Взрослая социальная сеть
Поиск секса поблизости, а также
тематические знакомства и виртуальное общение

ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ
Знакомства для секса Живая лента Все о сексе Форум Блоги Группы Рассказы Лучшие порно сайтыЛучшие порно сайты
ПОИСК СЕКСА
поблизости

 

 Пункты опроса Голосов Проценты
Да, получил удовольствие от прочитанного. 1   25.00%
Не зацепило, но подожду следующих глав. 3   75.00%
Мне все-равно. 0   0.00%
Всего голосов: 4

Гости не могут голосовать 




Страницы: (1) 1
Мужчина Domidiplis
Свободен
15-06-2015 - 05:28
Здравствуйте, данная повесть представляет собой пробу пера, буду рад отзывам и критике, благодарю, что уделили внимание.

Час второй
Кое-что продолжало изливаться из киски. Но прервать сей чудный процесс – было бы не комильфо. Милочка сама не понимала, чего еще хочет или не хочет. Потому, не заостряя внимания на закатывающиеся кверху серые глаза, принялся смазывать член лубрикантом с фруктовым вкусом. Да и она навряд ли б смогла ответить «нет», поскольку ее помыслы освободили место томлению перед очередной серией ласк. Вот и не стоит отказывать ей, – согласился я с сподвижником, – спокойно запрокидывая ножки кручинницы ближе к плечам, чтобы привязать щиколотки. Пятки к локтям, лед на живот, подушку под голову, а содержимое истеканий – обратно в копилку оргазмов. «Я не успела поса… Дить крокусы… Какую погоду… Сколько… Принесли… Для юбилея… А где… Ммм…» – ротик возлюбленной перестал ее мучать сразу после того, как учтиво принял головку члена, подрагивая губками. А дабы впредь ничто не отвлекало от наслаждения истомой, довелось прибегнуть к помощи наушников. Протяжно-утихающий стон «уммх… мммнн», и под ритм доносившийся музыки, пенис продолжал скользить, покуда не вошел целиком. Дрожь в ляжках свидетельствовала о безразличии барыни к количеству фрикций, следовательно, горло с язычком не сумели бы нежадно впитывать вкус елозящего члена. Ведь взаправду, в блаженстве этом можно вечность провести, с оговоркой про житейские дела. Время поджимало, вот я и кончил не томясь, слегка прижав за затылок любезную. Но и она не промах, стоило едва высунуть труженика, как, вместо того, чтоб опосля семяизвержения открыть рот и начать поглощать воздух, ей понадобилось перебирать член зубами. Ущипнув алчную баловницу за клитор, удалось выручить утопающего и быстренько застегнуть ширинку. Вслед за этим, я отправился обуваться. Причесавшись и не обнаружив признаков улыбки в зеркале в коридоре, постучал в дверь, выходя из квартиры. Однако, пока закрывал за собой, поймал себя на рассуждениях, что вернуться пораньше не удастся: вспомнились некоторые обстоятельства. «Ну что ж, – промелькнуло в голове, – хоть подождать симпатяжке придется дольше запланированного, зато не заскучает… В такой-то компании с Моцартом и двумя спортивными хлопцами мгновение страсти должно остановиться, а время пройти незаметно. Ну, во всяком случае, главное – чтоб не наоборот».
Замирающее эхом «Оййй…» – это последнее, что донеслось из комнаты при закрытии входной двери. А мне оставалось разве что переквалифицироваться в прилежного гражданина и заклеить непрозрачным скотчем глазок, чтобы педантично приноровиться в сторону набережной, куда должен подоспеть товарищ.

