Взрослая социальная сеть
Поиск секса поблизости, а также
тематические знакомства и виртуальное общение

ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ
Знакомства для секса Живая лента Все о сексе Секс чат Блоги Группы Рассказы Лучшиe пoрнo сайтыЛучшие порно сайты
ПОИСК СЕКСА
поблизости

Страницы: (1) 1
Женщина Лариса224488
Свободна
05-06-2020 - 22:14
Рассказ написан мною: Лариса224488

На атомной подводной лодке КИТ-18 царила неразбериха и суета. Вчера вечером экипажу было объявлено о том, что теперь на борту подлодки, во время плавания в море, будет находиться женщина, любовница капитана. Капитан первого ранга Дмитрий Павлович Денисов решил воспользоваться своими полномочиями, и последовал недавнему разрешению штаба, позволявшему капитанам подводных лодок и военных кораблей брать с собой в дальнее плавание жён или любовниц. Это разрешение было приведено в действие после того, как пятьдесят лучших капитанов военно-морского флота подали в штаб жалобу.

Жалоба выражала недовольство одиночеством и отсутствием контакта с женским полом во время плавания в море. Штаб долго рассматривал эту жалобу, советуясь с докторами, учёными, социологами и психологами. В конце концов, штаб разрешил капитанам брать с собой своих женщин в дальнее плавание. Что же касалось экипажа подлодок, крейсеров, эсминцев, катеров, – им разрешалось созерцать избранницу своего капитана, когда она будет оказываться на виду. То есть, во время еды и любых перемещений по судну, матросы могли наслаждаться обществом женщины в их рядах. Разумеется, ни о каких эротических контактах между матросами и женщиной, или даже о таких мыслях, речи тут быть и не могло!

Избранница капитана принадлежит только одному человеку, самому капитану. Соответственно с этим, только он, как самый главный по званию, имеет право наслаждаться интимным удовольствием вместе со своей женщиной. Примеру капитана Денисова тут же последовали другие сорок девять капитанов, подавших в своё время жалобу на одиночество и острую нехватку секса во время дальних плаваний. И таким образом, каждое военно-морское судно теперь радовало глаз тем, что на борту была женщина. То, что это была единственная женщина на борту, должно было, – согласно задумке штаба, – одновременно убить двух зайцев. Первое: капитаны теперь будут всегда полностью удовлетворены. И второе: экипажи кораблей и подлодок теперь будут получать дополнительный позитивный стимул.

Этот стимул должен был привести к тому, что матросы будут ещё сильнее, активнее, добросовестнее стараться выполнять все задания и приказы. Потому что выполняя все поручения на отлично, без ошибок, и без промедления, – матросы таким образом будут способствовать более эффективной и слаженной работе всего военно-морского флота. Этот тонкий нюанс подсказал военному штабу специальный военный психолог-разведчик. Недавно вернувшись из Америки, где он успешно проработал в ЦРУ ровно пять лет, Михаил Челноков отлично знал все новейшие американские достижения и разработки в области психической обработки членов экипажа, – как своего экипажа, так и вражеского.

Челноков открыто заявил штабу о том, что последние тенденции и исследования показали, что наличие женщины на корабле положительно влияет на психику членов экипажа, и что женское присутствие, так или иначе, стимулирует половой инстинкт матросов. А тот факт, что женщина на корабле навсегда останется недоступной для них, должен приводить к тому, что матросы будут полностью выкладываться и стараться, выполняя все дежурные и экстренные поручения и приказы от начальства, – подгоняемые своим же, неудовлетворённым половым инстинктом. Штаб внимательно выслушал доклад Челнокова. И после двухдневного совещания штаб принял решение позволить присутствие женщины на военных судах.

Капитан подлодки КИТ-18 Дмитрий Денисов вышел из здания таможни, и направился к себе в отель. Это был его последний день, и последняя ночь в этом городе. Успешно зарегистрировав в таможне груз, который находился на подлодке КИТ-18, Денисов радостно шагал в отель, находившийся совсем недалеко от порта. Как раз сегодня вечером к нему должна приехать его любовница, Варвара. И уже вместе с ней, и вместе со всем экипажем подлодки КИТ-18, они завтра утром выходят в открытое море. Это будет первый рейс подлодки с женщиной на борту.

Денисов вернулся в отель, и лёг подремать. Он знал, что Варвара приедет к нему сюда в отель на такси, которое она возьмёт на вокзале. Наверное, устала от длинной поездки в поезде, – рассуждал самодовольный Денисов. После того, как год назад он развёлся с женой, ему упорно не везло с новыми знакомствами. Но вот, в прошлом месяце капитан Денисов соблазнил молодую красавицу, Варвару. После бурной первой ночи вместе, он признался ей в любви, и пообещал на ней жениться в скором времени.

Варвару в Дмитрии Денисове привлекло его чрезвычайно самонадеянное и гордое чувство собственного мужского достоинства. Кроме того, ей нравилось, что он – капитан атомной подлодки, что у него очень хороший оклад, что он весьма уважаем среди моряков, и что у него большие яички. Именно яички для Варвары были показателем мужественности мужчины. И в этом она всякий раз убеждалась на собственном, личном, интимном опыте. Как только ей попадался мужчина с небольшими яичками, тут же оказывалось, что у неё с ним ничего не клеилось. И наоборот, когда бы ни появлялся рядом с ней владелец больших яиц, этот мужчина обязательно очаровывал и полностью удовлетворял юную красавицу.

Варвара вышла из пятого вагона скорого поезда. С собой у неё был только небольшой чемодан. Она знала, что на борт подлодки не нужно брать ничего лишнего. Всё необходимое там есть и так. А если что-то вдруг понадобится в пути, то это можно будет приобрести в одном из портов, в которые лодка будет заходить по мере своего круизного плавания. Благо, что у неё теперь в жизни есть такая надёжная опора и надежда, как капитан Денисов! С ним она себя чувствует, как за каменной стеной. И это первое совместное плавание наверняка окажется чем-то волшебным, напоминающим свадебное путешествие вокруг света!

Варвара взяла такси, и указала адрес и название отеля, где её ожидал капитан Денисов. Таксист улыбнулся девушке, сообразив, что она, видать, едет на свидание к жениху.

- С такими ногами вам в отель не нужно! Вам каждый свою квартиру предложит, да ещё и бесплатно! – шустрый местный таксист попробовал протаранить беззащитную девушку своими недвусмысленными намёками.

- Ой, спасибо вам, что заметили мои ноги! – отвечала скромно Варвара. – Да, наверняка, многие были бы рады предложить мне ночлег здесь. Верю вам! Но в отеле меня ждёт жених. Так что едем туда!

Шофёр слегка озадачился тем, как просто, спокойно и по-юношески наивно ответила ему девушка. Его взяло зло оттого, что до сих пор ещё ни разу ему так не отвечали особы женского пола. От злости нажав на педаль ещё сильнее, таксист начал совершать неприличные манёвры своим автомобилем. Нахальным образом обогнав полицейскую машину на скорости 90 км в час, таксист чуть не сбил мотоциклиста, который, по-видимому, заблудился среди линий дорожной разметки. Озлобленный таксист просигналил неудачливому мотоциклисту, и покрутил пальцем у виска. Посмотрев в зеркало на свою пассажирку, таксист гордо добавил:

- Вот такие идиоты тут у нас на дорогах ездят! Всех нужно куда-то сослать! Куда-то далеко, в море! Я бы их всех засунул в консервную банку, наподобие подводной лодки, и отправил бы их разом далеко-далеко! А? Что вы на это скажете, мадам?

Варя призадумалась на минутку. Не первый раз ей в жизни попадались такие вот типы мужчин. Это было нечто вроде смеси петуха, павлина, дятла, быка, носорога, слона и удава. И всё – в одном лице заносчивого, зловредного, эгоистичного мужчины. Хорошо, что её возлюбленный, капитан Денисов, – человек совсем другого склада ума и характера! Но Варе нужно было что-то ответить противному таксисту. А он ещё, как назло, почему-то упомянул подлодку в дальнем плавании. И ещё в таком негативном контексте! Варе это решительно не нравилось.

- Ну, знаете ли?! Вы, может, и правда куда-то их оправить хотите. Это ваше дело. Но я думаю, что нужно мирно жить с окружающими, и никого никуда не оправлять.

- Ха! Какие же это окружающие?! Это же самые настоящие дебилы!

