфли на пятнадцатисантиметровом каблуке, пальцы ног склеены вместе в положении, которое придали бы им «острые» носки несуществующих туфель.

И, наконец, его внимание было перенесено на анальное отверстие девушки. Здесь была применена анальная затычка особой конструкции. В отличие от обычной, она представляла собой трубку, которая распускалась стальными лепестками, залитыми латексом, внутри тела, при вращении кольцевой гайки в основании. Отверстие затычки было закрыто специальной пробкой, запирающейся на замок. Пробку и затычку соединяла короткая цепочка, нужная для того, чтобы пробка не потерялась, если её снять.

После того, как он разместил затычку в анусе Анжелы и расширил её до необходимого диаметра, он снял гайку. Теперь затычку из тела девушки удалить было невозможно. Анальное отверстие расширилось до пяти сантиметров, но оставалось запертым на ключ. Герметичная конструкция. Затычка имела ещё одну особенность, которая понадобится в дальнейшем: кроме «обычной» пробки он приготовил ещё несколько вставок различных размеров и форм, которые могли её заменить.

Он ещё раз проверил всё, что было закреплено на теле девушки, протёр выступившую кое-где кровь ваткой, пропитанной антисептиком. Перед началом завершающего этапа требовалась пауза в несколько часов. Установив нужное время на будильнике, он прилёг отдохнуть.



***



Проснувшись, он в который раз поразился тому, что уже сделано, несколько раз щёлкнул затвором фотоаппарата, прежде чем начинать. Было раннее утро, на работе его ждут к одиннадцати часам, пять часов в запасе. Сначала – ногти, придание каждому правильной формы, ярко-красный лак, аккуратная раскраска и полировка, сразу на руках и ногах.

Затем тело девушки от шеи и до ступней покрыл жидкий латекс чёрного цвета, сначала спереди, потом сзади. Давая каждому слою высохнуть, в конечном итоге он добился того, что тело оказалось покрыто неразрывно шестью слоями латекса. От шеи и ниже она теперь представляла собой антрацитово-чёрный манекен, лишённый каких-либо признаков пола, стальные пластины, приклеенные к подошвам, закрытая сталью «киска» оказались залиты слоями латекса, только пробка на цепочке виднелась между блестящих чёрных ягодиц.

Настал черёд головы. Смочив контактные линзы дымчато-чёрного цвета глазной жидкостью, он разместил их в глазах Анжелы. Несколько слоёв латекса, и вот уже и голова покрыта застывшим слоем такой же толщины, что и тело. Только внутренняя часть ноздрей и губ, глаза остались свободными от латекса. На чёрном фоне были отлично видны все украшения её носа, а сквозь полуоткрытые губы – серьга в языке.

Титановые кольца диаметром четыре сантиметра каждое заняли свои места в «тоннелях», предварительно вставленных в соски Анжелы и носовую перегородку. Это было необычайно красиво – серебристые островки среди отблёскивающей черноты. В запасе остался один час – более чем достаточно.

Распаковав новую «одежду», он тщательно пересыпал её тальком. Это должно было помочь при «одевании» Анжелы. Латексные трусики, чулки, корсет-грация с подвязками для чулок, «оперные» перчатки до плеч, короткое обтягивающее платье с подолом, едва прикрывающим верх чулок, всё белого цвета.

Ремни лодыжек белых туфель с шестнадцатисантиметровыми каблуками были заперты на замки. Голову покрыл белый латексный «шлем» со шнуровкой по затылку, поверх него на шее устроился высокий ошейник с тремя «D»-образными кольцами: спереди и по бокам. Время почти закончилось.

Осторожно подняв девушку на руки, он спустился по лестнице в подвал, где уже давно ожидала узника импровизированная темница. В неярком свете, исходившем из небольшого окна под потолком, забранного решёткой, «темница» выглядела аскетически пустой, только старый пружинный матрас, застеленный тонким одеялом, одинокое пластиковое ведро в углу, какой-то хлам под окном, и огромное зеркало на стене. В стену над матрасом был вмурован стальной болт, к которому крепился один из концов цепи, свёрнутой кольцами на полу.