Час третий
Все-таки, вынужден заметить, здешний народ нисколько не изменился. Такое же стремление одеваться в диковинку, такая же мотивация – бежать впереди планеты всей, такие же пустые взгляды… Даже не смотря на то, что не впервой нам коротать времечко в ресторанчике, глядя на других посетителей, не меньшая часть из которых по-любому сюда забрела в первый раз, создается впечатление, словно им уже успел приесться этот дворик. Где их воля? Куда задевалась жизнь в глазах? Возможно их хоть чем-либо приятно удивить? А ведь сколько времени прошло… Интересно, это сейчас я вслух произнес или утаил на пищу для размышлений?
– Аж целых сорок минут!
– Друг мой, – опомнился я в смятении, – по что вы меня будоражите сим откровением?
– А что это на вас нахлынуло, экзистенциализм в массы?
– Каждый сходит сума и волен радоваться по-своему, видите ли, сударь. Просто это непросто принять.
– Путь до Нирваны не близкий нам предстоит, но и отчаиваться рановременно. А что подогревает твои желания и стремления?
– Не в дверь, так в окно, ловко.
– Ежели интересующая дверь закрыта, надобно стучаться, авось сами откроют, так как дожидались нас, закрываясь от других!
– Вадим, обезоружил, так обезоружил… Пока я пехал на встречу с тобой, успел призадуматься о нашем проекте по распродаже добра населению. Что бы могло их порадовать, сделать счастливыми? Воспоминания? Впечатления? Признание? Все-равно необходимость в ком-то важнее, как ни крути, так что остальные факторы – лишь неотъемлемая часть сменяемых переживаний, кои ты волен выбирать иногда.
– Это, конечно, прекрасно, раз ваше сиятельство обращает внимание даже на столь посредственные вещи, как второй совместный проект. Однако ж, позвольте уточнить, месье, вы можете вспомнить: на мероприятии, посвященному годовщине какого события мы имели счастье познакомиться?
– Само собой, не настолько же я одряхлел, хоть и дожил до седин. Но они не от возраста, попрошу учесть…
– Первая сходка по случаю дня рождения трекера, которую впоследствии народ прозвал «один два три ноль».
– Ах ты проныра! Почему промолчал об этом?
– Не хотел портить атмосферу пессимизма, но раз уж теперь ты пришел в норму, держи телефон, того гляди полегчает от вечных дум.
Вадим протянул мобильник, экран которого приковывал двумя элементами: циферблатом, застывшим на фоне на полвторого, и фотографией возлюбленной. Мелодию звонка не было слышно, что немного настораживало, правда, ненадолго, поскольку подобное случалось.
– Алло.
– Ничего страшного, – отстраненно послышался ответ кому-то впопыхах, – Алло.
– Извини, не расслышала, связь…
– Алло, со связью неполадки?
– …
– Сигнал не ловится?
– Угххууум… Сейчас вроде получше…
– Ты звонила, наверное, а я не услышал, заболтаться совсем успел…
– Да не беспокойся, я же не торо-А! Плююююсь…
– Ну коли так, как самочувствие, а то утром мне показалось…
– Нет сил, – перебивая, хрипло заявила мученица, – ты был прав, нееее… Следовало тебя просить так суетиться по поводу работы… Эхлммм… А теперь ты ушел… Покинул меня, оставив с…
Шум прервал разговор, а затем и сообщение, что связь будет продолжена. Я перезвонил через несколько секунд.
– Он просто невероятен, – промямлила с эхом вдогонку.
– Лгунья, сил то хоть отбавляй, оказывается, – парировал не в бровь, а в глаз.
– Огх…еммм-ууу… А еще его не унять… Ртом…
– От этих шептунов только того и жди, коротать время они мастера.
– Слышишь, не задерживайся больше… Эмммллль… Они ждать не станут…
– Ты меня еще не разлюбила?
– Я тебя конч… Конечно люблю.
По завершению диалога какой-то шутник включил Сальери. Что же, и вам, приятного аппетита. Предоставив в распоряжение судьбе обитателей данной местности, мы расплатились за яства и отправились в добрый путь к дому родному. Правда, спешка была бы бессмысленна, ибо другой камрад также запланировал встретиться с нами, а я, по воле сердечной, согласился на тот день.

