Взрослая социальная сеть
Поиск секса поблизости, а также
тематические знакомства и виртуальное общение

ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ
Знакомства для секса Живая лента Все о сексе Секс чат Блоги Группы Рассказы Лучшиe пoрнo сайтыЛучшие порно сайты
ПОИСК СЕКСА
поблизости

Страницы: (1) 1
Женщина Лариса224488
Свободна
25-02-2020 - 16:51
Так получилось, что полковник американской разведки, Джон Боттом, оказался одним из центральных действующих лиц, во время недавних переговоров между США и Саудовской Аравией. Переговоры шли нормально и позитивно, не считая того неприятного для Джона факта, что арабы вообще любят всё затягивать и откладывать в долгий ящик. Однако, к концу заседания в пятницу вечером, на столе переговоров лежал компактно составленный план сотрудничества и взаимовыгодных отношений между двумя странами, на ближайшие 4 года. Джон неплохо отразил в своём докладе позицию американского правительства относительно последних событий в регионе.

Представители арабской делегации тепло отреагировали на доклад Джона, после чего зачитали вслух свои соображения по поводу сложившейся ситуации. Джон тоже дружелюбно воспринял комментарии и предложения арабской стороны. Договорившись о «промежуточном варианте», приемлемом для обеих сторон, переговорщики тут же оформили свои новейшие дипломатические достижения на бумаге. Копии соглашения на английском и арабском языках лежали теперь на столе и ожидали соответствующих подписей. Арабы бегло прочли свою копию и подписали её. Джон также быстро прочёл английскую версию договора, и расписался в самом низу последней страницы, в типично американском стиле. Секретарши – переводчицы тут же облекли обе копии в надлежащие конверты и упаковки, и вынесли их за пределы зала.

После обмена формальностями обе стороны перешли к так называемому пост-рабочему общению, во время которого все присутствующие выглядели уже не так строго и официально. Пост-рабочее общение в неофициальном режиме привело к тому, что вскоре в соседнем зале началась вечеринка, на которой присутствовали обе стороны переговоров, но теперь уже совсем в ином качестве. Вместо натянутых улыбок и церемониальных обменов заученными манеризмами, участники переговоров расплывались в алкогольных улыбках, и были образцами доброжелательности и восхищения друг другом.

- Как это мило с вашей стороны, мистер Боттом, что вы остаётесь у нас ещё на три месяца! – немного лукавя обратился к Джону Мулла Саиб.

- Спасибо, Мулла! – парировал Джон. – Для меня самого это очень большой, но приятный сюрприз. Теперь-то я уж точно смогу как следует рассмотреть и узнать поближе ваши местные порядки и обычаи. А мне арабские порядки и законы кажутся очень даже экзотичными и интересными!

- Да, мы вас хорошо понимаем, Джон! Позвольте нам от всей души пожелать вам как можно более приятного времени тут у нас в стране! И кроме того, не забывайте о нас, если вдруг у вас тут возникнут вопросы, неясности или неприятности. Будем всегда рады вам помочь тем, что в наших силах. Вы же знаете, что тут многие вещи отличаются от ваших американских правил и порядков. Поэтому, нужно быть всегда начеку, особенно иностранцам.

Мулла двинулся куда-то дальше, а вечеринка набирала обороты, и гости становились всё более раскованными и свободными от напряжения, тревог и забот. Через некоторое время Джон вдруг почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Обернувшись, он увидел, как на него смотрит Зульфия, секретарша и переводчица от арабской стороны переговоров. Зульфия смотрела на Джона как-то странно, долго и вызывающе. Джон к тому моменту был уже изрядно подвыпившим, и поэтому не придал особого значения подозрительной загадочности этого взгляда арабской женщины.

Ответив Зульфие взаимностью, Джон подкрепил свой пристальный взор улыбкой и поначалу подумал, что сейчас девушка скажет ему нечто неприятное. Ведь так уже было много раз, когда арабские женщины отвечали ему непристойными словами на хорошем английском, после того как Джон засматривался на них дольше, чем на несколько секунд. Он хорошо знал, что не в местных обычаях подолгу засматриваться на женщину, даже когда она в парандже и вся покрыта одеяниями, и даже когда сама женщина почему-то засматривается на мужчину.