Уложив спящую девушку на матрас, он соединил цепь и кольцо ошейника под подбородком девушки замком. Щелчок, и Анжела оказалась прикованной к стене. Длина цепи позволяла ей исследовать подвал, но не подняться по лестнице. Быстро обыскав подвал, он унёс наверх несколько забытых вещей, вернулся с подносом, на котором лежало несколько яблок, поставил поднос в центре «темницы». Подумав, принёс сверху пустой пластиковый стаканчик и литровую пачку апельсинового сока. Пустое пластиковое ведро в углу темницы должно было заменить «узнице» туалет.

Подвал был оборудован несколькими телекамерами, заметить которые было довольно сложно. Заперев дверь в подвал, он проверил работу телекамер, поставил компьютер на запись поступающих с них картинок и отправился на работу.



Операция 2



оже, как ей не нравилось каждое утро ходить пешком до города от деревни, где она снимала комнату! Автобусы в такую рань не ходят, а денег на такси, а тем более на собственный автомобиль у неё не было. Поэтому каждое утро её ждала пешая прогулка длиной в пару километров. Хорошо ещё, что с ней был её верный плейер: музыка в ушах не давала заснуть. Двигаясь «на автопилоте», она обогнула ограду и вышла на дорогу, ведущую к городу.

Это случилось так быстро, что она не успела ничего понять – внезапный шум сзади, удар, развернувший и отбросивший её с дороги.

Несколько раз она начинала приходить в себя, различала неясный шум вокруг, видела свет, но потом снова проваливалась в небытие. Наконец, её мозг пробудился настолько, что она осознала себя лежащей на чём-то мягком. Вокруг царил полумрак, очертания предметов никак не хотели обретать чёткость. Помогая себе руками, Анжела уселась на матрасе и обвела взглядом помещение, в котором находилась.

Стены, окрашенные выцветшей краской неопределённого цвета, бетонные балки потолка, яркий солнечный свет из маленького окна, забранного решёткой, пыльный бетонный пол. Взгляд девушки, обежав комнату, вернулся к матрасу. Два белых блестящих предмета... Шевельнувшись, Анжела с ужасом поняла, что это её ноги! На ней не было той одежды, в которой она утром вышла из дома, ноги покрывал материал, больше всего похожий на плотный слой резины. Каблуки белых туфель были ненормальной длины.

Что, черт возьми, здесь происходит?! Попытавшись встать, Анжела обнаружила, что её шею и стену соединяет длинная цепь. Приглушённо вскрикнув, девушка почувствовала, что язык распух и сквозь него что-то продето!

Придерживаясь за стену, Анжела поднялась на ноги. Пыльное зеркало от пола до потолка отразило чёрную фигуру в блестящем белом одеянии. Невероятно! Этого не может быть! Что с ней произошло?! Если это сон, то нужно просыпаться!

Облик женщины в зеркале был странным: все детали одежды, от «шлема», закрывающего голову, до чулок и туфель были сделаны из блестящего белого латекса. Анжела не видела своих глаз, - сквозь вырезы «шлема» выглядывали два чёрных овала и чёрные губы.

Она открыла рот и попробовала закричать снова, чтобы прогнать этот безумный сон, но поперхнулась, увидев в центре языка блестящий шарик. В панике она вцепилась в шлем, сдирая его с головы, и ей удалось снять его, но то, что скрывалось под ним, напугало её ещё больше. Чёрный блестящий шар головы, выступ-нос, украшенный серьгами, проткнувшими переносицу и ноздри. Глаза и уши отсутствовали.

Ошейник был заперт на замок, но остальные детали одежды можно было снять, несмотря на ограниченную (о, боже!) подвижность пальцев. Сняв платье, Анжела обнаружила, что её соски теперь украшены металлическими кольцами, а слой латекса, покрывший тело, не имеет видимых швов, словно кто-то огромный аккуратно опустил её в чан с чёрной жидкостью, достал оттуда и дал обсохнуть.