Час шестой
Наконец, уладив все дела на предстоящую неделю, мы с Вадимом возвратились в квартиру. Он то уже бывал в нашем «ложе любви», но всякий раз искренне изумлялся, встречая его хозяйку. На сей раз, встречала она нас, притом в непривычном для нее виде: распластавшись на матрасе напротив ванной с надписью на попке помадой: «входящие бесплатно». Возбуждение охватило верх, и пока Вадим намылился за стаканом воды для исчахшей, мне оставался массаж. К сожалению, добравшись до поясницы, сдерживать себя стало невозможным, так что, спустя считанные секунды, брюки оказались на полу, а наши члены – в самом прекрасном создании на планете. Один член ласкал десна, второй испытывал набухшую вульву. Втягивая воздух ноздрями, чаровница давала понять, что отходит от дурманяще-знойного состояния, истекая слюной, готовясь к новой стадии эйфории. Кажется, нашу слаженную работу по наживлению полостей застал миг синхронного вожделения спустить потоки любовного сока; тем не менее, торопиться было некуда. Нам, но не ей. Хоть, если верить жизненному опыту, прелестница несильно страдала от отсутствия регулярного секса, впрочем, как доходило до него самого, временами сдавалось, будто бедолаге ни одной жизни не хватит удовлетворить страсти. Скажем, жадность уж точно не способствовала снижению ее неутоленности. Вадим тоже подметил сию особенность, оттого то умудрился исцеловывать груди, плавно подлезая под объект пристрастия, в то время, как мой член терся промеж ягодиц, массируя отдающий жаром анус. «Пождите, – давясь слюнками мусолила подопытная любви, – полжите, пожл…» Зеленый свет был дан, а мы – подопытные нежного пола, в свой черед синхронно насадили его уполномоченную на члены. Причем покамест мой член боролся со сфинктером, взвинчивая его, достоинству камрада повезло меньше: он болтал им из стороны в сторону, разбивая налитые ихором стенки влагалища. И, вынужден признать, ему удалось сорвать психику мадам, отчего оная судорожно поднажала прихлюпывать киской, нарезая мой член бугорками заднего прохода. Ажно ее побледневшему язычку не поздоровилось показаться наружу из приюта мужских достояний; дескать, с намерением вспомогать захватывать воздух, чтоб с очередным движением зарядить толчками таза наши поршни. Изобильно выделяющаяся смазка способствовала обеспечению драйва моторам, которые, ударами, в частности, пресыщали фаллосы поступями кровушки. Под обмякшими грудями баловницы соски алкали пронзить ребра Вадимки, впиться в его плоть, поглотить бурлящие наливы. Что поразительно: подчас сиси сжимались, но не из-за жажды растереть в порошок еще один член. Вышеозначенные пылали яростью от недоразумения: оным не предоставлялась возможность вмещать облюбленные творения. Им оставалось лишь сдавливать грудную клетку, скапливая давление, в угоду змеящемуся хребту, приказывающему заднице рихтовать наши концы. А нам же приходилось драть избранницу по три шкуры, попеременно обрабатывая мышцы при встречах наших причиндалов, стирая их. И так до тех пор, когда выдерживать напряжение сделалось непереносимым. Звон в ушах, сетка перед глазами, замершие фигуры. Наверное, залили до краев. Или ее утроба приготовилась встречать потоки спермы резким ужиманием, впитать все до последней каплей. Но даже после этого, не покидало ощущение, словно напор от недавнего семяизвержения не убавился, а подгадывает момент для зычного взрыва агрегата. Неравно если мой дружок только дожидался учинить грохот, то аппарат Вадика реально продолжал нарывать. Что нестерпимо ломало ритм моего сердца и срывало пульс.

