Помогите сайту
Взрослая социальная сеть
Поиск секса поблизости, а также
тематические знакомства и виртуальное общение

ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ
Знакомства для секса Живая лента Все о сексе Форум Блоги Группы Рассказы Лучшие порно сайтыЛучшие порно сайты http://irk.dating
ПОИСК СЕКСА
поблизости

Страницы: (4) 1 2 3 4
Мужчина avp
Свободен
30-10-2013 - 20:39
(Sinnerbi @ 30.10.2013 - время: 19:37)
(Сосед.2012 @ 30.10.2013 - время: 18:44)
Но мы отклонились от темы, значит мы выяснили что советские моряки действовали правильно атакую немецкие корабли под военно-морским флагом, в чем же претензии , ну или не побоюсь этого слова веселые и задорные подколы к ним от их потомков, они (советские моряки) действовали недостаточно доблестно и должны были атаковать только определенные корабли после досконального изучения их технической документации?
К морякам опять же претензий нет. Особенно к тем кто так больше и не увидел берега. Вопрос к руководству - зачем были нужны огромные расходы на модернизацию и содержание 3х линкоров, строительство крейсеров типа Киров, если весь флот за всю войну не потопил ничего крупнее эсминца и всяких бывших гражданских калош? Это еще хорошо, что заморозили строительство линкоров типа Советский Союз. Товарищ Сталин обещал собрать деньги на них любой ценой. С кем и как планировали воевать на Балтике и Черном море этими монстрами?

«Всякий потентат, который едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а который и флот имеет, обе руки имеет» Петр I.

Все страны перед Второй мировой строили большие и не очень корабли, почему вы отказываете в такой возможности СССР? Задумаемся, как бы развивались события вокруг Ленинграда, Одессы, Севастополя, если бы не наличие Балтийского и Черноморского флотов?
Мужчина Irochka117
Свободен
30-10-2013 - 20:39
(darsie @ 30.10.2013 - время: 11:15)
Историческая справка
Протокол Лондонской морской конференции от 1930 года был признан и подписан Германией в ноябре 1936 года.
Там в, 22-й статье сказано:
"...Подводная лодка не имеет права потопить или вывести из строя судно, предварительно не обеспечив безопасность пассажиров, команды и судовых документов. Корабельные шлюпки не могут считаться средством, гарантирующим безопасность, если поблизости нет другого судна, которое взяло бы на борт и пассажиров, и команду"....

Это отголоски системы призового права, использовавшегося в войне на море еще в во время 1 мировой войны

avp

Нет, не так. Вероятно предполагается, что Маринеско должен был всплыть рядом Густлавом, потребовать, чтобы ему подали парадный трап и высадить на него досмотровую команду. Человек десять, которая бы и отсортировала пассажиров: беженцы и раненые налево, военные - за борт. Затем были бы спущены спасательные шлюпки, а корабль торпедирован. Так бы сделал настоящий немецкий зольдат, а не прислужник кровавого Сталина.
PS. Это ирония, если кто не понял.
Это никакая не ирония. Вот короткая выдержка из статьи Википедии о самом удачливом подводнике всех времен и народов. Им был вовсе не Отто Кречмер. Итак о Лотаре фон Арно де ла Перьере, кавалере Пур ле Мерит
После мобилизации он некоторое время проходил службу в военно-морской авиации. Его не допустили к полётам и перевели в подводный флот. После прохождения курса обучения в городе Пула в 1915 году Лотар фон Арно де ла Перьер на поезде отправляется на средиземноморский театр военных действий и получает под своё командование подводную лодку U-35. На этой лодке фон Арно совершил 14 боевых походов, потопив 189 судов водоизмещением 446 708 брт. При этом, он всегда действовал в рамках призового права: судно останавливалось предупредительным выстрелом, досматривалось, при наличии запрещённых грузов весь экипаж эвакуировался на шлюпках в направлении берега, а судно уходило на дно в результате артиллерийского огня или подрыва специальными зарядами. Такое поведение принесло ему уважение со стороны британцев, и фон Арно, в отличие от многих менее результативных своих коллег, не был включён Великобританией в список военных преступников....В мае 1918 года фон Арно отбывает на новое место службы и, как один из результативнейших подводников германского флота, получает новейшую крейсерскую лодку U-139, на которой топит ещё пять судов суммарным водоизмещением 7 008 брт.
То, что Вы описали - это всего лишь действия в рамках призового права. Она действовала до объявления неограниченной подводной войны. Хитрые британцы считали такую систему выгодной для себя. Но времена меняются...
Мужчина muse 55
Свободен
30-10-2013 - 20:40
(Sinnerbi @ 30.10.2013 - время: 19:37)
Блин таким бы морякам да еще толковое верховное командование! Ну нельзя мля всё время выезжать на героизме нижнего звена! Должны же быть мозги и у начальства!

Немецкие моряки тоже не фантиками были. На Бисмарке они заделали пробоину в 16 кв. метров. Если саппроксимировать такой уровень подготовки на всю немецкую армию, то легче будет понимать уровень противника , с которым столкнулась наша рабоче-КРЕСТЬЯНСКАЯ армия. Немного понятнее будет и причина поражений в 1941 году...
Мужчина avp
Свободен
30-10-2013 - 20:45
(Irochka117 @ 30.10.2013 - время: 20:15)
Существо расхождений с SRG2003 заключается в том, что он считает лайнер Вильгельм Густлов боевым кораблем. Я же называю его военным кораблем.

В своих рассуждениях вы уподобляетесь бухгалтеру Берлаге, сказавшему: "Я сделал это не в интересах правды, а в интересах истины".
Мужчина Irochka117
Свободен
30-10-2013 - 20:46
(muse 55 @ 30.10.2013 - время: 20:28)
(Irochka117 @ 30.10.2013 - время: 20:15)
Существо расхождений с SRG2003 заключается в том, что он считает лайнер Вильгельм Густлов боевым кораблем. Я же называю его военным кораблем.
Это вроде того, что не все немецкие солдаты были фашистами...?

Нет. Это о том, что не всякий корабль можно и нужно называть боевым. Ценность кораблей разная. В деле потопления Вильгельма Густлова Германия наибольший ущерб получила от потери экипажа и пассажиров, чем от потери самого лайнера. Если уж выражаться совсем цинично, то сравните эту потерей с потерей, скажем Бисмарка. Там ведь все наоборот.
Мужчина Irochka117
Свободен
30-10-2013 - 20:51
(avp @ 30.10.2013 - время: 20:45)
В своих рассуждениях вы уподобляетесь бухгалтеру Берлаге, сказавшему: "Я сделал это не в интересах правды, а в интересах истины".

Можно назвать и так, но вообще то это протест против дилетантского подхода к теме.
Мужчина dogfred
Свободен
30-10-2013 - 21:00
Вообще-то в состав любого флота входят не только боевые единицы, но и вспомогательные суда. А во время войны гражданские суда и плавсредства зачастую используются для транспортировки войск, как это было с тем же "Густловом", в качестве госпитальных судов, транспортных для перевозки техники и личного состава. Обычное дело.
Конечно, именовать боевым кораблем бывший траулер или сейнер с установленной на баке пушкой и поднятым флагом ВМФ можно с большой натяжкой. да разве в названии дело? Воюют люди, а не стальной корпус бывшего лайнера
Мужчина muse 55
Свободен
30-10-2013 - 21:01
(Irochka117 @ 30.10.2013 - время: 20:46)
Ценность кораблей разная. В деле потопления Вильгельма Густлова Германия наибольший ущерб получила от потери экипажа и пассажиров, чем от потери самого лайнера. Если уж выражаться совсем цинично, то сравните эту потерей с потерей, скажем Бисмарка. Там ведь все наоборот.

На Густлове были не пассажиры , а раненные. Если это были флотские, то однозначно выгоднее уничтожить 5000 специалистов, чем один Бисмарк. На корабль или подлодку не пошлешь неподготовленного человека. Его нужно подготовить. обучить, а это время и средства...
Мужчина Sinnerbi
Свободен
30-10-2013 - 21:02
(avp @ 30.10.2013 - время: 20:39)
Все страны перед Второй мировой строили большие и не очень корабли, почему вы отказываете в такой возможности СССР? Задумаемся, как бы развивались события вокруг Ленинграда, Одессы, Севастополя, если бы не наличие Балтийского и Черноморского флотов?

Зачем строили разные корабли другие страны боль мень видно из их дальнейшего использования. У кого то ошибочное как у немцев с Бисмарком и Тирпицем, а у кого то очень правильное как у японцев в Пёрл Харбор. Система союзных конвоев тоже показала свою целесообразность, хотя она конечно создавалась на опыте 1й мировой. А вот как удалось реализовать планы использования Балтийского и Черноморского флотов? Использование как стационарных плавучих батарей под Питером? Перевозка боевыми кораблями снабжения в осажденные Одессу и Севастополь? Это задачи линкоров и крейсеров? Даже противодействия немецкому шлюпочному десанту под Керчью не смогли организовать наши флотоводцы. Когда в начале 60х в 1й раз после войны собрались защитники Севастополя, то многие пришли в очень поношенных вещах и без наград. Это те кто попал в плен в июле 1942. Присутствовавший там адмирал Октябрьский стал давать деньги на то, чтобы одеть всех таких, а они встали и ушли, сказав ему, что если бы вы нас тогда там не бросили и не сбежали, нам было бы сейчас , что одеть и одежду и ордена.
Мужчина avp
Свободен
30-10-2013 - 21:11
(Irochka117 @ 30.10.2013 - время: 20:46)
(muse 55 @ 30.10.2013 - время: 20:28)
(Irochka117 @ 30.10.2013 - время: 20:15)
Существо расхождений с SRG2003 заключается в том, что он считает лайнер Вильгельм Густлов боевым кораблем. Я же называю его военным кораблем.
Это вроде того, что не все немецкие солдаты были фашистами...?
Нет. Это о том, что не всякий корабль можно и нужно называть боевым. Ценность кораблей разная. В деле потопления Вильгельма Густлова Германия наибольший ущерб получила от потери экипажа и пассажиров, чем от потери самого лайнера. Если уж выражаться совсем цинично, то сравните эту потерей с потерей, скажем Бисмарка. Там ведь все наоборот.