Будучи уже давно совсем один, Джон периодически прибегал к услугам проституток, когда был у себя в Америке или в некоторых других цивилизованных странах. А вот в Арабском регионе Джон решительно избегал контактов с представительницами лёгкого поведения. От знакомых он часто слышал о том, что местные проститутки не отличаются ни гигиеничностью, ни какими-либо эротическими талантами, ни положительным отношением к американцам. А однажды до Джона дошёл слух о том, что одного американского туриста арабская проститутка кастрировала.

Этот тревоживший Джона слух говорил, что неудачливый американский турист не только не рассчитал свои силы, но к тому же довольно мерзко обошёлся с двумя местными путанами, с которыми он хотел слишком извращённо получить своё удовольствие. Когда две женщины сообразили, в чём дело, они решили пойти на хитрость и усыпили американца опьяняющим зельем. Пока он был в отключке, одна из путан удалила ему половые железы. Джона каждый раз бросало в дрожь, когда он вспоминал об этой истории. И как раз этот слух способствовал тому, что Джон избегал арабских женщин.

Тем не менее, организм всегда требует своё. Джону решительно не оставалось ничего иного, кроме как прибегать к помощи своей правой руки. И хотя Джон был воспитан в религиозной семье и большую часть своей жизни обходился без мастурбации, всё же, теперь ему волей-неволей приходилось само удовлетворяться, потому что слишком уж тяжелое и неприятное ощущение тревожило его яички. Неудовлетворение Джона было в своём зените. Ему чрезвычайно остро не хватало женщины, ласки, тепла, нежности, любви, заботы.

В таком состоянии Джон находился во время вечеринки. И можно себе представить его переживания и надежды, когда он вдруг словил на себе этот долгий, томный, и чуть надменный взгляд Зульфии. Она была очень стильно одета. На арабских неформальных вечеринках женщинам разрешалось быть одетыми в современные молодёжные наряды, и Зульфия была одета по последнему писку моды. Что особенно глубоко поразило Джона, - если не упоминать слишком открытое и свободное коротенькое платье, - так это была её обувь.

Таких открытых женских туфелек он не видел никогда. Джон всегда засматривался на женские ножки всякий раз, когда ему представлялась такая возможность. Глубоко на подсознательном уровне Джон нуждался в близости к женским ногам. Но на уровне холодного рассудочного ума, Джон отрицал в себе эту слабость. И он сам себя оправдывал тем, что якобы это обувь ему нравится, а не ноги. Кроме всего прочего, Джона раздражало то неприятное ноющее ощущение в яичках, которое появлялось у него каждый раз, когда он лицезрел женские ноги. Причём Джон заметил неприятную закономерность: чем дольше он смотрел женщине на ножки, тем сильнее он ощущал дискомфорт в области паха.

Увидев Зульфию в чрезвычайно открытых туфельках, и на таком близком от себя расстоянии, у Джона тут же перехватило дыхание. Ему даже показалось, что Зульфия заметила его замешательство и дискомфорт, и что она насмехается над его состоянием. Показалось ли это ему, или так оно и было в самом деле? В любом случае, Джону пришлось присесть в свободное кресло, и попросить официанта принести воды. Какое-то неприятное, горячее ощущение, напоминающее пребывание в сауне, внезапно охватило весь организм Джона. Сильнее всего горели его яички.

Внезапно, Зульфия подошла прямо к Джону и наклонилась к его уху, чтобы прошептать: «Мистер Боттом, скажите, это правда, что среди американцев есть очень много фут-фетишистов?» Она смотрела ему прямо в глаза, медленно и спокойно произнеся этот вопрос на чистом английском. Джон слегка очумел и даже не нашёлся, что ей ответить. В его уме воцарило бездумное пространство, а вместо мыслей посреди мозга воцарился один-единственный образ, - образ женской ножки. В воздухе повисла неловкая пауза, от которой Джону становилось всё больше не по себе. Зульфия молча ожидала от него ответ. Наконец, Джон нашёлся, что ей сказать.

- Да, Зульфия. Это правда. Но должен добавить, что это сильное преувеличение. Многие мужчины скрывают свой фут-фетиш. А те, которые выставляют его на показ, те часто фальшивят. Вы понимаете меня, Зульфия? Сложно ответить вам точно и однозначно. У меня нет такой статистики. Но в любом случае, это меня не касается, как вы наверное догадываетесь. Я не имею ничего общего с фут-фетишистами.

- Правда? А вот мне как раз недавно попалась именно такая статистика, Джон! Из неё я узнала, что больше половины американских мужчин являются фут-фетишистами. Причём из них, половина пытается скрыть свою страсть и любовь к объекту обожания. И вот, мне стало интересно, Джон, к какой части вы относитесь. К тем, которые это скрывают, или к тем, которые это не скрывают?