Варя ничего не ответила вульгарному шофёру. Они продолжили ехать в молчании. И уже скоро такси остановилось у дверей отеля. Варя заплатила таксисту, попрощалась с ним, и вошла внутрь отеля. Узнав на рецепшене номер комнаты своего возлюбленного, Варя зашла в лифт, и нажала десятый этаж. В лифте ехало несколько ребят в военно-морской форме, лет по 20 каждому. Ребята молча и застенчиво улыбались, искоса поглядывая на ноги Варвары. Она в зеркале лифта видела, куда направлены их юношеские взгляды. Улыбнувшись им, она вежливо предложила ребятам не так активно таращить глаза на неё.

Выйдя на десятом этаже, Варя направилась к номеру 1012. Постучав в дверь, она затаила дыхание и прислушалась. С другой стороны двери доносился громкий храп. Варя постучала настойчивее и громче. Вскоре храп прекратился, и капитан Денисов нервно выкрикнул спросонок: «Да, ладно, ладно! Слышу! Уже иду! Погоди там. Хва стучать!» Варя улыбнулась тому, как это мило, что её возлюбленный мужчина отдыхает в кроватке отеля. Ах, как это было бы сладко, оказаться с ним там теперь под одеялом вместе!

Дверь номера 1012 открылась, и Вариному взору предстал капитан Денисов, совсем голый, с заплывшим ото сна лицом. Он радостно улыбнулся Варе, раскрыл свои объятия и прижал девушку к себе.

- Долго тебя ждал, дорогая моя! Уже соскучиться успел. Не находил себе места тут без тебя.

- Правда? Так не находил себе места, что аж заснул от этого? – Варя нежно иронизировала.

Она прошла вглубь номера, поставила свой чемоданчик, и тут же прыгнула на голого капитана. У них не могло быть ничего другого, кроме самого настоящего, жаркого, знойного, ожесточённого секса! Капитан так сильно старался, что Варя трижды достигала самых пиков экстаза. А сам капитан опустошил содержимое своей простаты лишь однажды, в самом конце. Он сделал это коронным для него образом, – в рот. Варе нравилось сосать член капитана. И она никогда не брезговала лишний раз взять его в рот. Вкус спермы капитана Денисова очень радовал Варю. Было в этом вкусе нечто особенное, капитанское, запредельное, мистическое.

Когда сеанс секса окончился, утомлённые любовники перекусили, попили вина, и заснули крепким сном.

Утром они проснулись уже свежими и бодрыми. Приняв душ и позавтракав внизу в лобби, они собрали свои вещи и выписались из отеля. Им нужно было совсем мало пройти, чтобы оказаться на борту подлодки КИТ-18. Теперь подлодка будет их новым домом, в течение очень длительного времени. Подойдя к подлодке поближе, Варя и капитан могли видеть, как матросы снуют туда-сюда, что-то носят, что-то делают, что-то готовят, что-то двигают. Это были последние приготовления перед отплытием в открытое море.

На ходу матросы отдавали честь капитану, и мельком засматривались на Варю. Они уже знали, что теперь они поплывут с женщиной на борту. Но это был первый раз для них! И вот, они впервые увидели ту, которая будет сопровождать их длительное пребывание в море. Некоторые матросы улыбались Варе. Некоторые краснели и смущались. Некоторые сразу же глазели на её длинные ноги. Некоторые приветствовали Варю словами. Капитан сделал пуле-непроницаемое лицо, и приступил к своим прямым обязанностям.

Проверив состояние подлодки, капитан ещё раз проконтролировал все вопросы, связанные с формальностями и с таможней. Он заглянул в огромный холодильник, чтобы убедиться, что с пищей у них всё хорошо. Он проверил наличие красного вина, апельсинов, бананов. Он пообщался с коком, с бортовым врачом, со старшим по атомному реактору. Наконец он связался по рации со штабом. Доложив в штаб о готовности вот-вот отплыть, капитан радостно вернулся в свою каюту. Там его ждала Варя. Она с ногами сидела на койке и читала книгу со странным названием: «Половое воздержание мужчины. Основы взаимодействия».

- Ну что, Дима? Скоро отплываем уже?

- Да, моя любимая! Через полчаса всё будет готово к отплытию. Дай-ка я тебя снова расцелую, прелесть моя томная!

Капитан Денисов был действительно счастлив! Это был первый раз, когда в долгом плавании его будет сопровождать женщина! И не просто женщина, а красавица, спортсменка, музыкантша, актриса, умница! Он взасос целовал Варю, одной рукой ласково трогая её грудь.

- Дима, скажи мне, пожалуйста, вот что. А как эти все твои матросы будут себя чувствовать во время долгого плавания, видя меня на борту? Ну, сам понимаешь, им ведь захочется тоже чего-то приятного! У них ведь нет девушки, нет секса. Наверное, они будут тебе лютой завистью завидовать, правда?

- Не волнуйся об этом, моя любимая! У нас тут всё схвачено! Матросы получили методички, в которых сказано, как им нужно себя вести, в случае нахождения женщины на борту. Вообще, на борту строго воспрещены любые сексуальные отношения, намёки, движения, и даже мысли! Единственное исключение – для нас с тобой. Матросам запрещено даже заниматься онанизмом! Они всегда под присмотром, и они будут себя хорошо вести. Я в них верю! Служба – это самое главное для них! О сексе они забывают, когда находятся на борту подлодки. Кроме того, мы добавляем им в пищу препараты брома. А это, как ты наверное знаешь, понижает мужчинам либидо. Поэтому тебе нечего переживать за матросов. Эта лодка – в нашем с тобой распоряжении! Я тут главный, и тебе нечего волноваться! Располагайся тут поудобнее, поспи, если хочешь. Скоро отплываем уже.

Капитан Денисов бережно развернул свою невесту на койке, чтобы она могла поспать в удобном положении тела. Он поцеловал её в щёку, в губы, затем в обе коленки, и в обе пятки. Варя улыбнулась такому выражению любви своего мужчины, и томно закрыла глаза, желая то ли заснуть, то ли помечтать о чём-то романтичном.

Капитан вышел из своей каюты, и направился отдавать распоряжения об отплытии.

- Отчаливаем! – гордо сказал он коку, старшему помощнику капитана, и старшему по атомному реактору. Затем он подошёл к капитанскому мостику, включил микрофон, и объявил личному составу подлодки КИТ-18 об отплытии.

Матросы заняли свои места, заработали двигатели, подлодка чуть вздрогнула и наполнилась живительной энергией атомных реакторов. Реакторы вырабатывали всю энергию и всё электричество на подлодке. Это были проверенные временем реакторы, ни разу не дававшие сбоя. Именно они придавали подлодкам класса КИТ быстроходность и манёвренность. Матросы гордились своей подлодкой, потому что по некоторым показателям КИТ гораздо превосходил даже американские субмарины.

Отличный, мощный, безотказный кондиционер обеспечивал поступление свежего воздуха по всей подлодке. Стратегическое оружие, – ракеты, – придавали чувство надёжности и защищённости. Торпеды и глубинные бомбы подкрепляли это чувство ещё сильнее. На подлодке было много всего: вместительная столовая, тренажёрный зал, сауна, душевые кабинки, игральные автоматы. Это была новейшая подлодка, оснащённая по последнему писку моды и техники. И вместе с тем, это была самая большая подлодка, которая когда-либо погружалась под воду.

Про КИТ-18 даже ходила шутка о том, что когда КИТ погружается под воду, воды мирового океана выходят из берегов. И в этой шутке была доля правды. Поэтому, чтобы перемещать на огромной скорости под водой такую махину, нужны были супер-мощные атомные реакторы. Когда КИТ впервые проходил испытание на прочность, оказалось, что лодка показывает такие результаты, что даже американские генералы хватались за головы от удивления. Им казалось, что в КИТ каким-то образом были встроены инопланетные технологии, позволяющие подлодке перемещаться под водой совершенно бесшумно, и на огромной скорости.

Даже рыбы, дельфины, киты, осьминоги и морские коньки не успевали уходить от подлодки, когда та шла на них прямым курсом. Тысячи трупов морских животных, – таков итог каждого подводного плавания КИТа. Кто-то даже предложил вслед за КИТом запускать вторую подлодку, которая будет тут же подбирать все эти трупы животных и рыб, чтобы тем самым помогать отечественному рыболовству. Но рыбаки забраковали этот вариант, так как посчитали ненормальным, гоняться вслед за атомной подлодкой. Рыба рыбой, а нужно с головой дружить! Так размышляли рядовые рыбаки. Поэтому, случайно убиенные подлодкой рыбы, моллюски и киты, так и оставались в их естественной и родной среде, в океане.

