Помогите сайту
Взрослая социальная сеть
Поиск секса поблизости, а также
тематические знакомства и виртуальное общение

ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ
Знакомства для секса Живая лента Все о сексе Форум Блоги Группы Рассказы Лучшие порно сайтыЛучшие порно сайты http://irk.dating
ПОИСК СЕКСА
поблизости

Страницы: (15) 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Свободен
01-11-2012 - 17:09
Вот решил внести свою скромную лепту в общую копилку. Если понравится пришлю продолжение.

Велогонка.

Сразу по прибытию на место велосипедной гонки после 4 часового переезда девочки начали разгрузку своих велосипедов. Лиза, Карен, Сью и Кэрри представляли свою школу в гонке чемпионата Уилер, который был отборочным для участия в национальном чемпионате в гонке на горных велосипедах. Они были аутсайдерами, но все еще думали, что у них имеется шанс.
Девушки усердно тренировались, были в хорошей форме и надеялись пробиться на чемпионат. Все они были на пике спортивной формы и сплоченные дружбой на протяжении всего сезона поддерживали друг друга в горестях и радостях. Каждый был предан команде, но у каждой были свои уникальные особенности.

Лиза была капитаном команды и немного властной личностью. У нее были темно-коричневые волосы и рост около 5 '5".
Сью - застенчивая, великолепная гонщица, с хорошей выносливостью, но никогда не позволяла себе выйти из себя. Кроме того, она была с темно-каштановые волосами и немного выше, чем Лиза .
Карен своим энтузиазмом была связкой между командой и болельщиками. Она никогда не позволяйте никому упасть духом, даже если они проигрывали. Она была ростом около 5'3” и волосы ее были светлопепельные.
Кэрри - новый член команды, присоединилась к ней за месяц до гонок после того как одна из девушек выбыла из-за травмы. Она также входила в состав команды трековых гонок и, вероятно, была в лучшей форме, по сравнению с любой из девочек. Она была высокая блондинка в 5 '10 ", с убийственной фигурой – результат многочасовых тренировок на различных дистанциях. Она была на пике спортивной формы и, казалась, сильной духом, что потребовалось, чтобы добиваться успеха.

Гонка проходила в рамках правил национальной велосипедной ассоциации организаторы которой имели репутацию жестких судей. Девушки зарегистрировались и делали последние проверки их велосипедов, когда Сью сделала несчастное открытие.

"Как, черт возьми, ты его забыла?!" закричала Лиза.

"Я не знаю. Я всегда держала все шмотки вместе, но ее здесь просто нет" ответила Сью.

"Что случилось?" спросила Кэрри, заинтересовавшись, о чем кричала Лиза.

"Сью забыла свою форму».

"Вот дерьмо".

"Не волнуйтесь. Одна из нас должен иметь запанную форму» - Карен ответила будучи вечным оптимистом.
Каждая обшарила свои сумки в поисках запасной формы, но ни у кого не было.

"Может быть, они позволят тебе надеть тренировочный костюм " - сказала Кэрри ища выход.
"Лиза, почему бы тебе не объяснить это чиновникам и согласовать это с ними?" добавила Карен.
"О Боже, мы тренировались так усердно для этой гонки, и теперь мы может даже не быть допущены к соревнованиям" - жаловалась Лиза.
"Мы что-нибудь придумаем" - добавила Керри.

Девушки направились к официальной стойке чиновников и объяснили, что одна из членов их команды забыла форму и спросили, может ли она надеть ее тренировочный костюм. Официальный Глава комиссии был большой дородный парень, и он только посмотрел на Лизу и засмеялся.
"Если она настолько глупа, чтобы забыть свою форму то почему бы ей просто не ездить голой?" - рявкнул он.
"Я уверен, что не буду давать им поблажки за это" - рассмеялся другой чиновник от спорта.
"Нельзя ли быть посерьезнее" - ответила Лиза.
Именно в этот момент подошла Дебора, капитан заклятых соперников их школы и одного из своих крупнейших конкурентов.

"Как дела? Не способны участвовать в сегодняшней гонке? Ой, какая жалость. Мы с нетерпением ждали, как мы надерем вам сегодня задницы " - обратилась она к Лиз и девушкам с сарказмом в голосе.
"Смешно Деб. Посмотрим" - крикнула в ответ Лиза.

Лиза вернулась к большому жирному чиновнику и умолил рассмотреть ее просьбу еще раз.

"Ну, вот что я вам скажу. Я сделаю для вас исключение, но только если она поедет голой. Так или иначе, но нам нужно получить определенный интерес к этой гонке" - рассмеялся чиновник.

Лиза просила снова, надеясь, что они изменят свое мнение, но безрезультатно.
"Черт возьми. Что теперь нам делать?" сказала Лиза девушкам.

"Ну давай Сью, может быть, это не будет так плохо. Представь себе, что ты идешь на пляж" - пытаясь ее обнадежить сказала Кэрри.
"Ни в коем случае! Кроме того, я не хожу голой на пляж, как ты" - крикнула Сью, ссылаясь на некие слухи, о том что Кэрри загорает голой.

"Я думаю, мы не можем участвовать в гонке" - сказала Лиза разочарованным голосом.
"Сью, это будет не так уж плохо. Мы все будем там с тобой" - добавила Кэрри.
"Ну, если это не будет так плохо, то почему бы, черт возьми, тебе не отдать мне свою форму и ты тогда сделаешь это?" - крикнула в ответ Сью.
"Что?" сказала Кэрри в шоке.
"Кэрри, это отличная идея. У тебя умопомрачительное тело. Я уверена, что никто не будет возражать, если увидят его" - Карен даже подпрыгнула от энтузиазма.

Лиза сосредоточенная только на гонке крикнула: "Это может сработать", даже не подумав, что одна из их команды будет делать гонку в обнаженном виде.
"О люди, о люди. Вы шутите" - ответила Кэрри с легкой дрожью в голосе.
"Пойдем. Я тоже думаю, как ты только что говорила, это будет неплохо" - добавила Карен.

Только теперь поняв последствия своих комментарии, Кэрри притихла, и румянец залил ее лицо.

"Позвольте мне убедиться, что они позволят нам это сделать». Сказала Лиза снова обретая улыбку на лице.

Она изложила свое предложение официальному руководителю, и тот после того как увидел высокую блондинку съежившуюся в группе девушек охотно согласился.

"ОК, хорошая новость девочки, они согласились. Мы можем участвовать в гонке!" кричала Лиза восторженно: "Спасибо Кэрри, ты лапочка. Мы обязаны тебе".

По крайней мере, три девочки были счастливы. Я не думаю, что любая из них на самом деле подумала, что это значит. Они просто обрадовались в этот момент и были счастливы, что могут участвовать в гонке. Кэрри попыталась представить свое будущее, и была совсем не в восторге.

Все девушки направились, чтобы что-нибудь поесть и пополнить запас углеводов в организме перед долгой гонкой, за исключением Кэрри, которая была слишком возбужден, чтобы есть.

"Пойдем, ты должна что-нибудь съесть, Кэрри» - сказала Карен.
"Извини, я просто слишком нервничаю. Как я это сделаю? Как я буду это делать со всеми этими людьми, смотрящими на меня, и как я проеду всю гонку с моим голым задом сидя на сиденье? "

"Кэрри, ты просто должны выкинуть этих людей из мыслей. Просто сосредоточься на гонке и все будет в порядке".

Девушки снова вернулись к подготовке своих велосипедов и подготовке к гонке. Лиза дала им небольшую зажигательную речь, после того как они дважды проверили все.

"Ok Леди, время переодеваться " сказала девочкам Лиза.

Кэрри просто смотрела вверх нахмуренным лицом, когда она передавала Сью свой спортивный топ и шорты. Она схватила остальные свои вещи и направилась в раздевалку к остальными.
"Что ты собираешься делать?" спросила Сью.

"Ну, сменить мою обувь и переодеть мой холодный пот я думаю."
"Ты такая смелая Кэрри. Я не знаю, как ты это сделаешь" - сказала Кэрри Сью с глубочайшей благодарностью.

"Ну, я не сделала это еще" - напомнил ей Кэрри нервно.

Внутри раздевалки все девушки методично переменили их форму, кроме Кэрри, которая просто сидела на скамейке пытаясь успокоить свои нервы. В конце концов, она сняла свой верх, за которым последовали ее шорты.

Стоя в лифчике и трусиках она стащила ее носки, обувь и убрала их в сумку. Глубоко вдохнув, она расстегнула лифчик и бросила его в сумку и быстро вытащила ее теплую спортивную кофту, накинула на себя и быстро застегнула молнию. Все были сосредоточены на собственных приготовлениях, и она не думала, что кто-нибудь это заметил. Затем она содрала с себя стринги и натянула теплые спортивные штаны так же быстро. Сделав это, она вздохнула с облегчением. Никто, кроме ее товарищей по команде не знал, что у нее не было ничего под ее тренировочным костюмом. Для всех остальных она выглядела совершенно нормально.

Немного расслабившись, она натянула свои носки и специальные велосипедные ботинки. Затем бросила всю свою одежду в сумку и вышла вслед за командой из раздевалки.
Девушки сделали разогревающую разминку и, собрав их экипировку, направились в зону старта. Кэрри положила на свой велосипед перчатки, часы, шлем и специальные солнцезащитные очки. Ее товарищи по команде закончили свои последние приготовления и сняли тренировочные костюмы, только Кэрри по-прежнему оставалась в тренировочном костюме.

Это было холодное пасмурное утро, около 10 градусов, которое было прекрасно для гонки, но немного холодновато для того, чья униформа состояла исключительно из ее голой кожи.

"Давай Кэрри, гонка вот-вот начнется. Сейчас или никогда девочка" - сказала Лиза пытаясь поощрить Кэрри.
"Я не думаю, что смогу это сделать".
"Кэрри, давай. Ты должна. Мы не можем участвовать в гонке иначе!"
"Кэрри! Просто сосредоточься на гонке. Никаких других мыслей" - сказала ей Карен, обнимая Кэрри руками.
"Я сожалею, что заставила тебя сделать это, но это просто надо сделать. Пожалуйста! Я компенсирую это тебе каким-нибудь образом", сказала Сью, чувствуя что-то вроде вины за переживания ее друга и товарища по команде.
"Кэрри, помните, все остальное не имеет значения. Только ты и гонка», сказала Сью.

Кэрри оглядела заполненную область старта гонщиками, каждая команда в своей разноцветной форме. Она почувствовала, что ее соски напряглись только при мысли о том, что она лишится одежды на глазах у всех этих людей.
Карен приблизилась и поддерживая велосипед Кэрри похлопала ее по плечу еще раз для уверенности.

"Я не думаю, что смогу это сделать" - сказала Кэрри Карен через несколько вздохов.
"Уверена что сможешь. Просто не думай об этом. Просто сделай это".

"О, Боже, помоги мне" - сказала она посмотрев вверх, как будто молясь чтобы Бог дал силы. Начнем".

Кэрри буквально тряслась, когда она медленно потянула вниз верхней части костюма. Как только ее грудь попала в поле зрения, все рядом затихли в тишине. Похоже, что каждый глаз был прикован к ее выступающим грудям.

Первое, что заметила Кэрри, был замораживающе холодный воздух на ее голой коже. Сразу же Кэрри покрылась гусиной кожей, в то время как ее соски вытянулись к небу как бы прося к себе всеобщего внимания.
Она стояла посреди улицы в спортивных штаны, голая до пояса.

"Боже мой, Боже мой» - было все, что эхом отдавалось в ее голове. Все уже подумали, что она сумасшедшая, когда я сняла свой верх, и нет смысла отступать назад, подумала она. Она быстро запустила пальцы за пояс ее спортивных штаны и стянула их на бедра, давая им упасть до лодыжек. У нее были надеты велосипедные туфли, и она быстро наклонилась и стащила штаны через туфли.

Она была совершенно голая посреди улицы среди ее товарищей по команде и сотни других гонщиков.
Карен и ее товарищи по команде все видели раньше Кэрри голой в душе до этого, но смотрели в изумлении, не веря что видят ее на улице. Видеть ее обнаженной в душе это одно, но, увидеть ее в велосипедном шлеме, обуви, перчатках и обтекаемых гоночных очках – это было что-то совершенно другое. Кэрри была иллюстрацией тренированного тела.

Она была высокой и крепкой – результат многолетней напряженной работы - и с ее стройным мышечным каркасом. Проще говоря, она выглядела потрясающе. У нее не было ни унции жира в любом месте и В-груди на самом деле выглядели большими на ее стройном спортивном теле. Единственная вещь была лучше, чем ее грудь - ее длинные мускулистые ноги и упругая попка. Все вместе, походило на страницу из фитнес-журнала.

Даже кожа ее была приятно загорелой. Ее вся верхняя часть тела, включая грудь, равномерно загорелая, давала всем понять, что ей не чуждо загорать топлесс. Может быть, даже сексуальнее, чем идеальный загар, были крошечные светлые пятна, обязанные крошечным спортивным стрингам. Кэрри не мог видеть их, но она была уверена, что все остальные могли. Теперь все знали, что она носила крошечные стринги, когда ей надоедало носить бикини.

Ни одна из девушек не считала себя лесбиянкой и только Карен несколько раз была с другой девушкой, но все три сразу почувствовали, как их соски твердеют и теплая волна прошла по их кискам при виде, который открывался перед ними.
Мужчина nudejoy
Свободен
06-11-2012 - 09:28
Рассказ видимо хороший, но перевод, мягко говоря, хромает на обе ноги. Как минимум мог бы удосужиться перевести футы и дюймы в сантиметры, в В-груди в грудь второго размера. Хотя по совести тут надо все переписать.

Можно линк на оригинал?
Мужчина VShtarev
Свободен
07-11-2012 - 12:41
(nudejoy @ 06.11.2012 - время: 09:28)
<q>Можно линк на оригинал?</q>

The Lost Uniform
Выше пока переведено лишь самое начало.
Сам давно хотел его перевести, но лень мешает.
Мужчина VOVA9222
Свободен
07-11-2012 - 13:17
Граждане рассказчики.
Когда препечатываете чужие рассказы, указывайте чьё это произведение и ставьте знак копирайта ©. Это обязательно.
Пара М+Ж я и жена
Женат
14-11-2012 - 17:33
КАК МЕНЯ ПОСВЯТИЛИ В НУДИСТЫ



Человек я молодой, но считаю себя нудистом со стажем, хотя бывать в компании единомышленников мне приходится нечасто. Служу я сейчас далеко от Новосибирска, взгляды людей здесь очень консервативны. Так что купаюсь и загораю обнаженным в одиночестве. Зато как вырвусь по делам или с какой оказией в Новосибирск, так сразу звоню лидеру нашей группы, и, если лето, – на пляж еду, в холодное время в сауну. Меня в клубе хорошо знают, так как история моего посвящения в нудисты курьезна и поучительна.

Это было в 1994 году. Я уже год учился в военном училище, расположенном в Академгородке. Об учебе писать не буду, всякое бывало: и хорошее и плохое, но в увольнение отпускали, когда отличусь в боевой и политической подготовке. Так их ждешь, увольнений этих, а выйдешь за ворота части и не знаешь куда пойти. Знакомых нет. С девчонками бы погулять - денег нет, разве что на мороженое, да кого этим мороженым удивишь!? И вот вышли мы однажды с другом в "цивилизацию" жарким июльским днем и подались на пляж Обского моря. Взяли пивка, идем по горячему песку, гимнастерки сняли, а штаны постеснялись. Люди вокруг в красивых купальных костюмах, а нам демонстрировать черные армейские трусы до колена не захотелось. Решили мы пройти дальше к разросшимся кустам. Дошли до них и обомлели: совершенно голые люди по одному, группами, семьями, с детьми загорали и купались на этом отрезке пляжа, метров 200 длиной. Ну, на мужиков голых нам смотреть не в диковинку - купание строем и обтирание снегом после бани дело обычное. Но обнаженных женщин и девчонок нашего возраста нам в таком количестве видеть не приходилось. А сколько среди них настоящих красавиц, будто сошедших с картинок зарубежных журналов! Мы моментально почувствовали естественную в такой ситуации реакцию и поспешили в ближайшую свободную "нишу" между зарослями, разделись до злополучных трусов и поспешили в спасительную прохладу воды. После купания наши эмоции улеглись. Потягивая охлажденное в воде пиво, купаясь и нежась на песке, мы прекрасно провели время. Последовать примеру местных аборигенов мы не рискнули, а когда сушили трусы, прикрылись гимнастерками.

В следующее увольнение мы с другом буквально летели на этот пляж. Ребята мы были молодые, озорства не занимать, фантазия ключом бьет, и все по голове. В общем, захватили мы с собой бинокль и место на этот раз выбрали стратегическое: среди сосен на горке, прямо над нудистким пляжем. Залегли, как два шпиона ЦРУ и созерцаем. Как нудисты нас засекли, не знаю, особого беспокойства в их стане мы не заметили. Короче, мы опомниться не успели, как наши развешанные для просушки трусы были сорваны с кустов подкравшимися девчонками и водружены хохочущими нудистами на мачту с их солнцеликим флагом. Посоветовавшись и решив, что возвращаться без столь примечательной части казенного имущества нам нельзя, мы натянули брюки и отправились на переговоры. Меня удивило, что встретили нас без ожидаемой агрессии, а даже с юмором. Нам сообщили, что Совет клуба решил вынести нам наказание за аморальное поведение - пролежать час на открытом солнце обнаженными. Мы тогда не почувствовали подвоха, улеглись животом вниз на свои брюки, подставив свои девственно белые попки июльскому солнцу. Раза три мы ходили купаться, но еще стеснялись лежать животом вверх. Чтобы скрасить нам наказание, ближайшая компания молодежи предложила поиграть в карты. Мы и не заметили, как наши, подставленные солнцу выпуклости ягодиц заалели как у обезьян. Таким образом, на протяжении ближайших суток нам не нужно было объяснять, какую радость приносит нагота, и какие муки - прикосновение одежды к обгоревшей коже.

Все это я вспоминаю с юмором, так как клуб натуристов "Гелиос" стал буквально отдушиной в нашей солдатской жизни. Последующие годы учебы мы буквально из кожи лезли, поражая отцов-командиров. Ведь каждое заслуженное увольнение в город было встречей с друзьями из клуба.(с)
Пара М+Ж я и жена
Женат
20-11-2012 - 16:32
МОЙ НУДИСТКИЙ ОПЫТ

Мой опыт нудизма имеет свои истоки в пионерском лагере, куда меня на месяц отправили родители, когда мне исполнилось десять лет. Лагерь находился высоко в горах Заилийского Алатау, поэтому обычным транспортом туда было не добраться. Родители за всю смену по этой причине меня не посетили ни разу. Как всегда, в лагере было полно свободного времени, поэтому мы с моим другом Сашкой исходили все окрестности и конечно запретные, находящиеся за его пределами. Однажды мы нашли поляну, с которой хорошо просматривался лагерь, расположившийся ниже по горе, как на ладони. День был солнечный и жаркий, поэтому я, сняв шорты, трусы и рубашку, расположился для загара. Чувство удивительной свободы запомнилось мне навсегда. Тогда Сашка еще спросил меня, что будет, если меня увидят девчонки. Я не помню, что ему тогда ответил, но знаю точно, это меня меньше всего заботило и даже прибавляло такому виду отдыха еще больше кайфа. Надо сказать, что у меня врожденная гипоспадия, это значит, что отверстие мочеиспускательного канала открывается не на головке полового члена, а ниже на стволе. Поэтому когда-то в раннем младенчестве мне сделали обрезание. Тогда я этого конечно не знал, но отличие моего писуна от писунов других мальчиков меня всегда смущало. Крайняя плоть моего члена никогда не прикрывала головку, что делало его похожим, по выражению одной девочки, подсмотревшей меня в детском саду во время уринации, похожим на грибок. Загорая, я обратил внимание на Сашку, заинтересованно изучавшего формы моего члена. Его интерес придал мне бодрости и внутреннего ощущения непохожести на других. В тот день Сашка так и не решился последовать моему примеру. На следующий день мы взяли на прогулку еще двух пацанов из нашего отряда. Вчетвером мы пошли к речке ловить ящериц, а когда нам это занятие надоело, решили искупаться. Я, конечно же, и не думал этого делать в трусах, еще и по тому, что они у меня были белыми, что во времена совдепии было совершенно не свойственно мальчикам, у которых популярностью пользовались семейные трусы, а белые высмеивались, как девчачье. Моему примеру молча последовали два наших новых спутника, причем сделали это как бы невзначай. Сашка, чтобы не выделяться вынужден был преодолеть страх, и, вскоре, мы, все вместе плескались в холодной горной речке. Потом мы повторяли эти походы ежедневно, осмелев и привыкнув к наготе настолько, что проводили голышом по полдня, играя в индейцев. По ночам мы делали тайные вылазки к бассейну и купались в нем, конечно же, голыми. По возможности, возвращаясь назад в палату в одних трусах, мы умудрялись измазывать девчонок зубной пастой. Однажды для повышения риска мероприятия, мы договорились тайно пройти к бассейну голышом прямо из палаты. Дорога пролегала через весь лагерь, поэтому пробираясь ползком по траве и перебежками от куста к кусту мы еще не дойдя до бассейна, уже искупались в ночной росе. Назад мы решили возвращаться по открытым тропинкам. Тогда то нас и заметила парочка влюбленных вожатых - Сергей и Лена. Пацаны бросились в рассыпную по кустам. Ближе всех к вожатому Сергею оказались мы с Сашкой. Сашка, убегая, споткнулся и улетел в кусты. Сергей схватил его без труда. Несмотря на то, что я отлично бегал, Сашку бросить в трудной ситуации мне не хотелось. Поэтому я остановился и вернулся к месту, где Сергей и Лена уже воспитывали голого Сашку, интуитивно прикрывающего свое достоинство. Мое появление обрадовало вожатых, которые старательно выпытывали у Сашки имена других мальчиков, бесстыдно разгуливавших по лагерю без трусов. Нас отвели в отряд и поставили на веранде в том самом виде, в котором и застали, пригрозив продержать так до самого утра, пока мы не назовем имена других нарушителей. Я, зная себя, был уверен, что продержусь, во что бы то ни стало. Сомнения были насчет Сашки, но надо отдать ему должное, он был непоколебим. Вожатые, сидя на лавочке поодаль продолжали тискать друг друга и целоваться, а мы стоически терпя ночную прохладу вынуждены были переминаться с ноги на ногу, как нам казалось, остаток ночи. Лена с Сергеем были так увлечены, что не заметили, как из палаты девочек в одних трусиках выбежала в сторону туалета сонная Надька-председатель отряда. Она пробежала в нескольких сантиметрах от нас с Сашкой, спросонья не обратив на нас внимания. Ветерок от пробежавшей Надьки в сочетании с нестандартностью ситуации вызвал у меня первое в жизни отвердение члена. Я не понимая, что произошло, продолжал стоять с торчащей морковкой. Надо сказать, что Надька мне немного нравилась, и мы даже обменивались с ней детскими любовными записками во время киносеансов в клубе. Возвращаясь, уже окончательно проснувшаяся от ночной прохлады Надя, заметила наши голые фигурки, освещенные лучами ночного фонаря, еще издалека. Сначала она от неожиданности замедлила шаг, но потом в силу своего боевого характера и нашей явной безобидности более решительно приблизилась к нам с интересом рассматривая то Сашку, находящегося ближе к ней то меня. Вожатые не входили в поле зрения Нади, поэтому она, поравнявшись со мной, потупившим взор в пол, шепотом поинтересовалась, что мы делаем в таком виде на веранде отряда. Я тоже шепотом кратко рассказал историю ночного приключения и кивнул в сторону целовавшихся вожатых. Надя, увидев вожатых, поспешила в палату, предварительно пожелав нам что-то ободряющее. Уходя, она как бы невзначай коснулась рукой моего члена, от чего у меня по всему телу пробежали мурашки. Лена с Сергеем через несколько часов забытья то ли от ощущения бесполезности издевательства над детьми, то ли от высокой степени возбуждения и необходимости продолжения занятий любовью в формах, исключающих присутствие несовершеннолетних свидетелей, отпустили нас, пригрозив разобраться на следующий день. Мы, дрожа от холода, вернулись в палату и, не утруждая себя поиском трусов, плюхнулись досыпать остаток ночи в мою постель вместе. Согретый Сашкиным телом, я заснул через пару минут. Утро началось как обычно - нас всех погнали делать зарядку. Я сел на кровать, где еще спал Сашка и вытащил из тумбочки помятые спортивные трусы, которые были единственным моим предметом одежды во время зарядки, в то время как многие из-за утренней прохлады предпочитали заниматься в трико и майках. Сашка, просыпаясь, пересел на свою кровать. Он голый сидел на кровати, пока я не кинул в него его спортивные трусы. Он машинально натянул их и поплелся за мной на зарядку. Идя на футбольное поле, где для всего лагеря физрук проводил зарядку, я заметил Надю, идущую впереди в обтягивающих трусиках, четко выделяющих булочки ее ягодиц. Я ускорил шаг и, поравнявшись с ней, поприветствовал с глупой улыбкой. Надя приветливо улыбнулась и спросила, может ли она сегодня пойти с нами на речку. Наверное, мое лицо вытянулось в удивлении, так как я не предполагал, что она может знать о наших похождениях за территорию лагеря. Тем более я не ожидал, что председатель отряда может пойти на нарушение лагерной дисциплины. Я утвердительно кивнул головой и назвал условное место встречи. Теперь я понял, почему ночная встреча не произвела на Надежду шокирующего впечатления. Сразу после завтрака, не переодевая пионерскую форму, я и трое моих друзей встретились в условном месте у отверстия в заборе напротив прачечной и душевых, где нас отрядом купали каждую неделю. Надя подошла не одна спустя несколько минут. Рядом была ее подруга Света, которая испытывала явные симпатии к Сашке. Нам вшестером предстояло пройти по горным тропинкам не близкий путь к ущелью, где протекала речка. Часть пути пролегала мимо тех мест, где нас могли заметить взрослые сотрудники лагеря, поэтому пионерская форма с белыми рубашками и красными галстуками предательски высвечивала нас на большом расстоянии. Только оказавшись за территорией лагеря, мы с пацанами, следуя привычной схеме, сняли рубашки и галстуки и аккуратно сложили их в подготовленный заранее полиэтиленовый пакет, оставаясь в одних шортах и вопросительно глядя на наших новых спутниц. Девочки отказались снять свои белые блузки и положили в пакет только галстуки, после чего пакет был надежно спрятан между камнями. Мы шли цепочкой так, чтобы прикрывать ярко белые фигурки девчонок от просматриваемой части лагеря нашими телами, предварительно намазанными грязью. Когда опасная часть пути была пройдена, солнце уже стояло высоко. Мы шли, весело обсуждая ночную историю. Я, немного отстав от компании, снял шорты и надел их на голову, оставаясь в одних кедах. Догнав друзей я присоединился к разговору, так что никто даже не заметил моей наготы. За разговорами мы подошли к речке. Только когда все расположились на камнях у речки, было отмечено отсутствие на мне одежды. Сашка первым снял шорты, под которыми, так же как и у меня не было трусов. Девочки немного смущенные притихли, отводя взгляды в сторону. Затянувшаяся пауза была прервана моим предложением искупаться и решительным движением в сторону реки. Пока девочки смущенно расстегивали блузки, двое наших друзей быстро освободились от остатков одежды и последовали за нами. Мы плескались в реке, не обращая внимания на наших спутниц. Когда мы, наконец, вышли на сушу, то увидели что девочки решились таки раздеться. Юбки и блузки лежали аккуратно сложенные на большом камне, рядом с которым стояли две пионерские активистки. Я предложил сложить остатки одежды в приготовленный пакет и спрятать его в надежном месте, чтобы ни у кого не было в дальнейшем желания нарушить нашу природную идиллию. Все согласились с моим предложением. Через несколько минут мы с Саней уже шли, неся пакет к отдаленной сосне, в корнях которой он и был спрятан. Остаток дня мы провели веселясь и играя. То мы догоняли друг друга, то играли в <прятки>, то просто рисовали грязью и листьями замысловатые узоры на теле друг друга. У наших пацанов сегодня все внимание было сконцентрировано на девочках. Каждый старался им угодить и развеселить. Больше всего им понравилось раскрашивать наших спутниц, которые окончательно свыклись с наготой и охотно подставляли для раскрашивания самые свои заветные места. Девочкам тоже было занятно разрисовывать нас. Когда Надя разрисовывала мой член, он заметно увеличился в размерах. Не ускользнуло от ее внимания и то, что у меня есть на нем дополнительное отверстие, отличающее его от других. Она спросила можно ли в него вставить травинку. Я согласился, так как самому было любопытно. Когда она вставила травинку стало немного щекотно, но вместе с тем приятно. Она вращательными движениями начала погружать ее все глубже, попутно поглаживая член. Вся компания отвлеклась от своих занятий и начала наблюдать за ее действиями. Ощущение щекотки постепенно сменилось более приятным ощущением доселе мной никогда неиспытанным. Новое ощущение нарастало все больше и больше, пока мое тело не пронзило током, а из отверстия моего члена не вылетела струйка белой жидкости, вытолкнувшая травинку на полметра. Все стояли пораженные увиденным, пока Сашка не описал увиденное уличным сленгом. Остаток сезона мы ходили к речке вшестером, загорая и занимаясь там тем, что к нудизму не относится. Так прошел весь сезон. До сегодняшнего дня мне ярче всего запомнилась именно его неформальная часть, а не многочисленные линейки и патриотические пионерские костры.
(с)







Пара М+Ж я и жена
Женат
23-11-2012 - 16:39
"Случайные встречи"

Я смотрю из окна на закат
На далекий в лучах горизонт
На деревьев желтеюший ряд
В тишине, что разлита кругом
Эти тихие осени дни
Будут сниться еше мне не раз
Как обьятья слепые твои
И твоих неоконченность фраз.

Артем

Нам не дано предугадать
Как наше слово отзовется
И нам предчувствие дается
Как нам дается благодать.

Б. Пастернак

Еще весной я нашел в Интернете сайт натуристов из города Аахен (Германия), где я сейчас живу. Я позвонил по указанному телефону и договорился о встрече в бассейне, который снимают натуристы. К моему полному удивлению я был принят немцами-натуристами настолько радушно и тепло, что те сомнения, которые меня все же изредка посещали, вскоре рассеялись как дым. Все единомышленники-натуристы оказались людьми зрелыми и очень содержательными: среди них не было никого моложе 35 лет и все они бывали в бассейне парами или семьями. Одним словом, дружная семья натуристов Аахена приняла меня удивительно радушно и уже через неделю у меня появилось такое чувство, будто мы знакомы как минимум несколько лет (и это несмотря на то, что я иностранец и говорю с ярко выраженным русским акцентом)!

Оказалось, что в распоряжении аахенского общества был не только бассейн, но и большой участок земли недалеко за городом. Этот „эдемский сад", как я его сразу назвал, включал в себя небольшой парк, лужайки и поле, оборудованное для пляжного волейбола.

Повсюду стояли скамейки и росли экзотические растения посаженные руками самих же натуристов. Территория нашего общества с одной стороны была отгорожена от частых домов только лишь густой и высокой живой изгородью из лавра и стрелолиста. С другой стороны такая же изгородь служила границей „владений натуристов" и лесом, который больше походил на парк с гравиевыми дорожками, скамейками и раскидистыми липами дававшими достаточно тени даже в жаркие летние дни. С третьей стороны за невысокой живой изгородью простирались большие и безлюдные фермерские поля и выгоны.

Почти каждый день мы бывали с моей подругой в „эдемском саду": там мы, как и все остальные члены общества поскорей раздевались и уже голышом занимались каждый своим делом: кто загорал удобно расположившись на лугу, кто подстригал газон и кусты, кто читал сидя на скамейке в тени деревьев, некоторые беседовали иногда сбиваясь в кружок, другие играли в волейбол. Были там и старики и дети разного возраста, но все же основу кружка составляли уже зрелые люди сорока - пятидесяти лет. Из молодежи мы с Катей - моей девушкой - были одни (ей 26, мне 27 лет): и кроме нас - никого старше 13 и моложе 35-ти. Поэтому нам было довольно скучно подолгу говорить с этими хоть и искренними и доброжелательными, но значительно более старшими, чем мы с Катей людьми.

Обычно наговорившись вдоволь с приятелями-натуристами мы с подругой уединялись где-нибудь на скамейке нашего нудистского парка, читали там что-нибудь интересное или просто обсуждали какую-нибудь тему, которая занимала нас обоих. Но сидеть на одном месте подолгу мы не могли и часто прохаживались по владениям натуристов, которые вначале показались нам обоим такими большими.

Вскоре мы уже знали каждый кустик и каждое дерево нашего парка и решили расширить маршрут наших голых прогулок. На то было как минимум три причины. Во-первых, за пределами „парка натуристов" мы могли сколько угодно целоваться (а как известно проявления какой бы то ни было сексуальности строго запрещено натуристскими правилами); во-вторых, в лесопарке примыкавшем к нашей территории вплотную и простиравшемся далеко за границы нашего „эдемского сада" было всегда совершенно безлюдно, - сказывалась удаленность от города. И, наконец, в-третьих, в этом безлюдном парке было много зарослей дикой малины и ежевики. В моей подруге страсть к собиранию ягод была настолько сильна, что мы с ней изредка, а потом все чаше и чаше, стали выбираться за пределы нашего нудистского заповедника, чтобы собирать дикие ягоды, а затем полушутя с удовольствием кормить ими друг друга. Вначале для наших вылазок за ягодами мы оба одевали на себя хоть что-нибудь: я - плавки, а моя подруга - трусики, но потом мы решили не одеваться совсем и с шутками, подбадривая и подзадоривая один другого, стали собирать ягоды в примыкавшем к нам парке так, как нравилось нам обоим, - голышом.

С каждым разом мы с Катей отходили все дальше и дальше от границ нудистского лагеря, где мы оставляли все свои веши, и обнаженные углублялись в лес в поисках малины и ежевики. Мы кормили ею друг друга, смеялись и шутили, обнимались и целовались, ведь нас никто не мог увидеть. И странное дело, ступая босыми ногами по траве, ощущая обнаженным телом солнце и теплый летний ветер, мы чувствовали себя более естественно и свободно, чем любой человек в городе одетый по самой последней моде. Однажды, отойдя довольно далеко от лагеря натуристов, мы наткнулись на небольшую речушку с песчаным дном и зарослями камыша и белотала, росшими по берегам. Но вначале мы, конечно, ее услышали: вода весело бежала по своему песчаному дну и журчала между каменными валунами, сплошь поросшими поверху теплым от солнца зеленым мхом.

Пробравшись сквозь густые прибрежные заросли, которые немилосердно царапали наши незащищенные одеждой тела и пару раз ожегшись о крапиву, мы с Катей все же добрались до небольшой мелкой заводи: узкая и быстрая речка несшая свои холодные воды вниз по руслу образовала в этом месте тихую заводь диаметром около десяти метров. Со всех сторон заводь была окружена густыми зарослями камыша и колючего кустарника, переплетенного цепкими петлями ежевики. Старые липы и ивы, росшие по берегам речки клонились к низу, словно пытаясь прикоснуться к спокойному зеркалу воды, точь в точь отражавшему голубизну неба и высокие почти неподвижные перистые облака. Вся заводь была залита полуденным солнцем и оказалась совсем неглубокой: прозрачная, хорошо прогретая вода едва доходила нам до пояса. Нам даже не надо было раздеваться, чтобы войти в воду, - мы ведь и так были совсем голые. Мы с Катей сразу же не сговариваясь прыгнули в воду. Мы долго плавали в воде, ныряли и барахтались, смеялись и боролись на мелководье, брызгались поднимая фонтаны искряшихся на солнце веселых брызг и стараясь своим шутливым сумасбродством превзойти друг друга.

Когда мы уставали нырять и плескаться в воде лесного ручья, мы усаживались на два больших камня стоящих посреди заводи друг против друга. Оба эти камня поросли зеленым мхом: он был удивительно мягкий и теплый на ощупь. Было очень приятно греться на солнце сидя голышом на теплых камнях посреди тихой лесной заводи. Немного успокоившись после игр в воде мы с Катей смотрели друг на друга пытаясь, не говоря ни слова (только по глазам), поочередно угадывать желания друг друга. Мы почти всегда ошибались принимая желаемое за действительное, смеялись и шутили, а когда кто-нибудь из нас (обычно это бывал я) считал, что игра становится слишком уж нечестной, стаскивал другого (обычно Катю) в воду чтобы таким образом восстановить справедливость. И тогда веселая возня и барахтанье в воде возобновлялись с удвоенной энергией.

Нанырявшись до звона в ушах и окончательно выбившись из сил, мы вышли из воды и вновь миновав колючие береговые заросли, решили возвращаться в наш лагерь. Хорошо, что нам не во что было одеться после купания: было так приятно взявшись за руки идти голышом по лесу, утопая по колено в траве пересекать заросшие папоротником поляны, обнявшись целоваться в чуткой тишине леса ощущая на своем плече тепло рук и прерывистое дыхание близкого тебе человека, а потом опять идти вперед пересекая косые лучи солнечного света, падавшего кое-где на тропинку сквозь просветы в листве деревьев, ступать босыми ногами по начинающим уже опадать листьям. А мы шли дальше оставляя за собой осторожное перепархивание птиц и шорох травы снова смыкавшейся за нами плотной стеной.

Уже совсем недалеко от нашего лагеря у самой тропинки мы разглядели в траве необычайно красивый цветок: нам было жаль его срывать и мы с Катей наклонились чтобы получше его рассмотреть. И тут в тишине леса мы оба вдруг отчетливо услышали шорох велосипедных шин по тропинке и стремительно приближающиеся к нам голоса самих велосипедистов. Мы с Катей переглянулись, но времени ни на раздумья, ни на действия уже не оставалось, - велосипедисты подъехали к нам и затормозили потому, что тропинка в этом месте была слишком узкая и нам трудно было разминуться. Это оказалась довольно молодая семейная пара с двумя детьми: мальчиком постарше и девочкой. У каждого из них, как и у родителей, было по велосипеду. Дети удивленно смотрели на нас из-за спин родителей.

И вправду, зрелище это было довольно неожиданное: совершенно голые парень и девушка, загорелые и стройные, стояли на лесной тропинке взявшись за руки. Женшина-велосипедистка вежливо извинилась, что помешала и хотела было повернуть обратно: от неожиданной встречи с нами семья велосипедистов, казалось, была смущена не меньше нас. Муж уже почти развернул свой велосипед и помогал сделать тоже самое детям, когда Катя попросила их не беспокоиться и не менять свой маршрут только из-за нас. Она вопросительно посмотрела на меня, словно искала моего одобрения и поддержки. Я очень вежливо, но от волнения немного запинаясь, вкратце рассказал супружеской паре, что мы натуристы и члены одного из обществ FKK (это аббревиатуру знают во всей Германии) и что наш лагерь находится в двух шагах от сюда. Сказал я и то, что мы увлеклись сбором ягод и случайно набрели на ручей, в котором искупались, а теперь возвращаемся обратно в наш лагерь.

