Взрослая социальная сеть
Поиск секса поблизости, а также
тематические знакомства и виртуальное общение

ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ
Знакомства для секса Живая лента Все о сексе Форум Блоги Группы Рассказы Лучшие порно сайтыЛучшие порно сайты
ПОИСК СЕКСА
поблизости

Страницы: (1) 1
Мужчина waif-cat
Свободен
02-02-2012 - 14:51
О ВАРИАНТАХ
Константин Хвостополосатов

Эпиграфом к данному рассказу могла бы стать строчка, которая практически из песни: «Если парню уже восемнадцать, ему хочется жутко…» Думаю, что никто не поставил вместо многоточия чего-нибудь эдакого, типа «на лыжах кататься».

***
Два, можно сказать, друга нудным вечером четверга стояли в наряде по КПП некоего мореходного училища. Читателю, если он юн, не стоит обманываться на повод серьезности момента, поскольку повествование идет о временах, когда мореходные училища, да еще высшие имели место быть в Советском Союзе. А это практически военная дисциплина, жесткий распорядок дня и куда ж без нее, дедовщина. И пусть дедовщина не была такой же, как в армии или на флоте, неудобств она доставляла предостаточно. Первый курс, как водится, был скорее проверкой на прочность, чем проверкой на знания. В отличие от военных училищ, в «вышку» торгового флота поступали не по принципу «бери, лишь бы всё на месте было», а по настоящим что ни на есть знаниям. Собственно, все это написано, чтобы яснее раскрыть образ героев. Потому что были они ребятами не глупыми и довольно интеллигентными. Тем сложнее оказалось им в моральном плане привыкать к новой жизни.
Шел к концу третий месяц учебы, сильно похожей на службу. Вернее, по-настоящему учились они всего второй месяц, но это уже было совершенно неважно для этой истории. Олег и Павел жили вот уже почти четверть года бок о бок в одном кубрике, что делало их практически настоящими друзьями. По большому счету, так оно и было, по крайней мере, ребята были в этом свято уверены. В наряде они стояли зачастую тоже вместе, почему это происходило, ребят мало интересовало, им это было просто удобно. Вот и на этот раз наши герои тянули скучную лямку, обреченно разглядывая серую обстановку за окном КПП и убирая постоянно приносимый ветром мусор на вверенной территории.
- Дежурный по КПП-два курсант Маринин, - представился в трубку проснувшегося телефона Олег. – Понятно, товарищ капитан третьего ранга. Да. Повторяю. Встретить детскую группу с преподавателями и проводить к спортзалу. При необходимости разыскать заведующего, по выполнении доложить… Понял, товарищ капитан третьего ранга.
- У нас появились проблемы? – спросил заглянувший в дверь КПП Паша. – Проверка идет?
- Да нет, расслабься и получай удовольствие, - ответил Олег. – Звонил дежурный по вышке, какую-то ребятню на соревнования в спортзал везут, нужно проводить и найти заведующего. В общем, ты и пойдешь, а то замерз там на ветру, поди, погреешься туда-обратно.
- Да и схожу, - легко согласился Паша, - надоело уже до чертиков тут сидеть.
Второе КПП вообще было местом не так чтобы сильно оживленным, особенно посредине учебного дня. Но и поспать там не удавалось, потому что к уборке территории добавлялись неожиданные проверки, да и забрести нечаянно мог какой-нибудь училищный офицер. Так что наряды по КПП не очень любили, хуже был разве что камбузный наряд.
Дверь, отрезающая большой мир от маленького училищного мирка тихонько заскрипела, и в проеме возникло симпатичное женское личико. Олег даже пригнул голову, чтобы получше рассмотреть посетительницу. Девчонки частенько пробегали мимо, иногда заходили кого-нибудь спросить или позвать. Но чаще это было уже вечером, да и зазывали обычно курсантов более пожилых курсов. Так что созерцание оных стоило ценить.
- А нам в спортзал, - неуверенно сказала посетительница.
- А что Вам в том спортзале? – спросил Олег с дурацкой улыбкой на морде лица.
- А у нас там соревнования, - улыбнулась в ответ девушка.
Правильнее было бы сказать, дамочка, потому что было той девушке что-то за двадцать пять, и по меркам восемнадцати лет она была уже жутко взрослой дамочкой.
- Даша, пусти-ка меня, - послышался позади девушки уверенный голос.
Вторая девушка уже без всяких условностей была ассоциирована Олегом, как дама. Даме было под тридцать лет, и во взгляде ясно читались нотки, спорить с которыми стоило лишь в случае безоговорочной уверенности в своей правоте. В полную противоположность Даше, которая была настолько мини, что даже прикасаться нужно было с опаской, вторая красавица была ростом под сто восемьдесят, но ее фигура вовсе не казалась монументальной. Стройность неожиданной посетительницы просто скрадывала рост.
- Вот те мама с дочкой, - подумал Олег, поедая глазами посетительниц.
- Молодой человек, мы группу гимнасток на соревнования привезли, - бархатистый голос был чертовски приятен, разве что на вкус Олега немного низковат. – Вам должны были о нас сказать, это Дарья, а я - Алла.
- А…Да, - Олег, наконец, принял в работу команду «отомри», - Да, в спортзал…
- Вот и хорошо, - как-то по-мамски ласково кивнула головой высокая стройняшка. – Мы зайдем, а то дети на улице мерзнут.
- Да, - засуетился Олег, - я сейчас!
Зашедший на зов друга в здание КПП Павел был просто оглушен совершенно непривычным детским гомоном. Выводок «цыплят» от семи до десяти лет старался во все свои голосовые связки. Правда его появление слегка обескуражило детей. Почти полностью закрыв дверной проем, Паша выглядел для них самым настоящим дядей Степой. Но первое впечатление прошло, и гомон быстро набрал былую силу. Паша очень скоро устал с непривычки отвечая на пулеметную очередь девчачьих вопросов, пока Олег вносил в журнал посещений паспортные данные руководительниц этого звукового беспредела. И ведь прошло всего-то несколько минут, а «цыплята» успели все: и восхититься морской формой, и расспросить о житье-бытье, и поведать свои серьезные проблемы.
- Девочки, - спас Пашу уверенный голос Аллы. – На выход, разбираемся парами и следуем за…
- Паша, - представился Павел, смешно кивнув головой.
- За Павлом, - закончила фразу Алла. – Он проводит нас в спортзал, где и будут проходить соревнования.
Олег поедал глазами удалявшиеся фигурки руководительниц, стоя со слегка открытым ртом в проеме дверей. Отработанная частично команда «отомри» только сейчас окончательно завершилась. Что в тот момент крутилось в курсантской голове, понять было не сложно, а вот сказать неприлично. Соблазнительные фигурки уже давно скрылись за углом ближайшего здания, когда Олег закрыл дверь и мечтательно провалился в обшарпанное дермонтиновое кресло. Мысли уже уносили его куда-то в нереальные, но столь желанные события. Глаза глупо улыбающегося лица бездумно смотрели на серые деревья за окном, а юноша пребывал в том состоянии, когда смотря в книгу, человек видит в ней исключительно фигу.