Но такие сентиментальности мало кого трогали на борту КИТа-18. Матросы знали, что на войне и на службе нет места для эмоций. Для них только приказ капитана что-то значил. Всё остальное, – от личной жизни и до планов на будущее, – им нужно было отложить в долгий ящик. Пока они на подлодке, всё другое для них должно исчезнуть. Таковы были традиции, правила и привычки морских военных.

Пока КИТ-18 на малом ходу отчаливал из порта, связист получил экстренное сообщение о том, что местная таможня что-то перепутала, когда оформляла груз КИТа-18. И что поэтому таможня просит КИТ-18 вернуться в порт для повторного таможенного досмотра. Это сообщение связист тут же передал капитану Денисову.

- Чёртовы кретины! Мы ведь только отчалили! Я ведь с ними вчера полностью разобрался с грузом! Что это за выходки с их стороны?! Михаил, узнай у таможни, относительно чего у них вдруг возникли подозрения. И сразу доложи мне!

- Есть, товарищ капитан! – Михаил набрал код, и установил связь со старшим таможенником порта. После непродолжительного разговора стало ясно, что в таможне подозревают, что на борту подлодки находится гораздо больше обогащённого урана, чем задекларировано. Михаил передал эту новость капитану Денисову.

Капитан взялся за голову, а его лицо стало красным от гнева.

- Идиоты! Это же атомная подлодка! Что за выяснения отношений в такое неподходящее время?! Как они собираются выяснять объём нашего урана? Будут его на весах взвешивать? Будут залазить в реактор? Ну что за кретины такие?! Передай таможне, что мы отплываем по заданию и по приказу нашего штаба. Пусть со штабом разбираются! Полный вперёд!

Подлодка загудела, вздрогнула, и казалось, что она даже прогнулась слегка. Но это была всего лишь нормальная реакция подводного судна на экстренный набор скорости. Реакторы заработали на полную мощность, и лодка погрузилась под воду на малую глубину. Довольный манёвром уклонения капитан Денисов подошёл к капитанскому мостику, и включил громкоговоритель.

- Дорогие матросы и офицеры! Мы только что чудом избежали повторного вхождения в порт, из которого мы только что вышли. Дело связано с таможней. Точнее, с её безобразными сотрудниками. Но теперь это уже позади нас. Мы в открытом море! Как вы знаете, перед нами стоят сразу несколько задач. Но эти задачи мы начнём выполнять уже завтра. А сегодня у каждого из вас есть возможность хорошо ознакомиться с вашим новым домом, с нашим дорогим КИТом. У вас есть возможность наслаждаться его комфортом, уютом и гостеприимностью! Пусть каждый из вас проведёт остаток сегодняшнего дня с пользой для себя! Отдыхайте, матросы, и радуйтесь жизни, Родине, службе!

Капитан выключил микрофон, спустился с капитанского мостика, и подошёл к перископу. Подлодка как раз шла на перископной глубине. Капитана охватил ужас, когда он посмотрел в перископ. Прямо возле подлодки, вокруг неё, кружили таможенные вертолёты. Капитан видел, как из одного вертолёта высунулся какой-то человек с рупором, и что-то выкрикивал в сторону океана. Он кричал в то место, где находился КИТ. Разумеется, его слов никто не слышал. Видимо, таможенник не был знаком с тем, что корпус подлодки не пропускает такого рода звуки и шумы.

Из другого вертолёта нагло торчал пулемёт, так же направленный вниз, на поверхность океана. Один из вертолётчиков, по-видимому, разглядел на поверхности воды перископ, и радостно указывал пальцем на это место своему напарнику и коллеге. Капитан Денисов оценил ситуацию, и тут же отдал приказ к бою.

- Боевая тревога! Всему персоналу срочно занять боевые места. Приготовиться к бою! Заряжай все орудия! Цель надводная, шесть вражеских вертолётов. Залп по моей команде. Исполнять!

Матросы в шоке и панике бросились к своим боевым позициям. Только что им был отдан приказ готовиться к бою. Хотя минутой назад капитан предложил им полностью расслабиться на сегодня. Матросы поняли, что случилось нечто из ряда вон выходящее. Они доверяли своему капитану, но ожидали от него дальнейших объяснений.

Когда все были на своих позициях, капитан скомандовал «огонь!» Из оружейных шахт КИТа дружно вылетели ракеты. И в тот же миг все шесть вертолётов таможни взорвались в воздухе над океаном. Мутные воды печально погребли обломки техники и человеческие остатки. Пулемётное дуло упало недалеко от КИТа, и тут же затонуло. Рупор некоторое время барахтался на гребнях волн, но будучи металлическим, тоже ушёл на дно. Таможенная кепка долго не хотела идти на дно, и оставалась на поверхности очень долго, прежде чем сдаться и погрузиться на глубину.

Капитан отдал приказ отбоя тревоги. И тут же второй приказ, о погружении на глубину 100 метров.

- Мы только что затопили шесть их вертолётов. Как думаешь, Виктор, каков будет их следующий ход?

Виктор был старшим помощником капитана Денисова. Будучи логиком и математиком, Виктор проживал свою жизнь исключительно через головной мозг. Точнее, через левое его полушарие. Именно это полушарие часто спасало Виктора в жизни, когда он вдруг оказывался в сложных ситуациях.

Немного подумав, старший помощник отвечал своему капитану:

- Товарищ капитан! Я считаю, что это не повод объявлять войну. Я также считаю, что этот инцидент можно будет списать на недоразумение. Более того, наш штаб обязательно выгородит нас, объяснив этой глупой таможне, что уран не подлежит взвешиванию или другим измерениям, особенно, когда подлодка уже отплыла, и особенно, когда уран находится в атомном реакторе. Никто ведь не хочет повтора Чернобыля! Но, скорее всего, они попытаются как-то нас достать. Вопрос только как! Я предлагаю не волноваться раньше времени, товарищ капитан! Пусть матросы развлекаются! Они теперь радуются, что сбили вражеские цели, хотя сейчас мирное время. На мой взгляд, тут виновата эта вредная таможня.

- Да, Виктор. Я понял тебя. Благодарен. Хорошо. Пусть будет так!

И капитан снова отдал повторный приказ отбоя, добавив при этом, что его первоначальный приказ о сегодняшнем отдыхе остаётся в силе, несмотря на только что сбитые вражеские цели. Матросы перевели дух, обрадовались, и шумно захлопали в ладоши, тем самым, выражая одобрение и восхищение своим капитаном.

Наступило время обеда. Когда все собрались в столовой, оказалось, что столик капитана был на двоих, – на самого капитана, и на его невесту. Варя пришла вместе с капитаном. Матросы все, как один, прекратили кушать, положили вилки на стол, и притаились в зловещей тишине. Тишина была настолько пронзительная, что было слышно, как по столовой летает муха, случайно залетевшая на подлодку во время приготовления к отплытию. Муха летала вдоль и поперёк столовой. По-видимому, насекомое не могло привыкнуть к перепаду давления и к пребыванию под водой.

Матросы молча и тревожно рассматривали Варю. Только что они сбили вражеские вертолёты. Это была почти война. И вот, теперь, когда наступило мирное время, они внезапно сообразили, что находятся на борту атомной подлодки вместе с этой красивой девушкой. Почти у всех матросов при виде Вари томительно защемили яички. Это ощущение чем-то напоминало удар средней силы по яичкам. От такого удара парень не падает на пол, но ему больно, и у него перехватывает дыхание. Иногда может тошнить. Вот и теперь, большинство матросов почувствовали лёгкую тошноту, когда перед их глазами вдруг появилась Варя в белых шортах, босоножках и в белой футболке.

С разинутыми ртами, с широко раскрытыми глазами, с небольшим зудом в области паха, матросы тщетно пытались просверлить девушку насквозь. Они особенно старались просверлить её самые женские места. И это тут же бросилось в глаза капитану, его помощнику, коку и старшему по атомному реактору. Капитан оценил ситуацию, подал матросам знак рукой, и толкнул им небольшую речь.