"К-22" в двух боевых походах (в декабре 1941 г. и январе 1942 г.) уничтожила артиллерийским огнем несколько транспортов. В декабрьском походе, в котором участвовал командир бригады капитан 1 ранга Н. И. Виноградов, подводная лодка потопила большой транспорт, в трюмах которого находилось 20 тыс. полушубков , предназначенных для немецко-фашистской армии на Севере.

http://lib.rus.ec/b/113536/read

Казалось бы мелочь... Не танки, не самолеты, даже не снаряды... Однако как воевать на Севере без теплой одежды? Тут и дубленка становится стратегическим материалом....
Мужчина Irochka117
Свободен
30-10-2013 - 21:23
(avp @ 30.10.2013 - время: 21:11)
"К-22" в двух боевых походах (в декабре 1941 г. и январе 1942 г.) уничтожила артиллерийским огнем несколько транспортов. В декабрьском походе, в котором участвовал командир бригады капитан 1 ранга Н. И. Виноградов, подводная лодка потопила большой транспорт, в трюмах которого находилось 20 тыс. полушубков , предназначенных для немецко-фашистской армии на Севере.

Казалось бы мелочь... Не танки, не самолеты, даже не снаряды... Однако как воевать на Севере без теплой одежды? Тут и дубленка становится стратегическим материалом....

Да кто же спорит то? За несколько минут раздеть на зиму целую немецкую дивизию. Неслыханная удача. Но Вы не назвали уничтоженные корабли боевыми. Почему?
Мужчина Irochka117
Свободен
30-10-2013 - 21:27
(muse 55 @ 30.10.2013 - время: 21:01)
На Густлове были не пассажиры , а раненные. Если это были флотские, то однозначно выгоднее уничтожить 5000 специалистов, чем один Бисмарк. На корабль или подлодку не пошлешь неподготовленного человека. Его нужно подготовить. обучить, а это время и средства...

В этом и ценность победы Маринеско. Если вдруг взять и уничтожить выпуск из школы подплава скажем специалистов акустиков, то штук 50 лодок в одночасье вдруг окажутся глухими.
Мужчина avp
Свободен
30-10-2013 - 21:27
(Sinnerbi @ 30.10.2013 - время: 21:02)
Когда в начале 60х в 1й раз после войны собрались защитники Севастополя, то многие пришли в очень поношенных вещах и без наград. Это те кто попал в плен в июле 1942. Присутствовавший там адмирал Октябрьский стал давать деньги на то, чтобы одеть всех таких, а они встали и ушли, сказав ему, что если бы вы нас тогда там не бросили и не сбежали, нам было бы сейчас , что одеть и одежду и ордена.

Адмирал Октябрьский на встречу с ветеранами чемоданы с деньгами захватил? Или, как Жириновский, из портмоне деньги раздавал? Вообще-то, в жестоких услових войны, рационально эвакуировать в первую очередь командный состав. По одной простой причине: рядового пехотинца можно подготовить за пару месяцев, младшего офицера - за пару лет, старшего учат в два-три раза дольше.
PS. Если вы не знаете - точно в том же месте, где погибли и попали в плен советские солдаты при эвакуации из Крымы, при освобождении Крыма наши танки просто гусеницами передавили фашистов, не успевших на последние уходящие суда.
Мужчина avp
Свободен
30-10-2013 - 21:37
(Irochka117 @ 30.10.2013 - время: 21:23)
(avp @ 30.10.2013 - время: 21:11)
"К-22" в двух боевых походах (в декабре 1941 г. и январе 1942 г.) уничтожила артиллерийским огнем несколько транспортов. В декабрьском походе, в котором участвовал командир бригады капитан 1 ранга Н. И. Виноградов, подводная лодка потопила большой транспорт, в трюмах которого находилось 20 тыс. полушубков , предназначенных для немецко-фашистской армии на Севере.

Казалось бы мелочь... Не танки, не самолеты, даже не снаряды... Однако как воевать на Севере без теплой одежды? Тут и дубленка становится стратегическим материалом....
Да кто же спорит то? За несколько минут раздеть на зиму целую немецкую дивизию. Неслыханная удача. Но Вы не назвали уничтоженные корабли боевыми. Почему?

Задайте этот вопрос авторам цитируемой книги.
Мужчина darsie
Свободен
30-10-2013 - 22:35
(avp @ 30.10.2013 - время: 21:27)
PS. Если вы не знаете - точно в том же месте, где погибли и попали в плен советские солдаты при эвакуации из Крымы, при освобождении Крыма наши танки просто гусеницами передавили фашистов, не успевших на последние уходящие суда.

а что с ними было еще делать? кашей кормить за их проделки?То что они делали со взятыми в плен защитниками Севастополя в 1942 превышает даже тогдашние нормы обычного зверства...
..Но не могу,раз уж тема коснулась освобождения Крыма,лишний раз не высказаться про наших полководцев и флотоводцев..
http://forum.worldoftanks.ru/index.php?/to...BE%D0%BB%D0%B5/

Кто хоть немного знаком с историей Севастополя в период Великой Отечественной войны знает, что день 9 мая для жителей города является двойным праздником! Ведь ровно за год до окончания войны, в Севастополе произошли такие исторические события, что забыть о них просто было нельзя…
8 апреля 1944 года началось освобождение Крыма.
15-16 апреля 1944 г. советские войска вышли к Севастополю.
7 мая 1944 года советские войска в Крыму получили приказ о начале штурма опоясанной тремя рядами оборонительных укреплений Сапун-горы. Немецкие генералы считали невозможным взять ее лобовой атакой. Без малого девять месяцев германские дивизии Манштейна, командовавшего немецкой группировкой в Крыму, брали Севастополь.
В 10 часов 30 минут утром 7 мая, после мощной артиллерийской подготовки, советские войска начали штурм неприступной Сапун-горы. На ее вершине фашисты сосредоточили огромное количество военной техники. Взятие этого вражеского рубежа выпало 32-й гвардейской стрелковой и 77-й стрелковой дивизий. Большую помощь атакующей пехоте оказали летчики 8-й воздушной армии под командованием генерал-лейтенанта авиации Тимофея Хрюкина.
Во время штурма советские бойцы проявили массовый героизм. Смертельно раненный сапер Федор Скорятин забросал вражеский дот противотанковыми гранатами, рядовой Анют Маркарян закрыл своим телом лейтенанта Сахарова от вражеских пуль. Иван Яцуненко водрузил на гребне Сапун-горы красное знамя, приняв его из рук умирающего Евгения Смеловича. Лейтенант Михаил Дзигунский повторил подвиг Александра Матросова. Девять часов кровавого штурма, немыслимые для такого небольшого участка земли потери, ценой которых советские войска овладели Сапун-горой и водрузили над ней штурмовые знамена. 240 бойцов после этого боя были удостоены звания героя Советского Союза.

казалось бы,что тут вякать-массовый героизм и великая победа,освободили главную базу Черноморского флота...Вот только флот вернулся в Севастополь,взятый 9 мая,только 7 ноября... может,,тогда не стоило гнать людей на пулеметы, а запереть гитлеровский гарнизон с моря и суши на пару месяцев, да отвести от города речку Черную, и пусть бы гансы дохли в руинах среди гниющих мертвецов на крымской жаре от голода и жажды,пока сами не сдались бы... хоть немного бы отыгрались за Ленинград... или я высказываю слишком кровожадную идею ?
Мужчина srg2003
Свободен
30-10-2013 - 23:31
(Anton--11 @ 30.10.2013 - время: 12:10)
(Сосед.2012 @ 30.10.2013 - время: 10:01)
(Irochka117 @ 30.10.2013 - время: 06:26)
Бесполезно тыкать адвокату службу на ПЛ или энциклопедии. Не аргумент. Аргумент - бумаги с подписями и сургучными печатями, хранящиеся в Голландии. Других аргументов, как и здравого смысла, для них не существует.
А что подсказывает здравый смысл если какое-то плавсредство обслуживают люди в военной форме, а над ним развивается флаг военно-морских сил?

Мне здравый смысл подсказывает что это военное судно, а Вам чего, в том числе и тем кто три года прослужил на подводной лодке, не..., правда интересно.
следует различать боевое и военное судно. Боевое судно - то, которое предназначено для ведения боевых дествий, для уничтожения кораблей противника, наземных комуникаций и так далее.

Источник данной классификации привести можете?
Мужчина srg2003
Свободен
30-10-2013 - 23:41
(Irochka117 @ 30.10.2013 - время: 20:51)
(avp @ 30.10.2013 - время: 20:45)
В своих рассуждениях вы уподобляетесь бухгалтеру Берлаге, сказавшему: "Я сделал это не в интересах правды, а в интересах истины".
Можно назвать и так, но вообще то это протест против дилетантского подхода к теме.