Из приятного оцепенения вывел его голос вернувшегося Павла:
- Олег, тут такое, блин! – почему-то возбужденно прошептал Паша. – Блин, да такое вообще…
- Что? – переспросил приходящий в себя частями Олег.
- Девчонки сами предложили! – выпалил Паша. – Они тут до воскресенья! А завтра праздничный день, ни учебы, ни нарядов!
- Что предложили? – не понял Олег.
- Не тормози! - затормошил его Паша своими ручищами. – В гости пригласили.
- Куда? – так и не приходил в «сознание» Олег.
- В Кремль! – несильно стукнул Павел друга ладонью в лоб. – К себе! Они в спортзале будут жить, а детей в абитуриентский корпус селят.
- А их почему отдельно? – продолжал задавать идиотские вопросы Олег.
- Да какая тебе разница? – Паша снова потрусил друга. – Ты со мной или нет?
- Да ты офигел?! – вдруг все правильно понял Олег. – Конечно!
- Только чур моя маленькая, - поставил условие Паша, строго покачав указательным пальцем перед носом Олега. – Её же Даша зовут?
- Да, - вспомнил Олег и с надеждой спросил. – А может наоборот? Алла она такая… Такая… Взрослая…
- Нет, Олежка, я люблю маленьких баб, - ехидно заявил Паша. – И вообще, мне, как договорившейся стороне – право первой ночи!
- Ладно, - немного подумал Олег. – Может, еще ничего и не выйдет.
- Выйдет, не распускай сопли! – опять ткнул его в плечо Паша. – Да не вешай нос. Алла – ого какая. Там фигура, а грудь? Ты видел ту грудь?!
- Ноги, - задумчиво ответил Олег.
- Что ноги? – подозрительно спросил Паша.
- У нее такие ноги! – нарисовал воображаемую кривую ног Олег. – А грудь я не помню.
- Ну ноги, так ноги, - попытался повторить Паша кривую, - я ноги не видел, а вот грудь!
- Слушай, ну так и пусть грудь с Аллой тебе будет, - опять с надеждой попробовал Олег, вспоминая Дашу. – Ну ты сам подумай, в Алле роста, что с каблуками и повыше меня будет. Ну что это за фигня, а?
- Так, друг, ты главное не боись, - хитро поглядел на него Паша. – Рост в положении «лежа» значения не имеет.
Сказав последнюю мудрость, Паша по-идиотски заржал и, прихватив совок с веником, вышел из КПП. Олег немного поглядел в серое окно, подумал о Даше и, решив, что Алла на самом деле тоже была бы мечтой любого курсанта, с одним лишь «если», которое имело простое условие «получилось бы».
До самой сдачи наряда друзья больше ни словом не обмолвились о случившемся, как будто боясь спугнуть его величество случай. Лишь ближе к вечерней поверке, переглянувшись, они отошли в сторонку. По большому счету на праздники едва ли не треть роты отпускали в увольнения по домам с ночевкой, так что в четверг вечером в роте будет много свободных коек, да и шатание «по роте» после отбоя в преддверии праздников или выходных были обычным делом. Проблемой могло лишь стать само путешествие к спортзалу, хотя и там случиться что-либо могло лишь по дурнейшему стечению обстоятельств. И даже в случае излова блудящего курсанта на территории училища после отбоя ему грозил в худшем случае наряд.
- Видел? – спросил Олег.
- А-то, - подмигнул Паша. – Там уже какие-то хмыри с четвертого курса крутились, но девчонки нас будут ждать.
- Сказал тоже «девчонки», – почесал лоб Олег. - Ты во сколько договорился-то?
- Не дрейф, салага, или даст или нет, третье тебе не грозит, - ответил Паша. – После поверки и пойдем. Нас Даша в любом случае будет ждать, Алла может немного позднее подойти, когда разгонит девчонок по койкам.
- Жаль выпить нет ничего, - задумчиво сказал Олег.
- Да оно тебе надо? – треснул его по макушке в шутку Павел. – Это уже залет на все сто.

***
До спортзала добрались без происшествий, благо, к моменту вылазки стемнело, а на территории училища было достаточно темных мест. Опасения на счет закрытости зала тоже не подтвердились. Дверь, негромко тиранув о косяк, открылась в темноту. Из помещения потянуло теплом, приправленным извечными запахами резины, кожи и прочих атрибутов спортивного инвентаря. Расположение помещений в спортзале ребята хорошо знали, ибо не раз принимали участие в уборке этих самых помещений. Сопровождающих лиц приятной наружности поселили в «тренерской», где имелся в наличии большой диван и достаточно места на теплом деревянном полу для матов. Веселое и весьма заинтересованное личико Даши обнаружилось на лестнице второго этажа, откуда она нам энергично замахала рукой.
- Ой, как здорово, что вы пришли, - сказала она, прикрыв руками губы. – А то тут у вас оказывается такие сложности, прямо как в армии.
В каморке, где поселили тренерш, было очень тепло. Дамы диван раскладывать не стали, лишь приготовили на полу спортивные маты, видимо, решив ночевать на них. Зато к дивану был придвинут видавший виды журнальный столик, сервированный по времена Совка вполне-таки прилично. Бутылка сухого красного вина соседствовала с двумя грушами, тремя яблоками почему-то разных сортов и двумя плитками шоколада. Ребята чувствовали себя немного неловко, видимо, смелость в общении с женским полом, как и бывает в таких случаях, слегка улетучилась. Даша, ничего не говоря, стояла у столика и как-то застенчиво смотрела на наших героев. Первым оцепенение неловкости стряхнул Олег. Несильно толкнув плечом Пашу, он прошел в комнату, скинул военного образца ботинки и принялся доставать из-за пазухи принесенные припасы. Пока Паша, слегка краснея, боролся с бушлатом, на столе заняли место несколько газетных свертков, водном из которых среди нарезанного кусочками хлеба пряталось масло, а в двух других – чай и сахар.
- Вот молодцы, - покраснев, видимо за компанию с Пашей, сказала Даша, - а мы ни чай, ни сахар не взяли, хорошо, что тут стаканы есть.
Занявшие места на пионерском расстоянии друг от друга двое ребят и молодая женщина пили чай, заваренный пятью минутами раньше в литровой банке. Разговор, можно сказать, не шел, а перепрыгивал с места на место, явно показывая, что в компании чего-то или кого-то не хватает. И хоть глаза всех троих возбужденно блестели, ни слова про «это» сказано еще не было.
- А вас не будут постоянно дергать из-за детей? – спросил Олег осторожно.
- Там на этаже в «гостинице» вахтерша есть, - пожала плечиками Даша, обещала приглядеть, чтобы не уходили никуда, ну а мелкие шатания там будут неизбежны. Да мы уже не в первый раз выезжаем, они у нас ответственные, с нашей «мамой» сильно-то не поспоришь.
- Аллой? – уточнил Олег, удивившись похожестью ассоциаций.
- Ой, - смутилась Даша, - мы ее так за глаза называем…
Алла появилась, спустя четверть часа. Дверь неуверенно приоткрылась и мягкий глубокий голос спросил:
- А что это вы сидите, как в пионерском лагере? Я-то уж думала, что вы в бутылочку сыграете раз сто к моему приходу.
- Мы чай пьем, Алла, ребята такие молодцы, они и сахар принесли, – как-то то ли смущенно, то ли опасливо подала голос Даша. - Давай тебе налью, ты, наверное, замерзла?