- Уважаемые матросы и офицеры! Я поздравляю вас с только что успешно проведенным боевым заданием! Я рад за вас! Вы выполнили своё задание отлично! Родина и штаб гордятся вами! Коварный враг уничтожен! Как вы, наверное, слышали, враг пытался атаковать нас с воздуха, с помощью пулемёта. С нами такие шуточки не проходят! Теперь же, когда инцидент уже позади, будьте свободны и спокойны! Используйте остаток сегодняшнего дня в благих целях. Ознакомьтесь с этой чудесной лодкой! Попробуйте всё то, что она вам предлагает. Я уверен в вашем благоразумии и вашей компетенции. Недаром ведь вас приняли на эту лодку! Теперь я хочу представить вашему вниманию свою невесту, Варю! Прошу любить и жаловать, как говорится! Но не понимайте это буквально! Помните о том, что воздержание для матросов является вопросом жизни и смерти! Напоминаю вам, что на подлодке строго-настрого запрещены: мастурбация, порнография, любые сексуальные контакты, а также всякие эротические мысли! И хотя ваши мысли я не могу контролировать и корректировать, я всё же надеюсь на вашу личную совесть. Избегайте всего того, что связано с сексуальностью, – пока вы находитесь на подлодке! И помните о том, что эта женщина, Варя, является нашей спутницей и моей невестой. Поэтому относитесь к ней с должным уважением. Всё. А теперь продолжать приём питания!

Матросы захлопали в ладоши своему капитану. А гордый капитан Денисов сел на капитанское место, улыбнулся Варе, и приступил к поглощению обеда. Варя улыбнулась капитану в ответ. Она так же улыбнулась матросам, офицерам, старшему помощнику капитана, коку и старшему по атомному реактору. Теперь все эти люди, все эти мужественные защитники отечества, – были одной большой семьёй. И она, Варя, была теперь тоже частью этой большой и дружной семьи.

По правде говоря, Варя испытывала некоторую жалость к матросам. Ей казалось, что это уж слишком сурово и строго, что им запрещено абсолютно всё, связанное с сексом и сексуальностью, даже онанизм. И хотя она сама была против мужской мастурбации, всё же она понимала, что каждый нормальный и здоровый мужчина, – и особенно в таком молодом и активном возрасте, – должен, так или иначе, избавляться от внутреннего давления и напряжения, которое случается в результате деятельности мужских половых желез, яичек. Варя знала, что чем крупнее мужские яйца, тем более мужественен, силён, отважен и горд их носитель. И наоборот, чем яички меньше и слабее, чем они пассивнее и расслабленнее, – тем их хозяину проще справляться с недостатком или полным отсутствием секса. А пониженное чувство собственного достоинства обладателя слабых и маленьких яичек не позволяет ему настойчиво и целеустремлённого добиваться женской близости и ласки.

Все эти мужские особенности Варя изучала уже несколько лет. Ей было чрезвычайно интересно всё, что хоть как-то связано с мужской сексуальностью, с яичками, с половым инстинктом мужчин. Она прочла несколько книг на тему мужского полового воздержания и взаимодействия с мужчинами, у которых нет доступа к удовлетворению. Из книг она узнала много интересного и полезного для себя. И вот, теперь, когда она поняла, что все эти матросы и офицеры не имеют ни единой возможности хоть как-то облегчить себя от тяжести неудовлетворённого желания, – теперь Варе стало жаль этих ребят.

Она ловила на себе их томные и молящие взгляды. Она чувствовала продолжение их взглядов на своём теле. Она знала, куда они больше всего смотрят. И она прекрасно знала, чего они больше всего хотят. Но странное дело! Вместе с чувством жалости, у Вари одновременно росло и чувство удовольствия, или даже возбуждения, – оттого, что все эти парни, все эти яички, теперь как бы работают на неё. Варя прекрасно понимала, что, будучи единственной женщиной на подводном судне, она, так или иначе, является эпицентром и фокусом всеобщего мужского внимания.

Матросы продолжали поглощать обед. Кок радостно выкрикивал, какие продукты, и в каких пропорциях, находятся в тарелках матросов. Матросы радовались еде, радовались своему статусу, радовались Варе, радовались капитану Денисову, радовались только что сбитым ими вертолётам. Радость почти полностью охватила матросов. Единственное, что чуть тревожило и мешало этой всеобъемлющей радости, было то, что каждого матроса слегка подташнивало и мутило. Более того, какое-то странное жжение в яичках даже и не собиралось их покидать. У некоторых матросов возникла спонтанная эрекция. Но так как все сидели на стульях, а освещённость столовой была не чрезмерной, – то никто не мог видеть тревожное, и почти аварийное, напряжение нескольких матросских пенисов.

Старший по реактору, Николай Бугров, кушал очень внимательно и осторожно, как будто он опасался, что в его пищу каким-то странным образом мог случайно попасть оружейный плутоний. Отчасти, его осторожность и медлительность при употреблении еды была связана с тем, что его нервная система была почти полностью парализована внезапным появлением Вари в коротких шортах и босоножках. Старший по атомному реактору был самым настоящим фут-фетишистом!

Конечно же, он тщательно скрывал свою страсть к женским ногам от абсолютно всех. Эта страсть однажды едва ли не погубила его, когда он, вместо того, чтобы следить за охлаждением экспериментального атомного реактора нового типа, усиленно мастурбировал на фотографии женских ступней. И вот, теперь на подлодке КИТ совсем недалеко от него находилась пара самых привлекательных женских ног, которые он когда-либо мог созерцать. Поэтому, глубоко потрясённый, старший по реактору кушал очень медленно и вяло. В его мозгу теперь поселились Варины ноги в босоножках.

Старший помощник капитана, Виктор, кушал звонко и гордо, активно работая своим левым полушарием, напоминая самому себе о том, что даже ему запрещена любая эротическая активность на лодке. И хотя у старшего помощника была с собой порнографическая литература, тем не менее, эта живая женщина рядом, эта красотка Варя, никак не позволяла старшему помощнику капитана достичь внутреннего покоя и умиротворения. Старший помощник капитана, – так же, как и все матросы, – ощущал лёгкую тошноту, вместе с болью в яичках и сильным давлением в простате. Это был сигнал о половом желании и о неудовлетворении.

Секс у старшего помощника последний раз случился ровно месяц тому назад. Да и то, с проституткой! У помощника не было девушки. И он был вынужден заниматься онанизмом. Ему было очень стыдно. Стыд часто следовал за помощником по пятам. Стыд за онанизм, за неразрешённое на подлодке порно, за пошлые мысли и желания, и за свой, чрезвычайно маленький, пенис. Старший помощник капитана имел пенис всего 11 см в длину, в полностью эрегированном состоянии. Именно эта особенность старшего помощника капитана заставляла его очень активно работать левым полушарием. Потому что это был единственный вариант для него, хоть как-то доказать самому себе и всему миру, что он хоть чего-то да стоит в этой жизни!

Коку тоже очень понравилась Варвара. Такой красавицы он уже давно не видел! И хотя у кока не было с собой на борту порнографии, кок мог чудесно выходить из любого сложнейшего положения в жизни посредством изощрённого онанизма. Да, кок был просто профи-мастер в мастурбации! Если бы по мастурбации сдавали зачёты и экзамены, если бы проводились соревнования и сравнительные тесты среди онанистов, – то, вне всякого сомнения, кок был бы признан самым-самым лучшим, самым техничным, самым изобретательным, и самым активным из всех онанирующих мужчин!

Поэтому теперь, когда кок возле себя наблюдал Варвару, он волей-неволей соображал у себя в уме, как он сегодня ночью будет мастурбировать на неё. У кока в запасе было более тридцати самых приятных техник мужской мастурбации. Каждая техника оттачивалась коком в течение долгих лет практики. И каждую технику кок хранил в строжайшем секрете, ревностно охраняя своё мастурбационное удовольствие от незваных гостей.

Матросы кушали, пили, и думали. Их лица ничего не выражали, потому что все их мысли были направлены на Варю. Матросы умышленно притворялись, что они ни о чём не думают, надев себе на лица непроницаемые маски. Каждый из матросов украдкой посматривал на своих товарищей, в надежде увидеть на их лицах хоть что-то. Но так как все матросы надели на себя маску без-эмоциональности и без-мысленности, то каждый из матросов понимал, что его товарищи находятся в абсолютно таком же внутреннем состоянии, как и он сам.