У меня да, был такой протест. К вопросу о дилетантизме- я свою точку зрения подтвердил ссылкой на достоверный источник, подтверждения же Вашей точки зрения так и не было
Мужчина Sinnerbi
Свободен
31-10-2013 - 00:19
Ну если речь о ЧФ то давайте обратимся и к цифрам лругой стороны. Немцы народ пунктуальный и вели учет всего и вся. За 1943 г. морем проведено 2030 судов водоизмещением 1.340.000 брт. 2 декабря 1943г группа армий «А» потребовала ежедневной доставки 1500 т грузов. Фактически, в декабре было доставлено 33.850 т, на 12.000т меньше, чем требовалось; в январе — 35.000 т; в феврале 1944 г. удалось существенно превысить затребованный армией объем перевозок (45.000 т в месяц), было доставлено 52.455 т и 4000 человек из 73-й пд. В этот период снабжение 17-й армии боеприпасами и горючим впервые могло быть признано удовлетворительным. Одновременно в конце января понизилась активность советских подводных лодок и авиации, ослабли атаки с Керченского плацдарма. В этот месяц все конвои были проведены без потерь. В марте 1944 г. в распоряжении флота еще находилось 18 крупных кораблей тоннажем 46.980 брт, несколько танкеров, 60 БДБ, 40 паромов Зибеля и мелких кораблей общим тоннажем 74.120 брт. Из них в исправном состоянии были только 14 крупных судов тоннажем 35.440 брт и мелкие суда общим тоннажем 36.944 брт. В этот месяц 17-й армии было доставлено 45.500 т грузов и 111-я пд.
9 апреля полный состав 17-й армии насчитывал 235.000 человек, к 18 апреля он снизился до 124.233 человек (78.000 немцев, 46.000 румын). С 12 по 20 апреля морем и по воздуху было эвакуировано 67.000 человек, среди них — 36.000 немцев, 16.000 восточных легионеров, 3800 военнопленных, 1600 гражданских, 9600 румын.
Советский Черноморский флот даже не пытался оказать поддержку с моря действиям 4-го Украинского фронта ни во время освобождения Одессы 9-10 апреля, ни при наступлении в Крыму. Он не провел ни одной десантной операции, ни обстрелов с моря. Только 13 апреля, после того как немцы оставили Феодосию, там было проведено десантирование. Однако с началом эвакуации немецких войск из Севастополя 12 апреля, по-видимому, в связи с предположением, что эвакуация теперь пойдет полным ходом, Черноморский флот, несмотря на активизацию советских ВВС, увеличил действия своих подводных лодок на морских коммуникациях немецких войск между Констанцей и Севастополем. Используя данные своей хорошо организованной воздушной разведки в северо-западном районе Черного моря, советская авиация и флот своевременно получали данные о местах нахождения немецко-румынских конвоев и были в состоянии атаковать их в благоприятное для себя время. Несмотря на это, прохождение конвоев продолжало осуществляться планомерно. За период с 20 апреля по 3 мая было эвакуировано 13.400 немецких и около 29.000 румынских солдат.
С 1 по 12 мая 1944 г. в Севастополь было доставлено из Констанцы два маршевых батальона общей численностью 1300 человек, 15 противотанковых пушек, 10 минометов, 4 тяжелых полевых гаубицы и несколько легких орудий и минометов.
8 мая в 21:15 командующий группой армий генерал-полковник Шернер доложил начальнику Генерального штаба Сухопутных войск о катастрофическом положении 17-й армии в Крыму, и в 23:00 он получил разрешение Гитлера на эвакуацию. С 23:10 до 23:35 Шернер сообщил об этом приказе начальнику штаба 1-го авиационного корпуса и АЧМ. Отправка подкреплений в Крым отменялась. 9 мая в 02:15 приказ был получен в штабе армии.
По второму требованию командующего 17-й армией от 9 мая командующий группой армий обратился к АЧМ по телефону в 20:30 с просьбой — все имеющиеся суда, торпедные катера и сторожевики в ночь с 10 на II мая направить для эвакуации войск, еще оборонявшихся на полуострове Херсонес. 9 мая из Констанцы были направлены конвои «Райер» (в 17 часов), «Профет» (в 20 часов), «Флиге» (в 20:30) (часть его вышла из Сулины в 24 часа) и «Овидиу» (в 24 часа). Эти конвои могли взять на борт 25 тысяч человек, но успевали подойти кХерсонесу не раньше ночи с 10 на 11.
Прибывшие в Констанцу 10 и 11 мая корабли, на части которых находились войска, сразу после разгрузки опять направились в Херсонес. Таким образом, используя все имеющиеся корабли, 10 мая удалось направить конвои «Пионир» (из Сулины), «Бухе» (в 14:00) и «Астра» (в 16:00) из Констанцы. 11 мая из Констанцы были направлены конвои «Ориент» (в 12:00), «Розе», «Айхе», и «Бруммер». Этими конвоями теоретически можно было эвакуировать еще 32 тысячи человек. Более 190 немецких и румынских военных кораблей и торговых судов находились в море. Они могли взять на борт 87 тысяч человек. Силы 17-й армии на полуострове Херсонес насчитывали 8 мая 50 тысяч человек.
Конвои еще на подходе обнаруживались очень хорошо работавшей советской воздушной разведкой. На основе ее данных советская авиация подвергала их массированным атакам. Погрузка на корабли производилась в прибрежной полосе под огнем артиллерии и налетами авиации. Немецких истребителей прикрытия с вечера 9 мая в Крыму не было, радиус действия немецкой авиации с материка обеспечивал прикрытие до района, начинавшегося в 100 км от берегов Крыма.
Обстановка еще больше обострилась, когда испортилась погода, до 9 мая благоприятствовавшая эвакуации. К счастью, лишь на короткое время в районе между Констанцей и Севастополем господствовал северо-восточный ветер силой 7-8 баллов. Поэтому шедшие в Херсонес конвои, состоявшие из маломореходных судов, вынуждены были возвращаться в порт или оставаться там. Другие конвои так сильно задержались, что подошли к Херсонесу только на рассвете 11 мая. Из-за этого погрузка была отложена до ночи с 11 на 12 мая. Но это означало, что замысел командующего 17-й армии эвакуировать всех одним конвоем в ночь на 11 мая невыполним. Чтобы не жертвовать всей армией, херсонесская позиция должна была удерживаться еще 24 часа.
10 мая в 09:30 командующий 17-й армией сообщил, что погрузка продолжится до 11 мая. Командующий группой армий просил АЧМ(адмирал Черного моря - название морского штаба немцев) направлять свои конвои, несмотря на шторм, учитывая связанный с этим риск, с таким расчетом, чтобы корабли прибыли еще в течение ночи на 11 мая. В 11:00 АЧМ заверил, что все исправные транспорты и корабли охранения четырьмя конвоями 9 мая вечером направились в Крым, и, возможно, будут в Севастополе до 24 часов 10 мая. Но в последующие часы стало очевидно, что эвакуацию придется отсрочить в связи с ухудшением погоды. За этим последовало сообщение командующего 17-й армией, что армия не имеет ни сил, ни боеприпасов, чтобы держаться еще и 11 мая. Ничего не могло изменить и требование командующего группой армий к АЧМ в 13:10 «выбросить все требования безопасности за борт и рисковать всем, чтобы вывезти из Крыма все, что можно еще спасти». Начальник оперативного отдела АЧМ заверил командующего, что все имеющиеся корабли уже отправлены, но погода и волнение в 6-8 баллов позволят конвоям прибыть только к 2-3 часам 11 мая.
Чтобы ускорить эвакуацию, подключился даже главнокомандующий флотом гроссадмирал Дениц, направивший в 07:15 телефонограмму АЧМ, в которой говорилось: «Обстановка в Крыму чрезвычайно серьезная. До 11 мая требуется обеспечить силами флота вывоз 35 тысяч человек. Главнокомандующий флотом ожидает самоотверженных действии от каждого человека, использования всех мыслимых средств для выполнения этой задачи и верит в готовность всех экипажей».
10 мая около 02:00 в район Херсонеса прибыли первые транспорты — «Тотила» и «Тея». Они стали в 2 милях севернее мыса, где попали под сильный артиллерийский огонь и налеты авиации. Из-за обстрела пароходы не могли подойти ближе к берегу, что очень замедлило погрузку. Она проводилась с 04:00 до 07:30 с помощью катеров и шлюпок. «Тея» приняла на борт от 4800 до 5000 человек, «Тотила» — около 4000. В 05:45 «Тотила» была повреждена во время налета тремя бомбами, загорелась и затонула около 08:00. Подошедший на помощь «R 209» в 11:30 доложил о гибели корабля. Уходившая тем временем на юго-запад в сопровождении «R 164» и «R 35» «Тея» после попадания бомб и торпеды с торпедоносца была настолько сильно повреждена, что в 15:00 затонула в 23 милях юго-западнее Херсонеса. Тральщики смогли спасти около 400 человек и пришли в Констанцу 11 мая в 11:00. Большая часть эвакуированных солдат (около 8 тысяч) утонула.
В 02:30 последний крупный конвой покинул акваторию Херсонеса. Пароход «Тисса» на пути в Констанцу получил повреждения от попадания бомбы и его взял на буксир тральщик «R 196». Пароход «Дуростор» затонул в 16:00 после попаданий бомб и торпеды подводной лодки «А-5». «UJ 310», поврежденный артиллерийским огнем, затонул. Находившиеся на месте БДБ оставались у пристаней и после 02:30 до полной загрузки. Они продолжали находиться в распоряжении морского коменданта. Им была дана команда взять на борт как можно больше человек (до 700 вместо 250 по инструкции, а некоторые — даже до 1100 человек) и идти на запад. Действия команд БДБ оценивались как образцовые. В 03:30 в Констанцу направились торпедные катера под командой морского коменданта.
Всего с начала эвакуации 12 апреля из 230.000 человек 17-й армии на материк немецким и румынским флотом было вывезено 130.000 человек, за то же время самолетами люфтваффе было вывезено еще 21.457 солдат. Из указанного командующим 17-й армией числа 57.500 убитых и пропавших без вести судьба не менее чем 20.000 человек осталась невыясненной.

Можно сравнить это с началом июля 1942. Там в плен только попало 90тыс. Сколько там погибло выясняют до сих пор. Бываю на 35й батарее каждый год. Ребята находят всё новые останки. Музей там сделали очень хороший. В мае 1942 г была директива Ворошилова, что эвакуации из Севастополя не будет. Вот ее и не было. Спасались как могли. Ни о каких конвоях в последние дни никто не заморачивался. Но встает другой вопрос - как в 1944 немцы смогли организовать вобще хоть какую то эвакуацию, а уж тем более 2/3 всей армии при наличии линкора, крейсеров, эсминцев в составе ЧФ!? Что они могли им противопоставить? Торпедные катера и десантные баржи? Чем занимался в это время адмирал Октябрьский? Ведь в Крыму воевали и горно стрелковые корпуса. Это очень хорошо подготовленные солдаты. Их нельзя было выпускать из Крыма.

Это сообщение отредактировал Sinnerbi - 31-10-2013 - 00:25
Мужчина Irochka117
Свободен
31-10-2013 - 05:58
(srg2003 @ 30.10.2013 - время: 23:41)
У меня да, был такой протест. К вопросу о дилетантизме- я свою точку зрения подтвердил ссылкой на достоверный источник, подтверждения же Вашей точки зрения так и не было

Вы по прежнему считаете Вильгельм Густлов боевым кораблем? Попробуйте поставить ему боевую задачу - сформулируйте с каким заданием Вы отправили бы его в море.
Мужчина yellowfox
Свободен
31-10-2013 - 09:47
(Irochka117 @ 31.10.2013 - время: 05:58)
Вы по прежнему считаете Вильгельм Густлов боевым кораблем? Попробуйте поставить ему боевую задачу - сформулируйте с каким заданием Вы отправили бы его в море.