- Чай чаем, - ответила Алла, скидывая красное драповое пальто на стул. – А я вот по мужскому теплу соскучилась. Есть ли тут смелые и теплые мужчины?
Ребята переглянулись, Паша несильно толкнул локтем Олега в бок, а Даша смущенно захлопала ресницами. Алла не стала ждать милости от «погоды» и элегантно опустилась на диван, коснувшись коленками бедра Олега. Молодой человек с опаской посмотрел в глаза красивой женщине, просто не зная чего от нее ожидать. Женщина же оценила его смелость, обворожительно улыбнулась и, одним плавным движением прильнув к нему, поставила точку в неловкости:
- Ты же согреешь меня, молодой и красивый?
Дальше все пошло как-то легко и просто, как будто невидимый дирижер, просто выключил неловкость в отношениях полов. Повинуясь мягкому и глубокому голосу Аллы, в комнату пришла та непринужденность, в которой проводят время старые спаянные годами общения компании. Даша пересела с колченого стула на общий диван, прижавшись к Паше, Паша взял на себя трудности с открытием бутылки вина без штопора, Алла руководила процессом, а Олег просто держал в руках соблазнительное женское тело, вдыхал его сносящий голову запах и совершенно ни о чем не думал. Вечер пошел в нужное русло.
Повинуясь здравому смыслу, ребята все же не стали пить спиртного, оставив его исключительно на откуп девушкам. Те не стали на них обижаться, а просто предложили им пить чай, чокаясь с ними гранеными стаканами. Разговоры постепенно стали про то, о чем обычно говорят тихо и на ушко, и как-то вдруг опустевшая бутылка взяла на себя роль «компаса», указывающего кто кому должен поцелуй. Из-за ограниченности компании и места решили не пересаживаться постоянно, а просто крутить бутылку, которая первый раз показывала «кто», а второй раз «кого» должен целовать. Предусмотрительная в таких делах Алла сразу пояснила, что ребята могут целовать друг друга образно, чем несказанно облегчила начало игры. Девчата, то ли от вина, то ли по природе своей при бутылочном указании на них комедии не ломали, а звонко целовались в засос, вызывая у ребят румянец смущения. К своему удивлению с большим трепетом Олег отнесся к первому поцелую именно Аллы, а не Даши, как он полагал сначала. По какой-то причине мысль о поцелуе именно с этой женщиной бросала Олега в дрожь. То ли Алла поняла это, то ли просто ей больше понравился Олег, но первый поцелуй именно с Олегом оказался самым долгим поцелуем этой игры.
- Ой, ребятки, - томно потянувшись, сказала Алла, когда кто-то в очередной раз предложил заварить чай. – А я бы немного размяла ноги, простите уж по нужде, Олежек, проводишь меня, чтоб не украли?
- Может я с тобой? – спросила Даша, тут же поникнув под строгим взглядом Аллы.
- Может, - ответила Алла, - Паша вполне сможет, правда Паша.
Все, пожалуй, кроме Аллы, смущенно уставились кто куда, поняв тонкий намек на толстые обстоятельства. Подав Алле пальто и быстро накинув бушлат, Олег открыл дверь.
- Ведите себя прилично, Паша, - сказала Алла, не оборачиваясь, чем вызвала взрыв фырканья среди остающихся.
Прохладный сырой воздух южной зимы у моря приятным опахалом сдувал смущение Олега, а темнота, когда видны только общие очертания лица партнера, добавляла ему смелости. Алла, надев туфли на скромном каблучке, оказалась лишь чуть-чуть выше Олега, что убрало еще одно, хоть и смешное неудобство. Чтобы не привлекать внимания, парочка интересующихся друг другом молодых людей прогуливалась по открытой спортивной площадке, по периметру которой росли довольно высокие кусты. Молодая женщина молчала, молчал и молодой человек. Видимо, опустив за ненадобностью глупые слова, тела общались на языке жестов.
- Посмотри, какая у меня стройная нога, - игриво говорило бедро, помогая ветру откинуть подол пальто. – Она такая упругая и соблазнительная, ты только потрогай…
- Истинная правда, - шептала в ответ возбужденная рука, как бы нечаянно касаясь открытого бедра. – Оно бросает меня в дрожь и заставляет гореть даже на прохладном ветру.
- О! Ты еще не видел меня, - хитро намекало нечаянное прикосновение груди к плечу. – Мало кто смог пройти, не обратив на нас внимание.
- И я! И я! – бесцеремонно кричала талия обвивавшей ее руке. – Я гибкая, я сильная, я красивая…
Вопреки опасениям, терзавшим его по началу, он все больше и больше убеждался, что Алла за короткий вечер стала чуть ли не верхом его вожделения. Да что там было скромничать, сейчас она была для него просто секс-символом без всяких «если» да «может быть».
- Я хочу, чтобы ты поцеловал меня, - выразила их общую думку Алла, коснувшись губами уха молодого человека. – Только сделай это, пожалуйста, по-взрослому, я уже давно не чувствовала себя в руках красивого мужчины.
И они целовались, стоя на резиновом покрытии беговой дорожки стадиона на прохладном довольно сильном ветру. Им не было холодно, им не было одиноко, им не было скучно, потому что их в данный момент вела извечная мелодия жизни, которую принято называть «страсть».
И одни губы говорили: «Я хочу тебя, потому что ты молодой и красивый…»
И другие губы отвечали им: « Я хочу тебя, потому что ты женщина, какой я вообще ни разу не видел даже в своих мечтах…»
И первые со смехом упрекали: «Ты лжешь, противный мальчишка, но мне все равно приятно...»
И вторые смущались: «Ты же не обманешь… ты же не уйдешь, просто поиграв со мной…»
И первые доверительно говорили: «Даже не думай, потому что я заслужила эту ночь, что бы ни говорили и ни думали об этом юные и глупые мальчики…»
И вторые доверчиво верили им, просто молча вбирая в себя влагу страсти, влагу желания, влагу надежды и влагу ожидания.
Просто в этот безумно краткий для вечности миг эти двое было единым целым, они были искоркой чувства, которое может стать тем, что извечно зовется «любовь».
- Олег, я всегда хотела посмотреть на курсантский кубрик изнутри, - прошептала снова на ухо Алла. – Паша сказал, что ваш как раз пустой. Ты же утолишь мое любопытство?
Слегка подрагивающими руками Олег взял лицо Аллы и попытался увидеть шутку в ее глазах. Но молодая женщина просто подалась вперед и поцеловала юношу:
- Я не обману, идем, не стоит терзать попусту наши желания…

***
Общежитие, которое по-морскому красиво звалось «экипаж», встретило наших героев необычной тишиной и безлюдностью. Из окон горел едва десяток, зато в соседнем здании, где квартировали механики, дым стоял коромыслом. Нет, там не было слышно громкой музыки, не видно было пьяных на лоджиях, даже бутылки из-под спиртного никто не кидал в окна. Общее гуляние можно было различить по постоянному гулу разговоров, нечастым возгласам, да гуляющему по окнам вместе с отмечающими наступающие праздники курсантами электрическому свету.