Из теоретического курса психологической подготовки матросы помнили, что в случае непредвиденной ситуации, и в случае каких-то экстраординарных событий или явлений, – рекомендуется притворяться, что ни о чём не думаешь, ничего не ощущаешь, ничего не знаешь. Это называлось «стратегией исчезания». Субъект как бы исчезал с радаров оппонента, собеседника, коллеги или врага. Полностью выключив все свои высшие функции, субъект как бы растворяется в окружающем пространстве, и при этом, сам ничем активным не занимается. Это был полный пассив. Стратегия исчезания основывалась на этом полном пассиве.

И вот, теперь все матросы и офицеры дружно, и не сговариваясь между собой, использовали эту стратегию исчезания. Они исчезли, хотя и находились там же, в столовой подлодки. В тотальной тишине матросы и офицеры продолжали поглощать предназначенную им пищу. И только периодические касания вилок и тарелки, или зубов о стаканы, нарушали зловещую тишину, воцарившуюся в просторной столовой атомной подлодки КИТ-18. Эти звуки, наряду с жужжанием до сих пор летающей там мухи, были единственными звуками в столовой, наполненной экипажем подлодки.

Варя спокойно кушала свою обеденную порцию. Она выглядела свободно и раскованно. Из прочитанных ею книг она знала, что в ситуациях, когда среди множества сексуально озабоченных мужчин вдруг появляется одна-единственная женщина, – этой женщине следует вести себя максимально раскрепощённо и естественно. Тогда эта природная естественность женщины на подсознательном уровне передастся озабоченным мужчинам. А это, в свою очередь, облегчит их страдания и переживания, связанные с сексуальным неудовлетворением.

Но капитан Денисов заметил и ощутил нечто странное, зависшее в воздухе столовой подлодки. Это было странное ощущение, что будто бы что-то изменилось на подлодке. Будто нечто неожиданное и опасное, коварное и ехидное, – нашло себе место тут, рядом с ними, среди них. Но что это могло быть? Варя не могла быть поводом для таких драматических перемен. Так рассуждал гордый капитан. Но если не Варя, то что тогда? Так и не обнаружив ответ, капитан окончил свою трапезу, встал и вышел из столовой.

Варя вскоре последовала за ним. Пока она выходила, матросы и офицеры снова активно просверлили её взглядом. Активнее всего они сверлили ей ноги, грудь и ягодицы. Выходя из столовой подлодки, Варя ощутила на своих ягодицах некое жжение и горение. По опыту она знала, что это мужские взгляды причиняют такие вещи. Улыбнувшись тому, что всё мужское внимание на подлодке направлено только на неё одну, Варя гордо и томно проследовала в каюту капитана.

Когда обед закончился, матросы и офицеры разошлись по своим делам. Кто-то пошёл играть в игровые автоматы. Кто-то начал читать роман Жюля Верна о капитане Немо. Кто-то просто прилёг на койку отдохнуть. Кто-то попытался медитировать. Кто-то пошёл в туалет. А кто-то надел наушники, и включил свою любимую рок-музыку. День проходил успешно. Враг был удачно отбит. На подлодке была красавица. Активная служба должна была продолжиться только завтра. А сегодня есть целый вечер на отдых, разговоры и развлечения, – насколько можно развлекаться и отдыхать на атомной подлодке.

Несколько матросов улеглись на свои койки. И хотя тряпичные перегородки создавали видимость уединения и отдельности от остальных, всем было ясно, что каждый находится в самой гуще всех других. Каждый видит каждого, и каждый дышит на каждого. Благо, что кондиционеры работали прекрасно, и свежий воздух поступал так, как будто это была не подлодка, а вечерний берег океана. Из отверстий вентиляции со слабым свистом поступал кислород. Несколько комнатных растений были призваны обеспечивать ещё более здоровую и полезную дыхательную атмосферу в спальном помещении подлодки. Небольшой волнистый попугай небрежно и нагло выкрикивал какие-то гадости из своей клетки. А чей-то хомячок безостановочно бегал в своём колесе.

- Вань, вот скажи мне, пожалуйста! – завязал беседу с товарищем Слава. – Смотри, вот мы тут сидим, в этом корыте, в этой консервной банке. Сидим тут, как те шпроты, и ждём у моря погоды. Да? Ты тоже это чувствуешь? Или это только я это чувствую? А, Вань?

- Слава, перестань! Ты, наверное, снова неправильно мастурбировал, раз у тебя такие мысли! Мы недавно уничтожили вражеские мишени. Нас познакомили с Варей. У нас сегодня свободный вечер. Чего тебе ещё не хватает для полной радости в жизни? О каком ожидании ты говоришь? Что ты вообще ожидаешь увидеть, или услышать, на борту КИТа?

- Вань, ты прости, брат, но ты меня не понял. Я имею в виду Варю! Нас же всех за идиотов тут держат! Смотри, вот нас с ней познакомили, да. Но ты прикинь себе это! Нас как бы дразнят этой бабой! Смотри, капитан её будет тут иметь каждый день. А нам даже мастурбировать запрещено! Это же вопиющая несправедливость! Нельзя мастурбировать, нельзя порно иметь на борту, нельзя даже думать о сексе! Это же вообще!

- Слава, успокойся. Я так и знал, что ты неправильно подрочил в прошлый раз. Ну что тебе с того, что на борту теперь есть эта горячая штучка?! Ну что тебе с того, что наш капитан будет её ежедневно иметь?! Ты живи своей жизнью, и пусть тебя не волнует то, чем занимаются остальные! Ты же сам подписывал свой контракт! И ты сам шёл на это. Так какие у тебя теперь претензии?

- Ваня, у меня нет претензий. И ты прав, что я на это подписывался. Но я не подписывался на службу рядом с красивой женщиной! Из-за неё я теперь не смогу нормально служить! Я просто не смогу концентрироваться! Я вот уже теперь только и думаю, что об её фигуре!

- Ребята, о чём базар? – вмешался Эдик, рослый матрос-новобранец. – Я краем уха слышал, о чём вы. Если позволите, то я думаю, что…

- Мне плевать, что ты думаешь, Эдик! – Слава не хотел слушать своего товарища, так как считал его хуже, слабее и дурнее себя. – Мне важно только то, что я сам об этом всём думаю!

- Ну, ты и эгоист, Слава! – Эдик выглядел огорчённым и обиженным. – Всё же я считаю, что нужно жить мирно и дружно!

- Слава, ты просто пижон! – Ваня постарался вернуть товарища в нормальное русло. – Я бы тебе посоветовал пойти и вздрочнуть! Понятно, что об этом никому, но ты же сам понимаешь, что без этого ты тут не выживешь!

- А кстати, правда, что тут на подлодке теперь везде стоят видео камеры наблюдения, и что поэтому тут без шанса мастурбировать?

- Да, Эдик, это правда. Тебе нельзя мастурбировать, потому что ты тут новенький. А нам со Славкой можно, потому что мы старожилы! Но ты, Славка, просто обязан пойти в туалет и сбросить сперму. А не то, у тебя случится приступ агрессии, на почве неудовлетворения. – Ваня считал себя вправе раздавать советы направо и налево. Он чувствовал себя умнее и порядочнее своих товарищей.

В такой милой беседе матросы проводили послеобеденное время. Тем временем, капитан Денисов, согласно уставу, должен был составить подробный отчёт о произошедшем сегодня инциденте. На написание такого отчёта уходило в среднем до трёх часов времени. А так как свободного времени теперь было много, капитан Денисов решил написать отчёт сразу же, без откладывания, без промедления. Он сидел в своей капитанской кабинке, и доставал нужные ведомости, формуляры и бумаги из шкафа в столике. Варя уже успела немного полежать на койке, чтобы переварить только что съеденный обед. И всё же, находясь тут в закрытом и ограниченном пространстве, ей казалось, что она может набрать лишний вес. Мало движения, много еды. Денисов сказал своей возлюбленной, что ему нужно несколько часов наедине с этими бумагами. Он предложил Варе прогуляться по подлодке, чтобы лучше познать все её чудесные достопримечательности.