Чулки оказалось невозможно снять, так как их нижняя часть была заперта внутри туфель. Сняв трусики, Анжела к своему ужасу обнаружила гладкую, как у куклы, поверхность там, где была её «киска». Только нечто, напоминающее клапан, спереди, и круглая крышка, под которой чувствовалось что-то неудобное, сзади. Корсет снять не удалось, - его шнуровка отказалась подчиняться ограниченным в подвижности рукам.

Обессиленная, девушка уселась на матрас и расплакалась. «Что, черт возьми, происходит?! Где я?! Кто это со мной сделал?! Как мне снять с себя эту кошмарную резиновую «кожу»?! Для чего это всё?!» Прогнозы на будущее были пессимистичными, а положение - безысходным.

Когда она немного успокоилась, её взгляд упал на поднос с яблоками и соком. Девушка поняла, что голодна, и съела всё, что ей было оставлено. Выпив стакан сока, она снова подошла к зеркалу и стала исследовать своё «новое тело» более тщательно.

Почти сразу она обнаружила, что всё ещё имеет уши, но они под слоем латекса закрыты какими-то твёрдыми пластинами. Пальцы тоже вроде бы в порядке, но склеены вместе. При здравом размышлении, она пришла к выводу, что пирсинг носа и сосков – это не фатально, некоторые её знакомые делали себе то же самое по доброй воле. Хуже обстояло дело с промежностью. Ощупывая себя между ног, Анжела почувствовала, что «киска» надёжно закрыта, так же, как и уши. Неприятные ощущения сзади подсказали ей, что анус расширен чем-то, похожим на искусственный фаллос. И, конечно же, чёрный латекс, покрывший всё её тело, - швов не было!

Цепь, приковавшая девушку к стене «темницы», давала достаточно свободы, вот только подвал был почти пустым. Обойдя его по кругу, Анжела снова уселась на матрас и погрузилась в невесёлые размышления. Она не знала, как долго была без сознания, но отнюдь не была уверена, что её отсутствие кто-нибудь заметит. Кто мог обеспокоиться этим? Кто будет переживать, что она пропала? Она редко общалась с соседями, её семья была далеко отсюда, а доктор, встреча с которым была назначена на ближайшие дни, отнесётся к тому, что она не придёт, совершенно спокойно... Чёрт!

Потянуло в сон, свернувшись «калачиком», девушка натянула на себя одеяло и неожиданно быстро заснула.



***



По возвращении с работы, он прежде всего сел за компьютер и просмотрел изображения со всех телекамер, расположенных в подвале. Девушка спала, на ней всё ещё был корсет, ошейник, чулки и туфли, но остальную одежду ей удалось снять. Полюбовавшись на торс Анжелы, напоминающий песочные часы, он так же отметил, что оставленная еда съедена. Всё шло более чем хорошо.

Судьба сегодня преподнесла ему щедрый, но неожиданный подарок. Утром на побережье был обнаружен женский труп. Никаких документов, как сообщали власти, при женщине найдено не было, а обезображенное лицо на фотографии, распространённой властями, имело определённое сходство с лицом Анжелы.

Он довольно усмехнулся. Увидев фото в газете, он сразу же поехал на побережье, вымочил в морской воде сумочку и документы девушки, а затем отвёз их в ближайший полицейский участок. Усталый полицейский поблагодарил его за находку и рассказал одну из версий происшедшего. По его словам, девушка была незаконной иммигранткой из Латвии, которая пыталась попасть в Англию на борту одного из паромов, но в шторм её смыло за борт... Усмехнувшись про себя, он попрощался со словоохотливым полицейским и вернулся к работе.

Настало время встречи.

– А, рабыня, я вижу, что ты проснулась!

Заключённая в латекс девушка оставалась неподвижной, когда он спускался по лестнице. Она уже приняла решение. Наилучшим в сложившейся ситуации будет подчиниться обстоятельствам. Она спокойно ждала, когда он подойдёт.