Какая разница, какой был корабль? Если на нем было не только мирное население, но и военные.

Мужчина avp
Свободен
31-10-2013 - 10:15
(Sinnerbi @ 31.10.2013 - время: 00:19)
Ну если речь о ЧФ то давайте обратимся и к цифрам лругой стороны. Немцы народ пунктуальный и вели учет всего и вся.

«Кого боги хотят покарать, того они сперва лишают разума». Битва в Крыму — третья катастрофа, постигшая немецкие армии на южном фланге советско-германского фронта весной 1944 года, — наилучшая иллюстрация к этому древнему афоризму. Уж если что и было совершенно неоправданным и бесцельным, так это гибель 17-й немецкой армии на этом роковом полуострове Черного моря между 20 апреля и 12 мая 1944 года.

До этого обстановка на самой южной оконечности Восточного фронта оставалась относительно сносной. 17-я немецкая армия покинула Кубанский плацдарм в сентябре 1943 года в соответствии с планом общего отвода немецких войск, эвакуировалась с Таманского полуострова и переправилась через Керченский пролив без серьезных потерь. Главное командование сухопутных войск дало этой операции кодовое название «Маневр Кримхильда», использовав игру слов, объединившую название полуострова с именем белокурой героини саги о Нибелунгах.[194]

В течение 34 дней военно-морские корабли и переправочные средства инженерных войск перевезли через Керченский пролив 227 484 немецких и румынских солдат и офицеров, 28 486 человек вспомогательного персонала, 72 486 лошадей, 21 230 боевых, специальных и транспортных машин на механической тяге и 1815 артиллерийских орудий. Крупные боевые корабли Черноморского флота, базировавшиеся в кавказских портах Батуми и Поти, опасаясь немецких пикирующих бомбардировщиков, не предприняли серьезных попыток ударами с моря сорвать операцию «Кримхильда».

...Однако обстановка радикально изменилась, и немецкое верховное командование столкнулось с новой и неожиданной ситуацией, когда войска 4-го Украинского фронта под командованием генерала армии Ф. И. Толбухина, прорвав 24 октября 1943 года оборону 6-й немецкой армии севернее Мелитополя, устремились через Ногайскую степь к низовьям Днепра. Как только советские части выйдут к Перекопскому перешейку, 17-я армия будет полностью отрезана от остальных немецких армий на Украине. Новый Сталинград!

Генерал-полковник Эрвин Енеке, командующий 17-й армией, особенно болезненно реагировал на эту ситуацию, поскольку до середины января 1943 года он был командиром 4-го корпуса в Сталинграде. Предвидя надвигающуюся опасность, Енеке составил план под названием «Операция Михаель», предусматривавший своевременный прорыв 17-й армии через Перекоп и включение ее в оборонительные порядки немецких войск на нижнем течении Днепра. Ключевым словом в этом плане было «своевременный».

Прорыв готовился на 29 октября, и были отданы соответствующие приказания. Но 28 октября в 21.00 Гитлер запретил эту операцию.

Удался ли бы этот прорыв — вопрос другой: танки 2-й гвардейской армии 4-го Украинского фронта появились у Перекопа 30 октября. Что бы случилось, если бы они атаковали 17-ю армию на марше в момент ее отвода из Крыма? Армию, тяжелые средства противотанковой обороны которой сократились до двух бригад штурмовых самоходных установок и нескольких батарей 88-мм зенитных орудий, а соединения которой в основном пользовались конно-гужевым транспортом?

Но запрет Гитлера основывался не на этих соображениях. Гитлер по-прежнему исходил из политико-стратегических аргументов в пользу обороны Крыма, даже после того как все сухопутные коммуникации 17-й армии были перерезаны. Его взгляды разделял и поддерживал главнокомандующий немецкими военно-морскими силами гросс-адмирал Дениц. Сдача Крыма, предупредил он Гитлера, исключительно неблагоприятно скажется на военно-морской обстановке в Черном море. А если вдруг возникнет необходимость эвакуации войск, то немецкий флот проведет ее без особого труда. Плавучие транспортные средства способны обеспечить переброску 20 тысяч человек с полным снаряжением за четыре дня. Таким образом, вся 17-я армия с ее 200-тысячным личным составом, лошадьми, оружием и прочим техническим оснащением может быть эвакуирована в течение 40 дней, а в случае плохой погоды — в пределах 80 дней. Поэтому в конце октября Гитлер подтвердил свой приказ об обороне Крыма.

В ноябре 1943 года войска 4-го Украинского фронта ворвались на Перекопский перешеек, форсировали Сиваш и овладели плацдармом на его южном берегу, а войска Северо-Кавказского фронта в результате десантной операции захватили плацдарм на Керченском полуострове. Но попытки с ходу добиться решительного прорыва в глубь Крыма не удались.

Немцы усилили снабжение своих войск в Крыму морем со своих баз в Одессе и Констанце. Для срочных транспортных операций — эвакуация раненых, доставка подкреплений — использовалась эскадрилья огромных шестимоторных самолетов Ме-323 «Гигант».

Сегодня мы знаем, почему в это время советские крупные корабли, крейсеры и эсминцы оставались в своих портах — Батуми и Поти. Ставка Советского Верховного Главнокомандования запретила привлекать крупные надводные корабли для ведения операций на море вдали от своих баз без ее разрешения.[195] Поэтому понятно, что ключевую роль в обороне Крыма играла немецкая авиация, базирующаяся на полуострове, — 120–160 пикирующих бомбардировщиков, штурмовиков, бомбардировщиков и истребителей 1-го авиакорпуса. Судьба 17-й армии — как это уже было ранее со всеми окруженными немецкими группировками в ходе войны на Восточном фронте — в конечном итоге зависела от люфтваффе, от надежного прикрытия с воздуха, от господства немецкой авиации в небе над Россией. Вскоре мы увидим трагическое подтверждение этого тезиса.

...В ноябре 1943 года был составлен план эвакуации под названием «Рудербоот» («Гребная шлюпка»), его заменил план «Глейтербоот» («Глиссер») и, наконец, в начале апреля 1944 года план «Адлер». Основной замысел плана состоял в том, чтобы в течение шести-семи дней отвести войска из всех секторов полуострова в укрепленный район Севастополя, откуда они будут вывезены транспортными судами. Чтобы задержать преследующие бронетанковые соединения противника во время отвода немецких войск к Севастополю, создавались оборонительные заградительные полосы и запасные позиции с противотанковыми рвами. Главная линия обороны — «линия Гнейзенау», дугой окружавшая Севастополь, прикрывала все основные дороги, ведущие к этому городу-порту. Севастополь намечалось удерживать в течение трех недель. За это время армию предстояло вывезти на судах, используя портовые пристани и пирсы.

Таким образом, 17-я армия ждала. Она ждала перехода советских войск в наступление и приказа об эвакуации.

...Советские танки неотступно преследовали отступавшие немецкие войска, и было чудом, что операцию по отводу соединений 17-й армии под непрерывным воздействием превосходящих сил противника вообще удалось завершить.

Конечно, достигшие Севастопольского укрепрайона дивизии 17-й армии были в плачевном состоянии. Румынские соединения, по существу, распались, а немецкие дивизии практически превратились в усиленные полки. Немецкие потери составили 13 131 человек, румынские — 17 652 человека. Личный состав армии к 18 апреля сократился до 124 233 человек.

Эвакуация морем велась непрерывно с 12 апреля. В первую очередь вывозились тыловые службы, транспортные подразделения, власовцы, военнопленные и гражданские служащие. К 20 апреля было эвакуировано 67 тысяч человек, то есть ежедневно транспортные суда перевозили более 7 тысяч человек. Еще 18 дней — и можно будет завершить всю операцию.

Общая ситуация выглядела обнадеживающей. Оборонительные и блокирующие позиции трех укрепленных полос города-крепости можно было бы удерживать еще две-три недели. Пока они не были прорваны, аэродромы внутри укрепрайона находились вне досягаемости огня советской артиллерии, и самолеты люфтваффе могли пользоваться ими, а пока немецкая авиация обеспечивала прикрытие с воздуха, эвакуация морем могла продолжаться. Таким образом, все было взаимосвязано. 17-ю армию еще можно было спасти и, если действовать умно и смело, попытаться спасти даже ее арьергардные части в последний день эвакуации. Командование 17-й армии верило в это, судя по запискам начальника оперативного отдела ее штаба подполковника Вайтерхаузена.

Но роковой приговор ей уже был передан в эфир. Гитлер снова принял одно из своих непонятных решений. 12 апреля он подписал приказ: «Севастополь оборонять до конца. Боеспособные войска не эвакуировать!» В город перебрасывались новые батальоны. Севастополь должен держаться!

...В апреле 1944 года для обороны Севастополя немцы располагали пятью ослабленными дивизиями. Артиллерия состояла из тех орудий, которые удалось спасти при отступлении 49-го корпуса. Правда, основной рубеж обороны был хорошо укреплен, его оборонительные сооружения прикрыты колючей проволокой, но железобетонные доты в глубине обороны существовали лишь в тактически важных секторах. Вторая и третья оборонительные линии, где дислоцировались резервы, были значительно слабее. Старые форты и железобетонные укрытия не были восстановлены и использовались лишь как госпитали и пункты сосредоточения войск. Укрепления в юго-восточном секторе внешнего обвода города были более слабыми, а траншеи недостаточно глубокими. 5-й корпус не имел тяжелой артиллерии, не хватало и тяжелого стрелкового оружия. 98-я пехотная дивизия оказалась без шанцевого инструмента. Кирки и лопаты пришлось собирать по всему укрепрайону, а саперам срочно изготовлять к ним рукоятки. Только после этого началось сооружение земляных укреплений. Вокруг города-крепости стояли готовые к штурму три советские армии, танковый корпус, три артиллерийские дивизии и несколько самостоятельных бригад. Около 6 тысяч орудий и минометов были готовы обрушить на него ливень снарядов и мин.