Этаж, где располагался первый курс, а вместе с ним и кубрик наших друзей, был особенно тих. Кроме слегка сомлевшего от безделья и скучной борьбы со сном дневального живыми там были, пожалуй, только гуляющие по паркету центрального прохода блики от проезжающих по близкой дороге машин.
- Ух ты… Я это… - почему-то прошептал «стоящий» на тумбочке дневальный. – Это…
- А это, молодой человек, женщина, - прошептала появившаяся за мной в проеме прозрачной двери из толстого стека Алла. – И она, как ты успел заметить не одна в этот вечер.
- Так я что… - единственное, что смог выговорить опешивший от увиденного паренек.
- Вот и будь лапочкой, не шуми, не задавай лишних вопросов, да и на посту не спи, - бархатный низкий полушепот Аллы, казалось, вбивал послушание не хуже ротного старшины.
Стараясь не стучать каблучками, Алла прокралась за мной к нашей двери. Шла она, шкодно переступая ногами, как будто под тонкой подошвой туфель была узкая жердочка. Тихо щелкнул замок, и Олег толкнул простенькую дверь вовнутрь. Как будто пытаясь удостовериться последний раз в реальности происходящего, из-за угла длинного прохода показалась голова дневального.
- Руками, кстати, тоже не балуй, - показала Алла на него пальцем, шагнув в темный проем двери.
Олег шагнул следом, тихо прикрыв замок, чтобы не раздался громкий щелчок. И, отвернувшись от двери, обнял сзади, так и стоящую в проходе молодую женщину. Алла не дала ему времени ни зажечь всеет, ни расстелить кровать. Они порывисто и поспешно разоблачались, постоянно бросая взгляды на силуэты друг друга, обрисованные рассеянным светом города. И сердце Олега постоянно подпрыгивало, когда в неясном желтом отсвете проявлялся то изгиб талии, то очертания дивной ноги, то ни с чем несравнимый холмик груди. Все это делало процесс разоблачения безумно трепетным, но долгим.
- Иди уже сюда, - настойчиво потянула Алла на себя боровшегося с тельняшкой юношу и села на узкую кровать. – Я тебе помогу, мой страстный Олег.
Жесткая кровать лишь негромко простонала расшатанными креплениями, принимая два стремящихся друг к другу тела. Олег плохо помнил, как все начиналось.
- Тише, тише, спешка нам не нужна, мой хороший, вот так… Легче, легче, мой морской лев… - пожалуй, все, что запомнилось Олегу от момента, когда его руки коснулись слегка колючего одеяла и до момента, когда судорожно хватавший воздух организм позволил взбудораженному мозгу распознать окружающий мир.
*
Тут я позволю себе небольшое лирическое отступление. Вы когда-нибудь сидели на кровати из панцирной сетки? А лежали? Может, Вы и любовью пробовали на ней заниматься? Лучше и не пробуйте. Только в тот самый момент Олег оценил безумно необходимую полезность положенной вдоль кровати для жесткости половинки двери от шкафа, в морском обиходе именовавшегося «рундук», чудом оставшейся от случившегося до заселения пополнения ремонта.
*
Олег совершенно неосознанно скользил пальцами по изгибам тела своей случайной страсти. Рука приятно скользила по упругому, как будто бархатному животу, потом перебиралась на четко очерченную талию, дальше ее маршрут шел по ладному бедру, и лишь на попке женщины пальцы юноши могли различить чуть более податливые участки, без которых, пожалуй, и попка была бы не попкой. А Алла… Алла тихо и совершенно по-настоящему мурлыкала ему в ухо, изредка облизывая и покусывая нашего героя. Это, наверное, было бы жутко смешно, если бы не возбуждало так сильно воображение молодого парня.
- Алла, я, наверное, никудышный парень, - сказал Олег разочарованно.
- Все нормально, - сопроводила Алла долгим «мурррр» свой ответ. – Было бы удивительно, случись это по-другому. И я бы, пожалуй, заревновала к какой-нибудь местной девчонке.
- Но я же… И ты совсем… - попытался оправдаться Олег.
- Дай-ка я скажу, как надо, - прикрыла Алла губы нашего героя своими пальцами и с легкой шуткой в голосе продолжила. – Ты же… Ну ты очень бурно выказал мне своё обожание. А я в свою очередь смогла убедиться, что ты меня действительно жутко хочешь и это не праздные слова, а хорошо и долго выношенное решение…
И ломая некоторую неловкость, оба участника таинства негромко рассмеялись.
- Слушай, я совсем не контролировал себя, - извиняющимся голосом сказал Олег. – Проблем не будет?
- Ну в общем-то было довольно мокро, - с некоторой показной задумчивостью сказала Алла и, лизнув палец другой руки, добавила. – По усам текло, да в рот не попало. Хотя, очень возбуждающе пахнет и вкус тоже приятный.
- Ты ЭТО попробовала, - Олег почувствовал, что краснеет.
- Ну да, - ладонь Аллы опять куда-то юркнула, и девушка вновь облизала палец. – Мне нравится. А проблемы с таким нетерпением могут быть только у моего бедра, а если уж совсем быть точной, то у твоего одеяла.
- Прости, - окончательно смутился Олег.
- Ни за что, - Алла слегка укусила его за ухо. – Будешь задабривать разочарованную женщину до полного удовлетворения. И начну я прямо сейчас и, пожалуй, с того самого вкусного.
Девушка ловко выбралась из Объятий Олега, толкнув того обратно на вытащенную из-под одеяла подушку. Пользуясь случаем, Олег попытался ногами столкнуть казавшееся ему повсеместно мокрым одеяло, но, спустя миг, ему стало все равно. Ловкие и сильные ручки Аллы, нежно и приятно разминавшие его живот и бедра, вдруг уверенно перешли к иным ценностям. У Олега на миг перехватило дыхание, когда одна из них ласково, но довольно ощутимо сжала его пушистые комочки нервов, а вторая слегка опавший, но от того не ставший менее чувствительным основной мужской орган. Продолжая легонько перебирать «пушистые комочки», блюстительница гимнастических успехов плавно и медленно, как будто приспосабливаясь, несколько раз сделал то движение, о котором молодые парни думают, исключительно опустив глаза. Волна возбуждения, зародившаяся где-то в животе, пробежалась вдоль позвоночника к голове и обратно. В голове слегка зашумело, а по-пацански стыдно движущейся руке Аллы стало становиться тесно. Девушка удовлетворенно хмыкнула и, чмокнув Олега в живот, немного сместилась, принимая более удобную позу. То ли она делал это намеренно, то ли так уж распорядилась узкая кровать, Олег вдруг почувствовал у себя чуть выше коленки горячую, слегка шершавую и влажную до мокроты главную ложбинку женского тела. Мысли молодого человека снова начали путаться, чему, несомненно, способствовали легкие ёрзанья ложбинки по бедру. Рука Олега робко потянулась и коснулась дрогнувшего от этого прикосновения женского животика. Дразня Олега, Алла пару раз подала попку вперед-назад. Поощренная рука, робко перебирая пальцами, двинулась дальше, пока пальцы не коснулись коротеньких и довольно упругих волосиков вожделенной полянки. А дальше произошло то, о чем Олег долгие ночи мечтал, уткнувшись в подушку. Алла сильными пальцами поймала его руку, чуть привстала и, развернув мужскую ладонь, направила ее вместе со своей ТУДА.