Джон густо покраснел. По правде говоря, ни одна женщина, ни разу в жизни его не спрашивала о фут-фетише. А правда заключалась в том, что Джон был фут-фетишистом на все 100%, хоть он и всячески пытался это скрыть от посторонних. Обманывая самого себя, Джон отрицал свою любовь к женским ступням. Но он засомневался в том, сможет ли он обмануть Зульфию.

- Зульфия, скажите-ка, а зачем вы интересуетесь такими подробностями обо мне? Уж не шпионите ли вы за мной?

Джон попытался перевести этот разговор в шуточное русло. Но не тут-то было.

- Джон, не переживайте, я не шпионю за вами. Но что-то мне подсказывает, что вы бы не отказались сделать мне сейчас хороший, приятный, продолжительный массаж ног. Или я ошибаюсь?

Джон снова густо покраснел. Его смущала эта вечеринка, его смущало множество людей, снующих туда-сюда. Его смущала Зульфия, его смущал ход их разговора. Его смущала эрекция, которая предательски торчала строго вверх и оттопыривала брюки в районе молнии. Хуже всего было то, что Зульфия заметила его эрекцию и подло улыбалась, продолжая удерживать взгляд прямо на выпуклости на его штанах.

- Джон, как говорится, ваше тело само за себя ответило. Мне теперь даже не нужно ваше устное согласие. Идёмте со мной, прошу вас! У меня большой дом, я там живу одна, со слугами, и там нам будет спокойно и уютно. Идёмте!

Как в тумане, Джон поднялся с кресла и как-то неуклюже попытался скрыть свою эрекцию, рукой двигая выпуклость то в одну сторону штанины, то в другую. По дороге ему показалось, что все женщины пристально рассматривают его штаны, и что все они заметили у него там эрекцию. А тот факт, что Джон шёл следом за Зульфиёй, должен был подтверждать всем присутствующим тот факт, что эрекция была вызвана именно ею, Зульфиёй. Красный как рак, Джон тщетно пытался освободиться от посторонних взглядов и от своих собственных страхов, комплексов, мысле-образов и фантазий. Ему уже чудилось, что он нежно и ласково целует Зульфие пятки, и что она говорит ему, как именно он их должен ей целовать.

Выйдя на свежий воздух, Зульфия сделала знак рукой и к ним тут же подъехал затемнённый внедорожник.

- Джон, садитесь, не бойтесь. Это Мустафа, мой личный шофёр. Он довезёт нас до дома. Вам не холодно, Джон? Вы дрожите весь.

- Нет, Зульфия, мне не холодно. Но, по правде говоря, мне неловко оттого, что я еду к вам домой. Тут ведь так не принято делать. А что люди скажут? Будут на нас обоих пальцами показывать.

Шофёр находился за звуконепроницаемым стеклом, и не мог слышать, что ответила Джону Зульфия.

- Джон, не вы первый, не вы последний, на кого люди пальцами показывают. А я вообще не обращаю внимание на такие пустяки. Вы что, для кого-то другого живёте, или для себя? Какая разница?! Пусть показывают хоть пальцами, хоть чем угодно!

Зульфия произнесла последние слова с ноткой юмора, и снова уставилась Джону в пах. Джон вдруг почувствовал, как его яички оказались в руках Зульфии, которая охватила их прямо через брюки. Не говоря ни слова, и уже смотря Джону в глаза, Зульфия осторожно, но сильно сдавливала его яички. У Джона перехватило дыхание. Ему так ещё никогда никто не делал. Интересное ощущение охватило его. Это была смесь удовольствия, боли, возбуждения, и какого-то унижения оттого, что эта женщина давит ему яйца. Из-за неожиданности Джон совсем растерялся и не знал, что делать и как быть. С одной стороны, ему это было приятно и он хотел, чтобы Зульфия не отпускала его яички. Но с другой стороны, ему казалось, что она давит слишком сильно, и что он вот-вот не выдержит.

Зульфия, как ни в чём не бывало, продолжала давить Джону яйца. Интересно, что Джон теперь уже мог ясно различать ощущения в обоих яичках. Если левое яичко ощущалось просто как сильно сжатое, то правое яичко ощущалось каким-то онемевшим от боли. Имел место какой-то подозрительный зуд, чесотка, жжение, - которые для Джона были совсем незнакомыми ощущениями, в том, что касалось яиц. Джон вдруг сильно испугался.