...Советское наступление началось 5 мая в 9.30 двухчасовой артиллерийской подготовкой, в которой участвовало 400 тяжелых орудий и 400 многоствольных ракетных установок. Основной удар пяти советских стрелковых дивизий наносился по позициям 336-й пехотной дивизии Бои носили исключительно упорный характер, но немецкие войска на северном участке фронта держались двое суток — до 7 мая.[198]

7 мая войска Отдельной Приморской армии нанесли решительный удар по позициям 5-го корпуса в южном и восточном секторах немецкого фронта. Плотность артиллерийского огня достигала до 320 стволов на 1,6 километра фронта. Советские орудия обрушили град снарядов и мин на немецкие узлы обороны и артиллерийские позиции. Затем на штурм пошли советские войска. Они атаковали ослабленные полки 73, 111 и 98-й немецких пехотных дивизий.

Фронт 73-й дивизии был прорван. К 18.00 немецкие потери на этих двух участках обороны составили 5 тысяч человек. Бои велись в исторических местах, хорошо известных еще с времен Крымской войны 1853–1856 годов — на Английском кладбище, Сапун-горе, Балаклавских высотах.

Форт «Максим Горький», разрушенный еще в 1942 году, служил полевым госпиталем. Там лежали длинные ряды раненых солдат. Стоны и трупный запах. Узкая траншея, проделанная в крутом склоне, вела вниз к причалу, куда переносили раненых для эвакуации. Внизу в воде плавали конские трупы.

Что произошло там, описал в своем дневнике 22 апреля известный нам капитан Гензель: «В соответствии с приказом об эвакуации все лошади были убиты и сброшены в море. Море внизу кишело тысячами трупов мертвых лошадей, которые лениво колыхались в волнах прибоя. Эта кровавая бойня лошадей была одной из многих бессмысленных вещей, совершенных в Крыму. Не желая убивать своих преданных четвероногих друзей поодиночке, румыны подгоняли к краю обрыва целые табуны и расстреливали их из пулеметов. И эта бойня длилась многие часы».

Кризис наступил 8 мая. Советские войска ворвались на господствующую над городом высоту — Сапун-гору. Все попытки отрезать их и сбить с этой высоты, а также отбить Английское кладбище сорвались. Немецкие войска в этом ключевом районе оказывали отчаянное сопротивление. На какое-то время 2-му батальону 282-го гренадерского полка удалось контратакой вернуть одну из высот, но вскоре немцы были снова вынуждены оставить ее. Командир батальона Финке был убит.

Командование армии приказало возобновить контратаки — что еще оставалось делать? Приказа об эвакуации не было, и Севастополь надо было оборонять. Но с потерей Сапун-горы это было невозможно.

Когда советские войска овладели Сапун-горой командование 17-й армии собрало все оставшиеся резервы и снова бросило их в контратаку. В полдень подполковник Вайтерхаузен, начальник оперативного отдела штаба доложил командованию группы армий, что контратака отбита. «Мы сделаем все возможное, чтобы вернуть эту ключевую высоту». Но, несмотря на все отчаянные попытки, немецким войскам добиться этого не удалось. Важнейший рубеж обороны был потерян.

В этой ситуации генерал-полковник Шернер вечером 8 мая направил телеграмму в ставку Гитлера: «Прошу разрешить эвакуацию, так как дальнейшая оборона Севастополя более невозможна».

Гитлеру пришлось смириться с фактами. В 23.00 он дал согласие. При этом он с горечью сказал начальнику штаба ОКБ Кейтелю: «Самое худшее в этой вынужденной эвакуации, на мой взгляд, то, что русские смогут вывести из Крыма свои армии и использовать их против группы армий “Южная Украина”».

...К 2.15 9 мая генерал Альмендингер имел на руках приказ об эвакуации из города. Остатки армии начали срочно отходить на свой последний оборонительный рубеж, прикрывавший западную оконечность мыса Херсонес.

К 16.00 арьергардные отряды 50-й пехотной дивизии отступили из руин Севастополя и заняли позиции на северном участке нового оборонительного рубежа. Вечером этого же дня был убит комендант Сезастополя полковник Бетц, который командовал этой дивизией с 1 мая, после того как генерал Сикст был ранен.

Оборонительный рубеж на мысе Херсонес был тщательно спланирован и хорошо укреплен. Главную линию обороны составляли непрерывные линии траншей с дополнительными ходами сообщений, железобетонными дотами и бункерами для солдат, боеприпасов и продовольствия. Запасов продовольствия хватало с избытком. Имелись также достаточные запасы питьевой воды (на Херсонесе источников пресной воды нет). Это имело немаловажное значение для поддержания морально-боевого духа войск. Во главе боевых групп, сформированных из остатков различных родов войск и служб, были поставлены опытные офицеры. В секторе обороны 98-й пехотной дивизии, позади траншей и дотов, в которых находились гренадеры, всех других военнослужащих, имевших боевой опыт, объединили в готовый для контратак тактический резерв — 250 человек, значительная сила по меркам тех дней.

Советские войска, энергично преследовавшие отступавшие немецкие части, попытались с ходу прорвать последний оборонительный рубеж 17-й армии, смять ее боевые порядки и ликвидировать оставшиеся очаги сопротивления. Однако, несмотря на их численное превосходство, немецкая оборона сумела выдержать этот первый натиск.

Но вся эта храбрость была бесполезной. Настал момент, когда 17-я армия лишилась основного козыря своей обороны — базировавшихся в Крыму авиационных соединений генерала Дейчманна. Последний оставшийся у немцев на Херсонесском полуострове аэродром оказался под прицельным огнем советских артиллеристов, которые хорошо просматривали всю западную оконечность полуострова с высоты Сапун-горы. Вечером 9 мая, когда взлетное поле покрылось орудийными воронками, Дейчманн приказал своим последним тринадцати истребителям вернуться на материк. Воздушный зонт над полуостровом был утрачен. Авиабазы на материке находились слишком далеко, и это резко ограничило действия немецкой истребительной и штурмовой авиации. Имевшиеся же двухмоторные истребители были необходимы для прикрытия конвоев.

Последний акт трагедии начался 10 мая 1944 года сокрушительным ударом. Ударом, продемонстрировавшим тесную взаимозависимость военных действий на суше, море и в воздухе.

Как только был отдан приказ об эвакуации, военно-морской флот привел в действие механизм тщательно подготовленной крупномасштабной переправочной операции. Удастся ли ее провести? От ответа на этот вопрос зависела судьба 17-й армии. Первые конвои сразу же вышли в море. Переход из Констанцы в Крым занимал около полутора суток. Ощутимая разница по сравнению с Дюнкерком, где в 1940 году англичанам удалось эвакуировать из Франции целую армию, поскольку переход через Ла-Манш требовал всего несколько часов.

10 мая около 02.00 два крупных транспорта — «Тотила» и «Тейя» подошли к Крыму. Они остановились в двух морских милях к северу от Херсонесского полуострова, так как иначе оказались бы в пределах огня советской артиллерии.

Самоходные паромы и катера перевезли с берега солдат и офицеров, «Тейя» приняла на борт 5 тысяч человек и «Тотила» — 4 тысячи. А затем произошла катастрофа. Советские штурмовики и бомбардировщики в сопровождении истребителей с ревом промчались над судами.

Немецких истребителей в небе не было.

В 05.45, получив три попадания, транспорт «Тотила» загорелся и, потеряв ход, начал дрейфовать в море. Через полчаса он затонул. Спаслись лишь несколько сот человек. Такая же участь постигла «Тейю». Советский торпедоносец нанес ей столь тяжелые повреждения, что около 15.00 транспорт затонул. Из 5 тысяч уцелели 400 человек. Восемь тысяч нашли смерть в морской пучине в результате одного удара.

17-я армия собиралась эвакуироваться в ночь с 10 на 11 мая. На херсонесских оборонительных рубежах находилось приблизительно около 30 тысяч человек. Военно-морской флот дал согласие. В руководство операцией лично вмешался гросс-адмирал Дениц. Все, что могло держаться на воде, было направлено к Севастополю. В море вышли более 190 немецких и румынских военных катеров, транспортов, буксиров, тральщиков и самоходных барж. Они могли принять на борт 87 тысяч человек — этого было достаточно: ведь на полуострове оставалось немногим более 50 тысяч немцев и румын.

Казалось, что дела обстоят не так уж плохо. Но как говорится, человек предполагает, а бог располагает. Начался шторм. График нарушился. Командующий операцией контр-адмирал Шульц со своими офицерами работали не покладая рук. Но что они могли сделать с восьмибалльным штормом. Многие конвои были вынуждены повернуть назад или остановиться. Другие опаздывали. Вскоре стало ясно, что суда не смогут достичь Херсонеса к 11 мая. Поэтому эвакуацию перенесли на следующую ночь — с 11 на 12 мая. Это означало, что план одновременной ночной эвакуации всех находившихся на полуострове частей 17-й армии сорвался и, следовательно, необходимо будет еще целые сутки удержись оборонительные рубежи, чтобы спасти армию от гибели.

Днем 11 мая все подразделения получили приказ оставить свои позиции и к 23.00 отойти к намеченным пунктам посадки на корабли и окопаться для обеспечения локальной обороны. При этом указывалось, что если корабли не прибудут в эти пункты, то солдаты должны садиться на любые другие суда, которые они сумеют найти. Учитывая обстановку, это был необходимый приказ, но он открывал также путь к хаосу и панике.

Шел двенадцатый час ночи. Генерал Рейнгардт, командир 98-й дивизии, опросил по радио собравшиеся у мест посадки подразделения дивизии. На его неоднократные запросы поступал один и тот же ответ: кораблей нет.

Кораблей не было. Что могло случиться? Но корабли были. Предназначенный для эвакуации флот стоял на рейде — он не мог подойти к берегу.

В 21.30 контр-адмирал Шульц поднялся на борт флагманского корабля 1-й флотилии сторожевых торпедных катеров. Он собирался сам подвести суда каравана к их якорным стоянкам и причалам. Ночь была темной, но контр-адмирала эта темнота устраивала. Советская артиллерия не сможет вести прицельный огонь, а советская авиация не имела опыта ночных атак.