Все в Олеге дернулось и залилось жарким липким трепетом, переполнявшим каждую клеточку его тела. И весь этот трепет тугой струей устремился в тот орган, который стискивала женская ручка. Сначала юноша боялся даже пошевелить пальцами, Алла же не торопила события, лишь коротко и легонько ёрзая на его ладони. Все же мечту нельзя бесконечно долго удерживать на пороге. И Олег впустил мечту последних месяцев своей курсантской жизни, сначала робко, а затем более уверенно подогнув два пальца. Алла ощутимо вздрогнула, принимая в себя робких гостей. Но, сделав всего пару импульсивных движений, девушка резко соскочила с руки и с коленки.
- Не понравилось, - разочарованно подумал Олег, сжав руку в кулак.
Но в этот момент что-то горячее коснулось головки его опухшего от значимости друга. Потом головку выпустили, и шершавый язычок прошелся по ней, вызвав безотчетный вздох и сокращение мышц живота парня. Снова губы и снова язычок. Алла как будто наблюдала за парнем, играя в известную ему только на словах игру.
- Она же… Вот это да… - подумал Олег, замерев всем телом, как будто боясь спугнуть сказочную фею. – Так вот как это… Приятно…
Молодой человек в задумчивости поднес ко лбу свою руку. Запах. Чуть слышный запах, витавший вокруг, стал отчетливым и сильным. Запах был смутно знаком Олегу, но только смутно . И он был ПРИЯТНЫМ. Догадка как будто выпрыгнула из-за угла, и Олег, робко приблизив пальцы, сильно втянул носом воздух. Наш герой раньше не задумывался на тему женского запаха, но Алла для него в данный момент пахла лучше всех духов мира вместе взятых. От этого запаха мальчишку в погонах просто сводило с ума. Не удержавшись, Олег лизнул сначала один, а потом второй палец. Лизнул и замер.
- Вкусно? – спросила наблюдавшая за его исследованиями Алла. – Здесь некого стесняться, некому и нечего доказывать. Твой запах заставляет меня течь практически весенним ручьем, и это говорит о том, что ты МОЙ мужчина. Ты подходишь мне, и с тобой секс будет приятным и, скорее всего, полезным. Молчи! А значит, и я подойду тебе, и мой запах тебя распалит, как ядерный взрыв.
Алла демонстративно провела изящным пальцем по своим «пушистым» губам и понюхала его. Олег с дрожью в душе наблюдал, как Алла лизнула свой палец, как улыбнулась ему, картинно пососав его, как снова обмакнула в себя и протянула уже Олегу. И он обхватил этот влажный пальчик губами, снова почувствовав во рту легкую «липкую» кислинку, а ноздри молодого человека уловили резкий запах мускуса с примесью еще чего-то убийственно возбуждающего.
- Поцелуй меня, - Алла склонила голову, посмотрев на свой живот.
- ТАМ? – хрипло спросил Олег.
- Там, - согласилась Алла.
- Я никогда… - попытался сказать Олег.
- У тебя сегодня было уже достаточно того, что «никогда», - положила Алла еще пахнущий женским восторгом палец на губы юноши. – А ты просто сделай это молча, сделай без всяких размышлений или оправданий для себя. Ты сделай это для меня.
И вдруг всякие предрассудки реальных парней, видевших жизнь и знавших легионы женщин, стали несущественны. Олегу вдруг стало плевать на них, вместе с их приличиями и взглядами. В тот момент он хотел поцеловать Аллу. Он хотел поцеловать Аллу даже не столько для Аллы, сколько для самого себя. Нет. Для Аллы и потом для себя. Олег понял, что запутался. И тогда его пересохшие губы сказали за него: «Да».
Это было интересно и приятно. Нет, приятно и интересно. Олег с осторожностью трогал языком святая святых женского тела, придавливал, потирал, иногда настойчиво теребил, следуя указаниям тела и рук девушки. И даже редкие замечания Аллы не могли отвлечь его. А еще ему очень нравилось видеть, как приятны женщине его ласки, как отзывчиво и горячо реагирует ее тело. Как дрожат в нетерпении ноги, то и дело настойчиво пожимая его плечи, как не находят себе места руки, тиская то край одеяла, то вставшие круглыми бусинами соски упругой груди, то его собственные волосы. Алла плавилась под его ласками, плавилась и таяла, истекая возбуждающе пахнущей влагой.
Олег слышал про женский оргазм, он даже с некоторым сомнением мог сказать сам себе, что мог видеть его. Но это все он думал до того, как Алла научила его жизни. Оргазм накрывал Аллу как будто ступеньками. Потерявшая связь с окружающим женщина замирала на миг перед каждой ступенькой. Тело ее мелко подрагивало, ноги сильно сжимали плечи Олега, дыхание замирало на несколько секунд. А потом где-то глубоко начинались пульсации, постепенно передавая свое нетерпение ее «пушистым» губкам, и она бросалась в пучину, тихо скуля в закушенный уголок подушки и судорожно двигая попкой, как будто танцевала какую-то безумную ламбаду.
Именно тогда Олег проникся происходящим. Он видел и чувствовал, как нити некоей нирваны, в которую погружена женщина, ведут к нему, Олегу. И, как повинуясь его ласкам, то нарастают, то немного спадают волны удовольствия, будоражащие женское тело, находящееся самым, что ни на есть тесным способом в его руках. Олег с каким-то близким к оргазму удовольствием пережил все «падения» Аллы в ее собственную пропасть наслаждения. На четвертый или пятый раз в скуление вплелся быстрый шепот.
- Ой, мама, мама, мама…Ой, хватит, хватит, Олежа, - горячо шептала женщина сквозь сведенные оргазмом губы, тем не менее плотно прижимая его голову руками к своему телу. – Ой, миленький, миленький, миленький…отпусти, отпусти, отпусти меня…
Может, она действительно была ЕГО женщиной, а может, просто созерцание и непосредственное участие в процессе наложило свой отпечаток, разобраться в этом смог бы только наш герой. А ему в тот момент это было совершенно не важно. Но именно тогда Олег окончательно понял, что ЭТО его хобби на всю жизнь. И что он готов любой свой оргазм с легкостью променять на яркий, рвущий рамки действительности, всепоглощающий женский момент истины.
Алла лежала рядом с Олегом, прижавшись все еще подрагивающим телом к его боку. Мягкие губы легонько теребили его ухо, с трудом удерживая все еще неровное дыхание девушки. Руки счастливой женщины обнимали молодого человека за шею, а одна из по-прежнему соблазнительных ног покоилась на его животе, помогая прижать чуть покалывавший короткими кучеряшками холмик девушки к бедру молодого человека. И Олегу было чертовски хорошо, не смотря на торчащий колом и как будто опухший до размеров арбуза орган.
- Сейчас, миленький, - прошептала Алла. – Сейчас, мой ласковый. Я чувствую, я слышу тебя. Дай мне минутку, дай мне чуток прийти в себя…
И Олег, удивляясь себе, терпеливо ждал. И был вознагражден тот ждущий. Как будто в напутствие пару раз облизав меньшего Олега на манер леденца, Алла пригласила его входить.