Мы извинились за наш вид и попросили их продолжать свой путь, невзирая на наше присутствие. Видно было, что я говорю искренне, да и держались мы как всегда довольно естественно, - гораздо более органична и уместна в этом лесу была наша нагота, чем одетость наших случайных знакомых. Так завязался наш разговор с этой семейной парой, - Евой и Гельмутом, как мы потом узнали. Ева сразу сказала, что и они тоже стараются по возможности загорать и купаться без одежды и не видят ничего дурного в том, что мы ходим в лесу голые, а дома их дети одеваются только при гостях или когда становится холодно. Гельмут добавил, что только чувство какой-то неловкости перед их взрослеюшими детьми мешает им с женой чаше бывать раздетыми дома и на природе вместе с детьми.

Побеседовав так минут двадцать мы пригласили этих людей позвонить председателю нашего общества натуристов с тем, чтобы договориться с ним об ознакомительном посещении бассейна. В конце разговора у нас с Катей не осталось даже следов смущения от того, что мы без одежды беседуем с одетыми людьми. Мы видели в их глазах что-то вроде восхищения и уважения к нам как к сильным, красивым и свободным от средневековых предрассудков людям, умеющим жить в гармонии с природой и друг с другом.

Попрощавшись с нашими случайными и словоохотливыми знакомыми мы вскоре без приключений вернулись в лагерь: там мы рассказали, что совсем недалеко от лагеря мы нашли тихую заводь с хорошо прогретой прозрачной водой и о нашей случайной встрече с молодой семейной парой на обратной дороге. Этим летом в Германии весь июль и август держалась на удивление теплая, и даже жаркая погода и мы с Катей почти каждый день находили часок-другой, чтобы искупаться в нашей заводи.

Мы приходили в лагерь натуристов, на ходу скидывали с себя одежду и голышом бежали к лесному ручью чтобы потом, нанырявшись и накупавшись там до упада, не торопясь вернуться по узким лесным тропинкам обратно в расположение лагеря. Иногда мы брали с собой пару-тройку детей наших натуристов, которые были не прочь поплескаться в воде неглубокой лесной заводи: их родители охотно отпускали своих "утят" с нами, а иногда и сами примыкали к нашей шумной и веселой компании.

После той встречи и разговора с Евой и Гельмутом мы больше уже не боимся, что какие-нибудь случайные прохожие встретятся нам в лесу во время нашей голой прогулки, а дети, которые частенько ходят к ручью купаться вместе с нами, похоже совсем не думают о том, что они идут по лесу без одежды и воспринимают свою и чужую наготу также естественно, как собственное дыхание.

К середине сентября лето как-то незаметно уступило место осени: листья на деревьях стали быстро желтеть, ночи становились все холоднее, все чаше стали моросить нерешительные осенние дожди. Мы уже больше не ездили в "эдемский сад", - становилось слишком холодно и утренний иней, запутавшийся в траве, обжигал наши босые ноги осенним холодом. По утрам даже дома становилось неуютно, а на улицах и скверах еще недавно весело шуршавшие под ногами сухие листья накрепко смерзались в кучи от вечерних заморозков.

Одна за другой потянулись на юг стаи перелетных птиц, и я всякий раз, сам не зная отчего, подолгу смотрю им в след, пока совсем не перестаю их видеть.

Вот и закончилось ласковое и доброе лето 2003 года, которое я с подругой провел в Аахене, хотя планировал съездить на море. Но теперь, признаться, я об этом нисколько не жалею!

P.S. Месяц тому назад придя в бассейн нашего общества я был приятно удивлен увидав мельком новую семейную пару. Как же я был рад, когда узнал, что это Ева и Гельмут влились в ряды аахенских натуристов! Мы с Катей встретили их как старых и добрых друзей и все никак не могли с ними наговориться. Оказывается, Гельмут все же позвонил председателю нашего общества по указанному мной телефону. Теперь наши новые знакомые регулярно ходят в бассейн вместе с детьми и с нетерпением ждут следующего лета, чтобы вместе с нами совершать голые прогулки по лесу, собирать ягоды и купаться в лесной заводи.

P.S. Все имена, встречающиеся в тексте, кроме моего, изменены.

Артем Наследухов
Пара М+Ж я и жена
Женат
23-11-2012 - 16:41
Остап Канавин
(Донецк)

Не зазорно оказаться соратником и последователем Л.Толстого, Э.М.Ремарка, Б.Шоу, А.Камю, Ф.Кафки, А.Эйнштейна и других не менее великих, среди которых был замечен даже незабвенный вождь В.И.Ленин, причем вместе с верной подругой Н.К.Крупской

Изначально человек был голым. Одежда появилась после грехопадения и до сих пор тщательно скрывает от всеобщего обозрения наиболее интимные участки тела. Но человек имеет склонность обо всем размышлять, именно эта особенность и породила, наверное, первого (после Адама с Евой) нудиста, задавшего себе весьма резонный вопрос: «А зачем одежда, если тепло ?..».

Ответ, вероятно, найден не был, что и повлекло за собой обнажение части человечества, пока еще не очень значительной, но процесс, как говорится, пошел. Наш народ, разумеется, не захотел оставаться в стороне от всего цивилизованного мира и начал довольно активно приобщаться к оздоровительному обнажению, чему могут стать свидетелями заработавшие себе на пляжный отдых граждане.

Надо заметить, что нудисты - народ дружелюбный и безобидный и заслуживает сурового осуждения разве что со стороны чрезмерно строгих поборников пуританской морали; более демократично настроенные представители общества взирают на это явление довольно спокойно, хотя и с плохо скрываемым любопытством. Именно последнее и побудило автора этих строк вступить в контакт с мирно отдыхавшей на пляже небольшой группой нудистов. Однако приближение незнакомого вызвало в их рядах некоторое беспокойство, а наличие на мне плавок, видимо, тоже не способствовало доверию.

Тем не менее, разговор состоялся, девушки мило улыбались, подставляя солнцу и заинтересованным мужским взглядам все пикантные подробности своих загорелых тел, но чувствовались какая-то скованность и нерасположенность к доверительной беседе.

Действительно, не стоит мешать людям отдыхать. Не на все вопросы я получил исчерпывающие ответы, поэтому обратился позже к специалистам, которые поведали мне о непростой, но интересной и насыщенной истории мирового нудизма, а также о днях сегодняшних, отмеченных несомненным расцветом идей массового обнажения. Кое-чем из услышанного, а также собственными размышлениями по этому поводу, позволю себе поделиться с читателем, которого, надеюсь, не воротит от одного лишь упоминания о голом теле.

Каждый натурист (нудист) с гордостью произносит имена своих знаменитых предшественников, и не без основания - не зазорно оказаться соратником и последователем Л.Толстого, Э.М.Ремарка, Б.Шоу, А.Камю, Ф.Кафки, А.Эйнштейна и других не менее великих, среди которых был замечен даже наш незабвенный вождь В.И.Ленин, причем вместе с верной подругой Н.К.Крупской. Оказывается, натуризм в той или иной форме существовал на протяжении всей истории человечества, подвергаясь при этом всевозможным гонениям и запретам, но успешно выжил, и сейчас ежегодно приумножает ряды своих сторонников, являясь чуть ли не символом свободы и демократии цивилизованного общества.

Глубокие натуристские корни имеют и славяне, устраивавшие иванокупаловские гуляния обнаженной молодежи и другие подобные мероприятия, как, скажем, ритуальная вспашка первой борозды голой женщиной. Любили наши предки и попариться в баньке всем честным народом, но не всегда это одобрялось, а известный своей прогрессивностью Петр I в натуризме был, видимо, совсем не силен и вовсе запретил простому люду совместные помывки, хотя сам, ходят слухи, понудить любил. Но миновали недобрые времена, и несколько лет назад были официально зарегистрированы организации натуризма в России и в Украине, и теперь любой гражданин имеет полное право обнажаться себе в удовольствие и на радость окружающим.

Но предаваться обнажению желательно не на многолюдных улицах, а в более подходящих для этого местах - пляжах, баньках-саунах или в собственной квартире, пригласив предварительно в гости духовных собратьев, желательно целыми семьями. Именно семья является цементирующим звеном в обнаженном братстве, способствуя его стабильности в целом и непорочности намерений отдельных представителей. А намерения честному натуристу полагается иметь самые серьезные и даже малость возвышенные - сближение с природой, здоровый образ жизни, самосовершенствование, слияние воедино разума, духа и тела, освобождение от оков и условностей окружающего мира. Если задуматься, то ничего плохого в этом нет, скорее наоборот - просматривается несомненная польза публичных обнажений в среде единомышленников. Но меня, как человека, еще не примкнувшего к их тесным рядам, интересовал, в первую очередь, сексуальный аспект натуризма.

Имеют ли встречи натуристов сексуальный подтекст? Следует признать, что в какой-то степени да... Человеку свойственно определенным образом реагировать на присутствие рядом обнаженного представителя противоположного пола. Но поскольку сторонниками натуризма становятся, как правило, люди с довольно высокой степенью культуры и порядочности, преимущественно из числа интеллигенции, особенно творческой, то легкий эротический налет не способствует проявлениям сексуальной распущенности. Новичку, конечно, непросто совладать с нахлынувшими чувствами в совершенно обнаженной компании, но со временем он привыкает к новой форме общения, не оставляя в себе места излишним эмоциям.

Группы натуристов формируются в основном из пар, поэтому нет повода подозревать их в нарушении основных норм морали. Не для сексуальных оргий собираются вместе нудисты, и даже не для того, чтобы поглазеть друг на друга без одежды, а во имя, прежде всего, духовного освобождения и раскрепощения. Хотя справедливости ради нужно отметить, что существуют и определенные группы лиц, которые после совместного обнажения устраивают не менее совместные интимные развлечения, но это течение несколько иного направления, скорее сексуального, чем натуристского. Идеология истинного натуризма ориентирует своих поклонников на моногамность и прочность супружеских отношений.

Приводит ли натуризм к сексуальному раскрепощению? Безусловно, но только в лучшем смысле этого слова. Человек перестает стыдиться своего тела, стремится его усовершенствовать, что дает возможность повысить самооценку и позволяет избавиться от комплексов, которые порой очень мешают сексуальной реализации личности. Освобождение от искусственно созданных условностей пробуждает к жизни обновленный образ мышления, способствует гармоничному развитию и ведет к всестороннему проявлению заложенных в человеке возможностей, в том числе и сексуальных. Выходит,что натуризм весьма полезен в плане решения сексуальных проблем.

Можно с этим поспорить, но и утверждать обратное было бы неразумно, ведь среди опытных нудистов практически отсутствуют граждане, страдающие хронической сексуальной неудовлетворенностью. Меня заверили в том, что немало пар самого разного возраста (даже пенсионного), встав на тропу натуризма, возродили и подняли на неизведанную высоту совсем уже было угасшую сексуальность своих отношений. Позволю себе пошутить по поводу того, как некий дедушка, насмотревшись на обнаженных девушек, весьма активно потом поведет себя с бабушкой. Несколько пошловато, но результат-то хорош. Лучше, наверное, чем дремать, похрапывая у телевизора. Ну а тем, кто помоложе, сам Бог велел после приятного и полезного отдыха проявлять свои сексуальные таланты в полном объеме, и даже сверх этого.

Взрослые натуристы, как мы выяснили, весьма довольны своим образом жизни, но как поживают дети, которые воспитываются бок о бок с обнаженными взрослыми?.. Как оказалось, чувствуют они себя вполне нормально, и есть все основания полагать, что превратятся они со временем в полноценных членов нашего общества. Может быть, даже более полноценных, чем мы с вами. По крайней мере, в сексуальном плане. Вспомните, как воспитывались наши застойные поколения. Тело строителя светлого будущего предназначалось для трудовых подвигов в свете решений очередного съезда партии, и обнажать его как-то не полагалось, считалось это делом постыдным и недостойным. Не всякий муж имел возможность даже собственную жену рассмотреть как следует, а постель нередко становилась местом всевозможных недоразумений и казусов.

Но природу не обманешь, и любознательные подростки сексуально воспитывались на порнофотографиях от глухонемых дядек и дебильных рассказах старших товарищей, формируя в себе уродливое, нездоровое отношение к обнаженному телу, а затем и к сексу. Такое воспитание не могло не повлечь за собой обилие сексуальных проблем, закомплексованность и неспособность разобраться в простейших сексуальных ситуациях.

Дети натуристов получили счастливую возможность избежать всех этих ненужных сложностей в будущем, они растут в естественной обстановке, предполагающей нормальное отношение к человеческому телу и отсутствие нездоровых желаний и проявлений. Таким образом, натуризм готовит для нашего общества достойную смену, и, глядя на счастливые лица общительных, раскованных и незакомплексованных юных натуристов, трудно с этим не согласиться.

Ни для кого не секрет, что все мы довольно разные, всякие среди нас попадаются, но у большинства из нас, наверное, никогда не появится искушение обнажить свое тело в присутствии посторонних. Но если уж такое желание появилось, то не нужно его пугаться и стыдиться, ничего страшного и криминального в этом нет, нужно учиться уважать себя и свои желания, и не идти слепо на поводу у общественного мнения, которое, как свидетельствует история, далеко не всегда оказывается правым.

Первый шаг потенциального натуриста – постараться найти единомышленников, которые сейчас имеются практически повсеместно, для этого достаточно дать объявление в газету. Начинать лучше с домашних обнажений в кругу новых друзей, с совместных банно-помывочных мероприятий, и только потом, духовно и морально окрепнув, осуществлять вылазки на природу. Если же, покопавшись в себе, нудистских наклонностей обнаружить не удастся, то не нужно торопиться выражать свое негодование и клеймить позором инакомыслящих. Лучше просто промолчать - и себе спокойнее, и мудрым после этого прослыть можно... Как говорится, живи сам и не мешай жить другим.

Что греха таить, отношение к натуризму как к чему-то странному и неприличному все еще преобладает в нас. Но посмею заметить, что именно человек был задуман Богом как вершина сотворенной красоты мироздания, и, может быть, обнажение является отчаянной попыткой человека вместе с одеждой освободиться и от многовекового тяжкого бремени зла, лжи и равнодушия, словно грязной тиной тесно опутавших наши души. Сбрасывая одежду, человек стремится не столько к физическому, сколько к духовному освобождению, он все еще хочет вернуться в Эдемский сад, к первозданной наготе, к чистоте и непорочности...

Кто знает, может и получится...
Мужчина VOVA9222
Свободен
26-11-2012 - 01:08
я и жена ваше последнее сообщение удалено.
Рассказы про близких родственников запрещены.
Комментарий к рассказу тоже удалён (уже не актуален).
Мужчина sashsash
Свободен
29-12-2012 - 11:48
С любезного разрешения http://quinn-mellory.livejournal.com/ публикую его перевод рассказа "Моя летняя работа" http://disc.yourwebapps.com/discussion.cgi...20Story%20Board

Часть 1.

Я в полном дерьме. Посмотрите на меня. Мне семнадцать лет, я бросила школу и работаю где попало – в Бургер Квин. Жизнь не может быть хуже. Мне казалось, что всё устроится. Мне хотелось найти своё место, и я не сомневалась, что смогу найти работу и начать жить. Я сбежала от своих родителей. Мне было невыносимо оставаться с ними. В школе царила скука, это просто пустая трата времени. Я чувствовала, что большинство предметов, которые мы проходили, мне никогда в жизни не пригодятся.
И к чёрту мою домашнюю жизнь! Мать постоянно мне твердила о моей никчёмности, уязвляя моё самолюбие. Ей-богу, не пойму, за что она меня всё время пилила; разве я была настолько плохой? Я старалась не влипать ни в какие истории. Не ввязывалась в дурные компании, не шалила с наркотиками, не зажигала с парнями, как это делают многие девушки моего возраста, хотя, полагаю, что я достаточно хорошенькая, чтобы уложить в постель любого парня, какого захотела бы. Нет, всё было нормально, да и дома я тоже не создавала никаких проблем. Но мать всё время была мной недовольна. Мне просто хотелось всем доказать – в особенности матери – что я могу БЫТЬ кем-то, и время, которое я тратила на школу, казалось, лишь отделяет меня от цели. Быть может, я и выгляжу застенчивой и замкнутой маленькой пай-девочкой, но я очень нетерпелива!
Так что я бросила старшую школу всего лишь через месяц после начала первого курса. Мать моя писала кипятком от ярости, как, впрочем, и по поводу любых моих решений, но я была в себе уверена. Мой план состоял в следующем: сначала подыскать работу, а потом, скопив немного денег, найти своё настоящее место. Я всем покажу, что Бритни Адамс – девушка, которой можно гордиться!
Да, да, таков был мой план. Однако пока всё идёт не так, как задумывалось. Похоже, что девушка, бросившая школу и мечтающая проявить себя, мало кому интересна. Я ЗНАЮ, что смогу справиться с чем угодно, мне лишь нужно один раз показать! Всем нужен опыт, но откуда ему взяться, если никто не желает дать вам и шанса? Практически все мои интервью заканчивались одинаково: «Сожалеем, но у вас должен быть, как минимум, диплом об окончании старшей школы, чтобы мы смогли предложить вам работу на полный день». Не знаю, действительно это так или нет, но я начинаю подозревать, что всё так и есть. Но не могу же я просто взять и вернуться в школу обратно, особенно после той жуткой сцены, которую я закатила родителям, сообщив им о своём намерении начать собственную карьеру. Это лишь подтвердит их уверенность в моей никчёмности. Ну нет, я ДОЛЖНА выстоять! Что-то скоро должно произойти, я просто ЗНАЮ, что это скоро случится.
Несмотря на мои усилия, всё чего я смогла добиться – паршивое место на полставки в Бургер Квин. После месяца выслушивания попрёков матери, вроде: «Полюбуйтесь на мою дочь-миллионершу, которая сделала состояние, предлагая посетителям жареный картофель, ха-ха-ха!», я готова была вопить от отчаяния!
Как я уже сказала, я в дерьме по уши! На меня навалилась депрессия.
А затем произошло нечто, что навсегда перевернуло всю мою жизнь! Я убиралась в зале, когда столкнулась с Келли Петерсон. Она была старше меня на год и недавно получила диплом. Казалось, что в последний год учёбы удача сама шла к ней в руки. Она всегда одевалась по последнему писку моды, у неё даже был НОВЫЙ автомобиль! Везёт ей, подумала я. Она движется вперёд, а я застряла здесь. Вот так всегда: кому-то даётся всё, а кому-то…
— Что случилось, Бритни? – удивилась она, заметив меня, вытирающую соседний столик. – У тебя такой вид, словно у тебя был день, полный неприятностей. Что с тобой происходит?
Я подсела к ней, сказав менеджеру, что хочу взять короткий перерыв. Она меня внимательно слушала, и я рассказала ей всё. Мне было приятно просто выговориться хоть кому-то, рассказать о своих несчастьях. Келли была так добра, казалось, её по-настоящему тронули мои проблемы. Я просидела с ней весь перерыв и оборвала свой рассказ, только поймав на себе строгий взгляд нашего менеджера.
— Извини, – сказала я. – Мне нужно работать. Сама не знаю, зачем тебе всё это рассказала. Прости, что беспокою тебя своими заботами.
Келли ласково коснулась моей руки:
— Пустяки, – улыбнулась она. – Кажется, я знаю, как тебе помочь.
— Правда?! Как?
— Знаешь, я скоро уезжаю в колледж, так что моё место, где я сейчас подрабатываю на неполный день, освободится. Хозяйка хочет изменить должность на полную занятость и очень упрашивает меня остаться, но мои родители настаивают, чтобы я продолжила учёбу. Так что я не могу. Но я думаю, ты бы отлично с этим справилась. Ты должна попробовать.
Пока она рассказывала о своей работе, по её лицу блуждала странная улыбка, словно тут крылся какой-то подвох. С одной стороны она выглядела абсолютно счастливой, но мне показалось, что в её поведении сквозит какой-то страх. Отбросив подозрения, я списала их на своё воображение. Мне нужна была настоящая работа, и я уныло начала:
— Это звучит здорово, но ты же знаешь, я ушла из школы. Твоя начальница даже слушать не пожелает о полной занятости. Никто не соглашается. Я потому и работаю здесь.
Келли снисходительно улыбнулась и сказала:
— Мне она дала шанс, и я заработала двадцать тысяч, работая неполный день. Не сомневаюсь, если ты проявишь настойчивость, то место будет твоим. Если она тебя возьмёт, то научит всему, что понадобится.
— ТЫ ЗАРАБОТАЛА ДВАДЦАТЬ ТЫСЯЧ ПРИ НЕПОЛНОМ РАБОЧЕМ ДНЕ?!!! – вскричала я. В это трудно было поверить.
Келли хихикнула:
— Да, и не надо на меня смотреть, словно я чокнутая. Я и не думаю сочинять. Конечно, мне пришлось начинать с самого нуля. Работа достаточно тяжёлая, но позволяет проявить себя, если будешь стараться. Думаю, при полной занятости, ты легко сможешь удвоить эту сумму.
— И что же это за работа? Я не собираюсь заниматься торговлей наркотиков или ещё чем-то в этом духе, – предупредила я.
— О, нет, ничего криминального, всё совершенно законно. Я позвоню завтра моей начальнице и скажу ей, что ты придёшь на интервью. Лучше тебе поторопиться, пока место не занято. Тебе повезло. Ты оказалась в нужном месте и в нужное время. Как ты понимаешь, лучшие вакансии никогда не рекламируются в газетах.
Братцы, это точно! Передо мной мелькнул луч надежды. Возможно, мне наконец-то удастся перевернуть свою жизнь.
— Я это сделаю! – взволнованно воскликнула я. – Просто скажи, когда мне подойти! – Я торопливо написала ей свой телефон и поспешила вернуться к работе.
Келли позвонила на следующий день:
— Я договорилась. Она ждёт тебя сегодня, в десять часов утра. Ты сможешь?
— Думаю, да. Моя смена в Бургер Квин только во вторник, так что да, я могу.
— Ну и отлично, – отозвалась она. – Тебе будет трудно разыскать самой, так что я тебя подброшу. Заодно познакомлю вас лично.
— СПАСИБО! Не знаю, как и благодарить тебя, – я повесила трубку и глубоко вздохнула. После всего дерьма, что я наслушалась от матери по поводу того, какая я неудачница, я испытала подъём. Наконец-то у меня появлялась возможность что-то изменить. Да, господа. Кажется, сегодня будет великий день!
Келли привезла меня в центр города и въехала на одну из огромных подземных стоянок.
— Теперь нам придётся немного пройтись, – проговорила она, выходя из машины. – Хотя я постаралась припарковаться как можно ближе.
— Ух ты, как здорово! – восхитилась я, оглядываясь по сторонам. Мне всегда нравились большие города, высокие здания, шум, людская суета и какофония звуков, сопровождавшая всё это. Меня это будоражило.
Мы спустились по ступенькам, вышли на тротуар и пошли по улице. Так мы миновали пару кварталов. Я шла, жадно впитывая всё, что видела. «Скоро я буду работать в одном из этих зданий, – твердила я себе. – Надо просто чуть-чуть подождать. Я уже туда иду! В моей жизни больше не существует Бургер Квин!!»
Келли привела меня к небольшому магазину, располагавшемуся улицей ниже величавых офисных зданий, здорово напоминавшего тот бар «Чирз» из старого сериала, что недавно повторяли по телевизору. Мы спустились вниз по лестнице, и я увидела над входом надпись: «CREATIVE SERVICES, INC.» Должно быть, какое-то рекламное агентство, решила я.
— Пришли, – объявила Келли, распахивая передо мной дверь.
Очутившись внутри, я осмотрелась по сторонам, пытаясь угадать назначение всех тех вещей, что предстали моему взору. Половину переднего пространства занимали какие-то стеллажи с одеждой. В дальнем конце помещения располагалось что-то вроде прилавка, рядом с которым виднелась ещё одна комната, отделённая занавеской. Дальше шло открытое пространство, на котором были расставлены под разными углами столы и мольберты, какими пользуются в архитектуре. На некоторых столах стояли компьютеры, рядом громоздились кипы бумаг. Вдоль стен виднелись шкафы, также заполненные различными папками и документами.
«Что же это такое?» – растерялась я.
Только теперь я заметила работавшую перед одним из мольбертов женщину. Одета она была довольно просто и выглядела весьма привлекательной. На вид ей было лет тридцать. Увидев нас, она радушно улыбнулась.
— Келли! – вскричала она. – Это и есть та девушка, о которой ты мне рассказывала?
— Да, мэм, – вежливо отозвалась Келли. – Эми Кэмпбелл, это моя подруга Бритни, – она повернулась в мою сторону: – Бритни, Эми является владельцем Криэйтив Сёвисиз Инкорпорэйтед, Си-Эс-Ай (CSI), если коротко. Фактически, она единственная, кто тут работает на полную занятость. Все остальные заняты лишь частично. Если тебя примут на работу… – она подмигнула. – Ты будешь первой, кто получит полную должность. Я сказала Эми, что ты идеально подходишь для этой работы. Полагаю, на этом я вас оставлю. Я за тобой вернусь позже. У меня есть в городе кое-какие дела, которыми я хотела бы заняться, раз уж я здесь. Когда освободишься, позвони мне, и я тебя заберу, – она ещё раз ободряюще улыбнулась, пожелала мне удачи и, слегка меня приобняв на прощанье, скрылась за дверью.
Со стороны Келли было очень мило оказать мне такую поддержку. В школе мы с ней были едва знакомы. Она всегда держалась особняком, и я считала её немного высокомерной. Теперь моё мнение о ней кардинально переменилось.
Мисс Эми оглядела меня с головы до ног.
— Ты довольно хорошенькая, – проговорила она с явным восхищением.
— Умм… благодарю вас, – смутилась я.
— Повернись, пожалуйста. Я хотела бы рассмотреть тебя получше, дорогая, если не возражаешь.
— А… нет… С удовольствием, – неуверенно отозвалась я, не совсем понимая, что от меня требуется. Я пару раз медленно повернулась вокруг себя.
— Да, действительно, очень мило, – произнесла она.
— Что, простите?
— У тебя хорошая осанка, – пояснила она, странно улыбаясь. – Я всегда сужу о том, насколько человек в себе уверен, по его осанке. Это позволяет сложить первое впечатление.
— О… – я незаметно постаралась выпрямиться получше. Я никогда не считала себя человеком, слишком уверенным в себе, но если моя осанка производит такое хорошее впечатление, то мне вовсе не хотелось всё испортить, показавшись сутулой.
Женщина встала из-за мольберта и, подойдя к столу, опустилась на стул. Второго стула, предназначавшегося для меня, поблизости не оказалось, так что, пока она перебирала бумаги, я продолжала стоять рядом.
— Чем ты занималась до этого?
— Ум… ну, разной работой, – неуверенно проговорила я. – У меня нет большого опыта. Я только работала в Бургер Квин, но…
— Понятно… – оборвала она меня, снова углубившись в свои бумаги.
— Но я действительно ХОЧУ найти хорошую работу. Я готова работать по-настоящему много, и на меня можно положиться, – выпалила я, испугавшись, что она ответит отказом.
— Ты выглядишь слишком молодо. Полагаю, ты ещё ходишь в старшую школу, верно? – она внимательно на меня посмотрела. – Ты же понимаешь, что я ищу человека на полную занятость? Я не уверена…
— Я не хожу в школу! – поспешила я ответить.
— Уже окончила?
— Умм… Нет, бросила на первом курсе… – призналась я, потупившись. И тут же добавила: – Но я уверена, что смогу делать всё, что от меня может потребоваться! Я быстро учусь, и мне очень нужна эта работа!
С минуту она молча смотрела на меня.
— Мне действительно нужен такой человек, на которого можно положиться, поскольку мне часто приходится работать вне офиса. Мне нужен кто-то, кому можно доверить вести дела здесь, пока я буду отсутствовать, работая с клиентами. Я не могу заниматься всем одновременно.
— Я могу работать в любое время, какое потребуется. Я УВЕРЕНА, что смогу справиться со всеми делами в магазине и…
— Способна ли ты подчиняться?
— Ум… не поняла…
Она вздохнула.
— Мне нужен такой человек, который сделает всё, ЧТО бы я ни приказала и КОГДА бы я ни приказала. Я должна знать, что если я отдаю инструкции, они будут в точности выполнены – без жалоб, возражений и без всякого недовольства. Я потратила всю свою жизнь, чтобы добиться успеха, и я не могу довериться кому попало. Я очень требовательна, но также и справедлива. Если ты сможешь неукоснительно выполнять то, что от тебя требуется, то это окажется выгодно, в первую очередь, тебе самой. Для меня это очень важно, поэтому я не могу ошибиться в выборе.
— Уверена, вы не разочаруетесь, остановив свой выбор на мне. Я хочу, нет… мне НУЖНА эта работа и я сделаю всё от меня зависящее для вашего успеха и процветания.
Эми снова принялась копаться в бумагах. Я стояла рядом, пытаясь не показать беспокойства.
— Думаю, тебе стоит дать шанс, – наконец проговорила она. – Но это значит, что тебе придётся многому научиться. Мне вовсе бы не хотелось потратить время на твоё обучение и потом обнаружить, что всё оказалось напрасно.
— Я учусь очень быстро, – вновь заверила я её.
Она улыбнулась и снова смерила меня взглядом с ног до головы.
— Хорошо, – произнесла она. – У тебя будет испытательный срок. Если ты справишься, то считай, что работа твоя. Но помни, что ты должна следовать моим инструкциям вплоть до ПОСЛЕДНЕЙ БУКВЫ. Будешь меня слушаться и сможешь не только удержаться на своём месте, но и неплохо поправить своё финансовое положение. Поняла?
— ОТЛИЧНО!! Я буду исполнять всё, что вы мне скажете. Вы не пожалеете! – воскликнула я с энтузиазмом. – Мм… а в чём именно заключается моя работа?
— Неужели я ещё не сказала? Ты будешь моим новым Агентом по работе с клиентами.
— А… – я попыталась представить, что это означает. Звучало внушительно. Ещё минуту назад я была никем в Бургер Квин, а сейчас я – Агент по работе с клиентами и работаю в фирме, расположенной в центре города! У меня получилось! Мне не терпелось похвастаться матери. Правда, я так и не поняла, чем мне, как Агенту, придётся заниматься. – Э… а что это значит?
— Сфера деятельности CSI – творческий подход к организации различных мероприятий. Мы работаем как с корпоративными клиентами, так и с фирмами, требующими особого подхода к делу. В числе наших заказчиков – производственные компании, рекламные агентства, государственные службы и некоторые высокопоставленные частные лица. К нам обращаются за помощью для осуществления различных проектов; иногда это костюмированное шоу, иногда – оказание различных особых услуг, связанных с продвижением товара на рынке. Мы делаем всё, от нас зависящее, чтобы клиенты остались довольны, а мероприятие прошло успешно.
Что ж, это объясняло наличие всех этих странных нарядов, лежащих на стеллажах, подумала я.
— Значит, моя работа заключается в том, чтобы продавать костюмы?
— Святые небеса, конечно нет! Это было бы слишком просто. Хотя, с одной стороны – да, частично твой доход зависит от продаж; двадцать пять процентов, если быть точной. Но главные деньги достигаются при работе с клиентами. Твой заработок напрямую зависит от количества успешно осуществлённых проектов.
Решительно мне нравилось то, что я слышала!
— Что значит «работа с клиентами»?
— Зависит от самого клиента. К примеру, вчера мне пришлось работать на выставке бытовой техники. Я стояла рядом с холодильником как официальный представитель фирмы и выступала перед посетителями, объясняя его функции и достоинства. Разумеется, что мне пришлось заранее серьёзно подготовиться, изучить его устройство и функции, чтобы впоследствии не ударить в грязь лицом. Вот почему наши клиенты выбирают именно нас. Мы – залог их успеха.
— Это очень интересно, – сказала я. – Судя по всему, работа разнообразная и скучать не придётся.
— Да, можешь не сомневаться, скучно не будет. Можешь ты начать прямо сегодня? Для тебя нашлось бы занятие уже во второй половине дня.
— Уфф… да, полагаю, да, – я даже растерялась.
— Хорошо, это правильный ответ. Я опасалась, что ты начнёшь оправдываться, что не сможешь. Не переношу работников, которые отказываются делать то, что я хочу. Просто как раз во второй половине дня у меня встреча с клиентом и я хотела взять тебя с собой. Это даст мне возможность понаблюдать, насколько хорошо ты умеешь держаться. Тогда давай начнём? Подойди ко мне и сними с себя всю одежду.
— ЧТО?! – непроизвольно вскричала я.
Мужчина sashsash
Свободен
29-12-2012 - 11:59
Часть 2

— Вы хотите, чтобы я сняла одежду? Зачем? – переспросила я дрожащим голосом.
— Тот факт, что я велю тебе что-то сделать, уже сам по себе является достаточным основанием, – резко отрезала Эми. – Разве не ты ли сама только что уверяла меня, что умеешь подчиняться?
— Простите… – беспомощно пролепетала я. – Я просто немного растерялась. Мне намного легче, когда я понимаю смысл того, что от меня требуют, – я принялась расстёгивать платье.
Эми глубоко вздохнула, а затем с шумом выпустила воздух.
— Извини, я не хотела на тебя кричать. Просто у меня далеко не всегда будет время всё объяснять. Иногда тебе стоит просто мне довериться. Если ты не можешь этого сделать, лучше скажи сразу, чтобы я не тратила на тебя времени.
Теперь, стоя перед этой женщиной в одних трусах и лифчике, мне стало стыдно за своё бельё. Стоило надеть что-то получше, но ведь я даже предположить не могла, что мне придётся проходить интервью в таком виде! Пытаясь справиться с волнением, я поспешила её заверить:
— Вы можете на меня положиться. Честно!.. Я вовсе не собиралась с вами спорить. Я просто…
— Хорошо, хорошо, я вижу. Давай, продолжай, я не собираюсь тут сидеть с тобой весь день! – оборвала она меня, указывая на трусы.
— Да, мэм, – прошептала я, сообразив, наконец, что она хочет, чтобы я сняла их тоже. Дрожащими руками я расстегнула лифчик и сбросила его на пол. После этого спустила трусики и переступила через них. Боже, до чего стыдно! Я стояла посреди офиса совершенно ГОЛАЯ! Я видела, как по улице, проходившей на уровне окон, мелькали ноги людей, спешащих мимо магазина, и от этого по моей спине пробежал холодный озноб. Понимаете, в любой момент КТО УГОДНО мог спуститься по ступенькам, войти и застать меня, стоящей здесь, словно на выставке! Но теперь Эми была моим боссом. Я не сомневалась, что у неё имелась веская причина для столь необычной просьбы… и, кроме того, я всё же очень нуждалась в этой работе!
Некоторое время она меня рассматривала. Под её взглядом я вновь начала терять в себе уверенность. Несмотря на то, что я всегда считала себя симпатичной, до модели я, определённо, не дотягивала. Я не успела загореть, а кроме того, очень комплексовала по поводу своей груди. Кроме того я жалела, что оставила волосы на лобке. Они были аккуратно подбриты, но многие девочки удаляли их совсем. Что эта дама, во имя святых, сейчас обо мне думает?
— Очень неплохо. Собственно, даже лучше, чем я предполагала.
— Осанка? – невинно поинтересовалась я. В ответ Эми только расхохоталась, а затем, вытащив из одного из стеллажей пакет с одеждой, протянула его мне.
— Что это? – спросила я, принимая пакет.
— Это твой наряд на сегодняшний день. Твоя работа на сегодня – Съезд Научной Фантастики, проходящий в Муниципальном Конференц-центре. Нас пригласили, чтобы мы привлекали на улице внимание прохожих. Я дам тебе рекламные листки, которые ты будешь раздавать и, надеюсь, что люди, прочитав их и заинтригованные твоим внешним видом, начнут покупать билеты.
— О… понятно… – я повертела в руках свёрток, пытаясь понять, что мне с ним делать. Не хочу сказать, что мой интеллект озаряет вселенную, но, полагаю, что обладаю достаточным вкусом, чтобы разбираться в одежде. Тем не менее, я не имела ни малейшего понятия, что мне делать с этим нарядом. – Ум… А как это надевают?
— Ты не очень-то интересовалась научной фантастикой, – со смехом заметила Эми. – Неужели ты не узнала? – Я потрясла головой, и она встала, чтобы помочь мне. Немного со мной повозившись, она отступила назад и торжественно объявила: – Вот. Должна признаться, что ты очаровательна, как сама принцесса Лея!
— Принцесса… кто?
— Принцесса Лея из «Звёздных войн», глупышка. Это точная копия её костюма, в котором она попала в плен к Джаббе Хату.
Мне не хотелось сознаваться, что я никогда не видела ни одной серии, так что для меня так и осталось загадкой, о ком она говорила.
— А… – протянула я, будто бы припоминая. Если вы тоже не знаете, о чём идёт речь, то мой наряд выглядел примерно следующим образом: нижняя часть платья представляла из себя два куска красной материи, спускающейся до самого низа. Две части: одна спереди, а вторая сзади, скреплялись большими металлическими кольцами у талии и спадали к полу, проходя между ног. Ноги оставались почти полностью открытыми как спереди, так и по бокам. Не уверена, насколько была прикрыта моя попа, поскольку зеркала поблизости не оказалось. Похоже, единственное, что скрывал этот наряд – это только самый лобок и ложбинку между ягодицами.
Верх представлял собой подобие бюстгальтера, скорее открывавшего грудь, чем скрывавшего её, и тоже с обилием металлических частей. А хуже всего было то, что ни одна часть костюма не прилегала к телу достаточно плотно. Мне казалось, что одно неосторожное движение, и вся конструкция свалится с меня на землю! Не было никакой возможности подогнать костюм по фигуре, а изогнутые жёсткие части из золотистого металла не поддавались никаким попыткам хотя бы чуть-чуть подогнуть их.