Рассекая волны, катер устремился к берегу. Нетерпеливо офицеры вскинули к глазам ночные бинокли. Что такое? «Туман», — обронил первый офицер. Все пришли в ужас. «Но откуда он взялся?» Густые белые облака тумана ползли с берега на море, Туман сгущался. Пристань и пирсы теперь можно было разглядеть лишь вблизи. Но это был не туман — как не невероятно, но это была дымовая завеса!

Несколько месяцев назад военно-морские специалисты установили систему дымовой маскировки в портах и заливах Херсонеса — несколько сот баллонов. В случае массированных налетов авиации противника военные объекты и особенно места стоянки судов, пристани и причалы предполагалось укрывать дымовыми завесами, чтобы сделать прицельную бомбежку невозможной. Сейчас эти дымовые баллоны взорвались от случайных попаданий артиллерийских снарядов. Немецкие солдаты, удивленные и обрадованные тем, что они оказались укрытыми от вражеских глаз, привели в действие остальную уцелевшую дымозащитную аппаратуру, чтобы обеспечить, как им казалось, еще большую безопасность, не предвидя всех последствий.

Исправить что-либо теперь было уже невозможно. Правда, Шульц нашел транспорт «Дакия» и еще несколько судов и привел их к берегу. Но всего стоявших на рейде кораблей и судов было около шестидесяти, и большинство из них отыскать ему не удалось. К тому же ждать долго они не могли. С наступлением рассвета многие из них вернулись обратно в Констанцу пустыми.

Имелась лишь одна возможность — направить на поиски этих судов остальные торпедные катера 1-й флотилии с приказом эскортировать их к местам погрузки. Но флотилия была единственным боевым соединением, оставшимся у Шульца для отражения атак советских надводных кораблей. Лишить себя этой возможности Шульц не мог. Что мог бы он тогда предпринять в случае такой атаки? Случись это — и все транспортные суда подверглись бы смертельной опасности. Кто может упрекнуть адмирала за стремление держать наготове свое единственное оружие?

Так начался финальный акт трагедии многих тысяч оставшихся на полуострове солдат и офицеров 17-й армии.

За три прошедших дня с Херсонесского полуострова было взято на корабли 39 808 солдат и офицеров, 31 708 из них прибыли в назначенные им порты. Но многие другие эвакуироваться не смогли.

Особенно неудачно сложилась судьба 111-й пехотной дивизии, переброшенной в марте в Крым на усиление 17-й армии. Ни один из стоявших на рейде транспортов не нашел в темноте и дыму путь к сектору берега, куда отошли остатки дивизии.

Наступило утро 12 мая. Советские Т-34 атаковали последнюю линию опорных пунктов, прикрывавших отведенные этой дивизии пункты посадки на корабли. Тяжелое вооружение уже было уничтожено, у оборонявшихся немецких солдат имелись лишь винтовки и пулеметы.

На берегу у моря подполковник Франц, офицер разведки, спешно жег секретные документы. Организованное сопротивление прекратилось. Вспыхнула паника. Какой-то лейтенант схватил доску, бросился в воду и попытался уплыть в море.

«Тридцатьчетверки» не спешили подойти к берегу. Советская артиллерия обстреливала прибрежную полосу. На узкой грязной и каменистой отмели между высоким отвесным берегом и кромкой моря сгрудилось несколько тысяч человек.

Затем танки медленно двинулись вперед. Люки их были открыты. За ними не спеша шли советские солдаты…

http://www.uhlib.ru/istorija/ot_barbarossy..._zapada/p13.php
Мужчина srg2003
Свободен
31-10-2013 - 11:39
(Irochka117 @ 31.10.2013 - время: 05:58)
(srg2003 @ 30.10.2013 - время: 23:41)
У меня да, был такой протест. К вопросу о дилетантизме- я свою точку зрения подтвердил ссылкой на достоверный источник, подтверждения же Вашей точки зрения так и не было
Вы по прежнему считаете Вильгельм Густлов боевым кораблем? Попробуйте поставить ему боевую задачу - сформулируйте с каким заданием Вы отправили бы его в море.

Да, Вы не привели абсолютно никаких доказательств обратного. А боевая задач уже была поставлена кригсмарине- обучение подводников, обеспечение действий подводного флота на Балтийском ТВД.
Кстати по поводу Штойбена, Как Вы думаете какая основная боевая задача стояла перед Кригсмарине во 2 МВ?
Мужчина Sinnerbi
Свободен
31-10-2013 - 13:03
(avp @ 31.10.2013 - время: 10:15)

В течение 34 дней военно-морские корабли и переправочные средства инженерных войск перевезли через Керченский пролив 227 484 немецких и румынских солдат и офицеров, 28 486 человек вспомогательного персонала, 72 486 лошадей, 21 230 боевых, специальных и транспортных машин на механической тяге и 1815 артиллерийских орудий. Крупные боевые корабли Черноморского флота, базировавшиеся в кавказских портах Батуми и Поти, опасаясь немецких пикирующих бомбардировщиков, не предприняли серьезных попыток ударами с моря сорвать операцию «Кримхильда».






А наши ВВС чем занимались? Не могли прикрыть с воздуха флот? Красный Крым и Красный Кавказ могли бить по проливу с дистанции 35км. Артиллерия немцев их бы не достала.

Сегодня мы знаем, почему в это время советские крупные корабли, крейсеры и эсминцы оставались в своих портах — Батуми и Поти. Ставка Советского Верховного Главнокомандования запретила привлекать крупные надводные корабли для ведения операций на море вдали от своих баз без ее разрешения...
Казалось, что дела обстоят не так уж плохо. Но как говорится, человек предполагает, а бог располагает. Начался шторм. График нарушился. Командующий операцией контр-адмирал Шульц со своими офицерами работали не покладая рук. Но что они могли сделать с восьмибалльным штормом. Многие конвои были вынуждены повернуть назад или остановиться...
Имелась лишь одна возможность — направить на поиски этих судов остальные торпедные катера 1-й флотилии с приказом эскортировать их к местам погрузки. Но флотилия была единственным боевым соединением, оставшимся у Шульца для отражения атак советских надводных кораблей. Лишить себя этой возможности Шульц не мог. Что мог бы он тогда предпринять в случае такой атаки? Случись это — и все транспортные суда подверглись бы смертельной опасности. Кто может упрекнуть адмирала за стремление держать наготове свое единственное оружие?

Против 12 дюймовок линкора, 180мм орудий крейсеров и 130мм орудий эсминцев единственное оружие это торпедные катера. Бомбардировщиков Люфтваффе в Крыму уже не было. Но надводные корабли ЧФ ничем не помешали немецкой эвакуации. Все потери немцев были от авиации и частично от подводных лодок. Как это могло быть!? Почему дали уйти такому количеству боеспособного вражеского личного состава? Чтобы потом класть тысячи своих , выбивая немцев из Румынии и Венгрии? Людей не жалко, а железные коробки жалко? Всё равно они уже были бесполезны для дальнейших боевых действий, т.к. фронт ушел от моря.
Мужчина avp
Свободен
31-10-2013 - 16:43
...Между тем германское командование очень боялось привлечения к операции основных сил Черноморского флота, находившегося в Поти. 20 сентября подводная лодка типа U-20 под командованием обер-лейтенанта Шелера уже находилась у берегов Грузии с задачей сделать минную постановку у входа во временную главную базу ЧФ. На известном немцам фарватере в 1,5 мили от берега на глубине 17–24 метра были установлены мины. На подлодке было 9 мин «ТВМ», по три в каждом торпедном аппарате. Подобная мина имела массу 800 кг и длину 2,31 метра. Посчитав, что вход в порт заминирован, U-20 возвратилась в Севастополь, а 30 сентября была под Анапой, где потопила лихтер.

30 сентября эсминцы Черноморского флота «Способный», «Бойкий» и «Беспощадный» без особого успеха пытались атаковать германские эвакуационные конвои у южного берега Крыма. Судьба этой операции все же решалась на земле.

...Для прикрытия последнего этапа эвакуации германское командование сосредоточило на берегу Керченского полуострова мощный артиллерийский кулак. Это были преимущественно дальнобойные пушки германского, французского и советского производства. Всего для обороны Керченского пролива применялось 101 орудие. Железнодорожные артсистемы калибра 280 мм вели огонь на дальность 30 км и могли обстреливать три четверти обороняемого плацдарма. Пушки калибра 170 мм вели огонь на расстояние 25 км. За ними шли орудия калибра 150 мм. Позиции у поселка Ильич и на косе Чушка находились под огнем 210-мм гаубиц. Такая огневая поддержка здорово цементировала германскую оборону на Таманском полуострове.

С 1 октября немецкое командование начало осуществлять второй этап эвакуации Кубанского плацдарма. Под давлением советских войск, которые с разной степенью успеха высаживали десанты и «молотили» оборону врага, германские войска «отпрыгивали» с рубежа на рубеж. Соединения, выведенные из сражения, эвакуировали в Крым. Именно в этот период произошел широко известный случай гибели лидера «Харьков» и эсминцев «Беспощадный» и «Способный» от ударов германских пикирующих бомбардировщиков из 77-й эскадры. 6 октября 1943 года наши корабли, осуществляющие операции по борьбе с немецким судоходством в акватории Керченского пролива и северной части Черного моря, были потоплены в результате многократных воздушных атак противника. После такого афронта Сталин вообще запретил применять крупные корабли без его разрешения, а активность Черноморского флота значительно снизилась.

...С 8 по 10 октября 1943 года четырьмя большими конвоями 240 судов противника, участвовавших в эвакуации Кубанского плацдарма, прошли из Керчи в Севастополь. Советскими самолетами была потоплена инженерно-штурмовая лодка № 299, а атакой подводной лодки — паром F-474.