Олег любил классические позы, когда можно наблюдать за женщиной или держать ее ноги в своих руках. В такой позе было легче держать контроль над процессом и вынуть в любой момент, что было актуально в пору поголовного дефицита изделий номер два. Вот только узкая кровать… Но стоять босыми ногами на прохладном полу было еще глупее, чем тесниться на узком ложе, практикуя классику.
Алла по-прежнему была мокрой и слегка изменившийся, но оставшийся заметным запах подстегивал юношу. Женщина нежно посмотрела на застывшего в какой-то нерешительности паренька. Затем, хлюпнув, утопила палец между своих «пушистых» губ и мазнула Олега по носу:
- Входи уже, хватит стесняться, а то лопнешь еще.
Вопреки желанию, Олег зашел в Аллу медленно, как он для себя называл « с чувством». Хоть и не имея большого опыта, он любил именно этот момент первого проникновения. Ему нравилось, когда отдавшая себя во власть мужчины девушка покорно и трепетно замирает, приняв его право быть в ней. Алла тоже замерла, даже затаив при этом дыхание. Еле сдерживая нетерпение, Олег медленно пару раз погрузился и вышел из нее. Алла показалась ему слегка «широкой». Хоть приятная упругость имело место быть, все же прошелся Олег туда-сюда слишком свободно. Нужно сказать, что отметил наш герой это лишь мельком, совершенно не отнеся это открытие к разряду разочаровывающих. И уж совершенно точно подарившая ему целый мир женщина не стала от этого другой. Удивление его постигло чуть позднее, когда на третьем или четвертом от начала «проходе» Олег лишь с трудом смог втиснуть себя в глубину Аллы. На полном наслаждения ситуацией и ощущениями лице молодой женщины появилась улыбка. О том, что это не случайно, и Алла просто так играет с ним, Олег понял почти сразу. То влажный горячий проход становился узким, с трудом позволяющим пробраться к огоньку, то стенки его становились податливыми, позволяя легко погрузиться Олегу по самый фундамент своего мироздания. Игра была очень приятна своей необычностью, но сильно сбивала Олегу и без того не сильно отработанную концентрацию. Кроме того на психику малого сознания давила лежащая на плече и иногда чуть подпихивающая его в направлении хозяйки нога, которую назойливо хотелось целовать. И последней каплей, спустившей лавину с поводка, было маленькое происшествие, о котором стоит написать отдельно.
Из-за узкой кровати занятие, избранное гвоздем вечера, не становилось менее приятным, но приобретало некоторые неудобства. Олег периодически сбивался с ритма и пару раз съезжал и все из-за того, что боялся на узкой кровати придавить вторую ювелирную ножку своей партнерши, по неудобству лежавшую не на его плече. Алла, видимо, в какой-то момент поняла трудности Олега и решила помочь.
- Мешает? – спросила она, хитро наблюдая за процессом.
- Нормально, - выдавил Олег, поглощенный гулявшим где-то рядом оргазмом и всеми силами пытавшимся отогнать его хотя бы на пяток минут.
- Давай уберу, - предложила Алла.
Нога просто исчезла, как будто ее вообще не было. В полной растерянности Олег пару раз провел рукой по месту, где она в любом случае должна была находиться и, не обнаружив пропажу, окончательно потерял контроль над ситуацией. Горячий шар разорвался внизу живота и стремительно полетел к голове. Олег с испугом почувствовал и понял, что ЭТО происходит скорее него, и покинуть пределы Аллы он просто не успевает. Страх за партнершу почему-то вмиг усилил оргазм и Олег понял, что окончательно скатывается в «проблемы». Алла же, почувствовав его положение, плотно обхватила шею Олега руками, да еще и прижала к себе лежавшей на плече ногой.
- Не суетись, - прошептала она юноше на ухо. – Отпускай его и не думай о проблемах. Мне очень хочется все это снова почувствовать.
Что думал Олег, было бы можно понять, но явно не стоило. А вот Алла была по-настоящему на седьмом небе. Её вообще сильно возбуждало, когда приятный ей мужчина делал свое дело до самого конца. Так возбуждало, что она фактически могла в пару «прыжков» нагнать где-то заплутавший оргазм, кончив практически через момент после трепетного события. И теперь уже неожиданно обнаружившему долгожданное событие Олегу пришлось придерживать Аллу и дожидаться ее возвращения в бренный мир.
- Тебе хорошо? – спросил Олег, когда лицо девушки, наконец, расслабилось.
- Правда ведь, что это наиглупейший вопрос? – спросила она в ответ.
- А нога? – удивил Олег нашу героиню еще раз.
- За головой, чтобы не мешать, - легонько чисто для мести укусила Алла его ухо.
Через несколько секунд наши герои от души смеялись, вспоминая детали необычного происшествия. А потом они еще несколько раз попробовали друг друга на вкус. И единственное, о чем можно было сказать определенно, что Олег так и не смог смириться с заброшенной в процессе познания Аллы за голову ногой, что каждый раз неизбежно приводило к первоначально замеченному результату.
Вы, наверное, ошибетесь, если будете думать, что описанные тут приключения заняли всю ночь. К моменту, когда наши герои смогли отвлечься от самого важного дела молодости, на часах было едва два по полуночи. В голове Олега до сих пор бурлили мысли о действе, а игравшие на ногах, бедрах и груди Аллы отблески рассеянного света уличных фонарей так же, как и в начале этой нереальной ночи, звали на подвиги. Но даже молодой и необузданный в желаниях организм нуждается в отдыхе, и Олег под хитрую улыбку Аллы оставил на время попытки совершить посредственно то, что нужно делать как минимум на отлично.
- Олежка, давай-ка лучше пойдем к нам в спортзал, - предложила Алла, перебирая ловкими пальчиками по груди юноши. – Сам говорил, что тут у вас не всегда спокойно. Я бы не хотела, чтобы у такого замечательного курсанта случились неприятности. Поверь мне, я строю на тебя планы на все вечера отпущенных здесь дней.
Согласно кивнув, Олег включил настольную лампу, накинув на нее сверху полотенце – одеваться в темноте не то же самое, что экстренно раздеваться. Надетые вместо рубашки штаны еще никого не украсили. В глазах Олега, которые в данный момент можно было назвать влюбленными, даже одевалась Алла с каким-то изяществом. Плавный поворот головы, неторопливое скольжение руки, как будто специально прорисованная рассеянным светом вытянутая нога. Олег жалел, пожалуй, только об одном, что не может запечатлеть все это на фотобумаге. Ибо память человеческая не идеальна.

***
К спортзалу они шли практически тем же проверенным путем, подставляя сырому ветру слегка остывшие от нетерпения лица. И даже ветер Олегу в этой прогулке казался не таким порывистым, как был по пути в экипаж, будто и он перехватил частичку умиротворения, спустившегося на идущую по резиновой дорожке открытого стадиона пару. Дорога молодой пары все же не была прямой и строгой, по пути они с радостью позволяли себе постоять, обнявшись в каком-нибудь закутке и даже поцеловаться, запустив руки в открытые верхние одежды друг друга.
Спортзал, так и не запертый на ночь, встретил их теплой темнотой, казавшейся непроглядной после рассеянного в ночи света звезд и случайных фонарей. Дверь в тренерскую была заперта, и за ней слышались отзвуки какого-то действа, тут же утихшего из-за внезапной помехи.