Позже я нашла в качестве примера эту ссылку чтобы показать, как это сидит на обычной девушке вроде меня

После этого Эми собрала мои волосы в два круглых пучка по бокам головы и, похоже, осталась собой очень довольна.
— Ты выглядишь просто потрясающе! – восторженно объявила она. – Пойдём, детали я объясню по дороге.
Не собиралась же она в самом деле выгнать меня на людную улицу в таком виде? Это же почти непристойно! Но когда она схватила меня за руку и потащила к выходу, я поняла, что она и не думала шутить!!
— Куда… куда мы идём?
— К Конференц-центру, глупая, – отозвалась она с лёгким раздражением. – У нас мало времени, – не выпуская моей руки, она вытолкнула меня наружу и повернулась, чтобы замкнуть дверь. Я едва не ударилась в панику. Я стояла на нижней ступеньке, и, пока Эми возилась с дверью, порыв ветра подхватил полы моего одеяния и широко распахнул их, обнажив мои самые интимные места. На моё счастье, мы находились ниже уровня улицы, и я сильно надеялась, что никто ничего не заметил. Я, быть может, и бросила школу, но всё же не была настолько испорченной, а этот наряд был самым откровенным из всех, в чём я когда-либо в жизни появлялась на людях. Мне было настооолько неловко, что я еле держала себя в руках. Однако меня ждало ещё большее испытание, когда мы поднялись наверх и пошли по улице. Среди этих профессионально одетых людей, спешащих по тротуару, я чувствовала себя совершенно неуместной.
Очень скоро я приспособилась идти, придерживая полы руками – одной рукой переднюю, а второй заднюю, чтобы они не разлетались на ходу. Затем, когда мы вошли на стоянку, на меня свалилась новая забота. Как я и опасалась, вся эта конструкция начала сползать с моей талии. Можете вы это себе представить?! По-моему, над металлической пряжкой были видны волосы, растущие у меня на лобке. Мы так быстро шли, что у меня совсем не было времени остановиться и поправить костюм. Вся надежда была на то, что у нас появится минутка, когда мы дойдём до машины Эми. Боже, да это просто ужасно!! Я боялась даже вид подать, насколько нервничаю. Вместо этого я шла, твердя про себя, что это вполне приличный наряд для вполне приличной работы. Ведь никто не сомневается, что актриса, игравшая принцессу Лею, пользовалась всеобщим уважением, несмотря на то, что появлялась на широком экране точно в таком же одеянии. Впрочем, чем больше я повторяла слово «приличный», тем больше понимала, что просто тщетно уговариваю саму себя. Должна была признаться, что чувствовала себя как угодно, только не ПРИЛИЧНО!
Около машины я изо всей силы подтянула пояс, который сполз с талии уже почти на бёдра, забралась на пассажирское сиденье, и мы тронулись с места. По дороге Эми принялась пересказывать мне трилогию Звёздных войн, попутно объясняя, кто такая принцесса Лея, которую я изображаю. Я получила инструкции, как мне нужно двигаться, что говорить и, чего она от меня в итоге добивается. Так мы добрались до Конференц-центра. Эми подхватила с заднего сиденья какую-то огромную коробку, и мы направились прямо к главному входу. Центр находился в деловом районе центральной части города. На стоянку мы заехали сбоку, а двери главного входа располагались со стороны основной улицы, в нескольких шагах от тротуара.
У прохода царила жуткая толчея. Моё появление вызвало оживление в толпе, от чего мне стало совсем не по себе. Я стояла, намертво вцепившись руками в полосы материи, свисавшие спереди и сзади, и чувствовала, что выгляжу совершенно глупо.
Тем временем, Эми водрузила коробку на небольшой столик и раскрыла её. Вытащив из неё стопку рекламных буклетов, она протянула их мне и велела раздавать среди прохожих. Особенно, подчеркнула она, я должна обращать внимание на тех, кто проходит мимо, а не на тех, кто и так направляется в сторону Центра. Моя цель, объяснила она, привлечь людей, которые вовсе не собирались принимать в собрании участия.
— Я буду за тобой приглядывать, и если понадоблюсь, буду рядом. Не забывай, что у тебя испытательный срок. Я должна быть уверена, что могу на тебя рассчитывать. Помни, что ты являешься лицом CSI, так что постарайся работать так, чтобы я тобой гордилась. Хочешь что-то сказать? – спросила она, глядя мне прямо в глаза.
— Ум… нет, думаю, я всё поняла.
— Хорошо. Посетители уже заходят, так что тебе лучше начинать. Мероприятие будет продолжаться, пока большая часть фирм, расположенных в этой части города, не закроется, и люди не начнут выходить из офисов. Думаю, это произойдёт часов в шесть-семь вечера. В любом случае, оставшиеся могут захотеть посетить выставку. Если у тебя закончатся листовки, я дам тебе ещё.
— Да, мэм, – с волнением отозвалась я и направилась в сторону улицы. Теперь, когда руки у меня были заняты, меня снова охватил страх. Одной рукой я должна была удерживать пачку буклетов, а второй раздавать их прохожим, так что у меня не было никакой возможности следить за своим костюмом. На моё счастье, ветер немного утих.
По тротуару, мимо меня проходила группа бизнесменов.
— Здравствуйте, – мой голос дрогнул. – Не желаете ли посетить Съезд Научной фантастики, который именно в это время проходит в Конференц-центре? – я протянула им несколько листков. Мужчина повыше ростом, подтолкнул своего коллегу, и они оба с глупыми выражениями лиц уставились на меня. Судя по направлению их взглядов, у меня опять были видны волосы над пряжкой. Я решила не обращать на это внимания и не мучить себя зря, пытаясь угадать, что они обо мне думают. Вместо этого я как можно увереннее направилась к следующей группе людей и снова повторила свою фразу. В ответ они так странно на меня посмотрели, что я совсем упала духом. В таких условиях определённо было трудно сохранять высокую самооценку.
Заметив, что Эми следит за каждым моим шагом, я постаралась обойти как можно больше людей. Несмотря на свой внешний вид, я пыталась вести себя как можно более профессионально. У входа толпилось довольно много народу, и, без сомнения, глаза всех и каждого были прикованы ко мне – ну, по крайней мере, большинства.
И вдруг я услышала, как какой-то ребёнок радостно воскликнул:
— МАМА, МАМА, СМОТРИ! Это же принцесса Лея! – маленький мальчуган буквально тащил свою мать ко мне, в полном восторге от того, что ему посчастливилось увидеть любимого персонажа! Я ощутила прилив гордости. Возбуждение малыша передалось и мне. Именно такой поддержки мне так не хватало!
— Простите, мисс, вы не против, если я сфотографирую своего сына рядом с вами? – обратилась ко мне его мать, доставая из сумочки фотоаппарат. – Звёздные Войны – его самый любимый фильм!
— Почему нет, с большим удовольствием! – ответила я. Мальчик подбежал ко мне, и я свободной рукой обняла его за плечо. – Посетите Съезд Научной фантастики, который в настоящее время проходит в этом Центре, – добавила я. – Уверена, ему очень понравится!
— Улыбайтесь… – женщина нацелилась на нас фотоаппаратом. Вспыхнула вспышка, и именно в это время порыв ветра распахнул полы моего костюма, на мгновение продемонстрировав окружающим, что на мне больше ничего нет. Это длилось не больше секунды или двух, но… она заметила. В этом не было никаких сомнений.
— О… – вырвалось у неё. Она удивлённо и с плохо скрываемым неодобрением смотрела на меня. Затем, явно растерявшись и заметно нервничая, женщина принялась торопливо прятать фотоаппарат. Поведение её полностью переменилось. – Пойдём, сынок, – строго бросила она и, схватив мальчика за руку, потащила его от меня прочь, словно я оказалась какой-то преступницей. Довольно обидно, после десяти секунд славы, подумала я.
Я оглянулась, разыскивая взглядом Эми. Та подавала мне знаки, чтобы я не теряла зря времени, и мне пришлось вернуться к работе. Было не похоже, что она расстроена или огорчена случившимся. Я тоже решила не придавать этому инциденту значения, как к происшествию, связанному с профессиональным риском.
Пролетал час за часом. Мне довелось выслушать предостаточно ехидных замечаний относительно своего тела и получить несколько недвусмысленных предложений от проходящих мимо мужчин. Не раз и не два мне пришлось поправлять верх от своего костюма. Бюстгальтер, обрамлённый металлическими частями, имел подлую тенденцию потихоньку сползать всё ниже и ниже, и я спохватывалась только тогда, когда замечала, что мои соски уже торчат наружу. Нужно ли упоминать, сколько людей успели меня рассмотреть, прежде чем я понимала, что происходит и незаметно подтягивала его кверху. За этим костюмом необходимо было постоянно следить.
И всё же я старалась делать свою работу как можно лучше. Меня рассматривали, бросали пошлые взгляды, и – о, конечно! – смотрели свысока. В основном неприязнь исходила от женщин. Я продолжала заниматься работой. Эми приходила и уходила, приносила новые пачки буклетов и иногда что-нибудь попить. После этого она исчезала в здании Конференц-центра. Конечно, не всё было так плохо. Несколько раз со мной пожелали сфотографироваться. Многие приходили в восторг от моего образа. Были и такие, которые, казалось, восхищались моим нарядом и, похоже, даже завидовали мне. Эти моменты с лихвой возмещали мне иные, не столь приятные минуты.
А потом это случилось.
Было уже около шести часов вечера – время, когда улица была буквально запружена людьми, спешащими по домам. Я только что раздала очередную пачку рекламы и направлялась к столу за следующей. Но едва я сделала несколько шагов, как пояс, поддерживающий материю, соскользнул с моих бёдер и я, споткнувшись об него, полетела на землю. Ко мне немедленно кинулось несколько человек, среди которых были и подростки. Они бросились помогать мне подняться. Я была настолько потрясена произошедшим, что, выпрямившись, не сразу сообразила, что стою наполовину голая – нижняя часть моего костюма осталась валяться на тротуаре. Фактически, я из неё просто вылетела. Все вокруг меня участливо спрашивали:
— С тобой всё в порядке? Ты не поранилась?
Люди проявляли такое внимание, что я принялась себя осматривать в поисках ссадин или ещё чего-то.
— Нет, похоже, ничего страшного. Со мной всё хорошо, – отозвалась я, приходя в себя. В этот момент я, глянув вниз, поняла, что произошло. – О БОЖЕ! – вскричала я, в панике прикрываясь руками. Послышался смех. Я-то думала, что люди мне сочувствуют, но сейчас, оглянувшись, я увидела, что все вокруг смотрят на меня с нескрываемым весельем – на моё тело… но мою… ну, вы знаете!

Мужчина sashsash
Свободен
29-12-2012 - 12:26
Часть 3

Я вела себя словно школьница, полуголая, в панике топчущаяся на месте перед всё возрастающей толпой зевак.
— Не волнуйтесь, мисс, всё будет хорошо, – попытался меня кто-то успокоить. Если бы вокруг не стояли люди, я бы бросилась бежать, словно испуганный кролик, в одежде или без одежды! Но меня обступили со всех сторон, бежать было некуда. В этот момент, я заметила краем глаза, что над моим костюмом склонился какой-то молодой человек. Присев на колени, он приподнял пояс и знаком приглашал меня сделать шаг назад. Я немедленно так и поступила. Но едва просунув одну ногу внутрь, я внезапно поняла КТО был этот парень. Джонни Тэйлор – зануда, прыщавый ботаник из моей школы!! «Ну конечно! – подумала я. – Кто ещё мог интересоваться Съездом Научной фантастики, кроме этого придурка!» Я стояла, расставив ноги, пытаясь пролезть обратно в пояс, и он смотрел мне прямо между ног. Впечатлений ему хватит на всю жизнь! Идиотская улыбка, блуждавшая по его лицу, сказала мне более чем достаточно. Если бы я могла, то просто умерла бы!
Отчаянно покраснев, я поспешно сжала ноги вместе, после чего наклонилась и неуклюже принялась натягивать пояс на себя, виляя задом и пытаясь поправить его на бёдрах. При этом я даже не задумывалась, как я выгляжу в глазах тех, кто с любопытством рассматривал меня сзади. Если они не заметили, то мне сейчас было не до скромности. Больше всего я сейчас хотела прикрыться и как можно скорее!
После того, как мне это, наконец, удалось, кое-кто из зрителей принялся меня утешать. Кто-то даже пытался меня приобнять, говоря что-то вроде:
— Не надо так расстраиваться. Это просто нелепость. Такое может с каждым случиться!
Но это случилось не с КЕМ-ТО, это случилось со МНОЙ! Я была сама не своя… когда я снова заметила этого глупого Джонни Тэйлора, который всё ещё глазел на меня – меня словно ударило током! От нахлынувших эмоций я чуть не задохнулась. Он таращился на меня с выражением неприкрытого восторга и восхищения, и под его взглядом я вдруг стала настолько влажной, какой не была никогда в жизни. Дыхание у меня участилось, все мышцы напряглись. Я чувствовала себя словно в огне! Я никогда прежде – НИКОГДА – не испытывала ничего подобного. Минуту я не двигалась с места, наслаждаясь моментом.
Толпа начала расходиться, и даже Джонни Тэйлор скрылся в здании Центра. Я вновь вернулась к своей работе, проявляя энтузиазма даже больше, чем раньше. Мои чувства смутили меня, но в глубине души я почему-то теперь надеялась на ещё одну подобную «случайность». Меня больше не пугало, что ветер может распахнуть полы моего костюма. Фактически, я даже втайне ждала, что это произойдёт. Я больше не обращала внимания на свой наряд. Если он упадёт, пусть падает! Я с наслаждением ловила на себе косые взгляды прохожих, и внутри меня росло странное, доселе неведомое мне чувство. И впервые я не пыталась подавить его – я хотела его!
Бюстгальтер съехал, и мои соски торчали наружу. Я испытывала невероятное возбуждение от того, как мужчины разглядывают мою грудь, пока я с ними разговариваю. Я видела, на что они смотрят, и мне это нравилось. Это было так смело и так рискованно – прямо в центре города. Я, естественно, притворялась, что ничего не замечаю, а они, в свою очередь, НИКОГДА ничего не говорили. Это сильно меня возбуждало. Словно игра, в которой все остаются в выигрыше! Я была уже совершенно мокрой, и мне ужасно хотелось кончить, но у меня не было возможности.
Ко мне подошла Эми. Она заметила мой энтузиазм и одобрительно улыбнулась:
— Отлично справляешься!
— Спасибо, – ответила я и, повернувшись так, что полы костюма разлетелись в стороны, продолжила раздавать листовки. Пояс опять сполз, обнажив сзади попу до половины, а спереди приоткрыв лобок. Мне уже было неважно. Меня это лишь заводило сильнее. Я решила, что если кто-то сделает мне замечание, то я всегда смогу притвориться удивлённой и быстро поправить съехавшую часть. А пока я наслаждалась происходящим. На самом деле, не была же я действительно ГОЛОЙ – просто одетой слишком вызывающе.
Вскоре Эми объявила, что работа окончена, и мы можем отправляться домой. При этих словах меня кольнуло разочарование. Словно ребёнок, у которого лопнул воздушный шар.
По дороге Эми не произнесла ни слова, за что я ей была весьма признательна. Мысли у меня разбегались во все стороны. Войдя в офис, Эми немедленно прошла к своему столу и углубилась в какие-то бумаги. Не зная, чем себя занять, я просто стояла рядом, в ожидании, пока она обратит на меня внимание.
Наконец, она подняла голову и, улыбнувшись, негромко сказала:
— Можешь одеться, если желаешь.
— О… умм… хорошо, – я осторожно сняла своё бюстгальтероподобную конструкцию и, уложив её на стойку, вылезла из набедренной повязки. Несколько секунд я стояла голышом, смакуя ощущение свободы, пока не поймала на себе взгляд Эми. На её лице играла широкая улыбка:
— А ты меня сегодня удивила. Честно говоря, я сильно сомневалась, как ты себя поведёшь. Не ожидала. Можешь считать, что работа твоя, если ты не передумала.
Я буквально подпрыгнула от радости. Эми, улыбаясь, не отрывала от меня глаз. Затем она протянула мне листок бумаги.
— Что это?
— Твоё вознаграждение за сегодняшнюю работу.
— ВОСЕМЬСОТ ДОЛЛАРОВ! – вскричала я. – Вы, верно, шутите?
— Нет. Часть из этих денег в счёт оплаты твоего времени, а часть, если можно так выразиться, небольшой бонус от меня. Мне удалось заполучить трёх новых клиентов во время мероприятия, и я полагаю, что, возможно, это произошло благодаря тому, что ты им понравилась. Это просто мой способ выразить тебе благодарность.
Сказать, что я была в полном восторге, значит, не сказать ничего. Я в жизни не зарабатывала столько денег за один раз. Это значило ДВА МЕСЯЦА работы в Бургер Квин!!
— Я… Я даже не знаю, что сказать…
— Я знаю. Ты получаешь эту работу, потому что в точности выполняла то, что тебе было сказано, и при этом ни разу не пожаловалась, не ныла и не спорила. И ты работала с энтузиазмом. Именно такой человек мне и был нужен здесь, в CSI. Такой, на которого я могу положиться с полной уверенностью, что дело будет доведено до конца. Добро пожаловать в команду. Жду тебя завтра утром в девять часов.
— СПАСИБО ВАМ, спасибо, СПАСИБО! – от волнения я начала заикаться. Эми снова погрузилась в бумаги, а я стояла, всматриваясь в чек. Восемьсот долларов! Этого не может быть. Я больше не могла ждать. Мне не терпелось показать чек матери и рассказать ей о моей новой карьере. Мне всегда хотелось доказать ей! Я снова ощутила прилив самоуважения. Забавно, как всё быстро меняется.
Голос Эми вывел меня из эйфории:
— Хм, Бритни, ты всю ночь собираешься простоять тут голышом или всё-таки оденешься?
Я, вспыхнув, потупилась:
— О… э… простите, – я принялась торопливо одеваться.
— Не забудь позвонить Келли, чтобы она отвезла тебя домой, – напомнила Эми.
— О господи, я совсем забыла! Надеюсь, она не разозлится, что я звоню так поздно?
— Не беспокойся. Келли знает, что значит работать со мной и всё поймёт. Так что всё будет в порядке.

Конечно же, Келли восприняла новость о моём приёме с восторгом. Казалось, она за меня искренне рада… даже слишком рада. Было в её улыбке, пока мы ехали, что-то странное, что-то, что не давало мне покоя. Я даже сама не знаю, что. В конце концов, я решила, что мне просто кажется.
Реакция моей матери оказалась прямо противоположной. Буквально всё в моей новой карьере вызывало у неё подозрения. Естественно, я опустила историю с костюмом. Довольно в обтекаемой форме я поведала, что устроилась в маркетинговую компанию, и помогала в организации собрания. По поводу чека я сказала, что это мои комиссионные за привлечение трёх новых клиентов. Моя мать была уверена, что для того, чтобы зарабатывать ТАКИЕ деньги, нужно ОБЯЗАТЕЛЬНО заниматься чем-то противозаконным. Она просто не могла или не хотела поверить в то, что мне повезло. В её глазах я, как мне кажется, не представляла ничего стоящего. Тем не менее, логотип компании на чеке послужил достаточно убедительным доказательством правдивости моей истории, и, по крайней мере внешне, мать смирилась.

На следующий день Эми посвятила меня в некоторые вопросы, связанные с ведением бухгалтерии, оформлением различных документов, а затем попыталась найти применение моим творческим способностям. Мне нужно было придумать что-то оригинальное для кое-каких небольших текущих проектов. Вряд ли мои идеи оказались слишком удачными, но, как бы то ни было, возражений со стороны Эми не последовало. В тот же день, я уволилась из Бургер Квин, полагая, что если смогла продержаться на новом месте два дня, то, очевидно, успешно смогу продолжить работать и дальше.
Собственно говоря, в течение последующих двух недель ничего нового не происходило. Канцелярская работа оказалась довольно непростым делом – сложнее, чем я предполагала, но, без сомнения, намного лучше проклятых гамбургеров. А когда наступил день зарплаты, и я посмотрела на свой первый обычный чек, меня ждало разочарование. Это всё?? Если судить по часам, то это было почти то же самое, что и в Бургер Квин. Я трудилась на протяжении долгих двух недель, и мой заработок по сравнению с тем, что я получила за один день во время Съезда, показался мне просто мизерным. Если это всё, на что мне приходилось рассчитывать, то с мечтами о поисках своего места в жизни придётся ещё подождать.
— Что случилось? – осведомилась Эми, почувствовав перепад в моём настроении.
— О… ничего, – я попыталась улыбнуться, пряча чек в сумочку.
— Эй, ты можешь доверять мне. Можешь сказать, если тебе хочется. Возможно, я окажу какую-то помощь.
— Ну… Не хотелось бы показаться неблагодарной, но я… ожидала немного большего… понимаете?
Брови Эми взлетели. Она с огорчением посмотрела на меня.
— Только не поймите меня неправильно, – поспешно добавила я. – Мне здесь очень нравится. Не в этом смысле. Просто я, ну… вы знаете, что я так отчаянно стремилась найти своё место, стать кем-то.
— Ты говоришь о том большом чеке, верно? – она понимающе улыбнулась.
— Да, мне никогда столько не платили прежде.
— Если ты не забыла, в день твоего интервью я тебе говорила – и, я уверена, что Келли тебе говорила тоже – работа с клиентами приносит прибыли больше, чем обычная работа в офисе. Это оплата за офисную рутину. Я могу проявить щедрость только в том случае, если её проявит наш клиент. Этого нужно заслужить.
— Я понимаю. Я просто хотела сказать, что готова оказывать любую помощь.
— Значит, тебе хотелось бы ещё раз поработать с клиентами?
— Да, конечно.
— Ну что ж… Прямо сейчас у меня ничего для тебя подходящего нет. Всё, чем мне сейчас приходится заниматься требует большего опыта, чем тот, которым ты располагаешь в данный момент. Возможно, позже что-то изменится.
— О, это знакомая старая песня, – уныло протянула я. – «Вам нужно набраться опыта…» Но как его набраться, если тебе не дают такой возможности?
Эми посмотрела на меня так строго, что я испугалась, не перешла ли границы.
— Простите, – поспешила я извиниться. – Я не хотела сказать ничего обидного. Не обращайте внимания. Мне нужно просто научится быть терпеливой.
Эми молчала, не отводя от меня взгляда. Может, она собиралась меня уволить?
— Тебе правда этого хочется? – проговорила она, наконец. – Ты действительно полагаешь, что сможешь справиться?
— Конечно! Просто скажите, что я должна делать. Я не подведу. Я сделаю всё, что вы мне скажете. Я же справилась во время проведения Съезда, хотя у меня не было совсем никакого опыта. Теперь я уже знаю больше, я уверена в себе, я вас не разочарую.
— Бритни, я не уверена, что ты ещё готова. Ты даже понятия не имеешь, о чём идёт речь.
— Но пожалуйста, дайте мне шанс! Я не подведу вас.
— Хорошо, – Эми тяжело вздохнула. – У меня есть один проект сегодня вечером в отеле Свонн. Это в центре города. Полагаю, что могу взять тебя вместо кого-нибудь более опытного со стороны. Только эта работа допоздна.
— СПАСИБО, СПАСИБО! Я буду работать столько, сколько потребуется, – я кинулась её обнимать.
— Я, должно быть, выжила из ума, – горестно пробормотала она. – Остаётся только надеяться, что мне не придётся жалеть о своём решении… Этот клиент для меня очень важен. У него есть много работы для нас. Как ты понимаешь, я не могу себе позволить, чтобы что-то пошло не так.
— Вам не придётся жалеть! Я обещаю! Я сделаю всё, что вы потребуете, насколько смогу.
— Ладно, пусть будет так. Я даю тебе шанс, но помни, что это полностью ТВОЯ затея. А теперь давай, снимай эту одежду, и мы займёмся твоей подготовкой.
Мужчина sashsash
Свободен
29-12-2012 - 12:27
Часть 4

На этот раз её просьба меня не напугала. Помня свой предыдущий опыт, я поняла, что у неё есть для меня новый наряд. А проработав с Эми уже больше двух недель, я чувствовала, что могу ей доверять. Поэтому, не теряя времени даром, я быстро разделась догола и застыла перед ней в ожидании дальнейших указаний. Эми собрала мою одежду и, спрятав её, внимательно меня оглядела. Затем, улыбнувшись, произнесла:
— Жди здесь. Я скоро вернусь. Мне нужно кое-что принести для тебя из машины, – с этими словами, она направилась к выходу и скрылась за дверью.
«Ну наконец-то, – подумала я. – Я снова займусь чем-то стоящим». Было довольно неловко стоять голой посреди офиса. Я старалась успокоить нервы уговаривая себя, что поступаю правильно, и что моё новое задание поможет мне хорошо заработать. Конечно, меня не мог не волновать тот факт, что Эми никогда не называла какую-либо конкретную сумму. Она просто говорила, что на особых мероприятиях можно заработать гораздо больше.
Мои мысли смешались, когда за окном промелькнули чьи-то ноги. Если бы эти люди только знали, что внизу стоит молодая голая девушка и смотрит на них. Я тихонько засмеялась. В этот момент на лестнице послышались чьи-то шаги. «Эми», – подумала я.
Дверь отворилась и… Это была не Эми!
На пороге стоял мужчина. Он выглядел очень удивлённым.
— Привет! – проговорил он, улыбнувшись.
Прятаться было поздно, он уже всё видел. Мне ничего больше не оставалось, как попытаться вести себя как можно более непринуждённо, словно для меня это было обычным делом – работать в офисе голышом.
— Умм… здравствуйте… я могу вам чем-то помочь?
— Да, мне нужна Эми Кэмпбелл. Она где-то поблизости?
— Да, сэр, – я прокашлялась. – Она на минутку вышла. Но она вот-вот должна появиться.
— Ну что ж. Ничего, если я подожду её тут?
— А… конечно, – взволнованно ответила я. Я быстро оглянулась и, заметив поблизости стул, подвинула его к стойке, около которой стояла. – Пожалуйста, садитесь. Уверена, она не заставит себя долго ждать.
Мужчина уселся и принялся меня разглядывать, даже не скрывая своего любопытства. Я стояла, сохраняя неловкое молчание. Не могла же я теперь удалиться? Это бы выглядело довольно глупо. Собственно, тут и не было места, где бы я могла спрятаться, поэтому я просто осталась там, где была. Он ещё некоторое время меня рассматривал, а потом, улыбнувшись, произнёс:
— Невероятное удовольствие! Меня зовут Джон Робардс. А ты кто такая?
— Ох, простите! Я – Бритни. Бритни Адамс, – испуганно спохватилась я и, шагнув к нему, протянула руку. Теперь он мог видеть меня практически вплотную. Несмотря на то, что мне было неприятно находиться от него так близко, я попыталась представить, как бы я себя вела, если бы была одета. – Я агент фирмы CSI по работе с клиентами.
— Очень приятно познакомиться с тобой, Бритни, – проговорил он, не выпуская моей руки. – Ты здесь давно работаешь?
— Мм… нет, сэр. Только две недели. Но Эми говорит, что я очень успешно продвигаюсь! – торопливо добавила я, опасаясь, что он примет меня за глупую дурочку.
— Не сомневаюсь, – он нехотя отпустил мою руку.
Именно в этот момент дверь распахнулась, и в комнату вошла Эми с коробкой в руках. Заметив нас, она широко улыбнулась:
— А, вижу, вы уже познакомились. Это хорошо. Надеюсь, всё в порядке?
— Отлично, просто замечательно, – отозвался мужчина.
Эми водрузила коробку на стойку и повернулась ко мне. Честно говоря, я боялась, что она будет недовольна тем, что я попалась на глаза клиенту в таком виде, но что мне было делать? Я была уверена, что она заставит меня поскорее исчезнуть, или одеться, или ещё что-нибудь, чтобы разрядить ситуацию. Однако, похоже, моя нагота её мало заботила. Она просто сказала:
— Я рада, что вы встретились. Бритни, мистер Робардс – тот самый человек, который нанял нас на сегодняшнее мероприятие в отеле Свонн. Он очень порядочный человек, я ему рассказывала о тебе.
Мистер Робардс вежливо улыбнулся. О господи! Хорошо, что, когда он вошёл в офис, я повела себя достаточно профессионально, а не как девчонка, которую случайно застали без трусов. Я бы могла всё испортить!
Мистер Робардс поднялся на ноги и повернулся к моей начальнице.
— Эми, причина, по которой я к вам заехал, заключается в том, что я хотел завезти вам список приглашённых на сегодняшнее мероприятие, – он раскрыл папку, которую держал в руках, и вытащил из неё несколько листков бумаги. – Здесь отмечено, кто внёс оплату, а кто ещё нет. Думаю, тут всё довольно ясно.
Эми взяла листы и быстро пробежала их глазами. Затем она подняла голову и, кивнув на меня, пояснила:
— Бритни как раз собиралась переодеться для вечера. Не желаете ли остаться, чтобы убедиться, что всё идёт, как нужно?
— Нет, в этом нет необходимости. Увижу её в отеле. А, кроме того, – добавил он с многозначительной усмешкой, – судя по тому, что я уже успел увидеть, всё будет замечательно, – от его замечания я густо покраснела. После этого мистер Робардс распрощался и вышел.
— Так, – в голосе Эми звучала гордость. – Похоже, сработало неплохо. Надеюсь, теперь всё пойдёт как по маслу.
Я была рада, что она не сердилась на меня. Если бы я испугалась своей наготы, то, может быть, уже потеряла бы работу.
Эми как-то странно усмехнулась и спросила:
— Почему ты не бросилась оправдываться и искать свою одежду, когда вошёл мистер Робардс?
— Я… э-э…
— Признайся же! Тебе НРАВИТСЯ быть голой, разве не правда?
— Не совсем так. Я просто… э… старалась действовать профессионально. У меня не было времени и…
— Хватит уже! Давай, я скажу.
— Скажете что? – огрызнулась я.
— Я нашла у тебя волшебную кнопку, – расхохоталась Эми, указывая мне прямо на клитор. – Никогда не видела ТАКОГО крупного раньше.
Мне захотелось спрыгнуть со скалы и разбиться насмерть. Я совсем забыла об этой позорной особенности моего тела – когда я возбуждалась, мой клитор сильно выделяется. И чем большее возбуждение я испытываю, тем сильнее он выступает. Это было совершенно унизительно. И что ужаснее всего, теперь я гадала, заметил ли это наш посетитель. Проклятье, наверняка заметил! Должно быть, он мысленно смеялся надо мной. Хорошо хоть сегодня вечером я буду в одежде. Ещё одной катастрофы за сегодня мне не пережить.
— Давай тебя наряжать? – сказала Эми. Она открыла коробку и откинула лежащую сверху папиросную бумагу. Первым делом она вытащила пару полированных чёрных сапог не то из винила, не то из искусственной кожи. Протянув их мне, она велела их примерить. Присев на стул, на котором только что сидел мистер Робардс, я попробовала натянуть их на ноги. Сапоги доходили почти до колен и сидели замечательно. После этого Эми протянула мне пару таких же чёрных блестящих перчаток по локоть. «Какие странные аксессуары», – подумала я.
— Великолепно! – воскликнула Эми, обходя меня кругом.
— Ух… я не понимаю. А где всё остальное?
В ответ она только хихикнула:
— В отеле. Получишь, когда мы туда приедем.
У меня вырвался вздох облегчения. На минуту я испугалась, что это ВСЁ, что на мне будет надето. Хотя от одной этой мысли, моё сердце учащённо забилось, сама идея показалась мне очень пошлой и унизительной. «Как глупо, – ругала я саму себя. – Как глупо даже думать о таких вещах!»
Эми подала мне лёгкий плащ, и мы вышли из офиса на улицу. Как и в прошлый раз, по дороге она вкратце объяснила мне мои обязанности:
— Ты будешь регистрировать посетителей. Когда начнут прибывать гости, ты будешь сверяться со списком. Если человек уже оплатил вход, ты выдашь ему специальную наклейку и проинструктируешь, что она должна быть прикреплена таким образом, чтобы её было хорошо видно. Если же подошедший ещё не успел оплатить, ты должна сначала взять деньги, а потом, как и в первом случае, выдать ему такую же наклейку.
— А что, если кого-то в списке не окажется?
— Значит, он не может пройти, вот и всё. Вежливо извинись и скажи, что вход только по приглашениям. Это частное мероприятие, и посторонним там не место. Если у тебя возникнут проблемы, направляй их к мистеру Робардсу, он этим займётся.
Похоже, ничего сложного. Подумав минутку, я вспомнила, что Эми говорила, что работать придётся допоздна.
— А чем мне заниматься остаток ночи, когда регистрация закончится?
— У меня найдётся для тебя пара поручений внутри отеля. Разыщи меня, когда закончишь.
Мы подъехали к отелю. Служащий отогнал машину Эми на стоянку, а мы вошли в богато украшенный вестибюль. Я ужасно нервничала, зная, что под плащом на мне из всей одежды лишь сапоги. Несмотря на будний вечер, кругом было полно людей, и мне казалось, что всем об этом известно. В самом деле, кому придёт в голову ходить летом в плаще, если только он не голый? Мне нужно было прекратить об этом думать, или я совсем свихнусь!
Эми вела меня по длинному коридору, уводящему в сторону от главного входа. По обоим сторонам располагались огромные дубовые двери. У одной из дверей с табличкой «Большой Бальный Зал» мы остановились. Посреди коридора был установлен невысокий, до колен, столик, обращённый в ту сторону, откуда мы пришли. На столе стояло пара коробок, металлический ящик с прорезью, лежали ручки и маркер. Стула не было. Коридор продолжался, но я понятия не имела, куда он ведёт.
— Это и есть твоё рабочее место, – объявила Эми. – Боюсь, тебе придётся всё время стоять. Мистер Робардс полагает, что работать сидя – слишком уж непрофессионально и обыденно, – она положила на стол списки и провела пальцем по столбцам. – Смотри, вот здесь отмечены те, кто уже оплатил вход, а в этой колонке остальные. Гости должны расплачиваться либо наличными, либо персональными чеками. Никаких кредитных карт. Получив деньги, ты должна опустить их в металлический ящик, а потом передать его лично мистеру Робардсу.
— ВАУ! Регистрация стоит пятьсот долларов! – ахнула я.
Эми, словно смутившись, придвинулась ко мне ближе и, понизив голос, проговорила:
— Да. Пятьсот долларов с человека или, иными словами, тысяча с пары. Это совершенно закрытое мероприятие. Мистер Робардс очень важный для нас клиент, и теперь ты понимаешь, что любые накладки совершенно недопустимы. Всё должно пройти идеально! – она внимательно на меня посмотрела и прибавила: – Пожалуйста, не подведи меня.
— Не беспокойтесь. Я не подведу. Можете полностью на меня положиться!
Эми кивнула мне и двинулась в сторону зала.
— Эми… ух… – спохватилась я. – Вы обещали выдать мне оставшиеся вещи, когда мы приедем в отель. Я просто подумала, что, наверно, стоит переодеться до того, как гости начнут прибывать.
По лицу Эми пробежала весёлая усмешка.
— Неплохая мысль! Видишь, у тебя есть чувство ответственности. Мне это нравится!
Она вернулась к моему столику и принялась рыться в одной из коробок.
— Снимай плащ.
Сказать, что я растерялась, было бы слишком мягко.
— Умм… здесь?!
Эми метнула на меня такой взгляд, что я поняла, что совершила непростительную ошибку. Мгновенно сорвав с себя плащ, я подала его ей. Коридор был пуст, и хотя из лобби доносились голоса людей, меня никто не мог увидеть, если бы только не свернул в нашу сторону. И всё же стоять тут совсем голой стоило мне немалых сил. Люди могли появиться в любой момент. Я стояла, успокаивая себя, что это ненадолго, и Эми сейчас даст мне остальные вещи. Кроме того, лучше было одеться именно здесь, а не в зале, где, возможно, уже кто-то находился.
Эми вытащила из коробки чёрную кожаную полоску шириной в пару дюймов и, обернув её вокруг моей шеи, защёлкнула, словно собачий ошейник. Поначалу я не придала этому значения, но в этот момент в её руках звякнула металлическая, с золотым отливом цепь, и она одним быстрым движением прицепила её ко мне. Это и БЫЛ ошейник!!
После этого она спокойно забрала мой плащ и снова направилась в сторону зала.
— Куда… куда вы его уносите? Где всё остальное?
Моя начальница растерянно обернулась:
— Остальное? Это и всё, дорогая. А твой плащ будет висеть внутри, на вешалке. Кстати, если кому-то понадобится, можешь ему сказать, что внутри есть вешалка.
— Значит, я должна работать в ТАКОМ виде??! В коридоре отеля?! Меня же арестуют!!
Мужчина sashsash
Свободен
29-12-2012 - 13:04
Часть 5