Поскольку расстояние между Керченским полуостровом и Таманью было невелико, а германское командование аж с 3 сентября 1943 года начало осуществлять эвакуацию своей группировки, спасти противнику удалось многое. В боевом донесении управления 17 А по оперативному отделу № 14674/43 от 9 октября 1943 года в ходе эвакуации Кубанского плацдарма через Керченский пролив было вывезено: 177 355 немецких военнослужащих, а также 50 139 военнослужащих союзников, 28 486 «хиви» и рабочих колонн, 27 456 эвакуированных из числа гражданского населения (не считая 60 тыс. гражданских лиц, перевезенных с февраля по август), 72 899 лошадей, 27 491 гужевая повозка, 21 230 автомобилей, 1815 орудий, 115 477 тонн грузов (из них 27 670 тонн боеприпасов), 29 500 тонн продовольствия, 13 940 тонн фуража, 74 танка и штурмовых орудия. Воздушным транспортом с 7 сентября по 9 октября эвакуированы 15 661 военнослужащий и 1153,8 тонн вооружения и грузов. 109 паровозами и 1150 вагонами был вывезен весь вагонный парк полевой железной дороги, а вместе с ним — большое количество строительных материалов для ж/д.

Также немцы уничтожали всю более или менее пригодную к использованию инфраструктуру и материалы: 10 150 тонн угля, 16 500 тонн кормов, 83 300 тонн остальных грузов (из них 52 200 тонн рельсов и шпал для полевой железной дороги). 253 км рельсов и 774 метра железнодорожных мостов было взорвано.

http://www.k2x2.info/voennaja_istorija/shv...4.php#metkadoc2
Мужчина darsie
Свободен
31-10-2013 - 17:01
интересные сведения... спасибки...
а вообще, все эти героические потуги гитлеровцев Черноморский флот мог пресечь, поставив на рейде Севастополя пару эсминцев, и прикрыв их дежурной эскадрильей морской авиации... но адмиралы в золотых погонах наверное каждый вечер горячо молились на портрет Верховного,запретившего им использовать корабли и избавившего их от ответственности... Да уж,героизм простых матросов и младших офицеров флота явно компенсировался трусостью и нерешительностью золотопогоного начальства (((...
А ведь у черноморцев помимо чисто воинского желания бить врага,должно было сыграть чувство личной мести... мести к 17 армии... ведь это она упорно удерживала устье Кубани почти весь 1943 год, из за нее армейцы сыпали на Верховного жалобы о пассивности флота, именно румынско-немецкие части этой армии устроили побоище озерейскому десанту, именно она ,на позор всего флота, благополучно удрала с Кубани в Крым... вот бы и расправиться над ней в период эвакуации из Крыма в Румынию... но увы,увы...
Зато уж что что, а гробить личный состав адмиралы любили и умели...
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B5%...%BE%D0%B3%D0%BE
в том же 44 был высажен десант прямо в порт Николаева,геройски сражавшийся и почти весь погибший... где то довелось читать, что десантники помешали гитлеровцам эвакуироваться из Николаева морем...если это так, то не проще ли было поставить на рейде дивизион торпедных катеров и свести идею эвакуации на нет, а еще лучше-дать немцам погрузиться на плавсредства и отправить весь николаевский гарнизон на корм медузам... или я снова предлагаю слишком кровожадные идеи ?..
если вернуться в обозначенный темой топика 1941 год, то слов не останется,одна ругань... из частей одесской ВМБ были сформированы и брошены на защиту города 1 и 2 морские полки... на самом деле особой необходимости в пехоте в безкозырках у командования не было-в городе было полно армейских частей, к нему отошел стоявший на Дунае стрелковый корпус, войск было так много, что их до осады даже отводили на восток.Так своим ходом было эвакуировано Одесское артиллерийское училище... но так как моряки обеспечивали снабжение города,от их помощи было отказываться неблагоразумно...однако командование ЧФ не успокаивалось и из добровольцев с боевых кораблей сформировало знаменитый 3 морской полк. Но для него просто не находилось места в боевых порядках вокруг Одессы.Тогда полк высадили восточнее города в районе Григорьевка-Чебанка... довелось лично побывать там и посмотреть.. более неудобного места найти невозможно.Берега очень крутые и высокие, прямо о берег бьет сильная волна... подойти кораблям близко к берегу нельзя, шлюпки с кораблей тоже должны оставаться вдали от берега,или их разобьет..моряки прыгали в воду и со шлюпок на себе перетаскивали все доставленное на берег.Кстати,из за особенностей гидрографии вода даже в августе ледяная,довелось лично опробовать,на пляжах Одессы совсем другая температура...затем обрывистый высокий берег,где нужны навыки скалолаза и дальше-гладкая степь 1-2 километра до чахлой полоски зеленых насаждений вдоль шоссе Одесса-Николаев.Там до сих пор есть следы окопов,выкопанных черноморцами.Источников воды нет.Каждые патрон и граната,каждый сухарь и фляга воды на передовую доставлялись ценой матросской крови.Как выносили и эвакуировали раненных-я даже не представляю.
Результат десанта - у румын,осаждавших Одессу, удлинился фронт.. но крулевскую армию это по моему только обрадовало.Румыны воевали вообще странно, взятием Одессы для них заканчивались все преференции,обещанные Гитлером.Напомню, что когда Румыния вступила в блок союзников Германии,Гитлер без всякой войны сократил ее территорию на треть, заставив отдать Трансильванию мадьярам, а область Добруджу болгарам.Взамен он пообещал румынам вернуть Бессарабию и подарить Одессу. Поэтому они готовы были осаждать город до конца войны...
...Эти дикобразы мои вместе с ракетометом увязли в грязном ухабе посередине дороги и намеревались, видно, всю войну там провозиться...-эта цитата из Стругацких наиболее точно отражает настроение румынской армии...
А ведь 3 морской полк ,вместо того, что бы бессмысленно гробить в голой степи, можно было поставить на Перекопе,усилить артиллерией и надежно прикрыть весь Крым от вторжения немцев на мотоциклах и румын на реквизированных молдавских керуцах... в 20 году Слащев держал Перекоп с 5 тысячами против миллионной красно-махновской группировки,причем сам Перекоп удерживали всего две стрелковые роты,поддержанные пулеметной командой и артиллерийской батареей... но увы,увы...
Мужчина avp
Свободен
31-10-2013 - 17:05
№ 170. Директива Гитлера группе армий "А" об отступлении немецких войск с Кубани и о проведении разрушений при отступлении

(Условное название операции по эвакуации кубанского плацдарма - "Движение Кримхильды ".)

Ставка верховного главнокомандующего. 4 сентября 1943 г. Совершенно секретно..

С целью высвободить соединения для выполнения других задач я решил эвакуировать кубанский плацдарм и отвести 17-ю армию через Керченский пролив в Крым.

Подготовка и проведение эвакуации, разрушений при эвакуации и ускоренного строительства укреплений в Крыму поручается главнокомандующему группы армий "А". Его приказы обязательны для всех органов - также для неармейских органов - в районе кубанского плацдарма и на Керченском полуострове.

Для проведения отступления, разрушений при отступлении и строительства обороны Крыма необходимо назначить особые ответственные штабы, к которым должны быть прикомандированы также представители ВВС, военно-морского флота, организации ТОДТА и т. д.

Осуществление всех этих мероприятий должно быть закончено до наступления распутицы. Отступление должно как можно дольше оставаться незаметным для противника.

Я придаю особенное значение следующему:

1. Отступление

а) В руки противника не должно попадать никакого оружия, никаких запасов и никаких материалов.

б) Все военные и хозяйственные запасы, оружие и материалы должны планомерно вывозиться.

в) Все гражданское население должно быть вывезено в Крым.

г) Все прочие запасы области, как-то: перевозочные средства, скот и всякого рода суда и т. п. должны быть отведены в Крым.

Новый посев не проводить.

2. Разрушения при отступлении

а) Все полезные противнику сооружения, места расквартирования, дороги, искусственные сооружения, плотины и т. д. должны непременно разрушаться.

б) Все железные и шоссейные дороги должны быть сняты или без остатков разрушены.

в) Все возведенные бревенчатые гати должны приводиться в негодность и уничтожаться.

г) Находящиеся на кубанском плацдарме сооружения для добычи нефти должны быть полностью уничтожены.

д) Новороссийский порт должен быть так разрушен и загрязнен, чтобы он долгое время не мог быть использован русским флотом.

е) К разрушению относится также минирование местности.

ж) Противник должен получить совершенно негодную на долгое время, незаселенную, пустынную землю, где в течение месяцев будут происходить взрывы мин.

3. Оборона Крыма

а) Все высвобождающиеся строительные силы и весь материал должны быть направлены, смотря по важности участка, на строительство оборонительных укреплений в Крыму. Строительство необходимо вести по объектам первостепенной важности таким образом, чтобы в первую очередь были укреплены самые опасные участки (полуостров Керчь, Феодосия, Судак и т. д.). Строительство проводить ускоренными темпами.

б) Первоначальные полевые оборонительные сооружения Крыма необходимо в кратчайший срок заменить долговременными оборонительными укреплениями.

в) Необходимо обеспечить беспощадное, проводимое без всякой ложной мягкости привлечение гражданского населения для этой задачи, ускоренное использование и объединение его в строительные батальоны (также женские строительные батальоны).

г) В рамках обороны Крыма необходимо достичь всеми средствами полного предотвращения прохода русских судов через Керченский пролив в Азовское море.

Следует заранее распорядиться о необходимом блокировании и минировании этого пролива, а также об артиллерийском контроле над ним.

К 10 сентября группа армий "А" должна доложить о своих намерениях с приложением календарного плана отступления и разрушений и сроков строительства оборонительных укреплений при условии, что 3-4 германские дивизии должны быть отданы.

Адольф Гитлер

ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 229, л. 6-7. Перевод с немецкого.
предыдущая глава
Мужчина avp
Свободен
31-10-2013 - 17:17
Ке́рченский проли́в:

(др.-греческий Боспор Киммерийский), между Керченским и Таманским п-овами, соединяет Чёрное и Азовское моря. Длина ок. 41 км, ширина от 4 до 43 км, глубина 5–15 м.

Линейный корабль «Севастополь» - осадка - 9,1 м

Это сообщение отредактировал avp - 31-10-2013 - 17:19
Мужчина darsie
Свободен
31-10-2013 - 17:20
(avp @ 31.10.2013 - время: 17:17)
Ке́рченский проли́в:

(др.-греческий Боспор Киммерийский), между Керченским и Таманским п-овами, соединяет Чёрное и Азовское моря. Длина ок. 41 км, ширина от 4 до 43 км, глубина 5–15 м.