Час седьмой
Нам казалось – это мы используем беспомощную проворницу в качестве продолжения наших членов. На самом же деле – это она натаскивала собственное тело, торжествующе выкачивая из нас топливо для поддержания молодости организма. Мы щедро орошали ее внутренности подобно дождю, питающему истощенной засухой почву. А она под видом плодоносной земли подавала в виде угощения свою доступность заместо великодушия. Ее стан насыщался выделениями, как источник бесперебойного питания, которого хватает надолго, но и заряжать который позволительно сколь угодно без ограничений. Сложно не согласиться, спермой дамочку накачали так, аж мерещиться начало, якобы из ее рта текут не слюни. Однако, то был еще не предел активности фемины. Всхлипывая сиськами, она похватилась тужиться и выдавливать изнуренные симпатиями аппараты. Мальца погодя в отходнике от скоротечной процедуры, поймала пенисы у корней, замкнув круг дрожащими пальцами. Поблекшими зрачками с выражением провинившейся собаки дождалась-таки наступления эрекции и, охотно предполагая, приступила к высасыванию содержимого яичек, погасив палящий треск головок членов прохладой рта. Тут то все и прояснилось: это мы – безвольные, что не в силах пойти в отказ, а не она – ненасытная до крайности. Расставив все точки над «i» ехидной усмешкой, любезная освободила обоих горемык из морозильной камеры, сглотнула, переместила пальчики к основаниям мошонок и стала писать. Такого жуть ненормального облика раньше, ежели и доводилось встречать, то всем небезызвестная «девочка из телевизора» показалась бы пушистым ангелочком напротив нижестоящего монстра. И у кого после этого должны были вырасти рога? Вот когда она улыбнулась во второй раз, мне реально почудилась вытекающая изо рта сперма. Вдруг дивное создание приспособилось абсорбировать ее, циркулируя по всему организму? Хотел предложить подискутировать на этот счет рядом увядающему коллеге, но опоздал. Вадим уже терял сознание, предаваясь конвульсиям. Я попытался подхватить умирающего, как изверг остановила меня, дав понять, что ей эта задумка не по нраву сильной оттяжкой мошонки к полу. Было ясно: падение товарища может неблаготворно сказаться в дальнейшем на его возможности поднятия демографии нации. Пришлось выручать и приступать к онанированию. При всем том эту стерву не проведешь – она лишь отвела яйца ниже, не отворачиваясь от Вадима. Хотя распознать, куда она смотрит, представлялось немыслимым, я – не из робкого десятка. Сжав ее кулак покалывающей рукой, лишь продолжил усерднее начатое. Садистка зашипела в попытках выдавить из меня последнюю надежду на вклад в общество. Я не отвлекался. И она тоже, проливая жидкость. Показались зубки, втянулась шея. Тут все стало предельно просто: либо меня на месте линчуют, либо позже соседи снизу приговорят к себе во двор за потоп. Теория вероятности подсказывала, что пуще оставить разбирательства с сожителями на потом. Посему выпала доля стиснуть запястье свирепствующей, с чем я и удачно справился, вдогонку словив обморочного брата по оружию. Везет ведь некоторым: не разожми она вторую руку, и к большинству белковых блюд субъект испытывал бы отвращение. Зато в койке, в которой я его подготовил для царства Морфея, ему не придется переживать о нехватке эндорфинов. Оставалось только отнести красавицу в ванную и помыть.

За долгожданным приемом богатой нутриентами пищи, помнится, кто-то спросил про погоду:
– Бойкий ветер не помеха нашей поездке, видали мы виды и посумасшедшее… – откликнулся Вадик.
– Отнюдь, земляк, ты то может и видал, но всего то и не видал, – заметил я.
– Не смею спорить, сотоварищ, откуда-то в меня вселилась уверенность, мол эта охлынница способна на гораздо большее, нежели стерилизовать обескураженных мужланов.
– Токмо никому не слова, пусть остальные негаданно обрадуются выпущенному джинну. Сам посуди, завтра…
На полуслове меня оборвал шепот девушки, наклонившейся перед ухом молочными железами книзу:
– Приберешь со стола? Поди не забыл, с подругой встреча не ждет, ровно как и бутики.
– Мы, вообще-то, с Вадленом уходим вскоре.
– Но вскоре ей собираться в поездку, вылетать же вечером.
– А вскоре, – в медленном темпе дразнились слова, – прибудут те удальцы, что тщательно старались сегодня утром до меня.

Это сообщение отредактировал *Лёлька* - 15-06-2015 - 14:35
0 Пользователей читают эту тему

Страницы: (1) 1 ...
  Наверх