Эми медленно ко мне повернулась и сердито на меня посмотрела. Затем выражение её лица немного смягчилось. Подойдя поближе, она проговорила:
— Нет, тебя не арестуют. Это частное мероприятие, и администрация отеля о ней знает. Ты должна МНОГОМУ научиться! – она, вздохнув, покачала головой. – Я так и знала, что тебе ещё рано поручать такое.
— НЕТ! Всё хорошо, правда! Я просто немного растерялась. Помните, как в первый день, когда я проходила интервью. Я же говорила, что мне просто было бы легче, если бы вы объяснили. Это всё!
Эми ещё раз на меня посмотрела, а потом сказала:
— Хорошо, но это ПОСЛЕДНИЙ РАЗ. Если ты собираешься у меня работать, тебе придётся мне доверять. Но, поскольку ты новенькая, я тебе прощаю. Мистер Робардс является владельцем очень успешной фирмы по выпуску одежды, которая и организует это мероприятие. ДА, ты будешь работать в таком виде. Это требуется для успеха мероприятия. Если бы это было не так, я бы не требовала от тебя ничего подобного.
— Да, мэм… но что это за мероприятие? Я хотела сказать, что если буду понимать, то смогу работать с полной отдачей и без всяких неожиданностей. Я хотела, как лучше.
— Это фетиш-бал. Люди, приглашённые на него, покупают подобные наряды и любят устраивать различные эротические игры. Всё это совершенно законно. Теперь, когда ты узнала, хочешь ли ты отказаться?
В её тоне сквозило всё возрастающее мной разочарование. Я поняла, что моя карьера висит на волоске.
— НЕТ! – вскричала я. – Я вовсе не собираюсь отказываться! Я говорила, что вы можете на меня положиться, и это действительно так, – теперь я понимала, что говорить такие слова было намного проще, чем выполнить.
На этот раз Эми улыбнулась и, перекинув через руку мой плащ, скрылась в зале. Ноги у меня затряслись. Господи, во что я ввязалась? Я, опустив глаза, посмотрела на своё тело – сапоги, перчатки и ошейник с поводком – какое унижение!! Чёрный цвет одеяния резко контрастировал с моей бледной кожей, словно крича: «СМОТРИТЕ НА ЕЁ ГОЛЫЕ СИСЬКИ, СМОТРИТЕ, КАК У НЕЁ ТОРЧИТ КЛИТОР!» О боже, мой клитор! Он опять вырос и высовывался наружу! Я же просто умру, если кто-то увидит меня в таком виде!
Вдруг я услышала голоса! Кто-то шёл по коридору в моём направлении! Сердце у меня готово было выпрыгнуть из груди, и я наверняка бы бросилась бежать, прикрываясь руками, если бы не знала, что в этом случае Эми меня точно выгонит. Я метнулась к столику, полагая, что это всё-таки хоть какая-то защита. Хотя бы чуть-чуть! Но стол не доставал мне и до колен. Всё моё тело по-прежнему оставалось на виду. И всё же, за ним я почувствовала себя в относительной безопасности.
Дрожащим от волнения голосом я пролепетала:
— Добро пожаловать. Пожалуйста, могу я узнать ваши имена? – трясущимися руками я подняла список. Как я ни старалась, но мне не удавалось совладать с собой. Подняв глаза, я увидела, что пара смотрит на лист, прыгающий у меня в руках. – Простите, – прошептала я. – Я немного замёрзла.
Глаза мужчины скользнули по моему телу, наши глаза встретились, и я увидела, что он хитро мне подмигивает:
— Полагаю, на твоём месте я бы тоже замёрз!
«Ну конечно, давайте, насмехайтесь надо мной, – подумала я. – Тебе-то легко не верить, если ты в пальто». Внезапно моё лицо озарила улыбка. Они оба были в пальто! На них тоже был подобный наряд, настолько непристойный, что для того, чтобы пройти в отель, понадобилось скрывать его под пальто. От этой мысли мне стало весело.
— Наша фамилия Тремвеллс, – сказала женщина, рассматривая мой лобок. Мне показалось, что ей не понравились мои волосы, и у меня опять упало настроение. Я нашла в списке их имена. Напротив значилось: «Оплата при входе».
— Ах, вот оно, Тремвеллс. Пожалуйста, – я сглотнула, не зная, как они отреагируют. – Пожалуйста, с вас тысяча долларов за вход.
Мужчина сунул руку в карман и вытащил оттуда десять стодолларовых банкнот. После этого он таким небрежным жестом подал их мне, словно они для него ничего не значили. Пересчитав, я опустила их в металлический ящик и протянула им наклейки:
— Пожалуйста, прикрепите их так, чтобы они были всё время на виду.
— Моя задница для этого подойдёт? – рассмеялась женщина. – Всё равно все мужчины только на неё и смотрят! – она взяла своего спутника под руку, и они прошествовали в зал. Честно говоря, я даже не поняла, шутила она или и в самом деле собиралась так поступить.
Немного погодя из зала полились звуки музыки. «Может быть, они и вправду там танцуют? – подумала я. – Может, я ошибалась на счёт их пальто? Может быть, я здесь одна такая ненормальная?» – Сердце у меня снова начало колотиться от волнения.
По коридору шёл мистер Робардс собственной персоной.
— Привет, Бритни. ПОТРЯСАЮЩЕ выглядишь! – он дружелюбно посмотрел на меня. – Я вижу, ты тут неплохо справляешься. Не сомневаюсь, ты будешь главной достопримечательностью этого бала. Ещё увидимся. У меня миллион забот!
Он удалился, но мне не пришлось скучать слишком долго. Из-за угла вышло несколько человек – трое мужчин и две женщины. Я испуганно сглотнула, заметив, что ни на ком из них плаща не было. Несмотря на то, что их наряд нельзя было назвать обычным, всё же одеты они были вполне прилично – в отличие от меня!!! Я почувствовала, себя нелепо. Естественно, что, подойдя ближе, они на меня уставились.
Как и в первый раз, я дрожащим голосом спросила их имена. Оказалось, что все они регистрировались отдельно друг от друга и оплатили вход заранее. Я выдала им наклейки, и, едва они исчезли в дверях, люди стали прибывать один за другим. Большинство приглашённых были молодыми, не старше двадцати лет. Чтобы справиться с такой толпой, мне потребовалось время. Люди терпеливо ждали своей очереди, и каждый, похоже, смотрел, только на меня – или, вернее, на часть меня. Похоже, им нравилось моё тело. К счастью, никому не пришло в голову поинтересоваться, почему я стою практически голая.
Народу становилось всё больше, и мне пришлось поторапливаться. Мой бог, я стояла голышом перед таким количеством людей – мужчины, женщины, девочки, мальчики, молодые, пожилые, всех возрастов!!! Я почувствовала нарастающее возбуждение и – да – мой клитор постыдно набухал. Мне даже не надо было на него смотреть, я его чувствовала! Несколько раз я замечала, как люди смотрят мне между ног, а ещё пару раз я видела, как девочки подталкивают своих парней, указывая на меня. Мне было непонятно, почему моё возбуждение всегда так интересовало именно женщин. Возможно, парни не подавали виду просто из вежливости, а может, женщины просто знали, куда смотреть. Как бы то ни было, чувствовала я себя просто ужасно.
Мало по малу, я забылась за работой. Несколько раз мне удавалось заметить, как за мной наблюдает Эми. Я не знала, довольна ли она тем, как я справляюсь или нет и, откровенно говоря, я была слишком занята, чтобы об этом думать. Мне просто хотелось, чтобы этот чёртов список закончился поскорее.
Люди были одеты точно в соответствии с тематикой вечеринки. Я разглядела несколько девушек в ошейниках, а парни приходили с обнажённой грудью и в чёрных кожаных жилетах. На многих девушках были коротенькие юбочки, на некоторых полупрозрачные топики или трусики-тонги, но НИКТО не был совсем голым! Это наблюдение испугало меня до смерти, но, в то же время, я ощутила прилив небывалого возбуждения.
Толпа понемногу убывала. Я проверила последних пять человек, из которых четверо со мной расплатились, после чего осталась в коридоре одна наедине со своими мыслями. В списке ещё оставались неотмеченные фамилии, поэтому я продолжала стоять у своего столика, вслушиваясь в шум, доносившийся из зала. Похоже, что они там неплохо проводили время. Затем музыка стихла, и наступила тишина. Я слышала, как кто-то что-то говорил в микрофон, но не могла разобрать слов. Словно читали лекцию. Я терялась в догадках.
Внезапно дверь распахнулась, из зала выскочила Эми и в панике закричала:
— БЫСТРО НАЙДИ МНЕ ЛАЗЕРНУЮ УКАЗКУ! ЭТА НЕ РАБОТАЕТ!!
— Где же я её найду? – растерялась я.
— ОТКУДА Я ЗНАЮ! – выпалила она. – ПРОСТО НАЙДИ И ПОСКОРЕЕ!! СПРОСИ У АДМИНИСТРАТОРА! – она явно нервничала. Я впервые видела её в таком состоянии. Очевидно, проблема была очень серьёзная.
— А что делать с ящиком с деньгами?
— ДАВАЙ МНЕ И ПРОВАЛИВАЙ! МИСТЕРУ РОБАРДСУ СРОЧНО НУЖНА УКАЗКА!!!!
Я сунула ей ящик и бросилась бежать по коридору. И только свернув за угол, я поняла собираюсь выскочить в вестибюль совершенно голой! Меня охватила паника и я в замешательстве попятилась назад. Стоять обнажённой в отдалённом коридоре было одно, но совсем другое – появиться в таком виде в переполненном людьми вестибюле. Похоже, Эми сама не понимала, что требовала от меня. Я нерешительно сделала несколько шагов обратно, но тут мне представились её глаза полные ужаса. Если я немедленно не разыщу эту проклятую указку, то поставлю её в неудобное положение, а если она опозорится перед столь важным клиентом, то точно меня выгонит. С другой стороны, если я успешно справлюсь, то стану героем и, быть может, заслужу её уважение и даже смогу получить задание более выгодное.
Выбор был очевиден. Сглотнув от страха, я шагнула вперёд с таким видом, словно во всём мире меня ничего не беспокоило. Кажется, Эми говорила, что персонал отеля знает, о проводившемся мероприятии? Что ж, я – часть этого мероприятия. Я направилась прямо к стойке администратора. За стойкой спиной ко мне сидела, углубившись в бумаги, молодая светловолосая женщина.
— Простите, – вежливо проговорила я.
— Да, чем могу помочь? – отозвалась она, поворачиваясь ко мне. Увидев меня, она замерла. Представляю, что она подумала, увидев стоящую перед собой девушку топлесс, да ещё и в собачьем ошейнике.
— Я с той вечеринки, что в настоящий момент проходит в главном зале. У нас вышла из строя лазерная указка. Мне во что бы то ни стало срочно нужно найти другую, иначе моя начальница убьёт меня! Это случилось как раз посреди лекции.
Её глаза скользнули по мне сверху вниз, затем она улыбнулась и, поднимаясь, поманила за собой:
— Пойдём, – я обошла вокруг стойки и проследовала за ней в маленький кабинет. Женщина подняла телефон и тут заметила, что внизу на мне тоже ничего нет. Озорная улыбка скользнула по её губам. Подмигнув, она обратилась к кому-то на дальнем конце провода: – Мне нужна лазерная указка. Немедленно. Это срочно, так что, бросай все свои дела и бегом к стойке администратора… Спасибо, – она положила трубку и, обернувшись, снова улыбнулась: – Уже в пути.
Она без лишней скромности совершенно открыто меня разглядывала. Я неловко переступила ногами.
— Тебе, должно быть, по-настоящему это нравится?
— Что именно?
Она кивнула головой, указывая мне между ног.
— О… – смутилась я.
— Очень мило! Держу пари, твоему парню ничего не стоит довести тебя до экстаза. А мой, наверно, так и не знает, где у меня что находится – неудачник! – она весело хихикнула.
Я густо покраснела. Как люди могут обсуждать такие интимные вещи?
— Прости, я не хотела смутить тебя. Хотела бы я набраться однажды смелости, чтобы пройтись так, как ты. Для этого требуется немало мужества. Знаешь, имея такое потрясающе сексуальное тело, тебе нечего стыдиться.
Я была потрясена! По моему мнению, у неё самой фигура была, как у модели, а она считала, что это я потрясающе сексуальна! Поди разберись!
В этот момент из-за угла выскочил совсем молоденький паренёк. Лицо его было плотно усеяно веснушками. Он так торопился, что еле переводил дыхание.
— Вот, мисс Картер! Я старался, как можно быстрее… УХ ТЫ! – вытаращился он на меня, раскрыв рот. Он до того опешил, что буквально потерял дар речи. Можно было подумать, что я была первой девушкой, которую он увидел голой.
Я вежливо поблагодарила их обоих и, взяв у мальчика указку, поспешила обратно. Как раз, когда я пробегала через лобби, в дверях отеля появились новые посетители. Краем глаза я успела заметить, как они на меня оглядываются.
Свернув за угол, я увидела Эми. Она стояла в приоткрытой двери и, заметив меня, принялась махать мне рукой, чтобы я поторопилась. Я со всех ног бросилась к ней, чувствуя, как сиськи подпрыгивают у меня на бегу. Выхватив из моих рук лазерную указку, она шепнула:
— Спасибо! – и немедленно скрылась внутри.
Пытаясь успокоиться, я встала у столика. Сердце моё бешено колотилось. Чем больше я думала о своей вылазке в вестибюль, о встрече с той женщиной и мальчиком в веснушках, тем влажнее становилась. ВАУ! Вот это ночь!
Изнутри снова послышалась музыка. Судя по всему, вечеринка мистера Робардса продолжилась.
Мне захотелось пить. Хорошо бы, если бы кто-то принёс мне что-нибудь. Как по волшебству, я вдруг увидела двух девушек, которые с тележкой прохладительных напитков двигались по коридору в мою сторону. Очевидно, они являлись работницами отеля, поскольку на обеих были чёрные строгие брюки, а поверх белых блузок с длинными рукавами были надеты чёрные жилетки и галстуки. «Должно быть, это для гостей, – подумала я. – Возможно, я смогу попросить бутылку воды, прежде чем они скроются в зале».
К реальности меня вернул возглас одной из них:
— Бритни? О боже, это же Бритни Адамс!
Теперь я их тоже узнала: Трейси и Анна. До того, как я ушла из школы, мы вместе учились в одном классе. Помнится, они обе очень осуждали меня за то, что я часто пропускала занятия, а когда узнали о моём решении, заявили, что я так и останусь никем. Стоит ли говорить, что из всех людей на свете, мне меньше всего хотелось, чтобы именно они застали меня в таком виде.
— Господи, ты голая! – воскликнула Анна.
— Ты что, вроде проститутки? – с издёвкой хмыкнула Трейси.
— Мне всегда хотелось посмотреть, что с тобой стало, после того, как ты бросила школу. Теперь я вижу! – добавила Анна.
— Это не то, что вы думаете… правда, – испугалась я. – Я работаю в маркетинговой компании. Это приличная работа и за неё хорошо платят.
— Ну ещё бы! – рассмеялась Трейси.
— Не знаю… – протянула Анна, разглядывая мой клитор. – Ты полагаешь, что парни действительно ПЛАТЯТ за ЭТО?
— Очень смешно! – огрызнулась я.
Девочки приблизились ко мне вплотную и, хихикая, принялись меня щупать.
— По крайней мере, загоришь, если всё время будешь так бегать, – прыснула Трейси.
Я оказалась в ловушке. Я не могла убежать, но в тоже время нужно было как-то от них избавиться, пока они не придумали что-нибудь ещё и не опозорили мою начальницу.
sxn2422449261
Свободен
29-12-2012 - 16:52
Раньше был рассказ "Первый раз на море". А сейчас что-то поисковик не выдает. Если у кого есть - может выложите здесь?
Мужчина МЭНСЭМ
Свободен
29-12-2012 - 20:37
Пожалуй можно было бы почитать продолжение "Велогонки" и "Летней работы". А перевод... да ладно, как-нибудь переварится. Вот только когда перерывы между постами значительные, то впечатления от прочитанного не такие яркие. Выкладывайте всё, кому нужно тот прочтёт, а остальных никто не заставляет.
Мужчина Stylecat
Женат
03-01-2013 - 17:31
История 18. Эксби-девочка Алиса. Новая жизнь. Часть 3

Сегодня у меня начиналась по-настоящему новая жизнь. Вернее даже Новая Жизнь. Целых два месяца без мамы, её истерик, надоедливых нравоучений и навязчивой опёки. Так непривычно! Так необычно! Так захватывающе! Всю ночь я не могла уснуть от этих возбуждающих мыслей, ещё вспоминала прошедший очень сумасшедший день. В очередной поразилась, как же всё закончилось снова хорошо и гладко, даже не верилось…

– Алиска-а! Встава-ай! – Голос мамы мог поднять кого угодно, даже не выспавшуюся меня, я уставилась на неё, открывающую шторы и села на кровати, распахнув одеяло – Нет, она опять голая, ты хоть в лагере то, надеюсь, будешь себя приличнее вести?!!!

– Угу, простите… – Я покраснела и запахнулась, как же так? Я специально надевала футболочку, чтобы утром не было вот такого… Видимо в порыве возбуждения ночью я её сняла, блин!

– Вставай давай, тебе через полчаса уже выходить…

В дУше я довела себя несколько раз до пика возбуждения, каждый раз останавливаясь на краюшке оргазма. Это было легко, я не кончала со вчерашнего дня. И я помнила свою вчерашнюю клятву – кончать теперь только на людях, потому что, ну не описать словами эту безумную и яркую бурю эмоций, которую вызывали эти мои публичные кончушки, эту смесь стыда и наслаждения. Как теперь испытывать, что то меньшее? Не знаю, пока хочу так. В общем, от предвкушения у меня было просто отличное настроение, ну а у мамки, как обычно, не очень. Но всё равно расстались мы, несмотря на её косые взгляды, хорошо. Мысли о том, что она всё-таки подозревает что то неладное, я отогнала едва вышла из квартиры. Пофиг уже! Она уже ничего не сделает!!! Всё! Пока дом! Ура! Свобода!

* * *

Первым делом я конечно же сняла в подъезде лосины, оставшись теперь в одном лишь беленьком коротеньком платьице-рубашечке и шлёпках. Да! Теперь я надену их, ой как не скоро. Прикольно, я буду два месяца без белья и обязательно в чем-нибудь коротеньком, класс! Настроение было такое клёвое что я даже решила пошалить, расстегнув нижнюю и верхнюю пуговички. Теперь если стоять выставив одну ножку вперёд, то было видно что трусиков на мне нет. Вышла такая смелая, но окунувшись в люди, конечно же застеснялась и застегнулась.

Маршрутки и автобусы были битком – я ведь пошла в самый час пик, да ещё с этой дорожной сумкой, хоть и небольшой, но всё равно. А ещё лезть в такую толпу в таком коротком и без трусов как то хотелось не очень. Хотя кончить там было бы, наверное, очень прикольно! М-м-м. Киска намокла и я на миг задумалась, но тут увидев двух неопрятных мужиков неугомонно залазящих в автобус, при этом громко разговаривая, смеясь и матерясь, я аж вздрогнула. Не, таких тесных компаний мне не надо.

Поэтому я поймала машину и добралась до Лериного дома быстро и комфортно. Всю дорогу боролась с желанием кончить, потому что, сидя за водителем, втихаря ласкала текущую киску пальчиком и снова несколько раз была на грани. Не знаю, как сдержалась. Наверное, потому что здесь было недостаточно людно и на меня никто не смотрел :) Приехали. Расплатилась. Вылезла, оставив на сиденье большое мокрое пятно. Упс… Знакомый двор, знакомый дом, блин, тот же охранник. Улыбаясь, он протянул мне ключи от квартиры, всё было оговорено с Лерой заранее.

– Надеюсь увидеть тебя снова. Лучше, как прошлый раз. Хе-хе.

– Э-э, в общем это очень легко сделать и, ну-у, это стоит всего 500 рублей. – Ой, какая я смелая, парнишка удивлённо захлопал глазами. – Так что хоть сейчас. – Прищурив один глаз он внимательно посмотрел на меня, мол не шучу ли я, и полез в задний карман и выудил тысячу. Вот как. – Ой, а у меня сдачи не будет.

– У меня через час пересменка, я сменюсь и разменяю, лады? – Я кивнула и собрлась идти дальше – А ты не гонишь, нет?

– Не-е, ты что, можешь не сомневаться. – Сказала я и отогнув полу рубашечки сверкнула киской. Он сглотнул и кивнул. Фу-у! Какая я смелая всё-таки, когда рядом никого. Только вот как быть с раздеванием на улице?

* * *

Приключения начинались. Ха-ха. Поднялась на лифте на нужный этаж. Открыла дверь. Зашла. Разулась. В квартире вещей стало побольше, но всё равно она выглядела не очень обжитой. Заглянула в ванную. Ванна была пуста и в ней ничего интересного не плавало :) А где же все те штуки? Я уже как то настроилась на них, да у меня ещё и целый час безделья. Я нашла их в спальне в шкафу. Сдвинув дверь-купе на всю стену я на миг обомлела. Там было такое! Прямо как в секс-шопе, столько всего, что мамочки мои. Я набрала Лере.

– Лер, ты секс шоп ограбила?! – пискнула я от переизбытка чувств.

– Почему ограбила? У нас свой секс-шоп, я бы даже сказал секс-маркет, у нас вообще самый большой выбор любой атрибутики. Так что, наслаждайся. Собеседование, кстати в двенадцать, мы сами приедем… Ах да, ты помнишь про наряд? Не забудь.

– Угу , помню…

– Да и ещё, не красься и там в шкафу бантики есть от школьной формы, их тоже прицепи.

– Но зачем?

– Ты хочешь работу или не хочешь?

Хочу конечно, наверное… Разобрав сумку, достала наряд. Переоделась. Смыла тушь и тени. Прицепила бантики. Н-да… я теперь выглядела от силы на пятнадцать, а в этой короткой розовой полупрозрачной с цветочками и вырезами на бёдрах сорочке и розовых кружевных чулках, прямо мечта педофила :) Ещё чупа-чупса не хватает… Неужели всё-таки порно актриса? Да ну, не… Лера вроде говорила что нет. Или не говорила. Да я так то вообще ничего и не умею. Мало того, что девочка, так по-настоящему ни с кем и любовью то не занималась. Наверное, просто моделью. Эротической может? В общем, голову сломаешь от этих вопросов. Я отогнала их подальше, в этом мне помог чудо шкаф…

* * *

Динь-дон. Звонок в дверь заставил меня слегка напрячься. Кто это? Блин, это же охранник, время было как раз десять. Я вылезла из ванной и вынув из попки фаллоимитатор, мокрая и голая выскочила в коридор. Посмотрела в глазок, точно охранник.

– Я через пару минуток выйду! – Нервно крикнула я и ринулась в спальню.

– Жду…

Я побежала одеваться, и остановилась, а какой в этом смысл? Всё равно раздеваться… Я сглотнула и вернулась в коридор, где надев босоножки на шпильках, посмотрелась в зеркло. Ой, я был всё ещё с бантиками, блин, так прикольно надеюсь не испугаю его. Открыла дверь и решительно вышла из квартиры как есть, голышом. Страха не было, но было волнение. Как то это странно.

– Ох, ёптыть, ну ты ваще, конечно.– Это видимо был комплимент:) Он смотрел на меня не отрываясь, держа в руках деньги, я протянула руку, он опомнившись, вручил мне пятисотку и я открыв дверь в квартиру бросила её прям на пол и снова закрыла. Я стояла и улыбалась, пока он разглядывал меня, всё ещё мокрую. Взгляд у него был как у волка увидевшего овечку. – Ты прикольная. А те скок лет то?

– Нормально, просто выгляжу моложе.

– Ы, ну ладно. А чо, прокатимся может на лифте, а? Не страшно?

Даже не знаю. Страшновато, но не сильно. Я же уже так ездила, голышом. И я только пожала плечами. Он нажал на кнопку, двери открылись и мы зашли в лифт и стали спускаться, волнение усиливалось, там внизу же точно кто-нибудь будет. Интересно, зачем ему это?

– А ты только раздеваешься за деньги? – Развязно спросил он, сделав шаг ко мне. Блин, начинается. Я стояла в уголке и чувствовала себя не очень комфортно. В тесном лифте с парнем, желающим меня…

– Да, и это потому, что я вообще то ещё девочка, – очень так деловито и уверенно сказала я, ну чтобы он понял, – так что держи руки при себе, хорошо, а то будут проблемы…

– Да ладно, не бойся, я просто так спросил, – он снова был удивлён, но глядя в его глаза я поняла, что он действительно это понял, какой молодец, люблю таких.

– А почему вы, мальчики, не можете просто смотреть и наслаждаться видом? Почему вы хотите сразу трахаться? – Поинтересовалась я, почувствовав небольшое облегчение и большую раскованность.

– Э-э, я хер его знает, я не могу просто смотреть, не трахаясь, или не дроча. Это пиздец, как сложно себя в тот момент контролировать. Во! А подрачить на тебя можно? – Вот так вопрос, я на миг даже смутилась. И… и возбудилась!

– Да… Конечно... – А что такого? Пусть дрочит, главное чтобы меня не заставлял…

Нажав на кнопку стоп, он остановил лифт и нетерпеливо достал из спортивных штанов свой, мамочки, немаленький такой член. Ого. Мои щёки запылали, от стыда и возбуждения, вернее от того что мне стало стыдно от того что глядя на этот член и на всю ситуацию, я стала дико возбуждаться. Киска просто потекла, хорошо что на мокрых ногах это было не сильно заметно. Он стал дрочить, пялясь на меня, а я стояла как дура и смотрела на него, блин, надо хоть попозировать что-ли… Я стала пытаться что то изображать, неумело конечно, но я старалась и ему это нравилось. Он стал подсказывать, как встать… как сесть… как лечь. Минут десять он дрочил без передыху.

Причём так быстро и усердно, что я представила, как если бы он трахал меня, чтобы было со мной. Сколько раз бы я кончила, наверное. Я сдерживалась чтобы не начать мастурбировать тоже, но это было бы пипец какой то. Сейчас я лежала на спине под ним, на ворсистом полу лифта, а он стоял уперевшись рукой стенку и раздвинув ноги нависал надо мной. Судя по тому как увеличился темп и как раскраснелось его лицо, я поняла что скоро конец. Фу, скорее бы, а то я уже не могу, как тоже хочу кончить, м-м-м. Я по-тихоньку наглаживала себя, своё тельце, грудки, животие, извиваясь и закусив губу эротично смотрела на него, вроде так смотрели с экранов настоящие порно-модели.

– Ы-ы-ы. – Внезапно застонал он и кончил.

Вернее КОНЧИЛ!!! А-а-а!!! Прямо на меня!!! Я совсем забыла про сперму и даже опешила немножко, когда просто какой то дождь стал литься сверху. На лицо, на шею, на руки, которыми я непроизвольно закрыла лицо и зажмурилась. Столько спермы, жуть! И вся на мне. Я открыла глаза, он ещё додрачивал, но сперма уже не капала. Я непроизвольно облизала губы, почувствовав впервые в жизни ВКУС мужской СПЕРМЫ. Стало немножко стыдно за это своё действие. Но я была так возбуждена, что мне было больше любопытно, чем стыдно или неприятно. Его глаза были закрыты и я украдкой слизала ещё, чтобы распробовать. Странный вкус, необычный, немножко был похож на… хм, может тёплое сырое яйцо... Наконец он убрал член, а я поднялась с пола. Я улыбалась всю дорогу обратно до моего этажа, мне почему то было действительно радостно за него. Ну и за себя тоже… Я молодец!

Да-а-а! Я стояла в ванной и, опершись руками на раковину, смотрела на своё отражение в зеркале. Ну и видок конечно был – растрёпанная, раскрасневшаяся, в сперме, а-а-а!!! С таким блядским взглядом и счастливой улыбкой. У-у-у!!! Я собирала остатки спермы с себя руками и слизывала её с пальцев. Да, мне было стыдно, но бли-и-н, какой то восторг был внутри! Я понимала, что вот всё это вполне нормально, и я хотела ещё! Я хотела повторений! Как совсем недавно хотела прилюдных кончушек, так теперь ещё и хотела довести ещё какого-нибудь парнишку до оргазма. Чтобы он также кончил на меня или… или в меня Да, может прямо в мой… рот!!! А-а-а!!! Я вдруг осознала, что правда хотела и смогла бы попробовать проглотить всю всю сперму. Почему?! Зачем?! Я не знала, просто хотела…

От таких мыслей меня накрыло очередной волной возбуждения и киска потекла уже просто ручьём. Схватив фаллос, я смазала его гелем, улеглась на пол и стала дрочить им попку, вдруг на миг представив, как меня вот так вот трахает тот самый охранник… и прямо там в лифте… мамочки, ну и мысли!!! И куда меня понесло, стоило лишь испытать близость настоящего секса? Попыталась задуматься, но быстро отогнала мысли прочь, какие мысли, когда такие ощущения?!!! Надо наслаждаться пока есть время!!! Я поднялась и вышла из ванной, безумные желания просто захлёстывали меня и так хотелось новых приключений, что я не долго думая взяла и вышла их квартиры. Вышла снова, как есть голышом, не считая босоножек. Уже третий раз в этом подъезде, ха-ха. Тот лифт был всё ещё на моём этаже, зайдя в него я нажала кнопку вниз, и немножко спустившись нажала на «Стоп». С выпрыгивающим от возбуждения и волнения сердцем, я улеглась на пол и продолжила дрочку своей уже такой опытной попки :).

Кстати этот фаллоимитатор был не таким большим, как тот мой ушедший с вещами, передвигался в попке гораздо свободней и при этом доставлял даже больше удовольствия, вот! Блин, какая же кайфушка! Ножки максимально раздвинуты, я уперла их в стенку где двери и рукой туда-сюда, м-м-м, можно было бы чтобы он сам так делал. Конечно же это легко было устроить, но как сделать первый шаг? Этого я пока не знала, поэтому просто радовалась тому что есть сейчас. И я стала представлять, как я лежу на песочке пляжа, а меня трахают… и кончают… от чего я снова, сама чуть не кончила, фу-у-у!!! Сделав паузу и отдышавшись, я потрогала хлюпающую от соков киску и зачем то облизала пальцы, как странно. Дотронулась, облизала ещё. Бли-и-н, как это наверное сексуально! Захотелось поласкать саму себя языком, ой!!! Я аж покраснела, такого мне ещё в голову не приходило.

Интересно, это реально? Вообще то, у меня довольно хорошая растяжка, я ж целых пять лет гимнастикой занималась, правда двано, но на продольный шпагат я могла сесть до сих пор. Что за мысли сегодня, одна безумней другой? Возбуждение идёт явно на пользу воображению :) думала я закидывая ноги за голову. Едва киска оказалась прямо над моим лицом, кстати, сантиметрах в пяти, а дальше никак, она закапала прямо мне на лицо, от необычности ощущений я открыла рот и едва капельки собственного любовного сока попали мне в рот, я неожиданно испытала такой прилив возбуждения, что кончила… даже не прикасаясь к киске!!!

Я думала я умру от наслаждения, киска выстреливала порции струй, а я как безумная открыв рот пыталась их проглотить. Же-е-е-е-сть!!! Упав на бок без сил, я вдруг ни с того ни с сего, разревелась. Что за безумство я только что сделала? Вытирая залитое соками и слезами лицо, я села, также без сил облокотившись спиной на стенку и вдруг рассмеялась. Да-а-а, ну и истеричка же я. Пока лифт поднимался, я встала с пола, а когда двери открылись, я чуть не села обратно. Из коридора на меня ошарашено смотрела молодая семейная пара с коляской. Пока они были в шоке, я, покраснев и извинившись, прошмыгнула мимо них к квартире и заскочила внутрь.

* * *

Лера и Леопольд приехали вовремя. К их приходу, я полностью привела себя в порядок, помылась, расчесалась, вернула на голову бантики, конечно же снова хорошенько возбудилась, чтобы было не так страшно в этом Лереном наряде перед Лёвой.

– Привет, Алисонька, дорогая ты наша, ну наконец то, – радостно сказал Лёва, зайдя в комнату и увидев меня, стал качать головой и прицокивать от удовольствия.

– Здрасьте. – я немножко волновалась и сидела, напряженно зажав руки между ног. Лера зашла, разговаривая по телефону и кивнув мне, показала большой палец вверх и удалилась в ванную.

– Да, Лера снова прям в цвет попала, – он подмигнул мне, садясь рядом на диван, и я потупив взор, улыбнулась, надеюсь приставать не будет? – Ну, слушай, что мы тут придумали…

* * *

Голова шла кругом от услышанного. Я буду моделью! Официально устроенной в их официальном агентстве. Там меня всерьёз будут учить всем премудростям этого дела. Но это так, для прикрытия. А работу мне предлагали попробовать в службе эскорта. Такого нового направления эро-фетиш-тин-эскорт для богатеньких любителей малолеток, потому что я, как раз идеально подходила на эту роль. Но, слава Богу, без интима, это мы оговорили сразу!!! Ф-у-у, чего я больше всего боялась!!! Я должна была бы ходить, ездить или даже летать по заграницам (УХТЫ!!!) с заказчиками, возможно в качестве их дочерей или даже внучек, возможно даже иностранцев (ЁМОЁ!!!) и безоговорочно делать всё то, о чём они будут просить, в пределах договора, конечно же. Вот!!! Зарабатывать я должна была бы, как они планировали 500 рублей в час. Прикольно, это же 12000 руб в сутки, если например меня возьмут на целые сутки (ОФИГЕТЬ!!!). Только страшновато! Как быть с мамой, школой и вообще. А если обманут? А если что-нибудь сделают? Возьмут и куда -нибудь продадут меня в секс-рабство за границу? Бли-и-ин!!! Я стесняясь, озвучила свои сомнения.

– Умница, Алисонька, правильные вопросы, отвечаю, школа ещё далеко, пока свободна, подучишься, попрактикуешься, попробуем на ком-нибудь, это два месяца целых, это раз, закончишь школу ты в любом случае, мы это гарантируем, хоть даже ты там не появишься ни разу за год это два, с мамой вопрос решиться легко, когда тебе стукнет восемнадцать, это три, при этом ты будешь уже совершенно самостоятельной и что немаловажно состоятельной девушкой, это три, мы же не забираем у тебя паспорт, мы наоборот устраиваем тебя официально, мы даже спросим согласие твоей мамы, модельный бизнес – он абсолютно законен, а эти отлучки будут связаны с командировками, ну например на фото и видео сессии или показы там какие, вполне может даже и настоящие. Всё прозрачно! Мы не бандиты, если ты ещё не поняла, ну скажи, похож я на бандита? Или может Лера похожа?

– Не, не очень, хи-хи.

– Ну потому что так и есть, в общем мы всё тебе сказали, давай думай до завтра, и в любом случае приходи к 10:00 вот в этот учебный центр. – Он протянул мне визитку агентства с адресом и телефоном,– если вдруг передумаешь, мы не обидимся, а предложим тебе другие варианты, у нас их много, но в любом случае, модель мы из тебя сделаем первоклассную, это то я думаю тебе понравиться?

– Угу, конечно, спасибо… вообще я так то согласна, если всё так будет, как вы говорите.

– Обещаем, кстати это правда, что ты ещё несмотря ни на что не потеряла невинность?

– Угу, – я почему то покраснела от этого.

– Это замечательно, береги её, я серьёзно, это может сделать тебя очень богатой, я не шучу…

* * *

Сегодня у меня был выходной, значит надо было отдыхать! Блин, так хотелось поделиться с кем-нибудь, но нельзя! Это было первое правило, никому ни слова, ни полслова о настоящей работе! Про модельный бизнес можно, но это же фигня, самое интересное другое, хотя тоже необычно, вот одноклассницы то обзавидуются!!!! А ещё я должна был сегодня выполнить одно обещание – позагорать со своим двоюродным братом и его друзьями голышом, если получиться! Классно так, что я не знаю :D

– Сашка, привет, это мой новый номер, а то я мобильник старый посеяла, ну что, я еду?

– Конечно, мы ждём… – Снова меня что то смутило в это мы, снова холодок пробежал по спине, но я верила братику и надеялась, что всё будет в порядке.

Такси до их деревеньки стоило целых 700 руб, охренеть просто, и я решила поехать на автобусе или маршрутке, за 40. Хоть мне и дали денег на расходы, тратить их совсем безрассудно не очень хотелось – не привыкла я к такому. Перед выходом я долго думала, чтобы такого надеть, ведь в автобусе придётся же ехать. В чудо-шкафу было прилично так всякой костюмированной одежды, для любителей эротических игр, м-м-м, весело наверное, а были и всякие микро клубные платья просто офигенские и бикини. И были такие, кажется они назывались экстрим-бикини, которые вообще ничего не закрывали, потому что одни верёвочки, хи-хи.

Вот так вырядись на городской пляж в таком, интересно что будет? Мне даже захотелось попробовать и я надела его для примерки. Нда-а!!! Возбуждение накатило непроизвольно, едва я увидела своё отражение, у этого трусики состояли вообще из двух верёвочек, одна из которых была на бёдрах, другая от попы до писи. Мои пухлые губки киски были совсем не прикрыты, и это было очень сексуально!!! Верх кстати был побольше :) Там были даже приличных размеров треугольнички ткани на сосках. Странненько! Хотя мне кажется, с моим нулевым размером, топлесс загорать не так вульгарно, как в таком бикини. Не-е, я точно попробую и точно на городском!

Хорошенько возбудившись примеркой и фантазиями, я в итоге решилась и пошла в той вчерашней цветастой маечке, и шлёпках, этот наряд был в самый раз для пляжа, хотя очень экстремальный для города, потому что напомню, маечка была очень короткая, и прикрывала попку только когда лямки были спущены на плечи. Представляя что будет в транспорте и немного волнуясь я вышла из квартиры, может вернуться и что-нибудь поприличней надеть? Думала я, но уже спустилась, отдала ключ другому охраннику, тоже молодому пареньку, заговорщецки подмигнувшему мне и поманившего меня пальцем к окошку. Я вопросительно посмотрела на него.

– Привет, мне тут Игорёк про тя рассказал что-то. – Блин, ну конечно, я смущённо улыбнулась, вспоминая, что было и по всему телу пробежала волна возбуждения. – Это правда? Ну что ты раздевалась для него? И что он, ну, там типа вздрочнул на тебя и всё такое…

– Да,– я замялась, немного покраснев, всё ведь разболтал, но зато реклама, хи-хи, – но за деньги, 500 рублей.

– Ну да, он не соврал, – он выглянул из окошка, рассмотрел меня, прицокнув языком, – а ты реально зачётная конфетка, чо, а чо если нас двое будет?

– Да хоть десять, главное чтобы руки не распускали, ага? – Хотя, не, перед десятью я бы наверное струсила, но говорить это не стала.

– Слышь, давай сюда бегом, тут Алиска пришла, ну та, про которую Игорь тёр, – сказал по рации охранник, и отключив, пояснил мне – это мой напарник, ща подойдёт, чо разденешься для нас?

Конечно же я разделась для них. Правда в этой комнатушке было не очень приятно это делать, могли бы и во дворе, на солнышке, но я же не говорила что могу везде :) Извиваясь голышом на кушетке во всяких интересных позах, я ласкала себя как могла, правда почему то немного стесняясь, они лыбясь снимали меня на мобильники, по очереди подстраиваясь ко мне, чтобы сняться вместе. Причём уговаривая меня принимать такие непристойные позы, что я постоянно краснела. Пришлось даже трогать руками члены, для их снимков. И недолго…

И я не знаю как сдержалась в тот момент, чтобы не начать их сосать!!! Что то на меня нашло в тот момент безумное, я вспомнила вкус спермы. Облизнулась, но сдержалась… Зато в конце я удивила и порадовала их своим струйным оргазмом, в стонах и слезах бурно кончив прямо на кушетку. Ох, ну и лица у них были в тот момент, это было для них полной неожиданностью, конечно же понравилось так, что не сговариваясь стали дрочить, умоляя повторить. Ну как тут не повторить, когда такие искренние просьбы мальчиков… Мы мастурбировали друг напротив друга практически рядом, я полулежала на кушетке, они стояли и наяривали. Скоро они кончат, и если они кончат на меня, как в тот раз, то будет прикольно. Или лучше если они кончат мне в рот. МАМОЧКИ!!! Снова это желание проглотить сперму! Как же попросить их об этом? Не прямо же вот так в лоб, это бред какой то.

– А на тя можно кончить? – решился один пытаясь залезть на кушетку между моих раздвинутых ножек. Я кивнула и он залез, теперь он нависал надо мной, а второй был прямо напротив моего лица, и был шанс, что. Я не отрываясь смотрела на его член в двадцати сантиметрах болтающийся возле моего лица и непроизвольно облизывалась. Мои пальчики жили своей жизнью, лаская киску, попку, грудки и всё тело в целом, я не задумывалась что я делаю, я фантазировала лишь об одном – как он кончает мне в рот.

– Я уже всё, а ты давай, давай кончай сама, как тогда! – прохрипел он быстро…

…и я послушно кончила, меня уговаривать долго не надо 00064.gif , несколько движений пальчиком по клитору в перевозбуждённом состоянии и фонтанчик брызнул из киски, я непроизвольно зажмурилась и застонала, открыв рот. В этот же момент я почувствовала… м-м-м-м, тот долгожданный вкус… Спермы было немного, и наверное меньше половины попала прямо в рот, в основном всё на щёки и нос, блин, снайпер, ту что попала в рот, я сразу же проглотила, ту что попала на лицо я не соображая что делаю, стала стирать пальцем и смачно облизывать. Охранники от такого были в шоке, тот что кончил сразу же попытался сунуть мне член в рот, а тот что стоял надо мной, попытался пристроиться к киске, практически ложась на меня.