- Хм, Зульфия, может вы отпустите руку, а? Мне немного больно, честно говоря.

Зульфия даже не думала отпускать свой хват. Вместо этого она смотрела Джону прямо в лицо и как-то ехидно улыбалась ему.

- Джон, расслабьтесь! Вы же не маленький мальчик! Разве это боль? У взрослого мужчины должны быть крепкие яйца!

К ужасу Джона, его член снова восстал, несмотря на боль, причиняемую Зульфиёй. Хуже всего было то, что Зульфия теперь смотрела на его эрекцию! Она прикоснулась к его напряжённому пенису своей второй рукой. Её пальцы ласково играли по тому месту, где находилась головка. И Джон ясно чувствовал, как Зульфия раздражает самое чувствительное место. Смешанные ощущения накатились на Джона. Боль в яичках всё усиливалась. И одновременно с болью, его эрекция тоже становилась всё более упругой и жёсткой. Зульфия как-то странно раздражала его пенис. Ему это было очень приятно, но он ощущал, что таким образом он не сможет кончить. И это понимание мучило его. С другой стороны, он знал, что тут в машине не место для оргазма, и может быть, уже у неё дома она сделает своё дело до конца. Уж очень это было бы заманчиво и томительно, - получить оргазм от рук этой красавицы!

Зульфия расслабила хват на яичках Джона и нежно улыбнулась ему.

- Ну вот мы и приехали, Джон! Будьте моим гостем. Добро пожаловать!

Их встретили слуги, которые тут же провели их в дом. Дома у Зульфии было приятно, убрано, чисто и элегантно. Смесь европейского, американского и арабского стилей оказалась очень интересной находкой. Налив себе и Джону вина, Зульфия сделала знак слугам о том, что они могут быть свободными. Слуги покорно удалились.

Оставшись наедине с Джоном в просторной гостиной, Зульфия включила слабый по мощности свет, который почему-то отдавал розовым оттенком. Потом она нажала на кнопку огромного пульта управления. Внезапно в зале заиграла медленная музыка. Джон заметил, что в помещении сильно пахло жасмином. Обернувшись, он увидел, что в зале тлеет фимиам. К этому времени, Зульфия уже скинула прочь свои туфли и удобно устроилась на широкой кровати. Её босые ступни приветливо манили Джона.

- Джон, можете приступать. Прошу вас!

Вообще-то, Джон не привык к тому, чтобы женщина ему вот таким образом указывала и командовала. Но он никак не мог противостоять своему сильнейшему побуждению прикоснуться к ногам Зульфии.

Джон осторожно взял в руки правую ступню женщины. Мгновенно всё его пронзила волна эйфории. Это был тот экстаз от близости к женским ногам, которого Джону так остро не хватало в жизни. Это было так приятно и волнительно, так радостно и томительно, что Джон совсем потерял себя. Уже через несколько секунд после первого касания к ноге Зульфии, Джон начал её нежно и ласково целовать.

Он полностью обцеловал подошву правой ступни. Он надолго остановился на области пятки Зульфии, - видимо Джону очень нравились женские пятки. Он тщательно вылизал промежутки между пальчиками. Он обсосал ей каждый пальчик. Он обцеловал верхнюю часть ступни. Потом он сделал всё то же самое снова и снова, несколько раз подряд, по кругу. Потом он перешёл к левой ножке Зульфии.

Жасминовый запах, нежно-розовый свет в комнате, недавно принятый алкоголь, и главное, это холодновато – высокомерное выражение лица Зульфии, - всё это привело к тому, что у Джона помутнело в мозге, и он полностью забылся. Он продолжал облизывать и сосать Зульфие ножки, а она томно, спокойно, доброжелательно и чуть надменно наблюдала за его действиями. По-видимому, это был не первый раз для Зульфии, когда мужчина теряет себя у неё в ногах.

Вскоре Зульфия уже мастурбировала Джона своими ступнями. Джон понял, что на этот раз оргазм ему обеспечен. А то, что этот оргазм будет от ног такой красивой арабской шалуньи, - от этого понимания у Джона разрывались яички. Настолько радостно и восторженно он себя ощущал рядом с этой необычной женщиной. Пока Зульфия раздражала ему пенис и яички ногами, перед мысленным взором Джона проносились экзотичные сценки разврата, пошлости, баловства, в которых принимали участие сам Джон, Зульфия, и ещё несколько других, красивых, арабских девушек. Джон представлял себе, как девушки сложили ноги ему на лицо и он буквально задыхался от этого нежного, томительного, небесного чувства чистого удовольствия.