Пока капитан начинал писать отчёт о недавнем происшествии с вертолётами таможни, Варя решила позаниматься в тренажёрном зале. Это могло оказаться прекрасным выходом из положения! Физические нагрузки как раз помогают удерживать вес тела на должном уровне! В зале уже было несколько матросов. Они серьёзно старались накачать себе мышцы. Варе нравились фитнес клубы и тренажёрные залы. Потому что там всегда было много тестостерона, много яичек, и много больших яиц. Вот и в этот раз Варя сразу оценила внешний вид качавшихся в зале ребят. Ей показалось, что у двоих из них – конкретно крупные яйца. Она запомнила для себя этих двух ребят, улыбнулась им, и начала устанавливать себе нужный вес на одном из тренажёров.

К ней тут же подскочило несколько матросов, предлагая ей помощь в установлении правильного веса. Более того, ребята выразили Варе мысль о том, что они хорошо разбираются в процессе физического тренинга, и что поэтому они могли бы посоветовать Варе самые лучшие упражнения, в зависимости от выбранной ею цели занятий.

- Варя, вы какую цель преследуете тут в зале? Можно поинтересоваться, пожалуйста? – с лукавой улыбкой уточнил у неё Руслан.

- Знаете, вообще-то, я бы хотела чуть укрепить свои мышцы, в целом, по всему телу. Ну, и, кроме того, хочу сделать стройнее свои икроножные и ягодичные мышцы. – Варя чуть смутилась, когда поняла, что, упомянув матросам о своих ягодичных мышцах, она неумышленно могла посеять новые зёрна похоти, желания, страсти или неудовлетворения в матросские сердца, умы и яйца.

Но слово – не воробей! И что сказано, то уже нельзя исправить или вернуть назад. Матросы внезапно замолчали, и потупили глаза в пол. Краска залила их лица. И все они, как один, ощутили некое томление, движение, призыв, – в области паха, особенно в яичках. Некоторые из ребят тут же глянули на ягодицы Варвары, чтобы понять, правомерно ли она желает их привести в норму. Убедившись в том, что Варя ошибается со своими ягодицами, ребята начали улыбаться и переминаться с ноги на ногу.

- Нет, Варя, но ведь ваши ягодицы совершенно в порядке! Таким ягодицам позавидует любая порно-модель! – Слава явно был в ударе. Он забыл обо всём на свете. Теперь всё его внимание было приковано к Варе и её ягодицам.

- Варя, что вы?! У вас такие чудные ягодицы, что им вовсе не нужно никакого тренинга! – Руслан поддакивал Славе, потупив глаза.

- Правда? – Варя сделала удивлённое выражение лица, и постаралась выглядеть как можно более искренней. – Интересно. А мне почему-то всегда казалось, что у меня очень большие, и даже оттопыренные ягодицы.

- Нет-нет, что вы?! Ваши ягодицы просто созданы для того, чтобы их любили и обожали, Варя! – Слава постарался дать Варе понять, что ему по душе Варины ягодицы.

Варя благодарно улыбнулась Славе.

- Хорошо. А что вы можете сказать о моих икроножных мышцах? Они ведь точно нуждаются в тренинге?

Матросы, все как один, дружно оценили икроножные мышцы Варвары. У некоторых ребят начала проступать эрекция. Варя заметила это, но не подала виду. Она с улыбкой переводила свой взгляд с одного матросского лица на другое, в надежде прочесть там ответ на свой вопрос. Из книг о мужском воздержании Варя знала, что сильно озабоченные молодые мужчины иногда могут переживать определённые сложности с концентрацией и фокусировкой внимания. И что причиной такого дисбаланса в психике ребят является «фактор осла и морковки перед ним». Варя всё ещё улыбалась и ждала ответа от матросов.

В зале повисла тяжёлая пауза. Ребята продолжали возбуждаться от близости с Варей, от её ягодиц, от её ног, и от её поведения. Это поведение не было поведением по типу «абсолютное динамо». Но вместе с тем, это не было похоже на поведение женщины, собирающейся хоть как-то позволить ребятам удовлетворение. Варя держалась молодцом! Она вскружила ребятам голову, и она видела тот эффект, который она производит на неокрепшие, юные, голодные мужские умы, сердца и яйца. Это была почти классическая модель поведения по типу «Подразню, но не дам! Или, если дам, то может позже!» Во всяком случае, так это казалось матросам.

Пауза затянулась уже на более чем две минуты. От Вари исходил очень нежный, жасминовый аромат её парфума. Ребята шумно вдыхали этот аромат, метали взгляды на Варино тело, и у каждого из них уже торчала очень упругая эрекция. Варя больше не могла делать вид, что не замечает этого. Она перестала улыбаться. Вместо этого на её лице вдруг появилось очень серьёзное и томное выражение. Накрашенные алой помадой сочные губы красавицы чуть приоткрылись. Между губ появился кончик её языка. Варя кокетливо облизнулась, и решила принять активную позицию.

- Мальчики, у вас эрекция. Вам приятно со мной общаться, как я вижу! Интересно, как себя чувствуют ваши яйца?!

- Варя! Да если бы вы только знали, как нам приятно ваше общество, ваша близость, ваша компания! Да если бы вы только знали, на что мы все готовы ради вас! Да если бы вы только дали нам шанс доказать и показать вам, на что мы способны! Да если бы…

- Хорошо, я поняла вас. А тут можно выключить или приглушить свет в зале? Как-то уж слишком ярко…

Кто-то из матросов тут же выключил основной светильник. И в зале стало почти темно. Только тусклая лампа на 40 ватт вяло горела в самом углу зала. Но этого света было недостаточно для того, чтобы его можно было назвать ярким.

Когда глаза присутствующих адаптировались к тусклому освещению, ребята поняли, что Варя подзывает их к себе. Она по-прежнему находилась возле одного из тренажёров. Но теперь она стояла босиком, и на ней не было футболки. Только шорты оставались на теле красавицы. Ребята медленно придвинулись к девушке. Никто не знал, что и думать. Но мыслям там было и не место! Места хватало только для телесных движений, имеющих перед собой цель достичь телесного удовлетворения.

Варя уже взяла двух ребят за яички. Кто-то из матросов трогал Варю за грудь. Кто-то трогал её за ноги. Кто-то целовал её икроножные мышцы. Кто-то ласкал ей ягодицы. Матросам немного мешала мысль о том, что вот эту красавицу, тут же, на подлодке, ежедневно удовлетворяет капитан Денисов. Понимание, что его семя каждый день оказывается внутри Варвары, – одновременно томило, дразнило, возбуждало, злило, огорчало и озадачивало неокрепшие и юные мужские умы, сердца и яйца.

Чей-то настойчивый пенис внезапно нашёл свою дорогу к Вариным губам. Варя тут же поняла, что нужно делать. И она принялась страстно, но нежно обсасывать его. Она сосала на отлично, потому что под этим членом Варя заметила пару крупных яиц. А это значило для неё, что такому мужчине нужно сделать очень приятный минет. Пока она обсасывала головку члена, какой-то другой пенис вдруг проник ей во влагалище. Варя стояла, выпрямив ноги, и наклонив туловище вперёд. Во рту у неё было уже два члена. Второй оказался тоже с крупными яйцами, поэтому Варя ничего не имела против двух сразу.

Пенис в её влагалище каким-то чудесным образом доставлял Варе неописуемое удовольствие! Ей казалось, что этот пенис был самым умелым и приятным из всех пенисов, которые она когда-либо ощущала в себе. Она двигалась в такт с пенисом, точнее, в противоход этому пенису. Таким образом, она чуть усилила своё удовольствие. Одной рукой она мастурбировала пенисы, которые находились у неё во рту. Другой рукой она щупала ребятам яйца, помогая им как можно более полноценно и качественно испытать предстоящий им оргазм.

И вот, совсем без предупреждения, пенис внутри её вагины подал сигнал тревоги. Он дёрнулся, замер, затих. Через несколько секунд тишины и покоя, пенис начал бурно стрелять семенем, которое тут же наполнило Варину женскую пещерку. Матрос обильно эякулировал, и при этом, он громко стонал от удовольствия. Кончал он долго и добросовестно. И только после окончания оргазменных спазмов, пенис решил начать отступление. Расслабленный, уставший и довольный, пенис медленно вылез из Вариного тела.

Как только он оказался снаружи, тут же другой пенис, ещё более агрессивный и настойчивый, – погрузился в Варвару на полную глубину. На этот раз, это было нечто вроде тарана. Таких мощных и сильных толчков Варя уже давно не ощущала. Она радовалась своим ощущениям, и в то же время, она продолжала обсасывать две головки, до сих пор находившиеся у неё во рту. По опыту она отлично знала, как сделать так, чтобы пенис при минете кончал как можно позже. Вот и теперь тоже, ей почему-то хотелось сосать эти два вкусных пениса как можно дольше.