– НЕ-Е-ЕТ! Стойте, блин, вы чо!!!! – Завопила я, выплёвывая почти засунутый член и вскакивая так стремительно, что они застыли не понимая что это я, а я выпучив глаза, смотрела на них. – Мы так не договаривались, я вообще ещё девочка, и вообще несовершеннолетняя, а ты суёшь, совсем что-ли!

– Да ладно, чо ты, ну извини, ты так возбудилась просто, я подумал что можно.

– НЕЛЬЗЯ!

* * *

– Не ну ты глянь, девка то вообще стыдоба такая, без трусов же, ой батюшки мои, что твориться! – Я так и думала, что не надо так издеваться над деревенским народом, хи-хи, теперь со стыда помру пока доеду, потому что теперь вся полная маршрутка знала, что я без трусов. Но как мне было залезть в неё и не засветиться? Это неизбежно когда ты в таком коротком и наклоняешься – Как тебе не стыдно то, э-эх, а с виду такая хорошенькая, тьфу…

Я краснея, села и как могла натянула маечку пониже, свела ножки и вообще пыталась быть самой невинностью, вроде получилось, потому что кроме негативного обсуждения, глядя на меня, за меня стали ещё и заступаться. Прикольно! Особенно заволновались молодые люди, и молодой человек напротив, но он был со скромной девушкой, которая краснела глядя на меня, как мило, девушка была в джинсах и футболке, ужас как жарко наверное. Девушка поглядывала на парня, чтобы он не сильно пялился на меня и надувала губы когда он всё таки это делал, блин, вот как объяснить, что я парней не увожу и что ко мне ревновать совсем совсем не надо. Не знаю.

– Да ладно те мать, жара вон какая, я бы тоже так ходил был бы бабой, ха-ха…

– Да с тобой то всё ясно, а ей ещё детей рожать, чему она их учить будет, раз у самой в голове пусто…

– Чо вы пристали то к бедной девочке, может она с пляжа едет…

– Молодёжь совсем бесстыжая пошла, морали никакой, в Бога не верят, пьют, курят, наркоманы одни, бандиты, хулиганы, ужас что твориться…

– До чего Сталин страну довел, гы-гы-гы…

– Бедным девчёнкам трусы не на что купить, ха-ха-ха…

– Ты похохочи ещё, оболтус малолетний…

– Я свою бы выпорола, как сидорову козу если бы она так вырядилась… Мать то знает как ты наряжаешься…

Но я молчала, иногда виновато улыбаясь, иногда смущённо мотая головой. Я поняла, что это точно, самая лучшая позиция при таких вот нападках. Быть как можно милее и казаться как можно невиннее и главное молчать… Где то слышала поговорку – с дураками не спорят. Теперь когда вижу дурака, который имеет мнение хрен оспоришь – закрываю рот, хи-хи… Сейчас пыталась абстрагироваться от них, вспоминая приятное и фантазируя о разном. М-м-м, даже немножко получилось возбудиться и киска, прижатая к сиденью послушно намокла. Я вспомнила про вибратор, лежащий в сумке, его я в порыве возбуждения зачем то взяла с собой. Ха-ха, представляю если бы я ещё и тут сейчас начала бы им дрочить свою попку, а потом бы кончила фонтанчиком. Да-а…

Бабах, волна возбуждения ударила в голову и я непроизвольно заёрзала, получая неописуемые ощущения и так мне захотелось поласкаться прямо сейчас, на людях, что я покраснела от стыда за свои развратные мысли, и от того что меня это безумно возбуждает! Закрыв глаза я попыталась расслабиться, но ни о чём другом я думать просто не могла. Надо кончить. Надо кончить. Жесть. Я закусила губу, напрягая мышцы киски и фантазируя обо всяком. Бли-и-н, как же хочется поласкаться пальчиком или что бы кто-нибудь, да язычком. М-м-м, под попкой стало мокро и тепло от кискиных соков, выплеснувших от таких ярких эмоций. Я слишком резко потянула майку вверх, чтобы не намочить и она вообще слезла с попки, упс, теперь бёдра были обнажены почти полностью. Кажется, парень с девушкой это заметили. Блин, что я делаю – спрашивал разум. Наслаждаюсь жизнью – отвечало чувство.

– Озёрный, следующая Берёзовое.

У меня осталась одна остановка, это минут двадцать, надо было решиться, кончить или нет. Люди уже поутихли и на меня перестали обращать внимания, каждый занимался своими делами, кто спал, кто читал, кто слушал музыку в плеере, кроме парочки напротив, парень косился на меня, его девушка на него. Но они молодые и меня особо не смущали. Получиться кончить по-тихоньку или буду стонать?! Вот стыдоба то будет!!! Я снова закрыла глаза и основа окунулась в свои буйные фантазии, это у меня всегда получалось просто отлично. И вот одна из фантазий становиться реальностью прямо сейчас – я сижу полуголая в полной маршрутке и собираюсь кончить. О-хо-хо…

Сердце бешено колотилось от возбуждения и уже скорого оргазма. Прилюдного оргазма!!! Давай киска, кончи, кончи, кончи! Я чувствовала как, лицо и тело краснеют от возбуждения, я стала напрягать мышцы киски, пытаясь ускориться. Кончить, кончить, кончить!!! Иногда я открывала глаза, чтобы убедиться, что всё также и на меня особо не смотрят… Я стала ёрзать всё сильнее и сильнее, понимая что это со стороны совсем не уместно, но оргазм был уже совсем, совсем рядышком… дыхание и пульс участились ещё сильнее, а киску просто уже разрывало и мне стало совершенно пофиг на окружающих людей. Кончить, кончить, кончить!!! Сейчас!

– Берёзовое – произнёс водитель, люди зашевелились и я под шумок, типа поправляюсь поднесла пальчик к киске и дотронулась до клитора…

Всё… Пытаясь не меняться в лице, я кончала прямо с открытыми глазами, что то разглядывая и проверяя в сумочке, еле сдерживая стон, волна оргазма носилась по телу от фонтанирующей под меня киски до макушки, очищая голову от всех мыслей. Ой-ой-ой! Лужа подо мной была приличная и я вдруг так резко застеснялась и забоялась и когда люди стали выходить, я осталась сидеть. Бли-и-ин! Из окна я видела Сашку и его друзей, вместе с Сашкой их было четверо. Вот ни фига себе!!! С виду не очень приятными, бр-р, деревенская гопота какая то, лысые, ржали, курили, плевались... Сашка ведь был не такой, чо к чему он с такими дружит?! Пипец! Мне снова стало не по себе, и я подумала что как хорошо, что я ещё не вышла… В маршрутке мы остались втроём с водителем, следующая была конечная в этой же деревне и я решила поехать до неё, а там подумать что делать с этим Сашкой и его друзьями.

– Конечная.

Открыв дверь, я вылезла при этом натянув маечку спереди, хоть народу было мало, всё равно он был деревенским :) Здесь же до тёткиного дома совсем недалеко. Блин, главное на неё не нарваться, а то как мамке объяснять потом почему я не в лагере… Я побрела по дороге в сторону речки, подальше от этой площади, блин, как неуютно тут полуголой, в городе как то спокойней. Блин, и что делать то? Самой, одной позагорать? Хотя почему одной, у меня же друг в сумочке, м-м-м, блин, устроить себе мастурбушки на песочке?!!! Да-а!!! Хи-хи, отличная идея. Только надо место найти, уединённое…

* * *

– Эй, сладкая, тебе помочь, гы-гы-гы – Я с испугом смотрела на окруживших меня трёх парней лет двадцати, таких же деревенских гопников, как и Сашины друзья, мамочки, я как стояла на коленках с вибратором в попке, так и села, когда коленки ослабли от страха. Вибратор выскочил из попки и я взяла его в руки выключив, – вот это размер, братва, вот это аппетиты у сучки…



Как же так что за карма такая, я же специально не стала с Сашей встречаться, а уединилась, чтобы… блин, а тут они, откуда только. А такое место было классненькое…

– Скучаешь по настоящему то, а? – Я покачала головой опустив глаза, блин, что делать то? Ещё и майка была далеко на дереве, я тут так разошлась от радости, что я одна и голая, что голову потеряла от эмоций, вот теперь и поплатилась…

– Ребят, я несовершеннолетняя и девочка ещё, правда… – Жалобно пискнула я когда один из них поднял вибратор

– Зато с этим всё по-взрослому, да? Тебя как зовут?

– Алиса.

– Из города?

– Да.

– Короче Алиса, слушай сюда, пикнешь или дёрнешься, – тебе пиздец. – он достал нож, от чего я чуть не потеряла сознания, слёзы потекли по щекам, потому что я понимала, что со мной может быть, – полный!!!

– Пожалуйста, не надо, ну пожалуйста…

– Может рот завяжем?

– А ебать туда не хочешь?

– А, в натуре, туплю…

Сейчас меня изнасилуют, в этом я не сомневалась, как же так?!! Мама!!! Но ещё больше я испугалась, что меня взаправду могут убить! Чтобы свидетелей не оставлять!!! Нет, этого не может быть, это вообще неправильно!!! Я не верю!!! За что?!

– Мальчики, не убивайте меня, я всё сделаю, всё всё что скажите, – сквозь слёзы, я снова встала на коленки и выгнула спину и выставила попку так эротично, как только могла в таком состоянии, – я не буду сопротивляться вообще, вам понравиться ну правда.

– Вот это я понимаю, правильная пизда!

Я расслабилась полностью, как смогла, это было очень трудно, но это спасло меня! Расслабилась и отрешилась. Я стала послушной куклой и делала, всё, что они просили. Делала с максимальной отдачей и внешней эротичностью, чтобы не дать даже намёка на агрессию. Но в голове и в душе была полная пустота. Ни эмоций, ни мыслей. Как будто что то там выключили, оставив лишь тело с одной функцией ¬– секс. Мне не было ни больно, ни неприятно, хотя они трахали меня грубо, с животной страстью, упиваясь владением беззащитной жертвой… мной… Возбуждения тоже не абсолютно было, откуда ему тут быть… хотя позы были прямтакие изощрённые. Кончив, они не успокоились. Устроив перерыв они заставили меня мастурбировать вибратором, что я делала также абсолютно механически, но им понравилось. Второй круг был дольше и не такой жёсткий, они сами теперь просто наслаждались процессом. Кончили они второй раз мне в рот, заставив его широко открыть и затем проглотить. Я сделала это, но ничего не почувствовала, ни возбуждения, ни вкуса, всё было также, как в тумане…

– А это тебе на память, если вдруг захочешь кому-нибудь рассказать. – Сказал один из них, когда они собрались уходить и сделал мне ножом неглубокий порез на ладошке в виде Х.

Они ушли, а я продолжала сидеть, даже не знаю сколько времени прошло, когда меня отпустило и вернулись эмоции. Первым заболел порез, я посмотрела на него, удивлённо вскрикнув, потому что боль настала очень резко, но он уже не кровоточил. Затем пришла боль внизу живота и вместе с ней пришла боль в душе. От обиды и злости... От стыда и разочарования… И слёзы потекли сами собой…

AlisaAfftar

Мужчина soska4lenov
Свободен
05-01-2013 - 11:13
Stylecat огромнейшее спасибо за публикацию продолжения рассказа про Алиску и отдельное большущее спасибо AlisaAfftar за то что не бросил писать и радовать нас. Ждем с нетерпением продолжения.
Мужчина clavadima
Женат
05-01-2013 - 20:23
Stylecat большое спасибо за ваши рассказы. Жду в новом году новых историй!
Eldwin
Свободен
07-01-2013 - 03:42
Диана после работы

Рабочий день закончился, коллеги потянулись к выходу, одна только Диана оставалась сидеть в своем отсеке из офисных перегородок. С тех пор, как ей стало неприятно быть одной в своей пустой квартире, она приноровилась частенько задерживаться и работать допоздна. Поэтому никому не казалось странным, что она всё ещё сидит за компьютером, в то время как все проходили мимо, бормоча свои «пока-пока…». Она продолжала работать, даже когда уборщицы уже закончили, и за окном стемнело.
Часов в девять вечера Диана прошла в комнату отдыха. Минул почти час, пока она неспеша и аккуратно съела свой ужин, прибрала крошки и пошла в уборную умыться. На выходе она в нерешительности остановилась перед зеркалом.
В зеркале Диана увидела весьма средне выглядевшую женщину. Впрочем, слово «средняя» не совсем подходит... «Простушка» - вот подходящее слово. «Ничем не примечательная» - вот ещё тоже подходящее описание. Отражение показало скучную, без прикрас одежду, которая никак не подчеркивала фигуру и закрывала, за исключением кистей рук, практически каждый квадратный сантиметр всего, что было ниже шеи. Скучно. Ни радости, ни стиля, ничего впечатляющего. Ску-ко-та!.. Вот как, должно быть, думали о ней окружающие.
Интересно, что бы они подумали, знай они, чтО она собиралась сейчас сделать?!..
Она прошла по всему большому офису в поисках любых признаков жизни, время от времени останавливаясь и внимательно прислушиваясь. Внезапно включившийся кондиционер заставил её вздрогнуть. А это что за странное пощелкивание? А вот это попискивание из серверной – оно что-нибудь значит?? Несмотря на то, что она была убеждена, что никто больше во всей компании не окажется таким занудой, чтобы засидеться на работе позже десяти вечера в пятницу, каждый звук, реальный или воображаемый, громким эхом отдавался в её голове как возможный признак того, что кто-то всё ещё находится в офисе.
- Да всё, не будь ты такой дурой! – убеждала она себя. – Никого здесь нет! Ты проверила каждую комнату. Никакого движения за последние два часа, и только дежурное освещение везде. Кончай тянуть и займись уже... чем собиралась!..
Диана окончательно решила, что и в самом деле готова ЭТО сделать, оставалось только определиться: «Где?» В своих фантазиях она делала ЭТО в большой переговорной, и все собравшиеся смотрели на неё. Сейчас же, в реале, гораздо безопаснее ей казался её отсек в офисе. Фантазия сработает ведь и без «зрителей», правда же? Или, например, как насчет женского туалета? Отличное укромное местечко! Отдельное. Куда более безопасное, чем даже отсек...
- Ты затеяла ЭТО, чтобы побезопаснее было, или чтобы приключение испытать?! – снова принялась убеждать она сама себя, - Нужно же разорвать эту рутину, вдохни немного жизни! Хорош быть такой курицей, давай уже!!..
Воодушевленная собственными подбадриваниями, Диана направилась в переговорную. Впрочем, отдавая должное и своей консервативной части, она всё же закрыла за собой дверь и повернула в замке ключик. Твердыми неспешными шагами Диана прошла в противоположный конец комнаты и встала перед большим белым экраном. Она представила себе, что все места за большим столом переговорной заполнены её коллегами-мужчинами. Она даже услышала, как начальник говорит ей начинать совещание...
- Я бы хотела поблагодарить всех Вас за то, что Вы здесь, - мысленно собралась и начала она. – Все мы понимаем, что у всех у нас весьма напряженный график, поэтому я постараюсь не занять у Вас больше времени, чем это будет абсолютно необходимо...
Её внутренний монолог чуть запнулся, когда она представила всю курьезность ситуации. Мысль о том, что у неё хватило бы уверенности вот так вот встать перед всеми этими людьми и говорить, была достаточно невероятной сама по себе, а уж представить, что она смогла бы вести совещание на самом деле - было и вовсе невозможно! Тем не менее, сейчас это были всего лишь её фантазии, так что она могла делать всё, что ей заблагорассудится.
- Тема сегодняшнего совещания... Я! Причём, главным образом это будет видео-презентация, которая, надеюсь, даст Вам полное понимание и ознакомление с... ээээ... предметом.
- Для начала я... - обратилась Диана к воображаемой аудитории, - сниму пиджак! Обратите внимание, что блузка под ним по-прежнему полностью закрывает всё моё тело. Блузка не прозрачная, а также довольно свободная, так что она никак не акцентирует внимание на размере или на форме моей груди. Открытыми остаются только руки, да и то только ниже локтя. Тем не менее, Вы, конечно, не преминете отметить себе, что никогда до этого не видели меня без пиджака.
- Теперь я снимаю свою юбку, - Диана расстегнула молнию, позволяя юбке плавно соскользнуть на пол. Она нагнулась, подняла юбку и положила её на стульчик рядом с пиджаком, продолжая свой внутренний монолог. – Как видите, я ношу ещё и белую нижнюю юбку, достаточно длинную, ниже колен. Все мои нижние юбки – такой длины. Вы наверняка можете припомнить, что никогда не видели, чтобы я носила юбки, которые не закрывали бы полностью нижнюю юбку.
- Следующей... я сниму эту нижнюю юбку! – с этими словами Диана сняла и её. - Заметьте: трусиков ещё не видно, потому что их закрывает подол блузки, зато стало видно верхний край чулок. А я знаю, что Вы подумали! «С чего бы это такая скучная девушка, как я, носила бы чулки?» Окей, признаюсь: это моя единственная пара, и сегодня я надела их специально на нашу «презентацию». Обычно, конечно же, я ношу колготки: они лучше подходят к моему имиджу простушки.
Диана медленно принялась расстегивать блузку, её руки слегка задрожали, когда она вдруг ясно осознала, что постепенно раздевается на своей собственной работе, в общей переговорной. Часть её сознания была поражена тем, что она делает. Но другая часть была так возбуждена, что ей стало... уже просто наплевать!.. Сняв блузку и положив её на растущую кучку одежды на стульчике, она мысленно продолжила свою воображаемую речь.
- Теперь, когда вся эта надоедливая верхняя часть моей одежды – отложена в сторону, Вам открывается отличный вид на моё бельё и на большую часть моего тела. Поскольку я всегда ношу такую старомодную одежду, Вам, возможно, и в голову не приходило, что я, в общем-то, довольно хорошо выгляжу для 35-ти летней женщины. Можете верить, или не верить, но я регулярно занимаюсь гимнастикой. Животик мой, конечно, не такой уже хорошенький, как был в 18, но вовсе не так уж и плох для моего возраста! Впрочем, кожа, приходится признать, всё-таки чуть-чуть... дрябловата...
- А мой бюстгальтер и трусики, вероятно, выглядят именно так, как Вы и ожидали, правда? Бюстгальтер – большой и чисто функциональный. Ни оборок, ни кружев, ни цвета. Белый. Трусы – стиля «такие носила моя бабушка», и тоже белые. Комфорт превыше стильности. Возможно, сегодня мне следовало бы надеть что-нибудь посексуальнее, но дело в том, что всё моё бельё – одинаковое и вот такое. Ну в самом деле! Мне нет никакого смысла покупать, скажем, боди, - всё равно же его никто не увидит, кроме меня!..
- Далее, логичным, вроде бы, мне было бы теперь снять туфли и чулки, не так ли? Однако в рассказах, что я читала в Интернете, написано, что большинство мужчин считают, что женщина, оставшаяся в одних лишь чулках и туфельках, выглядит даже более сексуально, чем совершенно нагая женщина. Отдавая должное этой мысли, я, пожалуй, сначала сниму бюстгальтер...
Вдруг, когда она уже завела руки за спину, из офиса за дверью раздался звук! Сердце подскочило у неё в груди, и она стремглав проскользнула через комнату. Отомкнув замок, Диана осторожно выглянула наружу, прикрываясь, оставшись едва одетой, за дверью.
- Опять это чертово пищание из серверной!.. – подумалось ей.
Через несколько секунд писк прекратился. Она постояла ещё некоторое время, вслушиваясь, но звуков больше не было. Успокоенная тем, что шум был вызван всего лишь электроникой, а не чьим-нибудь появлением, она закрыла дверь и снова заперла её. Облегченно вздохнув, она вдруг представила себе саму суть ситуации. Как, должно быть, соблазнительно она выглядит, стоя в переговорной в одних лишь туфельках, чулках и белье, живя сейчас одной из самых лучших своих фантазий! Она засомневалась на секундочку, уж не сошла ли она с ума?! И уже почти решила тут же немедленно всё прекратить, одеться и уходить... но...
- Вот ты курица! – высмеяла она себя. – Ты целый месяц придумывала, как осуществить вот это всё, и теперь, когда ты уже наполовину разделась, ты собираешься отступить?? Ну что ты за трусиха, а?!
Эта пламенная речь, а также растущее возбуждение подвигли её... продолжать.
Опять встав напротив белого экрана, Диана снова завела руки за спину и медленно расстегнула все четыре крючочка, державшие лиф. Даже находясь всего лишь перед воображаемой аудиторией, ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы осуществить следующую часть своего плана. Поеживаясь, Диана взялась за чашечки бюстгальтера и отвела их в сторону, освобождая свою грудь 4-го размера с маленькими, но, конечно же, затвердевшими сосками.
Теперь она стояла топлесс, в переговорной, в своем рабочем офисе. Набравшись смелости продолжать, она повела свою «презентацию» дальше:
- Сейчас Вы видите то, что никто не видел со времен, когда я была ещё маленькой девочкой. У меня нет любовника, чтобы насладиться их видом. И любовницы тоже нет (к сведению тем из Вас, кто может так подумать).
Она не могла поверить, что зашла так далеко, даже со своим воображением.
- Исходя из того, что я видела в Интернете, я могла бы сказать, что мои груди вполне подходящего размера, и они не свисают. Надеюсь, Вам доставляет удовольствие разглядывать их? Вы, вероятно, понимаете также, что здесь вовсе не холодно, так что мои соски стоят, конечно же, потому, что я весьма сильно сейчас возбуждена!..
- Наконец... (ну, не совсем «наконец», так как туфли и чулки всё ещё будут на месте... но всё-таки - это ведь самая главная часть моей одежды из тех, что ещё остались на мне...) настало время трусиков! Тут мы по-настоящему пускаемся в неисследованные ещё области... Никто ещё не видел меня - без трусиков. С дошкольного возраста.
Диана на мгновение заколебалась, стоит ли ей на самом деле делать это, но всё же запустила большие пальчики под резинку и, быстро стянув трусики вниз, перешагнула через них и положила их на стульчик, прежде чем её сознание поняло, что произошло. Стоя теперь со всеми своими важными частями тела совершенно не прикрытыми, и, возможно, выглядя даже более обнаженной, чем если бы на ней вообще ничего не оставалось, она продолжила (правда, даже внутренний голос её – и тот немного дрожал):
- Как Вы можете заметить, у меня тут замечательный нетронутый кустик. У меня нет причин сбривать или подбривать его, так как я не ношу купальников, а с другой стороны, у меня нет никого, кто мог бы увидеть его неприкрытым. Возможно, Вы разочарованы, что этот кустик так скрывает мою щелку? Но, несомненно, на свете существует и множество мужчин, которые предпочитают более зрелый вид своих девушек!..
- Коллеги! – подытожила Диана, - Нет никакой необходимости затягивать с финалом, когда так много уже открыто и показано. Пожалуй, я просто скину свои туфли и скатаю чулки, - аккуратно положила она чулки поверх всей остальной одежды, - и на этом мы можем завершить наше сегодняшнее совещание.
Теперь, стоя полностью раздетой, обнаженной, голой, перед всеми своими воображаемыми сослуживцами, она была невероятно взведена! Тут она вообразила вопрос, поступивший от «аудитории»:
- А, ну да! Вы правы. Я обещала Вам «полное понимание и ознакомление с предметом», а на самом деле оставила чуть ли ни половину темы совершенно неосвещенной!..
В своём воображении она слышала аплодисменты, когда совершала это шоу: медленный поворот на 360 градусов к удовольствию мужчин. Она практически чувствовала их взгляды, наслаждающиеся видом её грудей, кустика и совершенно голой попки! Ничто не осталось скрыто от них! Она подумывала даже не нагнуться ли, стоя к ним спиной, или сесть на стул и широко раздвинуть ноги, чтобы представить своим зрителям ещё больше зрелища, но даже на этом, почти невыносимом, уровне возбуждения она не зашла так далеко, чтобы окончательно преодолеть свою стеснительность и сделать что-либо столь вульгарное.
- Итак, моё шоу – окончено! – мысленно объявила Диана.
- И что мы будем делать дальше? – тут же подумала она. - Одеваться, ехать домой и удовлетворить саму себя? А ведь было бы так неплохо... продлить немного момент, м? Интересно, а что можно почувствовать, если... Пройтись по офису в таком виде?!
Как только эта мысль закралась ей в голову, она уже не могла избавиться от неё. Она обязательно должна испытать, каково это: оказаться на своем привычном рабочем месте – но только совсем обнаженной?!..
- А с одеждой что делать? – попыталась вразумить её мааааленькая часть сознания, остававшаяся пока ещё трезвой. - Если даже кто-то вдруг и придет, то сама-то ты наверняка сможешь где-нибудь спрятаться, но они, скорее всего, заметят эту кучу одежды, в которой никого нет, лежащую тут, на стульчике. Гораздо спокойнее будет отнести её в твой отсек и спрятать в тумбочке.
Но мысль сделать что-то безопасное не принесла удовлетворения. Она ведь как раз пыталась - наоборот: сломать этот стереотип - совершать только безопасные поступки, скучные поступки... Диана решила, что вполне достаточно будет, если она переложит всю одежду на стул в дальнем конце переговорной и задвинет тот стул поглубже под стол.
– Кроме того, - подумала она, - я ведь прикрою дверь переговорной...
Пройти через всю комнату нагой, вызвало довольно странные ощущения. Текстура ковра под её босыми ногами, движение воздуха по её неприкрытым остальным частям тела подчеркнули, насколько обнажена она стала. Когда Диана подошла к двери, её сердечко забилось чаще.
- И ничего не происходит!.. – постаралась убедить она себя и открыла дверь.
Диана осторожно перешагнула через порог, чутко прислушиваясь к каждому звуку, готовая рвануть назад, в безопасность, если что-либо вдруг пойдет не так. Звуки были всё те же: иногда слышно было то странное пощелкивание, а также периодически попискивало в серверной. Каких-либо других звуков, которые могли бы сигнализировать о чьём-то присутствие здесь, - не было.
Подрагивая от возбуждения и одновременно трепеща от нервного напряжения, Диана убедилась, чтобы дверь в переговорную не защелкнулась на замок, и вступила в пространство всего большого офиса. Какое странное чувство погружения в какой-то сюрреализм, когда она ходила голой по офису!.. Она представила, как будто сейчас полдень, а не около полуночи, и что все её коллеги – на своих рабочих местах. Она видела головы, поворачивающиеся навстречу обнаженной фигурке среди них, и, вместо чем стесняться, как она обычно поступила бы, она упивалась их вниманием! Она приветствовала все неприкрытые оценивающие взгляды на своем выставленном напоказ теле.
Диана выбрала самый длинный маршрут к своему отсеку, пройдя так, чтобы у каждого была куча возможностей рассмотреть её. Она уселась за свой стол и подумала, а не включить ли компьютер?
- Даже представить не могу, как меня заведет выйти в чат и рассказать там всем мужчинам, что я сижу сейчас на своем рабочем месте... только абсолютно голая!..
Эта мысль удивила её: она никогда не участвовала ни в каких чатах! Одновременно эта мысль и ещё сильнее возбудила её, однако она не могла не учитывать, что её компьютер могли мониторить. Она понимала, что системные администраторы наверняка ведь не проверяют каждый компьютер работников каждый день и столь уж тщательно, однако в принципе такая возможность была...
Более сдержанная часть её была готова признать эту ночь – вполне состоявшейся. Ночь из ночей!! Она исполнила всё, что задумывалось, и даже пошла дальше того, чтобы просто раздеться догола в переговорной! Она сделала нечто определенно НЕ скучное. Если остановиться сейчас, то она сможет отправиться домой и, возможно, получить лучший оргазм в своей жизни!..
С другой стороны, другая её часть наслаждалась фантазированием и требовала продолжения. Но что же ещё можно сделать? Она уже была совсем раздета. Она уже походила тут, внутри, вот так вот, совсем раздетой, довольно долго, заглянула в каждый уголок... Что же ещё такого рискового бы придумать?!.. И тут из ниоткуда возникла мысль:
- А как насчет... «снаружи»?!
Определенно, это было... вполне рисково! Но насколько рисково? В конце концов, сейчас была пятница, очень поздно вечером, их офисное здание стояло в промзоне, вдалеке от оживленных улиц. Ни у кого не могло возникнуть причин ехать сюда, кроме как на работу, но разве кто-то поедет на работу в такой поздний час?? Она не могла припомнить, что бы видела хотя бы одну машину, когда бы ни уходила с работы, вот так задерживаясь. Больше того, она иногда даже немного нервничала, ощущая отсутствие в такую поздноту людей и охраны.
Возбуждение перебороло здравый смысл, и Диана решилась. Она прошла к задней двери офиса и отомкнула её. Поскольку передняя дверь захлопывалась автоматически, а она не собиралась брать с собой ключей, Диана решила, что, пожалуй, лучше всего в этих обстоятельствах будет выйти голой из передней двери, быстренько обойти вокруг и зайти обратно через заднюю.
Но выйдя в лобби главного входа, Диана встала, как вкопанная, инстинктивно прикрыв руками грудь и между ног:
- Вау! А я и не подумала, что здесь же сплошные стеклянные стены!..
Она прекрасно видела парковку с одиноким автомобилем (её автомобилем) и выезд на подъездную дорогу. И хоть никакого движения и не было заметно, она могла думать лишь о том, насколько она окажется выставленной на всеобщее обозрение, выйдя перед домом, и даже насколько она выставлена на это обозрение сейчас!..
- Если я могу видеть всё снаружи, то любой может видеть всё внутри!..
Но её возбуждение опять преодолело рассудок, и Диана решила всё-таки выйти наружу, но только через заднюю дверь.
- Это гораздо более укромное место, - убеждала она себя, - там нет других зданий с окнами, обращенными в ту сторону...
Диана снова пробралась к задней двери и тихонько открыла её. Поскольку дверь открывалась наружу, за ней было особо не укрыться, как в переговорной. Она высунула голову на улицу и огляделась... Ничего не видно!.. Пока нормально...
Диана прислушалась, но услышала только дуновение ветерка. Её колотящееся сердце буквально запрыгало в груди, когда она осторожно сделала первый шаг на грубый камень тротуара. Ещё пара шажков – и она полностью снаружи, иии - голая!!.. Она перепроверила, что дверь не защелкнется на замок, и только после этого аккуратно прикрыла её за собой. Потом отошла немного, но тут же снова шмыгнула назад, чтобы ещё раз убедиться, что дверь - не защелкнулась.
- Не глупи! – сказала она сама себе, - Дверь - не на замке. Давай, иди уже!..
Робко-робко Диана пошла вправо, и постепенно добралась до угла здания. Неровности и мелкие камешки покалывали её босые ступни. Вытянув шею, она осторожно заглянула за угол. Вроде, всё было тихо?.. Диана выскользнула из-за задней стены и двинулась вдоль боковой, к фасаду. Каждый шаг уводил её всё дальше и дальше от одежды и от безопасности. Даже несмотря на грубый тротуар и холодный ветерок, обдувавший её абсолютно обнаженное тело, возбуждение от чувств, которые она испытывала, перевешивало нервозность.
- Ой, мне не следовало бы делать этого!.. – шептала она, отходя ещё дальше от единственного не закрытого входа в здание, - Ой мамочки! Мне ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не следовало бы этого делать!!..
Она дошла до передней стены, и теперь нужно было решать, что делать дальше.
- Как далеко зайти? Что бы мне ещё сделать? Какую поставить цель? Может, всё-таки оббежать вокруг дома??.. О! А что если мне сначала дойти до своей машины на парковке, а уже потом оббежать вокруг дома, с противоположной его части, прежде чем вернуться к двери?!..
Для её перевозбужденного адреналином сознания такое задание показалась вполне резонным. Несмотря на то, что на парковке совершенно не было ни деревьев, ни даже кустиков, и площадка была полностью открыта со всех сторон и достаточно хорошо освещена, Диана решилась всё-таки проделать это. Если бы она была парнем, то можно было бы сказать, что «его маленькая головка полностью контролирует большую». Она заставила свои ноги пронести её мимо центрального входа и выйти на парковку. При этом ей пришлось покинуть и тень от здания, которая давала хоть какую-то – единственную! - защиту её обнаженной фигурке от нескромных взглядов... Медленными шажками, беспрестанно озираясь и прикрываясь, как могла, ладошками, голая Диана двинулась на открытое пространство... Добравшись до машины и тут же присев, чтобы хоть как-то укрыться за ней, она решила сделать остановку и перевести дух.
- Ого... Посмотри-ка на все вон те здания и все их окна! – огляделась она. - А перед ними на парковках-то... и машины ведь стоят!..
Внезапно, вместо того, чтобы как можно быстрей поспешить обратно, Диана ощутила непреодолимое желание помастурбировать, прямо здесь, на самом открытом месте, вообще на капоте!.. Она с большим трудом преодолела этот неподобающий импульс и отправилась к противоположному углу здания. Но вот же удивительное дело!.. Как только она обогнула дом с другой стороны и благополучно добралась до спасительной задней двери, она снова начала прикидывать варианты.
- Боже, это оказалось так возбуждающе!! – снова и снова переживала своё приключение она, - Я не хочу, не хочу, НЕ ХОЧУ, чтобы это заканчивалось! А что если мне... пройти парковку, пройти выезд с неё и дойти до самой подъездной дороги, а?!
С по-прежнему бешено стучащим сердцем, но с гораздо большей определенностью и уверенностью, не пытаясь даже больше прикрываться, Диана снова обогнула дом справа, по уже известному пути, и дошла до угла фасада. По-прежнему не видя никаких признаков активности, она снова выскользнула из-под весьма относительного прикрытия тени, проскользнула мимо центрального входа и направилась прямиком на открытое место! До дороги было метров 50, совершенно без ничего, даже захудалых кустиков не было, чтобы укрыться за ними, в случае чего... Но впервые в жизни Диана даже не остановилась, чтобы оценить риски!..
Когда она вышла через выезд с парковки на, собственно, дорогу, она поняла, что ей нужна ещё какая-нибудь, следующая «цель»! Диана не могла остановиться и решилась выйти на середину дороги.
Образ из фильма «Программа» возник в её голове. Подчиняясь импульсу, Диана легла на спину и закинула руки за голову. Она представила проезжающие мимо машины, пассажиры видят её, совершенно раздетую, во всей её нагой красе!.. Она чуть было снова не начала мастурбировать! Однако она знала, что, начав, она уже не сможет остановиться. Её мозг, оказывается, хоть и отошел на второй план, но, однако, ещё не совсем отключился, она осознавала, насколько опасным это может оказаться...
Поскольку она снова решила не торопиться с сексуальным удовлетворением, её возбуждение росло всё больше. И ей требовалось идти всё дальше!.. Диана прошла ещё с полкилометра, до знака «Стоп» при выезде с подъездной дороги на основную улицу, дотронулась до знака и лишь тогда развернулась и пошла обратно.
Ей оставалось пройти уже меньше полпути, когда катастрофа всё-таки случилась! С основной улицы на дорогу свернула машина, и мгновением позже свет фар выхватил её всю, целиком! Диана бросилась ничком в мелкую канавку, тянущуюся вдоль дороги. Ей не показалось, что в машине засомневались, не остановиться ли, прежде чем машина проехала дальше?.. А кто-нибудь, вообще, увидел ли её??
Диана осторожно приподняла голову, пытаясь определить, где машина. Она увидела, как машина (обожемой!!..) притормозила было перед входом в их здание, но потом свернула в следующий проезд, и исчезла из вида. Не было никаких признаков, что кто бы там ни ехал, заметил её.
- Да нет, ну они, конечно же, остановились бы, если бы вот так вот увидели девушку, разгуливающую, ночью, по улице, в одиночку, и, вдобавок, - совершенно при этом голую! Пожалуй, мне определенно повезло!..
Шок от того, что её чуть было не застукали, вернул ей чувство реальности. «Большая» голова отобрала контроль у «маленькой».
- Я не могу поверить, что вытворяю такое! Я – нагишом, и посреди общественной улицы?! Нет, надо как можно быстрее вернуться за одеждой...
С величайшим вниманием к окружающему, Диана осторожно поднялась на ноги. Теперь, вместо того, чтобы идти вдоль дороги и безо всякого прикрытия, она перебежала через соседнюю парковку, к другому зданию. Чувствуя себя чуть спокойнее в его тени, она двигалась со всей возможной скоростью, но частенько останавливаясь и прислушиваясь, не слышно ли, как едет кто-нибудь ещё...
Добраться и открыть заднюю дверь своего офиса оказалось счастливейшим моментом в её жизни! Она спасена!!! Не заботясь больше об осторожности, она побежала в переговорную... и похолодела от ужаса. Одежды на месте - не было!
- Но я же точно помню, что оставляла её здесь!.. – вспоминала Диана, обхватив себя руками за плечи и сжав коленки, - Я что, с ума схожу? Может, я всё-таки отнесла её в свой отсек?? – её разум отказывался воспринимать очевидный ответ по поводу того, что случилось с её одеждой.
Она направилась к своему отсеку... и чуть не выпрыгнула из кожи, когда услышала мужской голос у себя за спиной:
- Приятно видеть тебя, Диана!
- Ой!! – взвизгнула она и шмыгнула за перегородку своего отсека.
Она инстинктивно присела на корточки и попыталась хоть как-то прикрыться... но ЧЕМ, кроме ладошек?!.. Нечем ведь!.. Мамочки-мамочки-мааа-моч-кииии!!.. И что ей теперь делать?? Окликнуть его? Но она не могла даже придумать, что и сказать!..
Не слыша ответа от Дианы, Эрик включил в офисе ярко свет и шел к её отсеку:
- Слушай, я удивился, что кто-то ещё сидит в офисе так поздно...
Диана поняла, что этот МУЖЧИНА сейчас вот-вот войдет в отсек, и к ней, наконец, вернулся голос:
- О-ё-ёй, нет, стой!! Не входи!.. Я... я раздета!..
Обожемой!.. Она только что призналась СОСЛУЖИВЦУ, что совсем раздета?! И о чем она только думала?! Надо же было так попасть!.. Вот дура!!.. Потом она внезапно осознала, что он ведь УЖЕ увидел её, голую, со спины! Он ведь был прямо за ней, когда окликнул её! ПОСТОРОННИЙ МУЖЧИНА видел её голые ягодицы??!!.. Обожемой-бо-же-мой!!..
- Окей, окей, извини! Я тут постою...
- Но... ты... кто?!.. И что ты тут делаешь??
- Я? Эрик. Я системный администратор. Мы пересекались с тобой несколько раз. Помнишь, пару недель назад я переустанавливал софт на твоем компьютере? Мы даже кратенько поговорили.
Диане нечего было ответить, но теперь она припомнила этого парня. Если она запомнила его правильно, то Эрику было лет под тридцать, немного странновато выглядел, и с прической, которая была чуть длиннее, чем ей нравились у парней, но, в целом, вполне привлекательный... Она не могла поверить, что именно он застиг её за ТАКИМ занятием!..
- Ну в общем, - говорил между тем Эрик, - мне пришла смс-ка от системы, что прошел сбой по питанию. Ты, может, слышала сигналы из серверной? Это не какая-то там невероятная срочная тревога или что-то такое, но я сидел тут в гостях у друзей, неподалеку, и как раз собирался ехать домой, так что я решил заодно уж заскочить и глянуть, в чем проблема. Я был, конечно, немного шокирован, когда, свернув на нашу дорогу, увидел тебя, идущую совсем нагишом. Но я не хотел тебя напугать, поэтому я проехал мимо и припарковался за соседним зданием. Сперва я удивился, когда обнаружил, что и задняя дверь не заперта, но в этом тоже был, конечно же, смысл, так как у тебя, скорее всего, не было, куда и ключи-то положить, так ведь?.. – подмигнул он.
- Когда я пошел по коридору в серверную, - продолжал Эрик, - я обратил внимание, что закрыта дверь в переговорную. Мне показалось это странным, поскольку обычно она же всегда открыта? Я постучал, а когда никто не ответил, - заглянул туда. Я уже собирался закрыть дверь обратно, когда вдруг заметил какие-то шмотки на одном из стульев в дальнем углу. Зайдя посмотреть, что же это там такое, я обнаружил... твою одежду! Я, конечно, дико извиняюсь, - хихикнул он, - но тут уж я не смог удержаться, чтобы слегка не пошалить!..
- Так это ты забрал мою одежду?? Ты стащил её??? Но зачем???!..
- Да ничего я не стащил! Я просто решил слегка подшутить! Мне было интересно посмотреть, как ты отреагируешь.
- А как бы ты сам отреагировал, если бы кто-то отобрал всю твою одежду, а потом держал бы тебя совершенно голой посреди офиса?! – воскликнула она.
- Ну, для начала, я бы, наверное, никогда бы не оказался голым посреди офиса, - несколько свысока отозвался он. – Прости, пожалуйста, но что ты тут делала?
- Слушай, извини, что раскричалась на тебя, но не был бы ты столь любезен просто вернуть мне одежду, и позволить мне уйти домой?
- Но я вовсе не держу тебя! Ты вольна идти домой в любой момент!
- И мне что, идти пешком и голышом?? Ключи от дома и ключи от машины – в кармане пиджака, а пиджак, а также всё остальное, – у тебя!..
- Я вот что тебе скажу: почему бы тебе просто не объяснить, что ты тут такое вытворяла сегодня, а потом я, так и быть, отдам тебе твою одежду?
- Я не могу... – сказала она стеснительно.
- Почему это?!
- Это... это слишком стыдно...
- Что, разве это стыднее, чем быть застуканной, разгуливающей, в чем мать родила, по офису и даже по улице?
Да, его позиция была тверда!.. И к тому же, пожалуй, он и в самом деле не отдаст ей никакую одежду, пока она не сделает, как он говорит... Диана подумала было сначала сочинить какую-нибудь правдоподобную историю, но она терпеть не могла лгать. И потом, неизвестно же, как он поступит, если уличит её во лжи?..
Её щеки вспыхнули, когда она начала рассказывать. Как читала рассказы в интернете, о женщинах, которым нравится быть обнаженными на публике. Едва начав, она уже не останавливалась... Она рассказала ему о своей фантазии раздеться догола в переговорной, о том, какой стеснительной и скучной она была, как ей хотелось совершить что-то (да что угодно!!..), лишь бы это оказалось впечатляющим и возбуждающим. Как она выдумала воображаемый стриптиз перед руководством компании, и как она на самом деле снимала одежду, и как одно следовало за другим, и как она оказалась, в итоге, на улице, совсем голая, придумывая себе всё новые и новые «задания». Закончила она рассказом о панике, которую испытала, когда не обнаружила своей одежды, зато обнаружили её.
- Вау! Ну и история! По мне так ты вовсе не выглядишь скучной или стеснительной! – заметил Эрик. – Скажи-ка, - задумался он, - похоже, что твоей главной фантазией является, чтобы тебя увидели... голенькой, да? Если тебе такое интересно, так я готов поучаствовать!
- Что ты имеешь в виду?? – переспросила Диана сконфуженно.
- Ну, если ты хочешь... эээ... показаться, – так выходи!
- Ненене! Я ни за что не смогу сделать этого!.. – решительно заявила она.
- Да ладно! Просто выйди сюда и дай мне на тебя посмотреть! Я не какая-нибудь, там, «шишка», или что-то, но я – парень. Давай, выполни своё последнее на сегодня «задание». Меняю его на одежду.
Её столь безумно невероятное возбуждение, которое только росло и накапливалось весь этот вечер, схлынуло в тот самый миг, когда машина Эрика высветила её фарами на дороге. Путь назад, а тем более момент, когда она обнаружила, что её одежда пропала, никак не вернули его. Но вот когда она принялась рассказывать ему о своих фантазиях и о том, что она тут вытворяла, это снова неимоверно завело её!.. Она всерьез задумалась о его предложении. «Скучная особа так и осталась бы сидеть тут на корточках, безуспешно пытаясь прикрыться», - сказала она самой себе, - «и потом, не этого ли ты и в самом деле хочешь: быть увиденной... голой?!»
Диана решительно встала и вышла из отсека. Держа руки по бокам, она целиком представила себя ему. Она позволила ему насладиться каждой деталью своего нагого тела, от возвышенности грудей, отвердевших сосков, до капелек соков, появившихся в её кустике.
- Мне повернуться? – уточнила она.
- Да, пожалуйста! – пробормотал он взволнованно.
Даже стоя спиной к нему, Диана чувствовала его взгляд, поглощающий каждый квадратный сантиметр её тела. Она простояла так несколько минут, позволяя ему полностью разглядеть себя. Улыбаясь, она, наконец, развернулась к нему лицом.
- Нет, ты определенно не выглядишь скучной или стеснительной! – воскликнул Эрик.
Держа свое слово, Эрик принес из серверной её одежду. На удивление, однако, Диана не стала одеваться немедленно. Они просидели и проболтали ещё с добрых полчаса, она – по-прежнему обнаженной, прежде чем одеться. Как джентльмен, Эрик проводил её до машины.
- Скажи... – начал он нерешительно, когда она села за руль, - а есть ли шанс, что ты согласишься как-нибудь однажды... поужинать со мной?..