Через некоторое время Джон понял, что ему сильно хочется получить оргазм. Он не знал, как об этом сказать Зульфие, потому что к настоящему моменту он находился у неё во власти, в подчинении, в услужении. Зульфия как бы поработила и парализовала его волю. Джон боялся сделать лишний вздох, чтобы не причинить Зульфие неудобство. Только бы она продолжала мастурбировать его до оргазма! Сказать ей, предупредить её? А вдруг она не позволит ему кончить? Будучи разведчиком, Джон решил ничего не говорить Зульфии, а просто кончить в наглую, без предупреждения.

Но Зульфия как будто прочла мысли и сомнения Джона, и внезапно прекратила мастурбировать ему член своими ногами. Вместо этого, она сложила ножки Джону на яички, и принялась их осторожно мять и давить. Джон ощутил, как пятки Зульфии сильно сжимали его тестикулы. Желание оргазмировать покинуло Джона, и его место заняло желание освободиться от такого агрессивного воздействия Зульфии на его яички. При этом, Зульфия показывала пальчиком правой руки куда-то назад, в сторону окна. Джон проследил, куда указывает палец женщины, и ахнул в изумлении.

Джон тут же заметил, что на подоконнике, за занавеской, стоит припрятанная видео-камера, которая снимает всё, что происходит в помещении. Джон понял это по маленькому красному индикатору, указывающему на то, что камера находится в режиме записи. Подлая арабская женщина записала всю сессию фут-фетиша с Джоном на видео-камеру!

Джон вскочил и попытался было ухватить шпионское устройство, но в тот же миг в комнате появились рослые арабы, по-видимому, из охраны Зульфии, - и Джону пришлось снова сесть на кровать. Весь в стыде, голый, с до сих пор не прекратившейся эрекцией, с болью в яичках, неудовлетворённый из-за отсутствия оргазма, - Джон чувствовал себя как последний осёл. Как так?! Он, один из лучших американских разведчиков, и попался на такой дешёвый трюк!

Когда Джон чуть пришёл в себя и успокоился, Зульфия рассказала ему, что она тоже работает в разведке, только в арабской. За последние пару лет Зульфия совратила подобным образом несколько американских дипломатов. И после этого, арабская сторона шантажировала американцев тем, что если не будут приняты определённые условия арабов, то тогда арабы дадут ход огласке отснятому видео-материалу, и это просочится в международные СМИ. А это, в свою очередь, будет чревато большим международным скандалом.

Джон понял, что он попался.

- Чего же вы от меня хотите, Зульфия?

- Джон, вы должны будете теперь выполнять все наши условия. Вчерашний договор нужно будет переписать в нашу пользу. Вы должны будете информировать свои власти так, как мы вам скажем. По сути дела, теперь вы на нас работаете, Джон. Мы вас завербовали. Об этом никто не должен знать, разумеется. Периодически, в знак благодарности за хорошее сотрудничество с нами, я буду разрешать вам лизать мне пятки, Джон. Но об оргазме вы можете забыть. Этого я вам не дам. У вас слишком маленькие яички, чтобы я позволила вам кончить, Джон. Нужно называть вещи своими именами и смотреть правде в глаза. Ах, да, чуть не забыла… Если вдруг вы попытаетесь удрать или если вы сообщите вашим людям о случившемся, - то можете быть уверены в том, что я лично удалю вам яички. И не вздумайте заниматься онанизмом! Поверьте мне: вы на нас будете гораздо качественнее работать, если будете воздерживаться от мастурбации. Разведчики лучше работают с переполненными яйцами, Джон. И вы об этом прекрасно знаете сами! Ежедневно вы будете передо мной отчитываться о том, занимались ли вы за последние сутки онанизмом или нет. Сегодня же днём с вами свяжутся наши люди, от которых вы получите свои инструкции. Прощайте, Джон! Приятно было с вами поближе познакомиться!

Зульфия подозвала своего шофёра и приказала отвезти Джона в его отель.

Это сообщение отредактировал Monte Crista - 06-05-2020 - 17:50
Женщина Лариса224488
Свободна
23-04-2020 - 16:22
Рассказ придуман мною: Лариса224488.
0 Пользователей читают эту тему

Страницы: (1) 1 ...
  Наверх