Но всё хорошее когда-то кончается! И почти одновременно, эти оба пениса начали стрелять своими мужскими боеприпасами. У Вари во рту смешался вкус двух мужчин, двух разных типов спермы. Она постаралась мысленно отличить вкус одного матроса от другого. И она даже сравнила их вкус со вкусом спермы капитана Денисова. Ей показалось, что вкус матросов в чём-то даже выигрывает, по сравнению с капитаном. Варя решила, что из-за длительного воздержания матросов их семя становится как бы более активным, более агрессивным, более привлекательным, и более вкусным.

Когда ребята кончили Варе в рот, они вынули свои писи наружу. Один из них тут же поцеловал Варю в засос. Другой обнял её и прощупал ей грудь. Когда эти двое отошли на задний план, у Вари во рту оказался новый пенис. Матрос молча, но настойчиво, протолкнул свой хобот Варе глубоко в горло. И Варя удивилась, когда услышала от него: «Бери его глубоко, и соси, шлюха, соси!» Она на секундочку задумалась о том, стоит ли сосать член такому грубияну. Но мысли не слушались её, потому что всё её тело, и весь её мозг были наполнены чистым, страстным, животным удовольствием. И Варя позволила пенису проникнуть себе глубоко в рот. Этот матрос был также обладателем больших яиц, поэтому ему можно!

Тем временем, пенис во влагалище Варвары принялся стрелять запасами свежего семени. Варя чувствовала, как её вагина уже полностью наполнена мужскими соками и гормонами. Когда кончивший пенис вышел из Вари, его место занял новый. На этот раз, новый пенис оказался небольшим. Но поскольку он очень активно двигался, Варя решила не выталкивать его из своего тела наружу. Вместо этого, она рукой начала щупать парню яйца. И как назло, у этого матроса яички оказались маленькими! Варя вытолкнула неудачника наружу, коротко бросив ему: «Прости, дружок, но тебе нужно идти дрочить, а не со мной дело иметь!»

Матросы шумно и дружно захохотали от этого Вариного высказывания. Неудачник был настолько опущен и огорчён, что тут же расплакался от горя. Но его место занял более умелый и удачливый матрос. И он тут же начал активно двигаться, в уже наполненном семенем влагалище Вари. Варя сосала чей-то пенис, который был до сих пор очень глубоко у неё во рту. Она думала над тем, почему капитан Денисов ни разу не просил её сделать ему глубокий минет. И это при том, что ему так сильно нравится минет, как таковой!

Время шло, в зал заходили всё новые и новые матросы. Те, которые только что эякулировали, те выходили из зала, довольные и удовлетворённые. В Варю входили всё новые пенисы. Они наполняли ей рот, влагалище и теперь даже анус. А руками Варя мастурбировала тех, кому не хватало место внутри её тела. Варя специально мастурбировала матросов так, чтобы не позволить им кончить. Таким образом она их как бы заранее готовила и настраивала на будущее совокупление.

Но с точки зрения матросов, чей пенис оказался в руках красавицы, – они бы отдали всё на свете лишь за то, чтобы хоть так кончить рядом с ней! Лучше так, чем вообще никак! Но Варя знала своё дело. И когда она чувствовала, что ребята вот-вот захотят начать извергать свои мужские, матросские запасы белка, – она прекращала раздражать им пенис. И тогда, она давала им знак о том, что на сегодня это было всё, на что они могут рассчитывать. Матросы с обидой, но послушно, уходили из зала. А на их место приходили новые пенисы. Матросы подлодки КИТ-18 каким-то образом сообщались друг с другом. И поэтому уже очень скоро весь экипаж знал о том, что в тренажёрном зале прямо сейчас происходит сеанс мега-группового секса. Понятно, что никто из матросов не считал себя настолько ущербным, чтобы не попытаться использовать эту ситуацию в своих личных целях.

Варю долго, но приятно, имели во все дырочки. Удовольствие накапливалось по возрастающей. Экстаз за экстазом наполнял тело и мозг красавицы. Крики и стоны матросов убеждали Варвару в том, что им это занятие так же приятно, как и ей самой. Невероятные объёмы спермы уже находились внутри Вариного тела. И ещё большие объёмы семени мирно лежали на полу тренажёрного зала. По всему залу распространился характерный запах секса. Это была смесь гормонов, феромонов, страсти, пота, спермы, Вариных выделений, и одеколона некоторых из матросов. От одного этого суммарного запаха можно было получить эйфорию.

Ребята продолжали заливать девушку своими белками. Некоторые из матросов повторно шли на такой низменный, но приятный поступок. В некоторых случаях Варя даже точно знала, что вот этот пенис уже недавно побывал в ней. И она удивлялась тому, что владельцу пениса показалось мало одного раза. Но она не отказывала в таком случае, а старалась сама получить ещё больше удовольствия. И в то же время, она всё делала для того, чтобы матросы тоже получили как можно больше удовлетворения и радости от близости с ней.

Внезапно в тренажёрном зале появился кок. Без раздумий и сомнений, он вынул свой член из трусов, и сразу дал его Варе в рот. Варе пришлось недоделать минет предыдущему матросу. И она просто вытолкнула его член у себя изо рта. Варя понимала, что на подлодке нужно соблюдать субординацию. Кок имеет преимущество перед рядовым матросом. Поэтому она начала приятно и томно сосать коку член. Кок попытался припомнить самые свои незабываемые моменты мастурбации. И когда он припомнил их, то вынужден был признать, что Варин минет раз в 100 приятнее и томительнее, чем самые запомнившиеся ему минуты онанистического соло-удовольствия.

Коку редко делали минет. А красивые женщины вообще никогда ещё не делали коку минет. Поэтому он полностью сосредоточился на своих ощущениях от Вариного минета. Он чувствовал, как её губы нежно обволакивают головку его члена. Он знал, что Варя своим ртом как бы мастурбирует его пенис. И он поражался тому, насколько приятно и возвышенно эта женщина умеет сосать член. Правда, кока чуть огорчил тот факт, что его член оказался не первым, и далеко не единственным во рту у Вари. Но всё равно, такое потрясающее удовольствие стоило того, чтобы всю жизнь ожидать этого момента! Когда кок разрядил свою военно-морскую дубинку девушке в рот, Варя поняла, что в её анусе находится пенис старшего по атомному реактору.

Его Варя узнала по характерному запаху одеколона. Старший по реактору смотрел исключительно на ноги Вари, сильно возбуждаясь от созерцания её идеальных ступней. Он очень старался порадовать Варю в попу, но при этом, он мечтал о том, чтобы Варя подрочила его своими чудесными ножками. Поэтому он не очень ловко и умело двигался внутри ануса Вари. И вскоре ей надоело такое. Она осторожно, но однозначно, вытолкнула старшего по реактору из своего ануса наружу, и при этом произнесла: «Сегодня не хватает возбуждения, да? Может у вас какие-то особенные страсти и пожелания есть?» Варя прекрасно знала о том, что старший по реактору постоянно пялится на её ступни. Более того, она была уверена, что он мастурбирует на эти фантазии.

«Да, может быть, вы бы подрочили меня ножками, Варя?» Старший по реактору сказал это, и сильно смутился. В тренажёрном зале, кроме него и Вари, находилось ещё человек десять матросов. Кое-кто из них надрачивал себе член, ожидая своей очереди. Другие уже были на подходе к Варе. Матросы шумно высмеяли пожелание старшего по реактору. Кто-то из ребят предложил ему «пойти подрочить в одиночестве». Старший по реактору чувствовал себя униженным и обиженным. Но он ожидал от Вари ответа на свой вопрос. Варя вынула изо рта пенис, который в тот момент активно приближался к завершающей фазе оральных фрикций, и томно произнесла старшему по атомному реактору: «Николай, да, мне очень приятно, что вы без ума от моих ног. И я ничего не буду иметь против, если вы пойдёте и помастурбируете с мыслями о них!»