оригинальный текст by RSW,
творческий перевод – Eldwin © 2013
Женщина katyha
Свободна
07-01-2013 - 18:30
Диана на работе мне понравилась..Что то похожее и я вытворяла на работе вечером..
Мужчина soska4lenov
Свободен
08-01-2013 - 19:00
katyha поддерживаю, рассказ про Лиану супер. А ты можешь рассказать про свои похождения на работе?
Женщина virt_girl
Свободна
09-01-2013 - 01:35
Так же хулиганила на работе, но кроме подруги и мужа об этом никто не знал.
Мужчина sashsash
Свободен
09-01-2013 - 14:24
Моя летняя работа. Часть 6

— Если ты не проститутка, что ты тут делаешь в таком наряде? – поинтересовалась Анна.
— Раз вам так нужно знать, я выполняю особое задание для моей фирмы. Наш спонсор – известный производитель одежды, – с вызовом пояснила я. – И мне нечего стесняться. Даже моя мать мной гордится!
— А твоя мать знает, что ты работаешь голой? – насмешливо спросила Анна.
— Держу пари, что нет, – фыркнула Трейси, и я заметила в её руке телефон. Вспыхнула вспышка. – А теперь узнает!!!
— ЭЙ!!! СОТРИ НЕМЕДЛЕННО! – закричала я.
— Только после того, как миссис Адамс увидит, как её дочь работает по ночам! – обе девочки покатились от смеха.
— Да, может быть она хочет получить работу тут, в отеле ОБСЛУЖИВАЯ ПОСТОЯЛЬЦЕВ!!
— По крайней мере, ей не приходится стоять на улице, – поддела Анна.
— Послушайте… пожалуйста, не показывайте это моей матери. Я умоляю вас. Она не поймёт, а это моя первая по-настоящему стоящая работа, которую мне удалось найти. Я не хочу её потерять! Пожалуйста, – я тщетно их упрашивала, но они продолжали надо мной издеваться. Мои мольбы лишь только больше веселили их. – Пожалуйста, сотрите это фото! – я почувствовала приступ паники. Стоит ли говорить, что Трейси немедленно принялась меня фотографировать с разных сторон. — И, прошу вас, прекратите это! Моя начальница убьёт меня, если вы всё испортите.
— Да? А что нам за это будет? – хитро спросила Трейси.
— Уух?..
Внезапно стихнув, они подошли вплотную.
— Ты меня слышала, что нам за это будет? Ради чего мы должны оставить тебя в покое и отказаться от удовольствия показать твоей мамочке твои пошлые фотографии?
— Я… ум… что вы хотите? У меня нет денег, я только начала работать.
Вместо ответа Анна принялась игриво водить пальчиком по моей обнажённой груди вокруг соска:
— О, не думаю, что нам интересны твои деньги.
— Вы… не хотите?
— Нет. Думаю, мы можем придумать кое-что поинтереснее, – многозначительно добавила Трейси.
— Эй! Послушайте, я не такая, так что забудьте об этом!
Девушки, переглянувшись, рассмеялись.
— Нет, мы не это имели в виду, глупенькая. Думаю, нам обеим доставит удовольствие взглянуть, как ты ещё можешь унизиться. Согласна ты на такие условия в обмен на наше молчание, мммммм?
— Нет, я не могу. Я на работе. Я не могу подвести мою начальницу. Разве вам непонятно? Я говорю серьёзно. Мне нельзя потерять мою работу.
— Оох… настолько важная работа? – насмешливо протянула Анна. – Пойдём, Трейси, расскажем всем, и пусть её выгонят.
— Подожди, у меня есть идея получше… – Трейси, что-то обдумывая, хитро меня разглядывала. – Что если, вместо того, чтобы опозорить её здесь, в отеле, она пойдёт после работы с нами?
— НЕТ! – запротестовала Анна. – Она не согласится, а мне хочется позабавиться сейчас.
— Ну хорошо. А если она согласится на две ночи, когда мы захотим? – предложила Трейси. Они разговаривали между собой, словно меня и не существовало.
— Нет… ТРИ ночи, – сказала Анна.
— Пусть, три, – согласилась Трейси. – Ну, Бритни, что скажешь? Мы испортим твоей начальнице всё дело, а позже ещё покажем фотографии твоей матери или ТРИ ночи с нами?
— Что именно вы от меня хотите?.. Что вы хотите делать?
— Увидишь. Не хочется портить сюрприз. Ты соглашаешься, что мы можем унижать тебя, как нам заблагорассудится в течение трёх ночей по нашему выбору. По-моему, это не так уж и страшно. Вряд ли это может оказаться хуже того, чем ты сейчас занимаешься для своей начальницы.
— Да, полагаю, не может… Но вы обещаете, что оставите меня в покое, если я соглашусь?
Переглянувшись, они весело перемигнулись:
— О да, обещаем.
Дверь распахнулась, и из зала появилась Эми.
— Что здесь происходит? – спросила она, заметив нас.
Девушки с угрозой взглянули на меня. В их глазах плясали такие злобные искорки, что я испугалась, что сейчас произойдёт что-то ужасное, что они расскажут Эми о моей матери, о том, как она рассердится или, что ещё хуже, выдадут ей мой настоящий возраст. Если Эми узнает, что я несовершеннолетняя, она НИКОГДА не позволит мне у себя работать и никогда больше не поручит ни одного дела. Я хочу сказать, что я никогда ей не говорила, что мне нет восемнадцати. Она думала, что я бросила школу давно, и всё это время мыкалась в поисках работы. Я её не обманывала. Я просто позволила ей думать так, как ей хотелось. Однако если эти двое скажут сейчас, сколько мне на самом деле лет, я пропала!
Прочистив горло, я выдавила:
— А… эти девушки просто попросили меня кое-что для них позже сделать, и я ответила, что смогу.
— О… – неопределённо протянула Эми. – Вам двоим лучше поторопиться с напитками. Везите это в зал. Сейчас будет перерыв, и я хочу, чтобы всё было готово. Следуйте за мной, я покажу, где что расставить, – с этими словами Эми развернулась и направилась обратно к дверям.
Трейси бросила на меня холодный взгляд и прошипела:
— Советую тебе не шутить с нами, потому что МЫ с тобой шутить точно не собираемся.
— Я поняла. Я не буду, – прошептала я, провожая их к дверям.
Через некоторое время они снова вышли. На их лицах играли весёлые улыбки.
— Угадай, что нам дала твоя начальница? – поддразнила меня Трейси.
— Не имею понятия, – они начали меня раздражать. Если из-за них у меня начнутся неприятности с Эми, я…
Трейси покрутила перед моим носом лазерной указкой:
— Она сказала нам, что она неисправна, и что мы должны отнести её в ремонт.
— И что?.. – с беспокойством переспросила я.
— Я подумала, что, возможно, ТЫ отнесёшь её. Думаю, это будет неплохим с твоей стороны доказательством, что ты согласна провести с нами эти три ночи. Назовём это жестом доброй воли, – проговорила Анна.
— Я не могу уйти. Если она вернётся и не найдёт меня здесь, меня ждут неприятности.
— Пустяки. Трейси постоит вместо тебя, и если твоя начальница выйдет, скажет, что тебе понадобилось в туалет. А если ты поторопишься, то и вовсе никто ничего не узнает.
Мне не хотелось их злить, и я согласилась:
— Хорошо. А где здесь занимаются ремонтом?
— Иди за мной, – бросила Анна, беря меня за руку и разворачивая в сторону, противоположную вестибюлю.
Я не имела ни малейшего представления, куда мы направляемся. Анна же, напротив, выглядела весьма довольной. Доведя меня до угла, она внезапно остановилась и выпустила мою руку:
— Магазин, куда тебе нужно – первая дверь налево. Я буду ждать тебя здесь.
— Хорошо, – я, сжимая в руке указку, быстро пошла по коридору. Я не знала, что ожидает меня за дверью, но что бы там ни оказалось, лучше покончить с этим как можно скорее. Опустив голову, я толкнула дверь и смело вошла внутрь. Картина, представшая моим глазам, заставила меня застыть на месте. Внутри находилось пятеро мужчин. Все они были полуодеты и смотрели на меня с нескрываемым удивлением.
— Мисс, это мужская раздевалка, – произнёс один из них. – Дамская комната находится рядом.
От испуга я слабо вскрикнула, а затем, закрыв лицо руками, метнулась к двери и выскочила обратно в коридор. Анна так хохотала, что, казалось, ей станет плохо.
— Упс, я, кажется, ошиблась, – выдавила она сквозь смех. – Похоже, это не та дверь. Прости, – слегка успокоившись, она забрала у меня указку и подтолкнула обратно. – Пойдём.
Мы вернулись к моему столику, и она принялась рассказывать Трейси, что произошло. Изрядно повеселившись, девочки снова обратились ко мне:
— Ну что ж, по крайней мере, теперь мы знаем, что ты умеешь держать своё слово. Увидимся позже. Не уходи без нас, а иначе…
Теперь, после этого небольшого происшествия, я могла только догадываться, что меня ждёт. А ведь я согласилась на целых ТРИ ночи! Я должна была действительно любить эту работу.

Через какое-то время Эми вышла из зала и сказала, что я наконец-то могу покинуть свой пост. Не похоже, что придёт кто-то ещё. Я собрала всё, что было на столике, и она повела меня в зал. Поставив вещи на стол внутри помещения, я огляделась.
Ничего более странного мне видеть не доводилось. Люди танцевали, подчас совершая довольно непристойные движения. Некоторые прохаживались, переговариваясь друг с другом. Почувствовав себя свободнее, многие частично разделись, но, как и прежде, я не заметила никого, кто был бы, подобно мне, обнажённым полностью. Вдоль стен было установлено несколько стендов, на которых красовались различные аксессуары из кожи и разные эротические предметы и игрушки. О назначении многих из них я даже не догадывалась.
Эми взяла меня за поводок и повела вкруг комнаты, словно какое-то домашнее животное. Я шла за ней, ощущая себя довольно глупо. По пути она несколько раз останавливалась, чтобы перекинуться парой слов то с одним, то с другим из гостей. Я видела, как на меня оглядываются. Некоторые смотрели в мою сторону с явным одобрением, другие, напротив, с каким-то непонятным выражением на лицах. Вряд ли я могла разобраться в своих чувствах, но мне даже нравились эти странные взгляды.
К нам подошёл мистер Робардс и вежливо осведомился, не может ли он побеседовать с Эми. Я кивнула в знак согласия, и они, отойдя в сторону, принялись о чём-то говорить. До меня долетели слова Эми:
— Полагаю, что мы сможем это устроить. Просто сообщите мне дату.
Когда она вернулась ко мне, то сообщила, что мистер Робардс намерен воспользоваться услугами нашей фирмы ещё раз. На этот раз речь шла непосредственно обо мне. Близилась очередная частная вечеринка, и Эми спросила, согласна ли я принять в ней участие.
— Да, конечно, вне всяких сомнений! – воскликнула я.
— Отлично! Я дам тебе знать, когда настанет время. Ты очень хорошо справляешься, дорогая. Я очень это ценю.
После этого Эми занялась своими делами. Время текло, и за эти несколько часов меня несколько раз даже приглашали потанцевать, причём один раз – сам мистер Робардс. Не могла же я отказать ему! Кроме того, тут было довольно весело.
Похоже, вечеринка близилась к концу. Гости начали один за другим расходиться, и через какое-то время Эми решила, что мы тоже можем отправляться домой. Она разыскала на вешалке мой плащ, и мы направились к выходу из зала. Снаружи меня поджидали Трейси и Анна.
— Я могу отвезти тебя в офис, – сказала Эми. – Ты сегодня славно потрудилась, – в её голосе прозвучала гордость, и мне стало очень приятно, что она мной довольна.
— Спасибо, – ответила я, глянув на девочек. – Но у меня есть ещё кое-какие дела.
— Мы её отвезём, – вставила Трейси.
— Ну что ж, – отозвалась Эми. – Ключи от офиса у тебя имеются. Спасибо за всё, – с этими словами она удалилась.
Я повернулась к своим подружкам, и от недобрых усмешек, блуждавших по их лицам, по моей спине пробежал холодок.
— Ладно, давайте покончим с этим, – выдохнула я.
Мужчина sashsash
Свободен
09-01-2013 - 16:05
Часть 7

Трейси с Анной смотрели на меня, не произнося ни слова. Ждать, не зная, что меня ожидает, было невыносимо. Из зала вышли несколько человек и прошли мимо нас.
— Неплохая вечеринка, – обратился ко мне один из парней. – Надеюсь когда-нибудь увидеть вас ещё раз.
— Разумеется, и спасибо, что пришли, – вежливо ответила я, кутаясь в свой плащ.
— Похоже, у твоей начальницы всё хорошо, – заметила Трейси.
— Да, мы своё слово держим. Теперь твоя очередь, – проговорила Анна. В ответ я лишь кивнула головой, глядя прямо перед собой. Я начинала по-настоящему ненавидеть этих двух. Мы двинулись в противоположную от выхода сторону, как вдруг Анна остановилась и воскликнула:
— Ох, чуть не забыла! Оставь тут свой дурацкий плащ.
— Но это не моё, – быстро возразила я.
— Да ничего с ним не случится! Заберём позже. Всё равно сегодня ночью он тебе не понадобится.
Я сбросила плащ с плеч, и Трейси, приоткрыв дверь в зал, с хихиканьем закинула его внутрь.
Из зала вышел ещё один человек. Заметив меня, он пожелал мне спокойной ночи и, обойдя Трейси, скрылся в конце коридора.
— Похоже, ты пользуешься популярностью, – поддела меня Анна. В ответ я лишь пожала плечами. – Может быть, это из-за поводка? Давайте-ка посмотрим, как он действует, – она схватилась за цепочку и с силой дёрнула её вниз, пригибая меня к полу. – Ползи, – строго велела она.
Я упала на колени, но её приказ показался мне слишком унизительным. Она рванула меня за поводок, но я не двигалась с места. Знаете, у меня тоже есть гордость. Ещё двое человек вышли из открытой двери, и в этот момент Трейси внезапно изо всей силы влепила мне ладонью по голой ягодице. Резкий звук от шлепка разнёсся по коридору. До меня донёсся смех.
— Ой, смотри, – услышала я женский голос. – Представление продолжается!
Я почувствовала, как у меня от стыда начинают гореть щёки. Я поняла, что они видели, что сделала Трейси. К своему ужасу я услыхала, как женщина, распахнув дверь, кричит в зал:
— Эй, ребята!.. они тут в коридоре устроили демонстрацию! СКОРЕЕ, ПОСМОТРИТЕ НА ЭТО! – и следом за этим я услышала, как из зала стали выходить другие люди.
Я предприняла отчаянную попытку вскочить с пола, но Анна крепко удерживала меня за поводок, не давая мне подняться с колен. Ещё один звучный шлепок по ягодице заставил меня застонать. Анна шагнула вперёд и потянула меня за собой. Ошейник сдавил мне горло. Мне ничего не оставалось, кроме как подчиниться, и я поползла за ней на четвереньках. Те, кто стоял позади меня, всё видели – не только самые интимные части моего тела, но и то, насколько я была мокрой. Это было просто ужасно! Я вела себя как… как СОБАКА. Я слышала, как люди обсуждают меня. Им определённо нравилось то, что они видели. Они все были уверены, что это является продолжением их вечеринки фетишистов. Я хочу сказать, что они думали, будто я принимаю участие в их играх. Какой позор!
Трейси шла рядом, подгоняя меня шлепками по заднице. Девочки наслаждались моим унижением. Они заставили меня проползти по всему коридору туда и обратно. Возвращаться было ещё хуже, потому что пришлось ползти лицом к зрителям. Я чуть не сгорала от стыда, видя улыбки на их лицах. Не знаю почему, но от этого я совсем упала духом. Девочки заставляли меня садиться, наклоняться, валяться по полу и, в довершение ко всему, изображать из себя дохлую собаку. Зрители аплодировали, а один даже поинтересовался, нельзя ли мной воспользоваться. К моему невероятному облегчению, Анна ответила, что нет.
Наконец, зрители разошлись, оставив нас одних.
— Это было здорово! – весело воскликнула Трейси. Анна велела мне встать и погладила меня по голове, как собаку.
— Думаю, пора идти, – проговорила она, слегка натянув поводок. Слава богу, мы собирались уходить! Я боялась, что меня увидит ещё кто-нибудь из гостей. Стоило ли упоминать, что мне вовсе не хотелось бы, чтобы слухи обо мне достигли ушей Эми. Не могу даже предположить, что она обо мне думала, особенно после моего отказа вернуться с ней в офис.
Девушки повели меня за собой. Мы прошли по коридорам и вышли через служебный вход, где днём разгружались машины с товарами для отеля. Рабочие, выносившие мусор, при виде меня принялись свистеть, но всё обошлось без инцидентов. Трейси втолкнула меня на заднее сиденье своего автомобиля, они с Анной уселись спереди, и мы выехали на улицу.
Как вы понимаете, поездка по городу, когда у вас нет ничего, чем можно прикрыться, является невероятно тяжёлым испытанием. Девушки намеренно ничего мне не говорили, чтобы заставить меня понервничать. Из всей одежды на мне были только перчатки, сапоги и дурацкий ошейник на шее. Мысли, словно сумасшедшие, метались у меня в голове. По крайней мере, было очень поздно – полагаю, часа два ночи, и город выглядел опустевшим.
— Веди поаккуратнее, Трейси, – насмешливо произнесла Анна. – Не очень бы хотелось, чтобы нас застукала полиция. Не могу даже представить, что в этом случае ожидает бедную Бритни! – девушки беззаботно расхохотались.
Анна влезла на сиденье с ногами и, стоя на коленях, повернулась ко мне:
— Бритни, так расскажи нам, как часто тебя трахают?
— Что??? – переспросила я.
— Ты меня слышала. Как часто? Разрядка, оргазм, секс?
— Мне достаточно, – настороженно ответила я. Они опять громко рассмеялись. Я ненавидела рассказывать о таких интимных вещах.
Но Трейси требовался лишь повод.
— Уверена, она сама себя удовлетворяет. Сомневаюсь, что у неё когда-либо был парень. Если у неё и был когда-то приятель, то звали его наверняка Боб.
— Точно, БОБ – Battery Operated Boyfriend, мальчик на батарейках, вибратор, – прыснула Анна. Меня особенно обидело, что они обе были правы. У меня не было парня, и мне действительно приходилось обходиться своими руками, как они и говорили. Анна, казалось, заметила, что своим вопросом она задела меня за живое. – Ну, давай, рассказывай, Бритни, о чём ты думаешь, когда пытаешься кончить?
Я не могла поверить, как они могут расспрашивать о таком.
— Не ваше дело, – огрызнулась я.
— Боюсь, что наше, дорогая, – отозвалась она. – Если ты только не хочешь отказаться от нашей сделки.
Я глубоко вздохнула. Я была бессильна. Что я могла сделать, кроме как играть по их правилам?
— Так, ни о чём особенном, – неохотно ответила я, попытавшись уклониться от прямого ответа.
— Ясное дело, о мальчиках, верно? Если только ты не предпочитаешь девочек. Может, ты думаешь о девочках, а, Бритни?
— НЕТ! Я думаю о мальчиках…
— О ком, например? Какие мальчики тебе нравятся?
Прежде чем я успела что-то ответить, Трейси внезапно нажала на тормоз, остановившись прямо посередине улицы. Раздались гудки, остальные машины нас объезжали.
— Даже не думай нас обманывать, иначе нашему маленькому договору придёт конец!
Ситуация накалялась – отчасти от их допроса, отчасти от того, что мы стояли посреди улицы. Я сжалась от страха. Всё, о чём я сейчас могла думать, было только то, что я сижу голой в автомобиле Трейси, и мы торчим на видном месте, привлекая внимание полиции.
— Я не двинусь с места, пока ты не ответишь, – медленно проговорила она.
Сердце у меня бешено колотилось. Нужно было отвечать.
— Билли Джеймсон.
— Билли Боб Джеймсон? Ты шутишь! Вот это сильно!
— Я же говорила, что его имя будет БОБ, – сказала Анна с презрением, и они прыснули со смеху.
— А ему известно, что ты мечтаешь о нём, когда мастурбируешь? – Трейси взглянула мне прямо в глаза.
— Нет, конечно же, нет! И может быть, мы уже поедем, пока не начались неприятности? Я вам ответила!
Трейси с усмешкой отвернулась и, не спеша включив передачу, тронулась с места. Через минуту она свернула на пустынную стоянку перед офисным зданием и остановилась.
— Приехали, – объявила она и, повернувшись ко мне, протянула сотовый телефон.
— Что это?
— Звони ему.
— Кому? – переспросила я с беспокойством.
— Билли Джеймсону. Скажи ему, что ты о нём думаешь, когда мастурбируешь, – она выглядела совершенно серьёзной. Обе девочки в упор смотрели на меня.
— Я… я не могу этого сделать!!
— Смотри, либо мы продолжаем играть в эту игру всю ночь, как ты обещала, либо мы расстаёмся. Честно говоря, мне уже изрядно надоело постоянно тебя упрашивать что-либо сделать. Как ты думаешь, что мы имели в виду, когда договаривались на три ночи твоего унижения? Итак, я спрашиваю в последний раз, собираешься ты нас слушаться или нет?
В панике я пыталась придумать ответ.
— Нет… умм… ты неправильно меня поняла… Я не могу позвонить, потому что не знаю его номера, – я с облегчением выдохнула. Мне показалось, что я нашла удачный выход, и мой ответ вполне убедителен.
— Я знаю, – весело проговорила Анна. – Дай мне, – она выхватила у меня телефон и набрала номер. – Порядок, я включила динамик. Всё, что тебе осталось сделать, это нажать на кнопку вызова. Давай!
Я с трудом сглотнула, принимая телефон обратно. Всё ещё надеясь, что это просто шутка, я в отчаянии подняла глаза на девочек. Билли Джеймсон был невероятно красив, и он об этом знал. Он не просто крутил романы со всеми девчонками, но был ещё и самым болтливым во всей школе. Многие девушки пострадали просто от того, что общались с этим ублюдком, и теперь я должна была ему позвонить и признаться, что я… о господи!
— Подожди-ка! – Трейси прервала мои горькие раздумья. Я с надеждой взглянула на неё, ожидая, что она передумала. Но вместо этого я увидела, что её улыбка становится ещё шире. – Я думаю, тебе нужно немного разогреться, прежде чем ты начнёшь с ним разговаривать.
— Что?
— Потри свою большую кнопку и продолжай её тереть, пока будешь разговаривать.
— И помни, мы всё слышим, – добавила Анна с садистским выражением лица.
Могло ли в моей жизни случиться что-нибудь хуже? Я должна была не просто звонить этому засранцу, но ещё и ласкать себя на виду этих двух дур. Я засунула руку себе между ног и осторожно прикоснулась к влагалищу пальцем. По позвоночнику словно пронёсся электрический импульс. Мой клитор уже и так перевозбудился от всех событий, произошедших со мной этой ночью. Мне нужно было совсем немного, чтобы достичь пика. Мне следовало быть очень осторожной, иначе эти две стервы никогда от меня не отстанут. Я стала осторожно водить пальчиком вокруг клитора и с тревогой нажала кнопку вызова. Трейси щёлкнула выключателем, и салон машины залило светом.
— Просто не хотелось бы ничего пропустить, – лукаво пояснила она.
Мужчина sashsash
Свободен
09-01-2013 - 16:06
Часть 8

Когда в трубке раздался первый гудок, я чуть не подскочила. Потом второй, третий… Быть может, мне повезёт, и его не окажется дома?
— Алло? – раздался сонный голос.
— Умм… это Билли Джеймсон? – мой голос так дрожал, что я едва могла говорить. Конечно, две идиотки на передних сиденьях слышали каждое слово. Они хихикали, как ненормальные.
— Кто это? Ты что, не знаешь, что сейчас только ТРИ ЧАСА ночи?!!
— А?.. да… умм… Прости…
— Короче, кто ты, и что тебе нужно?! – в такое время кто бы угодно разозлился, если бы его разбудили, подумала я.
— Ну же! Скажи ему, кто ты, – услышала я громкий шёпот Анны.
— Ты, возможно, меня не знаешь, но… умм… это Бритни.
— Бритни? Какая ещё Бритни? – раздражённо переспросил Билли.
— Давай, говори, – опять подтолкнула меня Анна.
— Бритни Адамс, – при этих словах, слетевших с моего языка, мой клитор заныл от боли. Он буквально требовал разрядки! Всё это не могло долго продолжаться! Мне трудно было поверить, что всё это происходит на самом деле, и я разговариваю с парнем, одновременно лаская себя рукой. Кажется, я упала ещё на одну ступень ниже.
— А, я тебя знаю! Как дела?
— А… неплохо.
Теперь, когда он понял, с кем говорит, его голос смягчился:
— Понятно… Так что я могу для тебя сделать, Бритни Адамс?
Моё сердце так колотилось, что готово было выскочить из груди. Я почувствовала слабость во всём теле:
— Я… уммм… понимаешь… мне нужно тебе что-то сказать.
— Хорошо. И что же?
— Я просто хотела… сказать тебе… что я думаю… Я-просто-хотела-тебе-сказать-что-я-думаю-о-тебе-когда-занимаюсь-мастурбацией, – неожиданно для себя выпалила я одним махом.
Повисла короткая пауза, а затем я услышала его смешок:
— ДА???? Вау, как интересно, Бритни Адамс, – почему, ну почему он постоянно повторяет моё имя? У меня создалось впечатление, что он пытается получше его запомнить. – Так значит, Бритни Адамс, ты играешь сама с собой, в то время как сейчас со мной разговариваешь? – теперь он явно проснулся.
С девочками чуть не случилась истерика, когда они услышали его слова. Анна метнула на меня яростный взгляд, и я поняла, что должна что-то ответить.
— Эээ… да. Я это делаю.
На том конце раздался громкий смех. Прошло несколько минут, прежде чем он смог ответить:
— Хорошая шутка! – даже не попрощавшись, он бросил трубку.
Я уже готова была кончить, как Анна резко отдёрнула мою руку.
— Не сейчас, милая, – проговорила она с весёлой улыбкой. Я готова была её убить от отчаяния!
— Что произошло? – не поняла Трейси. – Он бросил трубку?
В ответ я только пожала плечами. Я действительно не имела понятия.
— О да, это было весело! Не правда ли, Бритни?
— Да уж… обхохочешься!
Трейси выключила в салоне свет и завела машину.
— Поехали, придумаем ещё что-нибудь.
Мы опять вырулили на дорогу и поехали по городу. Меня обуревали столь противоречивые чувства, что я даже не пыталась в них разобраться.
Мы колесили по городу не менее получаса, в течение которого мои мучительницы засыпали меня разными каверзными вопросами. Например, купалась ли я когда-нибудь голышом ? Хотелось ли мне попробовать анальный секс? Занималась ли я с мальчиками петтингом (1) ? Какая моя самая необычная сексуальная фантазия? Ну и далее том же духе. Любой мой ответ вызывал у них приступ дикого веселья. Довольно непросто отвечать на подобные вопросы, когда тебя везут по городу голой, да к тому же ты возбуждена, как никогда в жизни. К собственному удивлению, я обнаружила, что одновременно и боюсь и ожидаю очередного вопроса. Правдиво отвечая, я как бы сама становилась соучастницей собственного унижения. И я ничего не могла с собой поделать, словно мои гормоны парализовали мой мозг! Я отвечала им чистую правду!
Около круглосуточного магазина Трейси затормозила.
— Почему мы остановились? – испуганно спросила я. Страх пересилил моё возбуждение. Я посмотрела на девочек расширенными от волнения глазами.
— Нам с Анной нужно зайти в магазин, – они обе вышли из машины.
«Хотя бы минута отдыха», – подумала я, но Трейси не собиралась оставлять меня в покое:
— А затем я хочу, чтобы ты вбежала в магазин и потребовала у продавца пачку презервативов.
— Возьми пять долларов, – протянула мне деньги Анна. – Если у них продаются презервативы, то купи несколько штук, после чего выскакивай из магазина на улицу. Мы будем тебя ждать в машине.
— Но… Меня же наверняка арестуют! – запротестовала я. – Не думаю, что вам будет очень весело, если меня увезут в участок!
— Женщин не наказывают за подобные глупости. Да и нет тут никого.
— Но что я скажу, если продавец начнёт расспрашивать, почему я голая?
— В том-то и прелесть, – хохотнула Трейси. – Именно поэтому тебе нужно ВОРВАТЬСЯ в магазин. Сделай вид, что ты ужасно торопишься. Тогда, если тебя спросят, почему ты бегаешь голышом, скажешь, что на улице в машине тебя ждёт твой приятель, и вы неожиданно обнаружили, что у вас нечем предохраняться. Тебе не хочется упускать момент, поэтому ты и решила заскочить в магазин.
— Обо мне подумают, что я грязная шлюха.
— Ещё бы! – рассмеялась Трейси. – Судя по твоему внешнему виду, ты такая и есть. Посмотри на себя! – она отвернулась, и они, перейдя через тротуар, скрылись в дверях.
С того места, где мы припарковались, мне совершенно не было видно, много ли людей находится в магазине. Он мог быть и пустым, а, возможно, внутри есть посетители, которые сейчас станут свидетелями моего позора. От таких мыслей можно было сойти с ума!
Я знала, что мне нужно было делать, и лучше всего было это сделать как можно быстрее. Я осмотрелась по сторонам и, убедившись, что поблизости никого нет, выскочила из машины и, как мне и было велено, со всех ног кинулась ко входу. Молодой паренёк за стойкой был явно шокирован моим появлением. Трудно было сказать, что его потрясло больше: то, с какой скоростью я ворвалась или же мой наряд. Пока он стоял, раскрыв рот, я подлетела прямо к нему и, задыхаясь, выпалила:
— У вас есть презервативы?
— Что, простите? – растерянно переспросил он.
— Вы продаёте презервативы? Мне нужны презервативы!! Скорее, я очень тороплюсь! – последние мои слова прозвучали совершенно искренне. Мне не хотелось торчать здесь ни одной лишней минуты.
— Да, продаём, – проговорил он, не двигаясь с места.
— Ну??? Где же??? – чуть ли не в панике воскликнула я. За своей спиной я услышала хихиканье. Что ж, пусть веселятся. Я собиралась отомстить им, когда всё это закончится.
— Прошу прощения, мисс, но почему вы обнажены? – с самым серьёзным видом осведомился парень.
Отлично. Теперь мне нужно было рассказывать ему эту дурацкую историю. Вспыхнув, я принялась объяснять:
— Понимаете, мы с моим парнем припарковались чуть дальше по улице, а когда он ко мне полез, я обнаружила, что ему нечем предохраняться. В отчаянии я кинулась искать какой-нибудь магазин и прибежала сюда. А теперь ГДЕ ТВОИ ПРЕЗЕРВАТИВЫ?
На его лице отобразилось не то сожаление, не то презрение.
— Там, – указал он вглубь магазина.
Я бросилась в указанном направлении и, чуть ли не физически ощущая его взгляд на своей заднице, принялась шарить по полкам. Презервативов нигде не было. Сдавшись, я обернулась, подняв руки:
— Я ничего не вижу!
— Что? Я не слышу вас, – произнёс он.
Проклятье, мне что, нужно кричать на весь магазин? Подбежав обратно к прилавку, я выдохнула:
— Я не могу их найти!
— Вы не там искали. Они в туалете.
— О… – вырвалось у меня. Я кинулась в женский туалет. Тут стоял автомат Kotex, но в нём было пусто. Просто замечательно! Этот парень явно надо мной издевался. Очевидно, ему нравилось смотреть, как я бегаю перед ним по всему магазину. Под смех Трейси и Анны, мне снова пришлось возвращаться к прилавку.
— ТАМ ТОЖЕ НИЧЕГО НЕТ! – сердито выпалила я.
В ответ парень только покачал головой, глядя на меня, как на последнюю идиотку:
— Бестолочь, не в женском туалете. Поищи в мужском.
Проклятье, почему он сразу не сказал! Я снова бросилась вглубь магазина. Мои сиськи бешено мотались на бегу. Распахнув дверь в туалет, я ворвалась внутрь и тут увидела, что у одного из писсуаров стоит мужчина. При моём появлении он чуть не облил сам себя. Он буквально застыл на месте, придерживая рукой свою маленькую штучку, а глаза его раскрылись так широко, что мне показалось, что они выскочат из орбит. Мне стало смешно; наконец-то я была не единственной, кто испытывал смущение. Я вежливо улыбнулась, и он, поспешно отвернувшись, уставился в стену прямо перед собой. Автомат с презервативами был расположен в углу и работал! Но меня ожидал новый сюрприз. Подойдя ближе, я увидела надпись: «75 центов штука», а ниже прорезь для монет достоинством в двадцать пять центов. Но у меня не было мелочи!!! Дерьмо, мне опять нужно было возвращаться!
Когда я вышла из туалета, то увидела, что парень за прилавком занят. Перед ним стояла женщина лет тридцати, и они о чём-то разговаривали.
— Простите, – сказала я, подходя ближе.
Женщина обернулась и уставилась на меня. Понятно, что ему просто НЕОБХОДИМО было пояснить:
— Её на улице ждёт парень, и им нужны презервативы.
— Проклятые проститутки превратили город в помойку! – проговорила женщина и, взяв со стойки пиво, вышла из магазина, хлопнув дверью.
— Что на этот раз? – повернулся он ко мне.
Я жалобно подняла на него глаза и произнесла кротким голосом:
— Не могли бы вы разменять мне пять долларов? Автомат принимает только монеты в двадцать пять центов.
— Нет.
— Что??? – растерялась я.
— Девушка, здесь вам не банк. Если вы хотите разменять деньги, вам придётся что-нибудь купить.
— Ладно, – я бросила на прилавок пачку жевательной резинки и протянула ему деньги. Закатив глаза, он отсчитал мне сдачу. К счастью, среди мелочи оказалось четыре четвертака. Поблагодарив его, я снова направилась в мужской туалет, однако, в тот момент, когда я собиралась войти, дверь внезапно распахнулась, и я буквально влетела в объятия того мужчины, которого перед этим застала у писсуара. Я почувствовала, как его рука накрыла мою левую грудь. Пальцы его сжались, и он негромко рассмеялся. Проклятый извращенец!! Учитывая, как я одета, мне не приходилось жаловаться, мне просто хотелось от него отделаться. Высвободившись из его объятий, я проскочила в уборную и наконец-то получила то, что мне было нужно.
Когда я возвращалась, Трейси и Анна просто покатывались со смеху. Помахав перед ними презервативом, я выскочила на улицу. Не успела я сделать и пары шагов, как фары на машине Трейси мигнули, и я услышала: «ЩЁЛК, ЩЁЛК!». Я схватилась за ручку дверцы, но она оказалась заперта!
Раздался шум мотора, и я увидела, что на стоянку въезжает ещё один автомобиль. Быстро спрятавшись за капотом, я осторожно поползла на корточках вокруг машины, стараясь не попасться на глаза водителю. Я слышала, как девочки вышли из магазина и, стоя у входа, болтают с ним. Они специально это делали, чтобы подольше подержать меня на улице! О-о-о, как я их ненавидела!!
Мужчина sashsash
Свободен
09-01-2013 - 16:15
Часть 9