- Пойдем вниз, Олежка, - сказала Алла вслух, - чтобы внутри уютного мирка задверья перестали гадать о причинах неуместного оживления ручки.
Скинув на деревянный пол три штуки со стопки спортивных матов, наши герои устроились, обнявшись, на импровизированном диванчике. Руки скользили по приоткрытым частям тел, а губы по лицам, дополняя некоторой пикантностью медленно текущий разговор друг о друге.
- У тебя муж? – неуверенно спросил Олег, показав на обручальное кольцо.
- Типа того, - печально уставилась Алла на едва различимую полоску металла. – Типа есть, но типа нет.
Они еще немного активно помолчали.
- Это история о молоденькой и глупой девушке, которая вышла замуж за деньги, - сама продолжила зависшую в темноте зала тему Алла. – Девушка когда-то думала, что если у нее будут деньги, то у нее автоматически будет свобода. Теперь у девушки есть в достатке карманных денег, но у нее нет свободы.
- Он такой ревнивый, наверное, потому что любит, - осторожно и совершенно неуклюже попытался пожалеть Олег немного опечалившуюся Аллу.
- Это еще более поучительная и печальная часть истории, - женщина посмотрела куда-то в потолок, как будто пытаясь рассмотреть сквозь перекрытия крыши далекие звезды. – Через полгода, казалось, вполне красивой жизни муж сказал девушке, что она ему малость надоела, да и уж если быть совсем честным, то ему от нее нужны только здоровые дети. И все как-то резко стало другим, как будто вышел срок какой-то новогодней акции. Муж просто иногда вспоминал о своей молодой жене, постоянно пропадая где-то и с кем-то. Секс стал просто канонически христианским и нес лишь одну функцию «продолжение рода», что случалось весьма изредка. А когда еще через три месяца девушка понесла, интерес к ней упал практически до полного нуля. И остались в жизни девушки только верные подруги и друзья: теплые струйки душа и ухоженные пальчики.
- Ну если ты не хочешь развестись, заведи себе кого-нибудь, - почему-то шепотом сказал Олег. – Многие так делают.
- И был муж у той девушки не последним авторитетом в среде тех, кому плевать на закон, - прошептала Алла в ответ. – И знала его в городе почти каждая собака. И собак тех, которые готовы были лизать пятки и доносить обо всем хоть малостью касавшееся мужа, в том городе было больше, чем нормальных людей.
Олег не нашел, что ответить, а говорить бестолковые банальности ему не захотелось. И темная тишина приняла мысли двух столкнувшихся совершенно случайно людей, и тихая темнота дала им то, чем испокон веков занимались приятные друг другу люди, оставаясь наедине. И спортивные маты с расстеленными на них пальто и бушлатом в таких случаях зачастую получше хороших кроватей. Процесс, правда, немного потерял в накале, который руководил им в самом начале ночи, зато приобрел во вдумчивости и осмысленности потребностей партнера. Убыло судорожных движений, несдержанных вздохов, стонов и горячего шепота, зато прибыло игривых поцелуев, покусываний ушка и шутливых разговоров. И это понятно, потому что первая «оскомина» страсти была, скажем так, интенсивно стерта, но интерес к партнеру остался. Наверное, по этой причине сам процесс приобрел некоторые элементы игры, экспромтом вплетаемые в него обоими сторонами. Душное липкое напряжение первых минут безвозвратно ушло, Алла играла Олегом, а Олег пытался играть Аллой. И выигрывала в основном Алла. Так случалось оба раза, когда она применяла свое секретное оружие – растяжку и гибкость активно практикующей гимнастки. Олег просто не мог сдержать себя, что вызывало с его стороны очередное извержение «вулкана», а со стороны Аллы счастливый смех.
То ли их уже какое-то время наблюдали, то ли просто все так получилось, но голос Даши откуда-то с лестницы прозвучал как нельзя вовремя, совершенно не помешав окончанию процесса:
- Алла, а мы чай заварили, поднимайтесь пить.
- Сейчас, только поделим вещи, - еле сдерживая смех после второго победного «вулкана» ответила Алла. – Вы там разливайте по чашкам, мы быстро.

***
Чай, который, наверное, был во все времена атрибутом всех студентов, приятной чуть сладкой терпкостью уверенно потеснил сон Олега. Его тело пребывало в легкой расслабленности, на губах еще был вкус Аллы, а в голове, как картинки проектора, проскакивали образы ее ладного тела. Паша плюс Даша наоборот были какие-то удрученно-скомканные. Ребята краснели, избегали смотреть друг на друга и вообще, создавали впечатление пионеров на прощальном костре. Чай не шел, вернее не шла беседа под этот уникальный в своей непритязательности чай.
- Пойдем-ка попудрим чего-нибудь, Дашенька, - решила прервать Алла развешивание пионерских соплей, кивнув Даше. – Поболтаем о рецепте чая, водички наберем заодно.
Закрывшаяся за временными хозяйками комнатушки дверь сделал атмосферу в комнате еще более печальной. Паша, бездумно вот уже с минуту размешивающий до стука в стакане сахар, молчал, Олег смотрел на него и тоже ничего не говорил. Что было причиной такого поведения, казалось, хороших друзей, сказать было трудно. Вообще в среде зеленой молодежи, видевшей женскую грудь разве что в замочную скважину бани, рассказывать легенды о похождениях «дон Алёши» или «дон Сергея» было обычным делом. И, послушав таких «донов» с пяток раз, человек, не лишенный логики, мог бы диву даться, как только они вообще не погибли от глубокого истощения сил в свои-то неокрепшие восемнадцать. Но именно сейчас, когда разговор мог бы пойти не о мифах, а о реальных событиях, начинать его никому почему-то не хотелось.
- Тебе завтра в наряд по военно-морской кафедре, - решил все же нарушить неуютную тишину Олег. – А мне по четвертому экипажу кафедру стеречь.
- Повезло с халявой, - меланхолично отпил Паша чай.
Комната опять ненадолго погрузилась в тишину. Скорее всего, девушки не ходили в пудрильное место, потому что вернулись они подозрительно быстро. Алла широко улыбалась, по-видимому, еле сдерживая смех, Даша же наоборот улыбалась как-то застенчиво, изрядно краснея при этом. Тут же последовала удивительно нервная реакция Паши, довольно громко опустившего стакан на журнальный столик. Лицо большого человека выражало крайнюю степень смеси смущения и вызова.
- Ой, мальчики, - тут же с улыбкой весело сказала Алла, - представляете мы тут заблудились и не нашли туалета. Олег, проводи меня, пожалуйста, а то вдруг случится непоправимое.
Тут же молодая женщина, присев, подхватила Олега под локоток и легонько дернула к выходу. Олегу ничего не оставалось, как без раздумий подчиниться. В темном после освещенной комнаты коридоре Алла, проскочив буквально две двери, развернулась к Олегу и обняла его руками за шею.
- Слушай, Олежа, тут такое дело, - осторожно начала она. – Ты только не обижайся, просто выслушай меня, ладно?
Олег молча ждал продолжения, чувствуя, как где-то глубоко в душе формируется холодный комок тревоги.