Линейный корабль «Севастополь» - осадка - 9,1 м[B]

ну его же не таранить баржи заставляют-а с пушек можно и не заходя в пролив палить,где то указывалась дальность полета снаряда в 35 км...
Мужчина avp
Свободен
31-10-2013 - 17:25
(darsie @ 31.10.2013 - время: 17:20)
(avp @ 31.10.2013 - время: 17:17)
Ке́рченский проли́в:

(др.-греческий Боспор Киммерийский), между Керченским и Таманским п-овами, соединяет Чёрное и Азовское моря. Длина ок. 41 км, ширина от 4 до 43 км, глубина 5–15 м.

Линейный корабль «Севастополь» - осадка - 9,1 м[B]
ну его же не таранить баржи заставляют-а с пушек можно и не заходя в пролив палить,где то указывалась дальность полета снаряда в 35 км...

Мины, самолеты, береговая артилерия, торпедные катера.
Мужчина darsie
Свободен
31-10-2013 - 17:28
(avp @ 31.10.2013 - время: 17:25)
.[/QUOTE] Мины, самолеты, береговая артилерия, торпедные катера.

война- вообще дело неблагодарное, на ней ,как ни странно, погибают.....
Мужчина Sinnerbi
Свободен
31-10-2013 - 17:59
(avp @ 31.10.2013 - время: 16:43)

...Для прикрытия последнего этапа эвакуации германское командование сосредоточило на берегу Керченского полуострова мощный артиллерийский кулак. Это были преимущественно дальнобойные пушки германского, французского и советского производства. Всего для обороны Керченского пролива применялось 101 орудие. Железнодорожные артсистемы калибра 280 мм вели огонь на дальность 30 км и могли обстреливать три четверти обороняемого плацдарма. Пушки калибра 170 мм вели огонь на расстояние 25 км. За ними шли орудия калибра 150 мм. Позиции у поселка Ильич и на косе Чушка находились под огнем 210-мм гаубиц. Такая огневая поддержка здорово цементировала германскую оборону на Таманском полуострове.

С 1 октября немецкое командование начало осуществлять второй этап эвакуации Кубанского плацдарма. Под давлением советских войск, которые с разной степенью успеха высаживали десанты и «молотили» оборону врага, германские войска «отпрыгивали» с рубежа на рубеж. Соединения, выведенные из сражения, эвакуировали в Крым. Именно в этот период произошел широко известный случай гибели лидера «Харьков» и эсминцев «Беспощадный» и «Способный» от ударов германских пикирующих бомбардировщиков из 77-й эскадры. 6 октября 1943 года наши корабли, осуществляющие операции по борьбе с немецким судоходством в акватории Керченского пролива и северной части Черного моря, были потоплены в результате многократных воздушных атак противника. После такого афронта Сталин вообще запретил применять крупные корабли без его разрешения, а активность Черноморского флота значительно снизилась.

Дальность стрельбы 180мм орудий крейсера Красный Кавказ 35км. Приборы центрального управления артиллерийским огнём линкора «Севастополь» были доработаны в ходе модернизации 1933-1939г и обеспечивали ведение огня «специальными 305-мм дальнобойными фугасными снарядами» на полную дистанцию огня 44,44 км. За 1 залп 4 180мм снаряда и 12 снарядов калибра 305мм. Скорострельность 4 встрела в минуту, но обычно больше 2х не получалось. Что там останется на берегу после получаса такой стрельбы по вражеской батарее, если учесть, что ни одно орудие с берега не достало бы корабли? Если же вступить в дуэль с береговыми батареями то добавятся еже 130мм орудия Красного Крыма и эсминцев. Это же уже 1943г. Авиация есть, идет воздушная битва за Кубань. Почему не отработали взаимодействие ВМФ и ВВС? То же самое касается и гибели лидера Харьков и эсминцев. Попасть бомбой в вытянутую, маневрирующую цель можно при заходе с носа или кормы. Достаточно истребителю даже не сбить, а просто атаковать пикировщик на подходе к точке начала пикирования и он промахнется, т.к. атака с любого другого угла сокращает размер цели в разы.
Мужчина zhekich
Свободен
31-10-2013 - 18:36
Ответ на вопрос о том, почему нас разгромили в начале ВОВ предельно прост: нас разгромили потому, что не могли не разгромить.
Приведу пример. Представим себе, что два бойца, примерно сопоставимых по силе, ведут поединок на льду. Один из них сделал упор на короткие перемещения и удары руками, а второй - на удары ногами в голову. Не надо быть экспертом в боевых искусствах, чтобы понять, что второй боец потерпит сокрушительное поражение. И это поражение будет обусловлено не тем, что он слабее, а неверно выбранной стратегией ведения боя.
То же самое и в войне.
В октябре 1940 года был разработан и утвержден план ведения войны с Германией по принципу ведения войны 1812 года. Этот план был утвержден Сталиным и предусматривал заманивание вражеских войск в глубину советской территории, растягивание коммуникаций, партизанские удары и генеральные сражения в нужное время и в нужном месте. (Именно таким образом немцы были затянуты позднее к Сталинграду.)
Однако весной 1941 года этот план был изменен и в основу был положен принцип жесткой обороны, когда удар немцев отбивается на границе, после чего Красная Армия переходит в контрнаступление и ведет войну на территории врага. Этот план был принят без ведома Сталина, никаких документальных свидетельств о том, что Сталин его утвердил, нет.
Армия, которая приготовилась наступать, крайне уязвима в обороне. Что и подтвердило лето 1941 года, когда немцы, имея меньше войск, чем у нас, сконцентрировали их на трех направлениях, создав на них колоссальное преимущество, после чего разрезали нашу оборону как нож маслом.
Встает вопрос: а что же изменилось за период с осени 1940 года до весны 1941 года, что генеральный план войны был изменен? А изменился начальник Генерального штаба Красной Армии.
План ведения войны по образцу войны 1812 года разрабатывал Борис Михайлович Шапошников - выпускник академии Императорского Генштаба.
А план ведения войны по принципу отразить удар на границе и перейти в контрнаступление разрабатывался тогда, когда начальником Генерального штаба стал человек, по характеристике Рокоссовского, "органически не переносящий штабную работу" - Георгий Константинович Жуков.
Результат нам известен - катастрофа 1941 года.
Мужчина rattus
Свободен
31-10-2013 - 18:44
(zhekich @ 31.10.2013 - время: 18:36)
Этот план был принят без ведома Сталина, никаких документальных свидетельств о том, что Сталин его утвердил, нет.

А вообще существование этих планов чем-то подтверждено?
З.Ы.

Именно таким образом немцы были затянуты позднее к Сталинграду.
Ох уж мне эти кобинетно-кухонные стратеги... РККА бежала по полю и размахивая красными труселями манила и манила...
Женщина Marinw
Замужем
31-10-2013 - 19:13
(zhekich @ 31.10.2013 - время: 18:36)
То же самое и в войне.
В октябре 1940 года был разработан и утвержден план ведения войны с Германией по принципу ведения войны 1812 года. Этот план был утвержден Сталиным и предусматривал заманивание вражеских войск в глубину советской территории, растягивание коммуникаций, партизанские удары и генеральные сражения в нужное время и в нужном месте. (Именно таким образом немцы были затянуты позднее к Сталинграду.)

Если можно ссылку на документы
Мужчина Irochka117
Свободен
31-10-2013 - 20:05
(srg2003 @ 31.10.2013 - время: 11:39)
Да, Вы не привели абсолютно никаких доказательств обратного.

Ну что же, посмотрим на корабль который Вы считаете боевым и на его использование во время 2МВ (сведения из доступной всем нам Википедии):

С началом войны «Вильгельм Густлофф» был переоборудован в госпитальное судно и приписан к ВМС Германии. Лайнер был перекрашен в белый цвет и обозначен красными крестами, что должно было защитить его от нападения согласно Гаагской конвенции. С распространением войны на бо́льшую часть Европы «Вильгельм Густлофф» сначала принимал раненых во время захвата Норвегии летом 1940 года, а затем готовился к транспортировке войск в случае вторжения в Великобританию. Однако в связи с отказом от осуществления операции «Морской лев» эти планы не были осуществлены, и, вместе с переориентацией немецкого внимания на восток, судно отправили в Данциг, где долечивались последние 414 раненых, а «Вильгельм Густлофф» ожидал направления на последующую службу. Однако служба судна как военного госпиталя закончилась — по решению руководства ВМС его приписали к школе подводников в Готенхафене (Гдыня). Лайнер опять перекрасили в серый камуфляжный цвет, и он потерял защиту Гаагской конвенции, которую имел раньше. Превратившись из лайнера в плавучую казарму для школы подводников, «Вильгельм Густлофф» провёл в таком качестве бо́льшую часть своей короткой жизни — почти четыре года. На начало 1945 года уже значительное количество людей в панике спасались бегством от наступающей Красной Армии. Многие из них следовали к портам на побережье Балтийского моря. Для эвакуации огромного количества беженцев по инициативе командующего ВМС Германии Карла Дёница была осуществлена специальная операция «Ганнибал», которая вошла в историю как крупнейшая в истории эвакуация населения морем. Таким образом, в рамках операции «Ганнибал» 22 января 1945 года «Вильгельм Густлофф» в порту Гдыни начал принимать на борт беженцев.
Что произошло дальше Вы знаете и сами.
Но не в этом дело. Вы назвали боевым !!! кораблем корабль превращенный в плавучую казарму и простоявший всею войну у пирса. Конечно он приносил пользу кригсмарине как учебная парта, но этого недостаточно, чтобы назвать его боевым.

А боевая задач уже была поставлена кригсмарине- обучение подводников, обеспечение действий подводного флота на Балтийском ТВД.
Ну тогда надо признать, что наши современные военно-морские училища, готовящие офицеров ВМФ тоже выполняют боевые задачи.

Кстати по поводу Штойбена, Как Вы думаете какая основная боевая задача стояла перед Кригсмарине во 2 МВ?
Я с удовольствием выслушаю Вашу версию, ведь она может быть очень неожиданной 00064.gif
0 Пользователей читают эту тему

Страницы: (4) 1 2 3 4 ...
  Наверх