От неудобной позы у меня начали уставать ноги. Я сидела, согнувшись, за автомобилем и боялась даже представить, что обо мне могут подумать, если я попадусь кому-нибудь на глаза в таком виде. Сжавшись, я обхватила руками колени, пытаясь стать как можно меньше. Какому ещё идиоту захотелось пива в три часа ночи?
Через некоторое время парень скрылся в магазине, и я услышала приближающиеся шаги девочек. Увидев меня, скорчившуюся за машиной, они, пользуясь своим превосходством, принялись надо мной потешаться.
— Ладно, вставай, – проговорила, наконец, Трейси. Она распахнула дверцу, больно толкнув меня ею, но мне было уже всё равно, лишь бы поскорей оказаться в безопасности и спрятаться в её автомобиле.
Мы снова вырулили на дорогу.
— Куда мы теперь поедем? – не удержалась я.
— Увидишь…
У дороги показался указатель: «Школа Джефферсон – Дом Яростных Пантер». Трейси свернула на площадку и припарковалась недалеко от знака.
— Выходи, – произнесла Анна, вежливо распахивая дверь с моей стороны.
Они повели меня прямо к установленному на краю площадки талисману школы.
— Уродливый, правда? – сказала Трейси. – Ты знаешь, конечно, что эта школа соперничает с нами. Надеюсь, что не забыла, хоть ты и бросила учёбу ещё осенью.
— Да, я помню. И что из этого?
— Думаю, получится весьма остроумно, если ты помочишься на их талисман, – она ухмыльнулась.
— Что?! Но как? Я же не мальчик!
— Это не наша забота, – Анна расплылась в улыбке. – Уж постарайся!
Приблизившись к знаку, я попробовала повернуться к нему спиной, присев на корточки. Однако, к веселью моих мучительниц, струя мочи даже не достала до знака. Тогда я встала, повернулась к нему передом, как это делают мальчишки и, раздвинув влагалище пальцами, попробовала ещё раз. Я обнаружила, что если натянуть кожу, то у меня получается направлять струю в нужном направлении, и через пару попыток попала точно на фигуру. Девочки за моей спиной глупо хихикали. В этот момент вспыхнула вспышка.
— Эй, что вы делаете?! – воскликнула я.
— Фотографируем тебя… Такой момент просто невозможно упустить! – смеясь, ответила Трейси. Она издали показала мне свой телефон. На экране совершенно чётко было видно, как я стою голая и, расставив ноги, поливаю мочой талисман наших соперников.
— Что вы хотите сделать с этой фотографией? – испуганно спросила я.
— Ничего, – прямо ответила Трейси. – ТЫ сделаешь.
Закрыв глаза, я попыталась справиться с волнением:
— Что это значит?
— Я хочу, чтобы ты подумала, кому можно послать это фото. Кому угодно, кому захочешь. И после этого я его сотру.
— Но… но ты обещала, что если я проведу с вами три ночи, вы…
— Нет. Всё, что я говорила, это, что если ты будешь нам подчиняться, мы не покажем эти фотографии твоей МАТЕРИ. Я никогда ничего не говорила о ком-то ещё. Кроме того, Я и не собираюсь никому ничего посылать, это сделаешь ТЫ.
Меня заколотила дрожь. Не имело значения, кому я отправлю эту фотографию. Я только знала, что после того, как я это сделаю, ситуация выйдет из-под моего контроля, и тот человек может переслать её кому угодно. Я даже не сомневалась, что фото голой девушки, которая мочится на талисман, моментально разойдётся по рукам! Мне нужно было срочно решить, кому я могу довериться.
— Давай же, выбери кого-нибудь! Мы не собираемся ждать тебя всю ночь, – потребовала Анна. – Даю тебе две минуты, а затем, если ты так и не решишь, я пошлю это… твоей МАМОЧКЕ!
Ничто так не путает мысли, как если тебя подгоняют. Нужно было кого-то выбрать! Кого-то, кому я могла довериться, кто хорошо ко мне относился. Безрезультатно – в школе меня никто не любил. В частности, поэтому я её и бросила. И вдруг я вспомнила – ДЖЕССИКА Симмонс! Вот кому можно послать. Мы были знакомы с самого детства, и она, как и я, была тихой и скромной. Я была уверена, что смогу на неё рассчитывать.
— Время вышло! – объявила Анна.
— Джессика Симмонс, – торопливо проговорила я. – Я отправлю ей.
— Довольно унылый выбор, но, как я и обещала, решать тебе, – сказала Трейси и протянула мне телефон. Я набрала номер и прикрепила к сообщению фотографию. С тянущим чувством внизу живота, я смотрела, как движется по экрану синяя полоска над надписью «Отправка сообщения». Когда появилась уведомление, что сообщение отправлено, у меня ёкнуло сердце. Я сама это сделала!
Я боялась отвести глаза от Трейси, следя за каждым её движением, однако она, верная своему слову, на самом деле фотографию стёрла. Моей единственной надеждой оставалось, что Джессика ещё спит, и я успею до неё добраться прежде, чем она увидит это сообщение. И ещё, конечно, что она согласится его удалить, не открывая.
После этого девочки снова затащили меня в машину, и мы опять поехали.
— Ну и ну, знаете ли вы, сколько сейчас времени? – удивилась Анна, взглянув на часы. – Полагаю, у нас осталось совсем немного на ещё одну шалость, прежде чем наступит утро.
— Сколько? – спросила я.
— Около пяти.
— О ГОСПОДИ! Скоро же начнёт светать! Мне нужно быть дома, прежде, чем моя мать заметит, что я отсутствовала всю ночь.
— Не переживай так сильно, – усмехнулась Трейси. – У нас ещё достаточно времени, чтобы немного повеселиться, вернуться в офис за твоей одеждой и отвезти тебя домой.
От этих слов мне стало дурно. Я внезапно поняла, что у меня нет ключей. Они остались в кармане моей юбки, которую я бросила в офисе. Когда я выходила вместе с Эми, мне и в голову не пришло захватить ключи с собой. Как же я заберу свою одежду?!!
Должно быть, девочки заметили моё растущее напряжение, потому что спросили, что случилось. Когда я объяснила, с ними чуть не случилась истерика.
— Не переживай, милая. Уверена, ты что-нибудь придумаешь, – хмыкнула Анна. – Опусти-ка стекло в двери.
Я сделала, что мне было велено. Мы как раз двигались по съезду к автомагистрали. Анна снова повернулась ко мне и сказала:
— Ну что ж, у нас есть пять миль. Всякий раз, как с нами поравняется другой автомобиль, высовывай грудь в окно и тряси сиськами. Постарайся это делать как можно более вульгарно и развратно.
Должно быть, я выглядела по-настоящему испуганной, потому что Трейси, заметив моё состояние, меня подбодрила:
— Кто знает, может быть, нам никто и не встретится!
Именно в этот момент я увидела впереди нас большой трактор, тянувший прицеп. Неохотно, я сползла с сиденья и подалась к окну. Когда мы поравнялись, я высунула в окно сиськи и, дёргаясь всем телом, постаралась потрясти ими. Не в силах посмотреть на водителя, я зажмурила глаза. Он нажал на клаксон, и я, шарахнувшись назад от страха, больно ударилась головой о потолок. Я думала, что Трейси поедет вровень с трактором, но мы пронеслись мимо, обогнав его. Тяжело дыша, я вновь опустилась на сиденье.
Обернувшись, Анна бросила на меня негодующий взгляд:
— Это было самое жалкое зрелище, которое я когда-либо видела! Ты что, не видела, как трясут сиськами девочки из программы «Дикие штучки»? Раз ты не можешь выполнить того, что от тебя просят, то в следующий раз повернёшься и выставишь в окно свою задницу! Поняла?
— Да, да, поняла! – по крайней мере, мне не придётся встречаться взглядом с водителем, и ему тоже не будет видно моего лица. Правда, всё остальное ему будет видно очень хорошо.
Мы проехали ещё милю, и впереди показались сразу четыре грузовика. Они двигались колонной. Глядя на мои приготовления, Анна не смогла удержаться от хохота. Я высунула задницу в окно и от холодного ночного ветра по моей коже побежали мурашки. На этот раз Трейси сбавила скорость. Она притормаживала рядом с каждым грузовиком, чтобы у водителей было достаточно времени рассмотреть меня. Нам сигналили, а водитель второго грузовика что-то прокричал в мой адрес. Из-за шума я его не расслышала, но, судя по интонации, что-то обидное. Последние двое тоже что-то кричали. Одну фразу мне удалось разобрать: «Классная попка, детка!» Я буквально сгорала от стыда. Несмотря на то, что я была уже совершенно мокрой и находилась на пике возбуждения, граничащего с оргазмом, я ощущала себя просто жалкой шлюхой.
Прибавив скорость, Трейси обогнала колонну и свернула с трассы. Вскоре мы уже приближались к моему дому. Начинало светать, и у меня не было ни малейшего понятия, как я попаду внутрь. Мои ключи и ключи от офиса лежали в юбке на работе!
— Девочки, послушайте, вы не можете меня бросить здесь просто так, да ещё и в таком наряде. Моя мать просто убьёт меня!
— Это верно, – миролюбиво проговорила Трейси. – Ты хорошо себя вела и делала всё, что нужно. Давай, снимай с себя этот дурацкий ошейник и давай мне свои сапоги и перчатки. Тебя всё равно ждёт непростой разговор с твоей мамочкой, но если она увидит всё это, неприятностей у тебя будет ещё больше.
Глубоко вздохнув от облегчения, я быстро разделась. Всё-таки, в них оставалось что-то человеческое, подумала я.
Потянувшись, Анна забрала мои вещи.
— Не волнуйся, мы сохраним всё это, поскольку понимаем, что это принадлежит не тебе. Вернём, при следующей встрече, вместе с твоим плащом, обещаю, – она кинула их на пол в машину.
— Спасибо вам, девочки. Я вам действительно благодарна за это. А теперь, как вы думаете мне попасть внутрь?
Трейси недоумённо посмотрела на меня. Минуту подумав, она сказала:
— Ну, хорошо. Тебе нужно действовать быстро. Для начала вылезай из машины и беги вперёд, а я буду смотреть по сторонам, – она открыла дверцу и высунулась наружу. – Всё чисто, никого нет. Выскакивай.
Становилось всё светлее, и времени совсем не оставалось, так что я решила, что какой бы план ни созрел в её голове, это было лучше, чем ничего. Я быстро выбралась из машины.
— Что дальше? – прошептала я, наклонившись к окну.
— Что дальше?.. – невинно переспросила Трейси. – Мы уезжаем, а ты остаёшься. Это всё. Пока!
Она завела двигатель, и они скрылись прежде, чем я осознала, что стою совершенно голая посередине улицы, где меня знают все соседи!!!
После минутного шока от такого предательства, я бешено кинулась к своему крыльцу. Рядом со входом стояло кресло-качалка. Метнувшись к нему, я присела, спрятавшись между ним и ступеньками, пытаясь сообразить, как быть дальше и как мне выпутаться из этой ситуации. Я не могла даже никому позвонить, потому что у меня не было телефона! Да я и не знала, к кому бы я могла обратиться за помощью. Мне бы пришлось долго всё объяснять, отвечая на множество глупых вопросов. Я конченый человек!
Вся моя жизнь поплыла у меня перед глазами. Казалось, что всё налаживается, а теперь… Что мне делать? Сжавшись в комок, я уткнулась головой в кресло и принялась себя жалеть.
Если смотреть правде в глаза, в глубине души мне нравились некоторые приключения, что произошли со мной в течение этого дня. Мне припомнилось, как я ходила по вестибюлю гостиницы, а также глаза того мальчика, когда он увидел меня, стоящую голой посреди офиса. Во мне опять начало подниматься возбуждение. Мне нравилось, когда на меня смотрели с желанием. Никогда прежде я ничего подобного не испытывала. Прежде чем я поняла, что делаю, мои руки сами нашли особое место между ног и принялись двигаться, доводя меня почти до экстаза.
В этот момент дверь скрипнула, и я увидела на пороге свою мать.
Мужчина sashsash
Свободен
09-01-2013 - 16:21
Часть 10

От страха я замерла, скорчившись за ступеньками и затаив дыхание, словно оно могло меня выдать. Мать в любой момент могла повернуться и заметить меня. В голове моей бешено метались мысли. Что мне ответить, если она увидит меня? Даже самый нелепый ответ был бы лучше, чем ничего. У моей матери были довольно старомодные представления о приличиях, поэтому, если мне не удастся придумать хоть что-нибудь более-менее правдоподобное, меня ждал сущий ад. Я видела, как она потянулась, зевнула и не спеша направилась к почтовому ящику.
Она меня не заметила!!! Это был мой шанс! Как только она отошла подальше, я тихонько прокралась позади неё на крыльцо и шмыгнула в открытую дверь. Осторожно выглянув в окно, я увидела, как она нагнулась, подняла газету и возвращается в дом. Неужели у меня получилось? С трудом выпустив дыхание, я бросилась в свою комнату. Ну и ночка выдалась! Моё тело видело большее количество людей, чем за всю мою жизнь. Мне пришлось пережить унижение от тех, кого я называла своими одноклассницами, и я потеряла, наверное, лет десять жизни, стараясь не попасться матери на глаза. Ко всему прочему, менее чем через два часа мне нужно быть на работе, и я чувствовала невероятную усталость. Я не привыкла всю ночь бодрствовать, и мне был необходим отдых, чтобы прилично выглядеть.
— Бритни? – услышала я за своей спиной голос матери. Сердце у меня замерло. Проклятье! Я-то надеялась, что всё уже позади. Внутри меня всё оборвалось: «Просто отлично. Просто отлично! Главное не показывать виду. Всё будет хорошо!»
Я обернулась и, улыбнувшись, произнесла самым весёлым голосом, словно ничего не произошло:
— О, доброе утро, ма!
— Что ты делаешь? Почему ты ходишь по дому голая?
— А… Я просто как раз собиралась принять душ, когда заметила, что дверь на улицу открыта. Мне показалось это странным. Я не видела тебя и вышла посмотреть, что происходит. А потом… ух, я увидела, что ты идёшь с газетой, – я, наверно, выглядела очень глупо, но мой голос прозвучал вполне естественно. Слава богу, что Трейси забрала мои вещи, потому что иначе мне бы не за что не объяснить, почему я хожу в собачьем ошейнике!
С минуту она недоверчиво меня разглядывала.
— В котором часу ты вернулась? Я не слышала, как ты входила.
— Наверно… после полуночи, я думаю.
— ПОСЛЕ ПОЛУНОЧИ? – рассердилась она. – Полагаю, что НАМНОГО после полуночи! Я вставала в туалет в два часа ночи, и тебя всё ещё не было.
Земля покачнулась у меня под ногами, мне показалось, что это конец. Однако, как я уже давно поняла, никогда не стоит сдаваться сразу. Мать иногда притворялась, что ей что-то известно, чтобы заставить меня признаться. Я продолжала стоять на своём:
— Ну, наверно, я не заметила, как пролетело время. Мероприятие в отеле затянулось немного дольше, чем ожидалось. Ну и, конечно, мне тоже пришлось задержаться, привести всё в порядок, собрать документы и прочее.
— Ага… – протянула она, повертев газету, и я сочла благоразумным поскорее ретироваться от неё в ванную. – Бритни! А как ты добралась до дома? – вдруг спросила она. – Я не заметила на дороге твой драндулет, который ты называешь автомобилем, – обернувшись, я увидела, что она выжидающе на меня смотрит.
— Эми, моя начальница, меня подвезла. Ей было по пути. Она сказала, что так будет быстрее, и не стоит делать крюк, заезжая в офис, – не дожидаясь новых расспросов, я прошмыгнула в ванную комнату и захлопнула за собой дверь. Мысленно я обругала себя за последний ответ. Какая глупость! Мы обе знали, что отель Свонн располагался в городе, причем, совсем недалеко от нашего офиса. Моё объяснение не выдерживало никакой критики! Я открыла воду и принялась намыливаться. Ах да, у меня же ещё оставалось одно дело, которое срочно нужно было закончить!
Одевшись, я поняла, что меня ожидает ещё одна проблема. Как я доберусь до работы? Моя машина стоит на стоянке возле офиса. Меня осенило: Джессика! Мне всё равно нужно было ей позвонить и заодно придумать подходящее объяснение происхождения той ужасной фотографии, которую я ей переслала. Конечно, если я ей позвоню, это только привлечёт её внимание к телефону, но, я надеялась, что она ещё не успела заметить моё сообщение.
К счастью, мне быстро удалось разыскать номер её домашнего телефона по справочнику. Она определённо удивилась, услышав мой голос.
— Джесс, ненавижу просить, но, может быть, ты сможешь сегодня подбросить меня до работы? Я без машины и была бы тебе очень благодарна, если бы ты выручила меня сегодня утром.
Мне не хотелось начинать с главного, опасаясь её расспросов. Кроме того, я хотела с ней встретиться лично, чтобы поговорить с глазу на глаз. Это было бы намного лучше, чем пускаться в объяснения по телефону.
— Полагаю, что смогу. Только тебе придётся немного подождать, пока я оденусь и всё такое…
— Просто отлично! Приезжай, как только сможешь. На работу лучше опоздать, чем вовсе не явиться, – мы ещё немного поболтали о пустяках. Мы не виделись уже довольно долгое время. Было не похоже, что она видела моё сообщение, и я не стала о нём упоминать.

Джессика подъехала в половине девятого, но когда я залезла к ней в машину, то сразу почувствовала, что дело плохо. Хитрая ухмылка, гулявшая по её губам, рассказала мне всё, о чём я боялась спросить – фотографию она видела.
— Похоже, этой ночью у тебя было много дел, – невинно проговорила она.
— А, ты об этой фотографии! Я как раз собиралась тебе объяснить…
— Не могу поверить, что ты помочилась на талисман школы Джефферсон. Вот это здорово! – восторженно оборвала она меня. – А что это за наряд на тебе был? Кажется, на тебе был ошейник?! – она, хихикая, стронулась с места, и мы вырулили на дорогу.
— Ох… это как бы маскарад… Ну, вроде маскировки.
— Маскировки? А я тебя сразу узнала! Как бы то ни было, похоже, нынешней осенью ты будешь самой популярной личностью во всей школе. Думаю, НИ У КОГО не хватило бы духу обоссать талисман наших злейших конкурентов. Да ты просто герой после этого!
— НЕТ!!! – в панике вскричала я. – ПОЖАЛУЙСТА, скажи, что ты никому это не показывала!
— А что? Я подумала, что в этом-то весь смысл! А как ещё другие узнают о твоём выдающемся поступке? В смысле, что фото просто мокрого знака само по себе ничего не значит.
— Да, но если ты не заметила, то я на этом фото ГОЛАЯ!
Глаза Джесси расширились, словно мысль об этом не приходила ей в голову. Казалось, она настолько была поглощена стремлением посрамить наших соперников, что совсем не обратила внимания на мой внешний вид.
— Ох… – вырвалось у неё.
— Что «ох»? – переспросила я. – Умоляю, скажи, что ты никому его не переслала!
— Умм, только Памеле… – проговорила она. И, запнувшись, добавила: – И Кэрен…
— О боже! Если это действительно так, то обо мне скоро будет знать вся школа!
— Да, но я не думала, что ты против, – возразила Джессика. – Ты же САМА позировала обнажённой. Зачем ты это сделала, если теперь боишься, что тебя могут увидеть? И зачем, в таком случае, тебе понадобилось кому бы то ни было посылать эту картинку?
— Я просто выпила больше, чем следовало. И если ты посмотришь внимательно, то увидишь, что это не я тебе послала, а Трейси. Это была её идея, а не моя.
— О… Бритни, прости, я даже не подумала… – проговорила Джессика. – Может быть, стоит позвонить девочкам и всё объяснить? Уверена, они поймут. Я виновата, мне так жаль! Я всё исправлю, вот увидишь!
Я обречённо вздохнула. Наверно, нужно попробовать, хотя мне и не верилось, что у неё получится предотвратить надвигающуюся неизбежность. В этот момент я была рада, что бросила школу. Сама мысль о том, что мне пришлось бы осенью со всеми встретиться, показалась мне невероятной.
Некоторое время мы ехали в полной тишине. Потом Джессика, чтобы прервать неловкое молчание, стала расспрашивать меня о работе, и я, воспользовавшись случаем, принялась рассказывать, каким исключительно важным делом я занимаюсь. Мне это и самой было необходимо, чтобы хоть как-то подняться в собственных глазах. Когда мы добрались до офиса, Джесси ещё раз меня горячо заверила, что приложит все усилия, чтобы исправить свою ошибку. Поблагодарив её, я попросила держать меня в курсе.

— Вот ты где! – воскликнула Эми, едва я появилась на пороге. – А я уже подумала было, что после этой ночи ты решила, что эта работа не для тебя.
— О, нет, нет, что вы! Всё было хорошо. И, судя по реакции нашего клиента, он тоже остался доволен.
— Да, похоже, ему всё понравилось. Кстати, вот твой чек, – она протянула мне конверт.
Я поскорее его развернула.
— Целая ТЫСЯЧА! – не сдержавшись, вскричала я, рухнув на стул. Даже в самых смелых мечтах я не надеялась получить так много! Эми с улыбкой на меня смотрела.
— Ты заработала. Ты очень хорошо держалась, и наш клиент остался очень доволен. Я тоже тобой довольна. Продолжай в том же духе.
— О, я буду стараться… Буду… – энергично закивала я головой.
Остаток дня я провела, занимаясь заполнением форм и приведением в порядок различных документов. Мне так хотелось спать, что я с трудом держала глаза открытыми. Все мои мысли вертелись вокруг матери и размышлений на тему, насколько близко я очутилась от края. НЕОБХОДИМО было что-то придумать, чтобы не оказаться в подобной ситуации ещё раз.
По дороге домой я проезжала мимо университета. Как много приходится трудиться этим детям, чтобы построить карьеру, подумалось мне. Я хмыкнула. Я, которая бросила школу, умудрилась получить за одну ночь больше, чем многим из них не удастся заработать и за две недели. Я как раз миновала жилой комплекс, расположенный рядом со школой. Внезапно в глаза мне бросилась вывеска на одном из домов: «Летнее приглашение! Студентам скидки!»
Жильё! Вот решение моей проблемы с матерью! Я моментально остановилась и выскочила из машины. Девушка в офисе повела себя очень дружелюбно и провела меня по зданию. Квартира мне подходила и, самое главное, я вполне могла уложиться в расходы. Учитывая мою зарплату, а также два последних чека, мне хватало, чтобы заплатить за первый и последний месяц и ещё внести залог. Девушка, похоже, приняла меня за студентку. Возможно, тот факт, что мы находились недалеко от университета, послужил причиной того, что она даже не поинтересовалась моим возрастом и даже не потребовала подтверждения банковского счёта, в связи с чем мне не пришлось заполнять кучу документов. Наличие у меня работы, а также чеки от фирмы послужили достаточной гарантией.
Я сняла маленькую квартиру на втором этаже. В ней была спальня и ещё одно помещение, объединявшее в себе сразу и кухню, и столовую, и гостиную. Наконец-то у меня был свой уголок! Единственная проблема заключалась в том, что у меня не было никакой мебели. В данный момент я не могла себе позволить дополнительные расходы, но меня это не особо беспокоило. В любом случае, до переезда у меня оставалась целая неделя, пока отсюда не съедут предыдущие постояльцы.
По дороге домой я размышляла, как неожиданно может повернуться в лучшую сторону день, который начался так ужасно.
Да, господа, я продвигалась к своей цели. Я всегда говорила как своей матери, так и любому, кто во мне сомневался, что я чего-то стою. Несмотря на те унижения, что мне пришлось вынести от Трейси и Анны, я знала, что я хороший человек. Посудите сами: в то время, как они всё ещё продолжали ходить в старшую школу, у меня уже было и своё жильё и хорошая работа.
Теперь уже ничто не сможет опрокинуть мою жизнь!
Мужчина sashsash
Свободен
09-01-2013 - 17:27
Часть 11

Всю следующую неделю я занималась бумажной волокитой, и потому, когда наступил день зарплаты, сумма в чеке оказалась, как обычно, весьма скудной. Я сильно надеялась, что мне опять удастся поработать с клиентами, но – увы! – ничего не подворачивалось. Настало время, когда мне нужно было переезжать, и практически все деньги, что у меня оставались, пошли на уплату коммунальных услуг, за электричество и воду. Мне почти не на что было жить, но я не жалела о своём поступке, ведь теперь у меня было место, которое я могла назвать своим.
Но пока что я ещё жила на старом месте. В новой квартире отсутствовала мебель, а, кроме того, я так ничего и не сказала своей матери. Я полагала, что не стоит торопить события, пока не удастся устроить всё, как следует.
Ещё одна неделя пролетела. Я по-прежнему занималась бумажной рутиной и постепенно начала впадать от этого в панику. Единственной хорошей для меня новостью было то, что Трейси и Анна не объявлялись и не требовали от меня оставшиеся две ночи.
А в понедельник Эми обратилась ко мне с вопросом, не заинтересована ли я принять участие в очередном мероприятии. Наконец-то, обрадовалась я! Однако работа оказалась весьма унылой. Нужно было раздавать образцы продуктов питания в местном супермаркете. Не сказать, что это принесло мне большую прибыль, но, тем не менее, я получила немного наличных, в которых так нуждалась.
На этой неделе я стала подлинной хозяйкой своей новой квартиры, но всё, что я могла сделать, это прийти и окинуть взглядом пол и голые стены. В среду, когда я была на работе, мне позвонили. Это была Трейси.
— Привет, малышка! Не забыла обо мне?
— Да, – у меня упал голос.
— Если ты не занята по работе в пятницу ночью, то я хотела бы использовать твой второй день.
— Да, хорошо, как тебе угодно, – покорно согласилась я. Поскольку я продолжала жить с матерью, то у меня не было никакого выбора. Они в любой момент могли опозорить меня перед ней. А тот факт, что я сняла жильё, означал, что мне нужно держаться за свою работу, как никогда. Может быть, моя начальница и хозяйка и принимала меня за взрослую, но я была несовершеннолетней, хотя мне и не хватало всего лишь одного года. Нет, лучше было придерживаться условий сделки.
Похоже, Трейси обрадовалась, что в эту ночь я оказалась свободной:
— Отлично. Мы подберём тебя около офиса. Заодно вернём тебе твой плащ и всё остальное. Не беспокойся, все вещи в целости. Увидимся в пятницу.
Не стану скрывать, что когда подошёл конец недели, я сильно надеялась, что Эми попросит меня задержаться попозже или скажет, что ей нужна помощь в каком-нибудь проекте. В таком случае, у меня появилась бы вполне уважительная причина уклониться от встречи с девочками. Не тут-то было. Верные слову, они явились ровно в шесть часов, не забыв привезти и мои вещи. Эми к тому времени уже ушла, так что я сидела в офисе одна.
— Так вот, где ты работаешь. Милое местечко, – проговорила Анна, разглядывая костюмы, сложенные на стеллажах. – Для чего это всё?
— Это принадлежит нашим клиентам и служит для проведения различных мероприятий, – я надеялась, что мой уклончивый ответ удовлетворит их любопытство. Я испугалась, что им на глаза попадётся какой-нибудь нелепый наряд, и они заставят меня в него облачиться.
— Готова? – спросила Трейси.
— Очевидно, – отозвалась я, и мы направились к выходу. По правде сказать, я была слегка озадачена тем, что они не заставили меня раздеться или, наоборот, нацепить что-нибудь идиотское из нашего снаряжения. Однако, как я убедилась во время нашей последней встречи, эти две сучки могут быть очень изобретательны. Мы вышли на стоянку, и я обратила внимание, что их машина припаркована рядом с моей.
Без задней мысли я взялась за ручку машины Трейси, ожидая, пока она разблокирует двери.
— Что ты делаешь? – поинтересовалась она. – Мы тебя никуда не увозим.
— Нет? – удивилась я. – Не понимаю. Я думала, мы вместе куда-нибудь поедем и… – внезапно я похолодела. Неужели они собираются заставить меня что-то делать прямо в центре города?
— О, всё верно. Всё так и будет, только ты поедешь на своей машине, – пояснила Анна.
— Ладно… – поспешно ответила я. – Хорошо. Жду ваших инструкций и к вашим услугам, мэм! – я даже отдала честь, как это делают в армии. Возможно, мне и не стоило этого делать, но я решила, что чтобы они ни задумали, этого уже не избежать. Я хотела показать, что им не удастся лишить меня достоинства, даже если я вынуждена выполнять их приказы.
Они рассмеялись и протянули мне конверт:
— Сегодня ночью мы поиграем в интересную игру. Если ты дойдёшь до конца, следуя всем правилам, то победишь, и твой второй день завершится. Если же ты проиграешь, или нарушишь хоть одно условие… скажем просто, что для тебя всё пойдёт очень плохо.
— Я буду очень стараться. Что за правила и как в эту, так называемую игру, играют?
Трейси улыбнулась и принялась неторопливо объяснять:
— В конверте, что я тебе дала, содержатся инструкции, куда тебе нужно отправиться. Там будут ждать тебя наши судьи. Ты подашь им бумагу, чтобы они её подписали, тем самым подтвердив, что задание тобой выполнено. После этого ты получишь следующий конверт, в котором будет указано, как найти следующего судью. И так далее. Ты должна собрать все конверты, выполнить всё, что в них написано и вернуть их нам подписанными в назначенное время и в место, указанное в последнем из конвертов.
— Если ты потеряешь хоть один конверт или не выполнишь всего, что от тебя требуется, ты проиграешь! – жёстко добавила Анна.
— И не забывай, что время идёт. Ты должна закончить точно вовремя. Поняла?
— Сколько у меня времени? – спросила я.
— Это самое забавное, – ухмыльнулась Трейси. – Ты не узнаешь, пока не откроешь последний конверт.
— Но это нечестно! – воскликнула я.
— Почему же? – возразила Анна. – Наоборот, не будешь терять время зря, и у тебя будет стимул поскорее выполнить очередное задание, чтобы перейти к следующему.
Я ощутила горечь.
— Для вас двоих не выглядит очень уж весело, – с ехидством заметила я. – Дожидаться, пока я принесу конверты и пропустить всё самое интересное.
— Поверь мне, – Анна взяла меня за подбородок. – Это гораздо веселее, чем видеться с тобой.
Мне не понравился её голос.
— Когда мне начинать?
— Сейчас самое подходящее время, – Трейси широко улыбнулась и отступила назад, глядя, как я вскрываю первый конверт.
На листке бумаги было написано: «Поезжай в торговый центр Вестмарк и припаркуйся под фонарём номер 321. Выйди из машины. Прямо перед тобой будет островок безопасности, частично заросший кустарником. Под самым большим спрятан пакет с одеждой. Возьмёшь пакет, вернёшься под фонарь и полностью разденешься. Ты должна снять с себя ВСЮ одежду, стоя прямо под фонарём, а затем надеть то, что найдёшь в пакете. После этого сложишь свои вещи в этот же пакет и вернёшь его под куст. Судья будет наблюдать за тобой из одной из машин. Попросишь у него подпись и получишь новый конверт».
— Умм… Как мне его узнать?
— Полагаю, тебе придётся спрашивать каждого, кто будет сидеть в автомобиле поблизости, – фыркнула Анна. – Кто знает, может, тебе повезёт с первого раза.
— Не думаю, что летом в пятницу ночью у торгового центра окажется много народу, – съязвила Трейси.
Вытащив ключи, я залезла в машину. Чем раньше я начну эту идиотскую игру, тем быстрее закончу.
Прошло немало времени, прежде чем мне удалось добраться до торгового центра Вестмарк. Как обычно, в пятницу вечером, люди разъезжались с работы по домам. На дороге было большое движение, и пришлось медленно ползти в потоке машин. Не имея понятия, сколько мне предстоит собрать конвертов, и когда заканчивается время, я лишь надеялась, что мои мучительницы учли в своих планах дорожные пробки.
Добравшись, наконец, до центра, я принялась ездить, разыскивая фонарь с табличкой 321. Я нашла его у дороги, которая огибала весь комплекс по периметру. Сам центр находился довольно далеко от меня, зато прямо напротив располагался большой магазин. На стоянке оставалось ещё довольно много машин, но большинство из них были припаркованы ближе ко входу. Хорошая новость заключалась в том, что в том месте, где я остановилась, машин почти не было, а плохая – я не могла за ними спрятаться во время своего сеанса публичного стриптиза. Выбранный девочками фонарь стоял отдельно от других, прямо у въезда в паркинг. Мне предстояло переодеться прямо под ним, в то время, как в любой момент кто-нибудь мог въехать на стоянку.
Как и говорилось в инструкции, не далее чем в десяти футах от себя я заметила островок безопасности. Перебежав через дорогу, я принялась рыться под кустами в поисках пакета. Вскоре под ветками я обнаружила небольшую картонную коробку и, вытащив её, перенесла обратно под фонарь. Они довольно тщательно всё спланировали, подумала я. Если начать переодеваться прямо сейчас, то ещё было слишком светло. Меня будет видно за милю. Если же дожидаться темноты, то придётся это делать под фонарём, и в любом случае, я буду, как на ладони.
Я посмотрела по сторонам и на проезжающие по дороге машины. Одно было несомненным. Чем больше я тяну время, тем больше народу прибывает в торговый комплекс. На стоянку постоянно въезжали всё новые автомобили. Меня взяло любопытство, и я решила открыть коробку и посмотреть, в какой необычный наряд мне придётся облачиться.
— Не так уж и плохо, – пробормотала я, заглянув внутрь. В коробке лежала голубая блузка на пуговицах, короткая юбка такого же цвета, чёрный лифчик и трусики. К моему удивлению, это были даже не тонги. Обычные трусы. Ах да, ещё туфли. «Не слишком богатая фантазия», – подумала я.
Решив не терять времени зря, я сбросила обувь и стянула носки. Тут мне пришла в голову одна мысль. «Судья», кем бы он ни был, ДОЛЖЕН был всё это время следить за мной. А как бы иначе он узнал, что я всё делаю правильно? Оглянувшись, я заметила только двоих человек, которые сидели в машинах – пожилую женщину в легковом автомобиле и молодого парня в пикапе. Оба то и дело бросали взгляды в мою сторону. Поскольку вокруг никого больше не было, я решила, что «судья» - один из них.
Я расстегнула джинсы, и они упали на землю. Длинная рубашка закрывала мне трусики. Я решила раздеться как можно скорее и таким образом, чтобы видно было как можно меньше. Я быстро спустила трусики с ног. На мгновение я обрадовалась, что оказалась умнее, но потом мне вспомнились слова из инструкции: «Ты должна снять с себя ВСЮ одежду, стоя ПРЯМО ПОД ФОНАРЁМ, а ЗАТЕМ надеть то, что найдёшь в пакете». Выхода не было – я должна была раздеться догола, а не пытаться прикрываться одеждой. Проклятье! Я снова оглянулась. Въезд на стоянку был свободным. Какие-то люди входили в торговый центр, но они были далеко и не смотрели в мою сторону. Набрав воздуха, я одним движением сдёрнула рубашку, а следом и лифчик. Теперь я была абсолютно голой! Присев на корточки, я торопливо стала надевать лифчик из коробки, а затем, неуклюже переставляя ноги, натянула трусы. Подхватив юбку, я поднялась на ноги, и как раз в это время на парковку въехала машина. Казалось, что она движется прямо на меня. Зажмурившись, я подняла юбку перед собой, словно защищаясь, но машина проехала мимо. Понятия не имею, заметили ли сидящие в ней, что я стою в одном нижнем белье или же нет, но со мной чуть не случился нервный срыв. Я поскорее надела юбку, блузку и сунула ноги в туфли. Не знаю, сколько времени прошло – быть может, минута или две – но мне они показались вечностью.
Сложив свои вещи в коробку, я отнесла её на место. Теперь оставалось только найти судью, и первая задача будет выполнена. По счастью, пожилая леди к этому времени уже уехала. На стоянке оставались только мы с парнем, и он совершенно недвусмысленно смотрел на меня. Очевидно, это он и есть, подумала я и, подхватив бумагу, направилась прямиком к его машине.
— Это ты – «судья»? – спросила я, когда он опустил окно.
— Я не обязан отвечать, – отозвался он.
— Значит, точно ты, иначе бы не так не ответил, потому что не понял бы, о чём я, – он с досадой прищёлкнул пальцами. Затем, взяв у меня бумагу, быстро подписал её в нужном месте и подал мне обратно.
— Ты же знаешь, что должна мне минет, чтобы получить следующий конверт?
— Даже не мечтай!.. Если этого нет в инструкции, то я ничего тебе не должна. Давай конверт!
Парень опять нахмурился. Я опять оказалась умнее. Ха! Меня не проведёшь.
Отвернувшись от этого извращенца, я вернулась к своей машине. Но когда я раскрыла конверт и прочитала, что там было написано, то, не удержавшись, вскричала в полный голос:
— ЭТО, ДОЛЖНО БЫТЬ, ШУТКА!!!
Мужчина sashsash
Свободен
09-01-2013 - 17:28
Часть 12а