- Знаешь, у Даши с Пашей ничего не получилось, - сказала она, пожав плечами.
- Ну я что-то такое и думал, - с некоторым облегчением ответил Олег. – А почему?
- Ты только не смейся, - Алла тихонько прыснула. – Как в том анекдоте про мамку, сынку и крынку, помнишь: «Мамко, так он и в крынку нэ лызэ».
- Куда? – не понял Олег.
- Куда-куда, - чуть громче прыснула Алла, - в Дашу, куда еще. Представляешь, они там до чертиков намучились, да так и не засунули. Ой, ну только не задавай глупых вопросов, а то я и в правду обделаюсь со смеху, и так еле сдерживаюсь!
- Это тебе Даша сказала? – удивился Олег, расплываясь в улыбке. – Но как?
- Что как? – сильнее рассмеялась Алла. – Сказала? Да просто, мы с ней дружим еще со школы. Она, правда, младше, но мы ходили заниматься в одну секцию, а потом были в одной команде. И вообще, у нас столько всякого между нами, что это ерунда.
- Ерунда? – еще сильнее удивился Олег.
- Ерунда, - поцеловала его в губы Алла, попытавшись потом заглянуть в глаза. – Послушай меня, ладно, только до конца и потом сразу ничего не говори, а помолчи хоть с минуту. Ладно? Даже если тебе покажется, что ты все решил, ты помолчи, хорошо?
- Хорошо, - ответил Олег слегка пересохшими губами, опять почувствовав холодок тревоги.
- Давай поменяемся, - начала Алла. – Даша хорошая девушка, я вижу, что ты ей симпатичен, и она вроде у тебя хорошие эмоции вызывает. Не перебивай! Понимаешь, у нее вообще проблемы с мужчинами, уже не знаю от чего. Красивая, добрая, чистоплотная, а вот с мужиками не везет, все какие-то проходимцы липнут. Понимаешь, мы как сестры друг другу о наболевшем говорим, утешаем друг друга, советуемся. Я просто хочу, чтобы она сегодня не осталась без ласки. Давай, ты с Дашей, а я с Пашей? Мы ведь просто случайные знакомые, ты же не будешь ревновать?
И Алла с ожиданием замерла взглядом на Олеге, прикрыв ему ладошкой рот. Олег тоже глядел на Аллу, совершенно пораженный сделанным предложением. Нет, он не ревновал, и ему было «не жалко» Аллы для друга. Просто кто из восемнадцатилетних не представлял себя в такой ситуации, когда пары просто меняются друг с другом, чтобы всем удалось попробовать всех. Олег просто онемел от неожиданности. Минута, или сколько там прошло, просто выпала из его жизни. И вот Алла, убрав ладонь, снова поцеловала его, а потом опять вопросительно посмотрела в глаза.
- Хорошо, - еле выдавил Олег напрочь пересохшими губами. – А Даша согласится?
- Куда она денется? Она уже на все согласная, - тихо и радостно прошептала Алла в ухо Олега. - Понимаешь, ей очень надо, она уже с полгода под мужиком не была. Ты такой молодец!
- Слушай, а как оно могло не влезть? – все же задал Олег жутко поразивший его вопрос.
- Ну я не видела и не измеряла, - тихо засмеялась Алла. – Дашка говорит, что у Паши очень объемный колосок. И вообще весь Паша слишком большой для нее. Мне так сразу показалось, что им будет не просто. А ты, правда, не будешь зла на меня таить?
- Нет, - ответил Олег, почему-то опять сильно возбуждаясь. – А Паша?
- Ой, предоставь этого Пашу мне, - мягко подтолкнула Алла Олега обратно к двери комнаты. – Ты сам-то как? Справишься? Не подведи Дашку. Пожалуйста. Да хоть пальцем там или еще как?
Ответить Олег не успел, потому что открыл дверь. Даша плюс, вернее, минус Паша так и сидели на расстоянии достойном пионера со стажем. Чай в их стаканах почти не убыл, а вот настроение немного изменилось. Паша выглядел чуть-чуть нервным, а Даша лучилась смесью легкого возбуждения и смущения, раскрасившего в очередной раз ее щеки.
Дальше все случилось просто. Вся компания, одевшись, вышла подышать свежим воздухом на крылечко спортзала, благо за кустами их вряд ли смогли увидеть. А потом, немного поболтав, Алла подхватила под ручку Пашу и с толстым намеком предложила показать ей в кубрике одну ба-альшую штуку. Весьма растерянный Паша, недоверчиво посмотрел на Олега. Тот просто пожал плечами и, хитро подмигнув, тихо рассмеялся. А Даша, как будто получив сигнал, робко пристроилась в положение «под ручку» к Олегу и опустила глаза.

***
Даша оказалась девушкой на редкость стеснительной, но милой и общительной. Так что вести в этой партии пришлось по большей части Олегу, хоть он и был по прикидкам лет на пять, а то и более, моложе своей новой знакомой. В сравнении с Аллой Олег невольно называл в уме ее «дюймовочка». Дюймовочка имела такую же спортивную фигурку, только грудь у нее была, что говорят чуть больше того сказочного пшеничного зернышка, да попка «с кулачок». Нужно сказать, для Олега это ровным счетом ничего не значило, потому что ему всегда нравились миниатюрные девушки. А вот в сексе по сравнению с Аллой Даша оказалась совершенно закомплексованной. Нет, она знала основные положения этого процесса и даже пыталась быть лапочкой, но Олег коротко бы охарактеризовал ее «неумеха». Просто даже по уровню развития этой науки Олег доалловой эпохи был немного более изощрен, нежели Даша.
В целом эта более разнообразящая, нежели погружающая в блаженство серия актов оставила у Олега смутное чувство какой-то незавершенности. Он даже изловил где-то глубоко в душе некий укол странно похожего на ревность чувства. И вот странное дело. Пока в его жизни не было Аллы, он бы считал Дашу удачным приобретением. Но, к сожалению или же к счастью, дороги познания назад у Олега уже не было. Единственное, что оказалось весьма необычным, так это Дашина особенность. Даша оказалась очень узенькой. Настолько, что даже далеко немонументальных размеров Олега-меньшого Даша-другая едва-едва смогла принять в гости после довольно основательной языковой подготовки. И еще Олега довольно сильно напрягло то, что Даша не умела обращаться со своим телом и оргазмом, как продолжением его. Первый раз она взорвалась как-то вдруг, озадачив молодого человека. Зато второй раз был сродни исходу еврейского народа из Египта. Но Олег очень старался, пытаясь хоть частично смыть с души женщины чреду ее постельных неудач. И, похоже, действительно сделал все, что мог. А может, он просто пообещал это Алле? В любом случае ночь для курсанта мореходного училища по имени Олег удалась. Лишь хитро прячущаяся навязчивая мысль так и не давала ему покоя. Но и она, к, была поймана.
- Она даже ногу за голову не убрала ни разу, хоть вполне и могла бы, - неожиданно подумал наш герой, поглаживая прижавшуюся к нему миниатюрную и благодарную Дюймовочку. – Научить что ли…

©

Это сообщение отредактировал shambambukly - 20-03-2013 - 14:10
0 Пользователей читают эту тему

Страницы: (1) 1 ...
  Наверх