Варя снова взяла в рот тот пенис, который она только что вынула изо рта, и продолжила начатое важное дело. Опущенный старший по реактору вынужден был удалиться из тренажёрного зала, под дружный визг и смех матросов. Очередной матрос проник в Варю снизу и сзади. Он погрузил свою колбаску в Варино логово, и тут же понял, что такое настоящий групповой секс! Влагалище Вари было уже настолько открывшимся и мокрым, что это было сложно назвать «нормальным сексом». Но так как ничего нормального тут никто и не ожидал, матрос гордо и достойно принялся выполнять свои мужские функции внутри Вариного тела.

Когда он разрядил свою зенитную установку, на его место встал следующий матрос. А в рту у Вари снова двигались сразу два крупных пениса. Причём один их них оказался очень смуглым. Варя сообразила, что это, должно быть, лицо южной национальности, или что-то такое. Она в этом была точно уверена, потому что смуглый пенис был длиннее, толще, больше, активнее, напряжённее, агрессивнее и ожесточённее привычных для неё белых пенисов остальных матросов. Варя решила, что для такого пениса должны быть идеальные условия. Поэтому она недососала тот второй пенис, и вынула его изо рта, оставив во рту только смуглый пенис в гордом одиночестве.

В вагине Вари кто-то активно шевелился. Она уже не так явно ощущала новые извержения мужского семени у себя внутри. Ей казалось, что всё её тело уже и так превратилось в бассейн из спермы. Но она сфокусировалась на смуглом пенисе у себя во рту. Она сосала его так профессионально, приятно и вкусно, что у смуглого пениса не оставалось ни единого шанса укрыться от предательски подступающего оргазма. И, как всегда, враг застигает врасплох! Не успел владелец смуглого пениса вдоволь насладиться очаровательным минетом, как его организм начал с остервенением выталкивать из себя наружу семя, прямо через отверстие члена, как это и должно быть. Варя глотала и причмокивала. Одной рукой она массировала яички, свисавшие под смуглым пенисом. Когда Варя выдоила всё, что у него было внутри, она ласково выплюнула его изо рта. Владелец смуглого пениса молча вышел из тренажёрного зала, по-видимому, довольный тем, что случилось.

Тем временем, старший помощник капитана, Виктор, тоже вошёл в тренажёрный зал. Кто-то из матросов по дружбе доложил Виктору о том, что в зале полным ходом идёт процесс совокупления, сосания и удовольствия. Войдя в зал, Виктор попал под влияние запаха, атмосферы, и визуальной картинки, которая предстала перед его глазами. В полумраке несколько матросов, окруживших красивое женское тело, активно и хаотично двигались, пытаясь достичь как можно более глубокого интимного удовлетворения от сего процесса. Старший помощник капитана тут же ощутил сильную боль в яичках, так как ему тоже очень захотелось горячего и развратного секса. Но из-за своего маленького размера, Виктор вовсе не чувствовал себя достаточно уверенным, чтобы просто так взять, и присоединиться к другим в этом прекрасном удовольствии.

Варя заметила Виктора у входа в зал. Она жестом пригласила его подойти к ним поближе. И хотя матросы нахально управляли Вариным телом, посредством своих пенисов внутри неё, всё же Варя была достаточно адекватно для того, чтобы пригласить Виктора присоединиться. Старший помощник подошёл поближе к Варе с матросами. Он тут же заметил огромную лужу семени на полу. Кто-то из матросов сидел чуть поодаль и яростно мастурбировал, созерцая совокупление Вари с остальными. Кто-то старался вылизать Варю между ног, несмотря на то, что у неё в вагине и в анусе уже и так было по одному твёрдому пенису. Кто-то целовал Варе ягодицы. Кто-то ласкал ей грудь. От всего этого зрелища, и от запаха к тому же, у Виктора случилась настоящая спонтанная эрекция. Ему было не по себе. Его подташнивало. И он больше всего на свете переживал о том, что вдруг эта красавица высмеет его, в связи с его маленьким размером пениса.

Виктор молча вынул своего коротышку наружу. Несмотря на тусклое освещение, Варя сразу заметила мелкий размер старшего помощника капитана. Она не могла сдержать смех и стала шумно и долго хохотать. От её смеха, от ритмического сокращения её тела при смехе, оба пениса внезапно выпали из влагалища и ануса. Но это не охладило пыл ребят! Они тут же снова засунули свои болванки туда, где им было приятнее всего. Варя продолжала хохотать. Виктор ощутил, как у него вянет эрекция. Когда Варя вдоволь насмеялась, она сказала: «Виктор, ничего страшного! Не переживайте! Идите пока подрочите! Может быть, в будущем я один разок промаструбирую вас».

Старший помощник уныло кивнул Варе, и вышел из тренажёрного зала. А матросы без перебоя продолжали удовлетворять свои низменные, животные инстинкты с красавицей. Наконец это безобразие закончилось, и все участники были полностью удовлетворены. Каждый пошёл по своим делам, и жизнь на подлодке снова вернулась в обычное русло. Варя приняла очень долгий душ, и хорошенько смыла с себя остатки активного мужского семени. Капитану Денисову она сделала чудесный минет, но не дала ему вагинального секса, сославшись на усталость качку.

Экипаж подлодки КИТ-19 мужественно и дружно утаивал от своего капитана информацию о содеянном несанкционированном поступке. Абсолютно весь экипаж, так или иначе, был замешан в происшедшем. И даже те, которые не успели насладиться Вариным телом, – даже они, как минимум, либо целовали красавицу, либо мастурбировали на неё, находясь там же, в зале, вблизи неё. Кок, старший по атомному реактору, и старший помощник капитана тоже решили молчать, так как каждый из них был участником вопиющего злодеяния. И хотя ни старший по реактору, ни старший помощник не получили с Варей своё удовлетворение, тем не менее, оба они потом ещё очень долго и активно мастурбировали на эти сценки и воспоминания, закрывшись в своих изолированных кабинках подлодки.

Так проходил тот знаменательный, самый первый день с женщиной на борту КИТа-18. Но и дальнейшее плавание проходило чудесно! Экипаж, регулярно опустошающий своё мужское семя в Варино тело, показывал всё новые и новые чудеса слаженной и профессиональной службы. КИТ-18 бил всё новые и новые рекорды, повергая в шок потенциального противника. В штабе догадывались о том, что топливом для такого внезапного и ясного улучшения ситуации по качеству службы на подлодке могло явиться присутствие женщины на борту. Но в штабе никак не могли подозревать, что на подлодке случаются регулярные, массовые, и совершенно развратные оргии, вовлекающие в себя всех членов экипажа, кроме капитана.

Более того, впоследствии оказалось, что аналогичные оргии начали случаться и на всех других военно-морских судах. Матросы как-то общались друг с другом, судно с судном, и делились между собой пикантными особенностями эротических приключений на своём корабле или на подлодке. Парадоксальным образом присутствие женщины на борту оказалось не только желательным, но и полезным, приятным и жизненно важным. Потому что, несмотря на добавляемые в пищу матросов препараты бора для понижения либидо, – либидо молодых ребят требовало своё. Теперь молодые матросы и офицеры получили возможность регулярно опустошать свои мужские закрома в мутные и тёмные телесные пучины женщин своих капитанов.

Гордые военно-морские капитаны наслаждались своей властью и эксклюзивностью, даже не подозревая, что их избранницы регулярно, и в больших объёмах, – орально, вагинально, анально и наружно поглощают свежее, активное, молодое семя военных матросов. А избранницы военно-морских капитанов только и успевали, что наслаждаться бесконечным и глубоким удовольствием от близкого телесного контакта с большим множеством озабоченных, настойчивых, мужественных, добросовестных и ответственных матросов и офицеров. Матросские пенисы тщательно делали своё возвратно-поступательное дело. А матросские яички безотказно вырабатывали всё новые и новые порции желания, возбуждения, страсти и свежего семени.

Это была отличная идея! И теперь на каждом судне обязательно находилась женщина. Вскоре штаб всерьёз начал рассматривать предложение многочисленных морских офицеров и матросов о том, что было бы неплохо на каждом судне иметь не одну, а сразу много женщин. Это была новая жалоба в штаб. На этот раз, жаловались не капитаны, а матросы и офицеры. Они жаловались на то, что им мало созерцания всего лишь одной женщины. Нужно много женщин! И лучше всего – как можно более развратных! Никаких сексуальных контактов или даже подобных мыслей! Просто в таком случае было бы гораздо приятнее плавать, служить и жить!
































1 Пользователей читают эту тему

Страницы: (1) 1 ...
  Наверх