– Будь послушной, и тебя никто не обидит. Добро пожаловать в твой новый дом, будь моей гостьей... некоторое время.

Она безмолвно наблюдала за ним.

– Ты ухитрилась проглотить язык? Так, о чём это я? Совсем забыл о некоторых... особенностях твоих новых приобретений!

Внутри у неё всё оборвалось – она в руках этого безумного человека, и вряд ли уйдёт отсюда живой. Тем не менее, внутри у неё всё ещё были какие-то силы, удержавшие девушку от того, чтобы забиться в истерике. Она продолжала сидеть и молча смотреть на него.

– Я полагаю, что ты хочешь знать, как попала сюда? Если в двух словах, то я нашёл тебя на обочине дороги, без сознания, тебя сбил автомобиль. Если думаешь, что тебя кто-нибудь спасёт, оставь надежду. Так получилось, что у полиции сейчас есть труп молодой дамы, внешностью и телосложением похожей на тебя. Так как её изрядно потрепало о камни и разъело морской водой, то тебя в ней опознает даже родная мать. Да и я помогу, я уже передал полиции твои документы. Таким образом, официально твоё тело было выброшено на берег сегодня утром недалеко от Уайтстэйбла, и твоя смерть официально зафиксирована.

Эта новость ошеломила её, призрачная надежда растаяла... Или нет?

– Почему я должна вам верить?

– Не веришь? Хорошо! Я покажу тебе.

Поднявшись наверх, он вернулся через несколько минут, держа в руках короткий поводок и стальные наручники. Анжела безвольно свела руки за спиной, позволяя ему защёлкнуть браслеты на запястьях. Сняв замок, он отсоединил цепь от её ошейника, заменив её поводком.

– Вставай, пошли, - скомандовал он, и девушка покорно пошла за ним к лестнице, направляемая поводком.

Туфли с ненормально длинными каблуками были на редкость неудобны, несколько раз она теряла равновесие, но он поддерживал её, не давая упасть. Поднявшись по лестнице и пройдя коридором, они вышли в холл. Все окна были занавешены, люстра под потолком горела вполнакала, но давала достаточно света.

– Встань на колени, – приказал он, подводя её к креслу. У камина, вделанного в стену неподалёку, на стене висело такое же кольцо, как и в подвале. Пристегнув цепь, валявшуюся у камина, к ошейнику Анжелы, он закрепил другой её конец на кольце и уселся в кресло.

Пока он искал нужный сюжет, переключая телевизор с канала на канал, она осмотрелась вокруг. Холл производил впечатление недавно отремонтированного, а мебель – только что купленной. Всё чисто, аккуратно и удобно. Одну из стен полностью занимали книжные полки. Под окном – удобный письменный стол с включённым компьютером, В углу – стереокомбайн, между ним и телевизором – журнальный столик. Везде – стопки журналов, газет, компакт-дисков, но ни одной тарелки с остатками пищи, смятого полотенца или рубашки.

– Глянь-ка сюда.

Она перевела взгляд на экран телевизора. Программа местных новостей. «...как объявила только что полиция, тело женщины, найденное на побережье Уайтстэйбла во вторник, было сегодня идентифицировано как тело Анжелы Коул, возраст двадцать лет, которая проживала на окраине Эллингама» Голова диктора сменилась на увеличенную фотографию, которая была сделана на последнее рождество с родителями. Голос за кадром завершил фразу: «...предполагается, что из-за депрессии, вызванной потерей работы в начале месяца, девушка покончила с собой...» Диктор перешёл к следующей новости. Выключив телевизор, её похититель торжествующе повернулся к Анжеле.

– Это были вечерние новости, – с выражением проговорил он, – убедилась? Ты официально мертва.

Его слова стали той соломинкой, которая сломала хребет верблюду из притчи. Анжела скорчилась, рыдая, на полу у ног своего нового Хозяина. Он, подождав несколько минут, встал с кресла и вышел из комнаты. Вернувшись, он поставил перед рыдающей девушкой поднос с едой, второй поднос с тем же самым набором блюд он поставил перед собой. Чипсы, сосиски, соус. Анжела немного успокоилась, но продолжала всхлипывать. Он принялся за еду.

– Ешь, пока не остыло. Если ты – вегетарианка, то придётся отвыкать от этой вредной привычки.

Она удручённо покачала головой.

– Ещё раз. Я теперь – твой Хозяин, ты – моя рабыня. Я кормлю и одеваю тебя, и даже не горю желанием изнасиловать... как ты могла убедиться. Всё, что от тебя требуется, - слушаться меня. Кое-какая работа по дому, поручения, то, сё. А я позабочусь о тебе. Честно скажу, я мечтал об этом, и вот подвернулся случай. Что сделано – то сделано.

Она начала есть, в конце концов, он был прав, он не хотел её смерти, а если она будет во всём ему подчиняться, то рано или поздно ей выпадет шанс сбежать.

– Итак, ты подчиняешься мне? Иначе я... могу перепродать тебя. Например, мексиканцам! Им нравятся белые женщины...

Это прозвучало, как угроза, но, возможно, он так шутил. Анжела склонила голову в знак согласия.

– Хорошо. Теперь правила. С этого момента ты отзываешься на имя «рабыня», Анжела мертва, причём официально. Второе – ты беспрекословно подчиняешься мне и выполняешь мои приказы, не раздумывая. Я буду управлять всеми аспектами твоей жизни. Если я скажу: «подпрыгни», - ты должна подпрыгнуть. Понятно?

Она снова кивнула.

– Замечательно. Теперь я хочу освободить тебя от латекса, чтобы ты смогла в полной мере насладиться своим теперешним состоянием.

Отстегнув цепь от ошейника рабыни, он повёл её наверх, в ванную. Корсет, туфли и чулки были удалены, а вслед за ними он принялся резать чёрный латекс. Она почувствовала, как прохладный воздух коснулся ее кожи. Сделав вертикальный разрез от ягодиц до затылка, он остановился.

– Вот так. Ванная в твоём распоряжении в течение получаса.

Он вышел, закрыв за собой дверь и заперев её снаружи.

Она продолжила начатое им «разрушение» костюма, постепенно освобождая своё тело от лоскутов латекса. Очень скоро она заметила узоры татуажа, покрывающие её с ног до головы: «Боже мой, он сделал ещё и татуировки!». Полностью очистив тело, она встала под душ и тщательно вымылась, не обращая внимания на боль в местах проколов.

Выйдя из душа, она вытерлась полотенцем и снова принялась осматривать своё тело в зеркале. Волос не было нигде, не было даже щетины! Её тело покрывали узоры, причудливый орнамент красного цвета был везде, включая лицо. Металлические пластины плотно прилегали к ушам, закрыли «киску», а сзади, как она чувствовала, в ней разместилась анальная затычка довольно приличных размеров. Между ягодиц виднелась цепочка не совсем понятного назначения.

Горячая вода и мыло ускорили процесс «всасывания» биоклея, и девушке с трудом, но удалось освободить пальцы, однако пластины, приклеенные к подошвам, остались на месте, - клеевой слой тут был ттолще Пластины по-прежнему не позволяли ей наступать на всю ступню, как будто туфли всё ещё оставались на её ногах.

Дверь внезапно открылась, от неожиданности рабыня чуть не упала, стыдливо прикрывшись полотенцем.

– Прелестно! Ты рассмотрела новые «дополнения» своего тела. Не надо стесняться, всё это я уже видел, - сказал он, снова пристёгивая к ошейнику поводок.

Это сообщение отредактировал *Лёлька* - 26-09-2014 - 15:47
Мужчина Pokornij
Свободен
14-04-2013 - 23:16
Ждём продолжения!!!

Анжелла-рабыня
0 Пользователей читают эту тему

Страницы: (1) 1 ...
  Наверх