Я оказалась настолько ошеломлена, что вынуждена была перечитать инструкцию ещё раз. Вот, что там было написано: «Найди в торговом центре общественный туалет, расположенный рядом с кафетерием. Зайди в него и сними блузку с юбкой. Оставь их и выходи обратно только в лифчике, трусиках и туфлях. После этого направляйся в магазин ‘TrenZ’ и спроси Тину».
У меня заколотилось сердце. Это был один из самых крупных торговых центров во всём городе. В пятницу вечером он обычно бывал переполнен. И они хотели, чтобы я по нему ходила в одном белье?!! Нет, этого я не сделаю. Пошли вы! Мать, если узнает, меня просто прикончит. В этот момент я вспомнила о своём новом жилье и о документах, которые я подписала. Если я потеряю работу, то не смогу его содержать, а эти две стервы могли меня уничтожить с лёгкостью. Если они разработали такой сложный план моего унижения ради лишь одного развлечения, то вряд ли они остановятся, если понадобится разрушить мою карьеру. Нет, лучше не рисковать. Кроме всего прочего, моя работа мне нравилась. К тому же, это был уже второй мой день, оставался последний. Можно и потерпеть.
Я отстегнула от общей связки ключ от машины и прикрепила его к ремешку от часов. Мне не хотелось повторить моей прошлой ошибки и остаться на улице без ключей. Подождав ещё немного, пока успокоятся нервы, я вылезла из машины и направилась прямо ко входу в центр. Мне казалось, что все смотрят только на меня, и меня это ужасно пугало, ведь я ещё была в одежде!
Я сразу нашла и кафетерий, и магазин TrenZ. К счастью, он располагался совсем недалеко, примерно шестым по счёту. Вау, меня это даже удивило. Я-то была уверена, что придётся ходить по всему комплексу в его поисках. Снова и снова я повторяла себе, что смогу это сделать.
Войдя в уборную, я спряталась в одной из кабинок, где стащила с себя блузку и юбку. Однако после этого я ещё минут десять не решалась покинуть своё убежище, ожидая, пока комната опустеет.
Неплохо, утешила я саму себя, заметив своё отражение в зеркале. По крайней мере, этот бюстгальтер и трусики имеют не слишком уж вызывающий вид. К тому же, чёрная материя не просвечивает. Немного нелепо смотрелись туфли, но они хотя бы подходили по цвету.
Открылась дверь, и в комнату вошли три девушки. Заметив меня, они многозначительно переглянулись, после чего занялись своими делами. Никто не проронил ни слова, но, не сомневаюсь, что за моей спиной они дадут языкам волю. Одна из девушек, наклонившись к подружке, что-то тихо шепнула, и я поняла, что дальше тянуть не имеет смысла. Поправив сзади трусики, я раскрыла дверь и шагнула в холл.
Сидящие за столиками напротив входа люди встретили моё появление изумлёнными взглядами. Еда прекратилась, и я, замечая, как мне вслед поворачиваются головы, прошествовала прямо к центральному проходу. Я старалась идти, подняв голову, и с таким видом, будто ничего нет более естественного, чем прогулка по магазинам в одном белье. Я, конечно, пыталась сохранить твёрдость духа, зато всё моё тело тряслось, как желе.
Мимо меня прошла пара подростков. Они открыто смеялись надо мной, изрядно подкосив мою и без того невысокую самоуверенность. Впрочем, большинство посетителей меня не замечало. Люди были слишком заняты своими делами, покупками и разглядыванием витрин. Я была просто одна из толпы. Что же касается меня, то я начинала постепенно возбуждаться.
До магазина оставалось не более сотни шагов, как вдруг кто-то схватил меня за правую руку.
— Простите, мисс, но какого чёрта вы делаете?
Я обернулась. Передо мной стоял охранник, и, похоже, его совсем не забавлял мой наряд. Напротив, выражение его лица не предвещало ничего хорошего. В моей голове опять зазвучал тоненький голосок: «Спокойно. Держись непринуждённо. Не нервничай!»
Обдав его ледяным взглядом, я проговорила:
— Не прикасайся ко мне, извращенец!
В ответ он лишь сильнее сжал мою руку и потребовал объяснений, что случилось с моей одеждой.
— Я модель. Представляю купальники из бутика TrenZ, – я ткнула пальцем в направлении магазина. – Я там работаю. Если тебе так нужно знать, то мне понадобилось сходить в туалет, что рядом с кафетерием. Сейчас мне нужно возвращаться к моей работе. А теперь отпусти меня, пока я не позвала на помощь полицейских – НАСТОЯЩИХ полицейских, – с этими словами я выдернула свою руку из его пальцев.
— Хорошо, – он нахмурился. – Но в следующий раз, когда будете передвигаться по холлу, постарайтесь выглядеть скромнее. Здесь не то место, где к подобным вещам относятся снисходительно. Ясно? – проговорил он, сверля меня своими глазками.
— Обязательно, отлично, как же ещё? – небрежно произнесла я и, развернувшись, двинулась в сторону магазина. Никогда в жизни мне не приходилось так нервничать. Я чуть не попалась! Мои ноги так ослабели, что я с трудом передвигала ими.
Как бы невзначай глянув через плечо, я заметила, что он не сводит с меня глаз. Думаю, он проверял, действительно ли я зайду в этот магазин.
Лишь очутившись внутри, я позволила себе с шумом выдохнуть. Из-за двери я видела, как охранник не спеша возвращается на своё место. Кажется, пронесло. Теперь нужно было кого-то спросить. ДЕРЬМО! Я забыла листок в кармане юбки в туалете! Если я рискну вернуться, то мне не избежать встречи с Офицером Занудой. Ладно, Бритни, вспоминай, кто тебе нужен. Как её имя? Кажется, оно начинается на «Т». Терри? Трейси? Тамми? Я решила просто читать имена на табличках, что висят на груди у работников.
Девушка, стоящая за прилавком встретила меня ледяным взглядом:
— А ты кто ещё такая?
Не самое радушное приветствие, стоит признать. «Анжела», значилось на её бейдже. Нет, это явно не она.
— Мне нужно здесь кое с кем встретиться.
— О, да… С кем же? – она причмокнула жевательной резинкой.
— Эээ… Терри, кажется…
— У нас нет никакой Терри.
— Тамми?
Вздохнув с лёгким раздражением, она отвернулась и принялась перебирать на полке одежду.
— Мне действительно нужно поговорить с… Может быть, у вас работает… Тина?
Покачав головой, она вытащила резинку изо рта и, обернувшись, громко крикнула:
— ЭЙ, ТИНА, ТЕБЯ ТУТ КАКАЯ-ТО КУКЛА СПРАШИВАЕТ!
Спустя минуту к прилавку выбежала молоденькая блондинка. Увидев меня, она расплылась в улыбке:
— Всё в порядке, Анжела. У меня к ней есть одно дело.
Схватив мою руку, она потащила меня через весь магазин в заднюю комнату. Затем, осмотрев меня с ног до головы, одобрительно кивнула:
— Вижу, ты это сделала. Неплохо. Проблем не было?
Я рассказала ей о происшествии с охранником, и она, казалось, даже посочувствовала мне.
— Ладно, давай сюда листок, я его подпишу.
— Понимаешь, маленькая незадача. Я его забыла в кармане юбки в туалете около кафетерия.
При этих словах, Тина прыснула со смеху:
— Ну ты даёшь!
— Да… Послушай, может быть, ты мне поможешь? Если этот охранник снова меня поймает, то во второй раз мне не избежать неприятностей.
— Я не обязана помогать тебе.
— ПОЖАЛУЙСТА! – взмолилась я. – Я очень хочу, чтобы всё это поскорей кончилось, но… я в безвыходном положении!
Тина задумчиво на меня посмотрела. Наверно, ей стало жаль меня, потому что она проговорила:
— Хорошо, но тебе придётся заплатить за это.
— Что ты имеешь в виду?
— Если я что-то сделаю для тебя, то ты должна что-то сделать для меня. Согласна?
— Что ты хочешь?
— Ничего особенного, – она опять улыбнулась. – Скажем, я оставляю за собой право СЛЕГКА изменить твою следующую инструкцию.
— Идёт. Но если ты не найдёшь мой листок, я выбываю, – уточнила я.
— Договорились. Жди здесь, а я пойду, поищу его. Вернусь через пару минут, – с этими словами она выскочила из комнаты. Вернулась она очень быстро, держа в руке мой листок: – Порядок! Я его уже подписала, видишь?
— Спасибо. Твою услугу невозможно переоценить! Ты даже не представляешь, насколько я тебе благодарна! – я приняла от неё конверт. Тина, прислонившись спиной к стене, смотрела, как я его разворачиваю.
На очередном листке было написано: «Тина проводит тебя в мужскую раздевалку. Оказавшись внутри, снимешь с себя всю оставшуюся одежду и голая выждешь тридцать минут. Не пытайся прикрываться, если тебя кто-нибудь увидит. Если выполнишь всё, как надо, через полчаса Тина поставит свою подпись и выдаст тебе следующий конверт».
— Не так уж сложно, – пробормотала я. – И что ты собираешься тут изменить?
— О нет! Я хочу изменить следующую инструкцию, после того, как ты справишься с этим заданием, – сказала она.
Она поманила меня за собой, и мы направились в другой конец магазина, где располагалась мужская секция. Узкий коридорчик вёл к четырём кабинкам для переодевания. Напротив кабинок на стене весели зеркала. К моему удивлению, двери в кабинках плотно закрывались и доставали до самого пола. Кажется, мне немножко повезло, подумала я. Если я буду тихонько сидеть внутри, никто ни о чём не догадается. Нужно просто закрыть дверь и полчаса подождать.
Раскрыв дверь в первую кабинку, Тина жестом пригласила меня войти. Я быстро стащила с себя трусики и лифчик и вместе с туфлями подала их Тине. Та, скосив взгляд мне между ног, тихонько хихикнула. Подумаешь! Будто бы в наши дни волосы на лобке такое уж редкое явление!
Прикрыв за собой дверь, она секунду постояла снаружи, а затем сказала:
— Забыла предупредить. Замок в этой кабинке не работает, – её голос изменился: – Желаю удачи!
Теперь я начала понимать, что скрывалось за этой кажущейся простотой. Через некоторое время снаружи послышались чьи-то шаги. Сердце моё чуть не выпрыгнуло из груди, когда я увидела, как поворачивается ручка. Дверь широко распахнулась, и на пороге показался мужчина средних лет. Заметив меня, он застыл на месте. Поскольку я не имела права прикрываться, то вынуждена была просто стоять и смотреть на него с глупым видом.
— Ох, извините! Прошу прощения! – попятился он назад и поскорее захлопнул за собой дверь. Я слышала, как он сначала удалился куда-то, а потом, вернувшись, зашёл в соседнюю кабинку. Видимо, он выходил, чтобы убедиться, что это действительно мужская раздевалка. Довольно необычное чувство – стоять совершенно голой, зная, что за тонкой перегородкой раздевается взрослый мужчина. Я почувствовала себя совершенно беззащитной.
Однако ничего не произошло, и он, немного погодя, ушёл.
Прошло ещё немного времени, и опять снаружи послышались чьи-то шаги. Стоит ли упоминать, в какую кабинку все пытались войти? На этот раз в дверях появился молодой парень. Нужно признать, он был невероятно привлекателен. В отличие от первого мужчины, он не кинулся назад, а остался на месте, с улыбкой меня разглядывая. Я молча смотрела на него.
— Почему ты в мужской раздевалке? – поинтересовался он.
— Все женские заняты, – огрызнулась я. – Что уставился? У тебя совсем совести нет? – пристыдила я его, хотя, в глубине души готова была сама уже на него наброситься. Правду сказать, к этому времени я была совершенно мокрая.
— Совесть? А что это? – наивно переспросил он.
— Это значит, что ты ведёшь себя неприлично, – холодно проговорила я. – Тебе следует оставить меня в покое… немедленно.
— Позволь не согласиться! Большинство мужчин, если видят красивую девушку, обычно восхищаются её красотой. Тем более, если их внимание ей приятно.
— С чего ты взял, что вторжение в мою кабинку мне приятно? – я постаралась выглядеть возмущённой.
— О, твоё тело само за себя говорит, – он криво усмехнулся. Ох, я совсем забыла об этом своём проклятом клиторе!!! Смутившись, я отвернулась. – На тебя приятно смотреть, – произнёс он, закрывая дверь.
Оставшись в одиночестве, я была вынуждена призвать все свои силы, чтобы не дать воли рукам.
Мужчина sashsash
Свободен
09-01-2013 - 17:29
Часть 12б

Дверь в мою кабинку то и дело открывалась, и я «как бы случайно» попадалась на глаза. Мужчины были самые разные, и каждый раз меня охватывал трепет. К этому невозможно привыкнуть, когда тебя застают голой в маленьком кубике, из которого некуда скрыться. Во всей этой ужасной ситуации был лишь один светлый момент – им было явно приятно меня видеть. За исключением одного случая, когда появившийся в дверях мужчина громко вскричал с оскорблённым видом:
— Что ты тут делаешь?!
— Женские раздевалки все заняты…
— И что же, ты настолько торопишься, что не можешь подождать?
— Да.
— И что же ты примеряешь? – скептически поинтересовался он. – В комнате совершенно пусто.
— А… мне сейчас должны принести другой размер. Через минуту.
Его лицо побагровело от негодования.
— Не сомневаюсь! А где твоя собственная одежда?
— Умм… Девушка унесла её, чтобы свериться с размерами? – я мысленно себя обругала за то, что моё утверждение прозвучало, как вопрос. Все остальные относились к этому, как к шутке, но только не ЭТОТ. Похоже, меня ждали проблемы.
Но, к счастью, он лишь вздохнул:
— Смотри, если тебе нравятся твои маленькие сексуальные забавы, то мне всё равно. Смотри лишь, не попадись на глаза моей жене, – отчитав меня подобным образом, словно школьницу, он захлопнул дверь. Я осталась одна, пристыжённая и униженная.
Мне казалось, что это никогда не кончится. Время тянулось бесконечно, и с каждой минутой моё напряжение только возрастало. Я была уже на пределе, когда дверь, наконец, снова открылась, и на пороге появилась Тина:
— Я наблюдала за тобой. Хорошо провела время?
— Как ты могла меня видеть? Я же всё время была внутри.
— Здесь полупрозрачные зеркала, чтобы ничего не украли, – пояснила она, указывая на стену.
— Но это же противозаконно! – воскликнула я. – Вы подглядываете за людьми, пока они переодеваются! Люди в примерочной имеют право на уединение!
— Если мы предупреждаем покупателей заранее, и они соглашаются, то в этом нет ничего противозаконного. Видишь это? – она показала наклейку на зеркале, на которой была надпись: «Внимание! Зона находится под наблюдением. Попытки воровства преследуются по закону».
Рассмеявшись, она добавила:
— У Джонни Тейлора сегодня удачный день. Это тот самый охранник, который дежурит недалеко от мужского туалета. Он просил тебе передать, что ты можешь приходить сюда, когда захочешь!
— Чёрт, он всё-таки ИЗВРАЩЕНЕЦ! – крикнула я прямо в зеркало. – Он, наверно, мастурбировал всё это время, пока я тут сидела!
Мне хотелось сказать что-нибудь обидное, опозорить его перед Тиной, но, похоже, мне это не удалось. Она только усмехнулась:
— Нет, не всё время.
Она протянула мне конверт.
«Надевай трусы и лифчик, выходи из торгового комплекса и отправляйся по адресу 324 Элмвуд Авеню. По дороге закажи две пиццы и скажи, чтобы их отправили на вечеринку по указанному адресу. Не забудь конверт».
Это задание показалось мне не таким уж и страшным. Я знала, где это. Элмвуд Авеню находилась всего в нескольких кварталах от моей бывшей школы. Правда, нужно ещё было избежать встречи с Офицером Занудой, но я не сомневалась, что мне удастся его перехитрить.
— Полагаю, мне лучше двигаться, – произнесла я. – Спасибо тебе за всё.
— Не так быстро, – коснулась моего плеча Тина.
— Ах, да. Ты же хотела что-то изменить?
Она молча кивнула. Затем, протянув мне туфли, добавила:
— Ничего особенного. Только одна вещь. Я хочу, чтобы ты вышла БЕЗ лифчика и трусов. Только и всего.
— ТЫ ХОЧЕШЬ, ЧТОБЫ Я ПРОБЕЖАЛА ГОЛЫШОМ ЧЕРЕЗ ВЕСЬ ЦЕНТР?
Она помахала конвертом перед моим носом:
— Тебе же нужна моя подпись?
— Я не могу этого сделать! Даже если бы я и осмелилась, КАК я смогу отсюда выйти?
— Быстро… и немного более короткой дорогой, которую я тебе покажу, – просто ответила она.
— Ты серьёзно? Ты хочешь, чтобы я выбежала отсюда совершенно голой?!!
— Ага.
Я метнула на неё яростный взгляд, но она даже не смутилась. Похоже, она не собиралась отступать.
— Отлично… Подписывай эту проклятую бумажку, – произнесла я, надевая туфли.
Мужчина sashsash
Свободен
09-01-2013 - 17:30
Часть 13

Нужно было видеть довольную улыбку Тины, когда она протягивала мне бумагу. Судя по всему, она не ожидала, что я соглашусь. Если бы я видела хоть единственный выход, я бы отказалась, но, похоже, я потеряла способность ясно мыслить. В этот момент моя воля подчинялась совершенно другой части тела. Я лишь продолжала про себя твердить, что мне нельзя потерять работу. Мне хотелось сохранить мою квартиру, а ещё я желала, чтобы мать мною гордилась, и единственный путь достичь этого заключался в том, чтобы я по-настоящему чего-то добилась в жизни. Трейси и Анна на деле доказали свою хитрость. Я понятия не имела, как далеко они способны зайти относительно меня в своих намерениях, если я не выполню того, что они от меня требовали. По крайней мере, именно эти мысли вертелись в тот момент у меня в голове.
— Ты, кажется, говорила, что можешь меня вывести более короткой дорогой? – спросила я, стараясь прогнать страх и одновременно боясь передумать.
Тина взяла у меня один из листков и, перевернув его, принялась рисовать. Начертив большой прямоугольник, она пояснила:
— Это торговый комплекс. Ты сейчас здесь, – она пометила место крестиком. – Вот тут находится кафетерий. Твоя машина, очевидно, припаркована у фонаря номер 321, который располагается в этом месте. Чтобы не проходить мимо кафетерия, ты можешь выйти не через главный вход, а вот так, – она нарисовала стрелку, указывающую в прямо противоположную сторону. – Через три магазина от нас есть служебный выход. Если ты выйдешь через эту дверь, то окажешься как раз напротив стоянки, на которой стоит твоя машина. Так гораздо короче. Сохранишь не только нервы, но и время.
— Ничего себе – короче! Мне нужно, выйдя из твоего магазина, миновать ещё три. С какой стороны этот служебный выход?
— С правой, – уверенно проговорила Тина. – Такая, бежевая, неприметная дверь. На ней нет никаких надписей. Откроешь – и ты снаружи.
Я со вздохом подняла на неё глаза. Тина, казалось, была возбуждена не меньше меня, словно ей самой предстояло пройти через все эти испытания. Её напряжение невольно передалось мне, и я почувствовала симпатию к этой девушке. Заметив, как она рассматривает мою голую грудь, я ощутила, как по моей коже пробежали мурашки. Соски у меня поднялись, словно кончики карандашей. По какой-то необъяснимой причине, мне было приятно её внимание.
— Хорошо. Звучит не очень сложно, но что на счёт Офицера Зануды? Нужно как-то убедиться, что он не поджидает меня снаружи, пока я выскочу в чём мать родила.
— Я выйду посмотреть. Если всё окажется чисто, я сразу вернусь и скажу тебе. Но учти, тебе нужно будет выбегать сразу же, потому что ситуация может измениться в любую минуту, – она подала мне листок. – Ну, я пошла, будь наготове, – с этими словами, она развернулась, и направилась к выходу.
Мне отчаянно захотелось крикнуть ей вслед, что я передумала, но Тина уже исчезла, оставив меня одну, с бешено колотящимся от волнения сердцем.
Я стояла, мысленно молясь, чтобы мне только не встретился кто-нибудь из моих знакомых. В этом магазине последнее время я бывала довольно часто, но после сегодняшнего вечера я сильно сомневалась, что смогу появиться тут ещё раз. Послышались приближающиеся шаги. Не может быть, чтобы она вернулась так быстро, я ещё не готова!!! В соседнюю кабинку вошёл человек. Он кашлянул пару раз, и я чуть не подпрыгнула от испуга.
У меня начали сдавать нервы. В голову лезли мысли одна страшнее другой. Теперь мне казалось, что Тина ходит слишком долго. Должно быть, что-то случилось! Вероятно, кто-нибудь нажаловался, и по магазину уже ходят полицейские в моих поисках. Наверняка их вызвал тот мужчина, который меня отчитывал. Где моя одежда?! ВЕРНИТЕ мне мою одежду!!!
Я буквально не находила себе места, когда дверца в примерочную раскрылась, и появилась Тина.
— Путь свободен, – торопливо сказала она. – Я видела твоего охранника. Он обедает в кафетерии. Некоторое время он будет занят своими делами, так что тебе лучше поспешить!
В ответ я лишь тряхнула головой. Я отчаянно трусила. Похоже, Тина поняла моё состояние, потому что внезапно схватила меня за руку и, силой вытащив из кабинки, вытолкнула в проход.
— ДАВАЙ!!! СЕЙЧАС!!! – крикнула она.
Инстинктивно я бросилась бежать. Сиськи у меня моталась из стороны в сторону, стук от туфель разносился по всему магазину. У меня не было времени думать о том, кто меня сейчас видит, и что обо мне подумают. Я просто бежала. Промчавшись по магазину, я выскочила наружу и бросилась в левую сторону. За последний час народу в торговом центре значительно прибавилось, и мне пришлось в буквальном смысле прорываться сквозь толпу, расталкивая людей руками. Это был вечер пятницы, и среди посетителей центра преобладала, в основном, молодёжь. Многие были моего возраста. Подавляющее большинство мне были незнакомы, но время от времени в глаза бросались знакомые лица – те, кого я случайно запомнила, когда сама раньше здесь слонялась. Став невольными участниками этого бесплатного представления, все они теперь могли посмотреть, как я выгляжу на самом деле, без одежды.
— Смотрите, ГОЛАЯ ДЕВУШКА!! – донёсся до меня чей-то возглас.
— Простите… Извините… Пропустите, пожалуйста, – бормотала я, проталкиваясь, уворачиваясь и проскальзывая мимо людей. Люди с недоумением оборачивались, разглядывая меня практически вплотную. Народу в холле было так много, что я едва не пропустила нужную дверь. Фактически, я пробежала мимо неё, а потом, спохватившись, резко развернулась и кинулась в обратную сторону. Кто-то цапнул меня за задницу. Задохнувшись, я попыталась вырваться и тут же ощутила ещё чьи-то руки, словно случайно, скользнувшие мне между ног. Мне уже было всё равно, я просто хотела отсюда выбраться! Никогда в жизни я ещё не чувствовала себя такой беззащитной!
Внезапно я увидела дверь, про которую говорила Тина. Подскочив к ней, я с разбегу налетела на неё всем телом, дверь распахнулась и… Громкий звон оглушил меня. Отпрянув назад, я в ужасе уставилась на табличку, висевшую рядом: «Дверь под сигнализацией». С загнанным видом я оглянулась. Теперь уже внимание абсолютно всех присутствующих было приковано ко мне. Кажется, люди даже не обращали внимание на звон, разносившийся по всему залу.
Дверь оставалась широко раскрытой. Не теряя больше времени на раздумья, я кинулась к ней. По крайней мере, в одном Тина меня не обманула – я очутилась на улице, и моя машина стояла на стоянке напротив. К счастью для меня, снаружи уже стемнело, хотя и здесь было далеко не безлюдно.
— Эй, ТЫ!!! – услышала я за своей спиной громкий вопль. – СТОЙ НА МЕСТЕ! НЕ ДВИГАЙСЯ!!
Обернувшись, в полуоткрытую дверь я увидела, как ко мне, пыхтя, продирается сквозь толпу Офицер Зануда!
ДЕРЬМО! Я со всех ног бросилась к машине. Так быстро я не неслась никогда в жизни!
— Смотрите, СТРИКЕРША!!! – парни, стоявшие неподалёку, разразились хохотом и аплодисментами. Внезапно их весёлые крики сменились громким свистом, от чего я совсем упала духом. Неужели даже им не нравится вид голой бегущей девушки, подумала я. Однако, услышав позади отчаянную ругань Офицера-Плохиша, я поняла, парни освистывали не меня, а его!
Не останавливаясь, я пыталась на бегу расстегнуть ремешок на часах, чтобы отцепить ключ. Нельзя было терять ни секунды. Если бы этот охранник не был таким толстым, то уже давно бы схватил меня! Тем не менее, хоть я и оставила его далеко позади, сдаваться он не собирался.
Подлетев к машине, я буквально запрыгнула внутрь. Не успев даже захлопнуть дверь, я включила зажигание и, перебросив передачу, рванула с места. От быстрого бега и от пережитого страха я едва переводила дыхание. Сердце колотилось, как сумасшедшее, а виниловое сиденье было… мокрым! Совершенно ошеломлённая происходящим, я даже не пыталась разобраться в своих ощущениях. Вот это бросок! Я ехала, озираясь по сторонам. Не сообщил ли охранник своим напарникам по рации приметы моего автомобиля? На выезде с парковки светофор горел зелёным, так что мне не пришлось даже притормаживать. Вырулив на дорогу, я оставила торговый центр далеко за собой.
Немного успокоившись, я заставила себя сбросить газ. Не хватало ещё, чтобы меня остановили за превышение скорости. Попасться в таком виде настоящему полицейскому мне совсем не хотелось.
Теперь, когда опасность миновала, я постепенно начала осознавать всю пикантность ситуации. Моё возбуждение в сочетании с ощущением постоянной опасности довело меня да состояния, граничащего с экстазом.
Я приближалась к той части города, где находилась моя старая школа. Я стремилась поскорее покончить с очередным заданием, чтобы поскорее оказаться дома и заняться некоторыми своими личными делами, если вы понимаете, что я имею в виду. Но, когда в нескольких кварталах от нужной улицы мне в глаза бросилась вывеска Pizza-Nut, я вдруг вспомнила, что от меня требовалось заказать две пиццы! Даже в трусах и лифчике появиться в пиццерии было достаточно унизительно. Мне же предстояло войти, не имея ни единой нитки на теле, и, полагаясь исключительно на своё обаяние, сделать заказ, а потом ещё не менее получаса слоняться вокруг, ожидая, пока они его выполнят. Трейси с Анной, когда составляли свою инструкцию, предполагали, что я буду одета. Они не могли знать, что Тина, воспользовавшись ситуацией, изменит план. А я, в свою очередь, так необдуманно согласилась на её условия!
И что же теперь? Явиться без пиццы? Быть может, моё появление полностью обнажённой компенсирует её отсутствие? Я подумала, что именно так всё и объясню судье. Я даже покажу ему бумагу, в которой написано, что прежде чем покинуть торговый центр, я снова должна была одеться. Сидя в машине со включённым двигателем напротив пиццерии, я ещё раз обдумала свою версию. Однако чем больше я пыталась убедить себя в её разумности, тем большие сомнения меня одолевали. «Ты должна БУКВАЛЬНО следовать всем указаниям», – вспомнились мне слова Трейси.
Что ж! На мне не было белья, и я не собиралась идти и развлекать этих незнакомых мне людей. Я горько усмехнулась. Кроме того, я начала опасаться, что привлеку к себе внимание, если и дальше буду продолжать сидеть здесь, ведя сама с собой бесполезные споры. Рано или поздно, кто-нибудь заметит, что я сижу в машине совершенно голой и позвонит в полицию. Или, ещё хуже, подойдёт спросить всё ли со мной в порядке. Я взялась за ручку переключения передач и вдруг увидела ЭТО!
«Бесплатная доставка по телефону 800-pie-to-go»! – гласила надпись под освещённой вывеской. Вот оно! Я просто сделаю заказ по телефону! Наклонившись, я разыскала свой телефон и набрала номер.
— Алло, пожалуйста, я хочу заказать пиццу. Какую? Э-э… Одну с сыром, и одну с колбасой. Адрес? 324, Элмвуд Авеню. Через двадцать минут? Отлично!
Довольная своей находчивостью, я тронулась с места. Всё, что мне оставалось – это припарковаться как можно ближе к указанному адресу, и подождать разносчика пиццы. Потом, не подпуская его к двери, забрать у него пиццу, дождаться, пока он уедет и войти в дом, как и было запланировано.
Кружа по улицам, я разыскала дом с номером 324. Место было довольно невзрачное и, как мне показалось, очень тихое. Припарковавшись немного поодаль, я выключила двигатель и принялась ждать. Единственно, что меня беспокоило – что кто-то заметит меня сидящей в автомобиле. Я с беспокойством оглянулась по сторонам, но на улице было пусто.
Так прошло двадцать минут. Где этот разносчик? Я начала волноваться, что, возможно, он уже приезжал, пока я ездила вокруг. Это было бы просто ужасно!!
Я уже начала паниковать, когда на дороге появилась маленькая машина с макетом пиццы на крыше. Слава богу, наконец-то! Машина припарковалась прямо напротив входа, и из неё вылез водитель. Перспектива появиться абсолютно голой на тёмной улице перед незнакомцем мне не особенно нравилась, но всё же это было гораздо лучше, чем войти в таком виде в ресторан. Я видела, как парень вытащил листок бумаги, сверяясь с заказом. ПОРА ВЫХОДИТЬ!
Выскочив из машины, я быстрым шагом направилась в его сторону. Появившийся словно из ниоткуда случайный автомобиль, проезжая мимо, осветил фарами мою фигуру.
— Простите… – я приблизилась к пареньку. – Это заказ для 324? – я попыталась успокоить дыхание.
Парень обернулся, собираясь ответить, и я, увидев его лицо, замерла.
— Бритни? – растерялся он. Это был Джек Грехем, мы раньше учились вместе. Я всегда относилась к нему с симпатией, и теперь почувствовала себя крайне неловко.
— Умм… привет, Джек, – проговорила я дрожащим голосом. – Это для меня?
Он улыбнулся.
— Я слышал много историй, когда люди встречают разносчиков пиццы голышом, но со мной такого ещё не случалось, – сказал он. – А ты даже не в дверях, – он усмехнулся своей шутке.
— Долго объяснять. Пожалуйста, не говори никому. Вот тебе деньги за пиццу и ещё двадцать долларов, чтобы не болтал.
— Не-ет, оставь себе свою двадцатку, – хмыкнул он. – Я лучше расскажу ребятам… – у меня вытянулось лицо, но он тут же добавил: – Я не буду называть твоего имени, договорились?
Мужчина sashsash
Свободен
09-01-2013 - 17:31
Часть 14

Я видела, как его глаза скользят по моему телу, не упуская ни одной детали, и, невзирая на сумерки, отмечая каждую чёрточку, каждый изгиб. От стыда я готова была сгореть на месте. Одно дело, когда на тебя смотрят посторонние люди, и совсем другое – если тебя рассматривает твой хороший знакомый.
— Ты ждала кого-то другого? Ты поэтому голая? Ты же не знала, что приеду именно я, правильно? Вот почему ты так смутилась. Ты, очевидно, дожидалась Джимми Джонстона, так? Точно. Он со всеми девчонками крутит…
— Нет, нет, вовсе не из-за этого… – я попыталась его успокоить. – Это… просто как посвящение. Прости, но дело вовсе не в тебе, честное слово.
Казалось, мои слова его немного утешили. Он ещё раз глянул на мои сиськи, а потом, набравшись наглости, произнёс:
— Так… может быть… ты согласишься со мной прогуляться… как-нибудь?
– Умм… мне нужно кое с кем встретиться, но если что-то не получится… Я тебе позвоню, – соврала я. Идиотская ситуация. Я стою абсолютно голая посреди улицы и болтаю с парнем, который пытается за мной ухаживать. Я имею в виду, о каком ухаживании может идти речь, если я уже стою перед ним во всей красе, и мне нечего терять и нечего прятать. Мне может прийти в голову лишь одна причина, по которой, встретив вас на улице голой, вас могут пригласить на свидание, и то, с каким глупым видом Джек меня разглядывал, лишь подтвердили мои предположения.
Кажется, уходить он не собирался. Я уже начала беспокоиться, что те, кто дожидаются меня в доме, заметят нас, и обвинят меня в нарушении правил.
— Э-э, послушай, тебе разве не надо ехать, развозить остальные заказы? – сказала я с явным намёком.
— Да, пожалуй. Здорово, что я тебя УВИДЕЛ, – ответил он, забираясь в машину. «Помечтай», – пробормотала я про себя, глядя, ему вслед. Я-то считала его особенным, а он оказался таким же, как все, обычным парнем, у которого только одно на уме.
Обернувшись, я взглянула на дверь. Кто тут живёт? Понятно, что этот адрес не мог оказаться случайным. Возможно, это дом Трейси или Анны. Впрочем, нет, это было бы слишком просто. Наверно, тут живёт какой-нибудь их знакомый, который, подобно Джеку, будет рад на меня поглазеть. Ну что ж, настало время покончить с этим. Поднявшись на крыльцо, я на минуту замешкалась. Наклонившись к двери, я внимательно прислушалась. В записке было сказано, что мне нужно доставить две пиццы на вечеринку по адресу 324 Элмвуд. Может, здесь и вправду проходит какая-то «вечеринка», и мне предстоит встреча с целой компанией?!! Я напрягала слух, но изнутри не доносилось ни звука. Кроме того, я не заметила возле дома припаркованных автомобилей. Не могли же они их спрятать? Вряд ли эти две сучки распланировали всё до таких мельчайших деталей.
По дороге проехала машина, и я, инстинктивно метнувшись в сторону, упала на корточки, спрятавшись за кустами. Нервы у меня совсем сдали. Я не знала, сколько я ещё смогу выдержать.
Опять стало тихо. Сглотнув и собрав всё мужество, я вновь подошла к двери и, нажав на кнопку звонка, замерла, трясясь от страха. Ничего не произошло. Я позвонила ещё раз. Может быть, я опоздала, не успела вовремя, задержавшись в торговом центре? Это было нечестно – вплоть до последнего задания держать меня в неведении.
В эту минуту я услышала приближающиеся изнутри дома шаги. Над крыльцом вспыхнул свет, на мгновение ослепив меня. Дверь распахнулась, и из моей груди вырвался отчаянный крик. Не такой, театральный, как в голливудских фильмах, скажу я вам, а настоящий, жуткий, леденящий душу ВОПЛЬ! Передо мной стоял директор моей бывшей школы мистер Хардгуд!!! Он смотрел на меня, вытаращив глаза и разинув от изумления рот. Попятившись, я споткнулась, уронив пиццу на землю, а затем чуть ли не со скоростью света бросилась по ступенькам вниз, выскочила на тротуар и понеслась прямиком к своей машине.
— ЭЙ, ВЕРНИСЬ!! – взвыл он за моей спиной. – Если я тебя только узнаю, ты у меня ВЫЛЕТИШЬ из школы! СЛЫШИШЬ? ТЫ МЕНЯ СЛЫШИШЬ?!! ПРОКЛЯТЫЕ ТИНЕЙДЖЕРЫ!!!
По улице двигалась машина, и я метнулась за дерево. Переведя дыхание, я осторожно выглянула. Машина проехала мимо. Я оглянулась назад. Погони за мной не было, и свет над крыльцом погас. Я подумала, что пока он не вздумал позвонить в полицию, мне лучше убраться подальше. Выскочив из-за дерева, я кинулась к своей машине. Но в тот момент, как моя рука коснулась дверцы, раздался хохот. Это были Трейси и Анна.
— У тебя вид полной ИДИОТКИ!! – корчась от смеха, выдавила из себя Анна, выходя из тени.
— Какого чёрта ты голая? Мы предполагали, что ты будешь в белье, – добавила Трейси.
— Долгая история, – выдохнула я. – Слушайте, мне надо убираться отсюда!!!
— Ты подписала бумагу?
У меня расширились глаза:
— Только не говорите, что ОН и был судьёй!!!
Девушки вновь покатились со смеху.
— Нет, дурочка! Это мы! Давай сюда лист, – сказала Трейси.
Открыв дверь, я вытащила из машины бумагу и протянула ей. Подписав, она подала мне новый конверт.
— Что? Ещё один??!!!
— Жаль, что приходится тебя огорчать. Поскольку ты совсем голая, боюсь, тебе не понравится твоё следующее задание.
Я ударилась в панику:
— Послушайте, я не виновата в том, что осталась без одежды. Войдите в моё положение!
— Нет. Так даже лучше, чем мы планировали. Лучше давай, шевелись. Время играет против тебя, – расплылась в улыбке Анна.
Разорвав дрожащими руками конверт, я принялась читать: «Отправляйся в кинотеатр Мегаплекс, что на Четвёртой улице. В конверте есть фломастер. Ты должна взять у прохожих ЧЕТЫРЕ автографа: по одному на каждой груди и ещё по одному на ягодицах. После этого подойди к билетной кассе и спроси Брук. Она проверит, что автографы находятся на правильных местах и подпишет лист. После этого тебе нужно собрать все подписанные бумаги и не позже 11:00 привезти их на парковку рядом с твоим офисом».
— Я НЕ МОГУ ЭТОГО СДЕЛАТЬ!!!! Как я ГОЛАЯ буду подходить к людям и просить их… А после этого пойти ещё и в кассу??! Да ведь в пятницу вечером там просто столпотворение!!
— Никто не предполагал, сладенькая, что ты явишься голышом. То, что ты голая – проблема исключительно твоя. Придумай что-нибудь.
— Вы хотите сказать, что если я где-нибудь найду трусы и лифчик, и уложусь до одиннадцати часов, то задача будет выполнена?
— Я вовсе не это сказала, – холодно произнесла Анна. – Я сказала, что если ты не в состоянии следить за собственными вещами, то это твоя беда. Давай спасибо, что мы прощаем тебе это нарушение. А теперь, будь я на твоём месте, я бы поторопилась, потому что уже почти десять!
— Вот именно, – вмешалась Трейси. – У тебя уйдёт не меньше двадцати минут, чтобы добраться до места, да ещё двадцать пять, чтобы вернуться обратно. Таким образом, на сбор подписей у тебя остаётся не более четверти часа.
Бормоча под нос проклятья в адрес этих двух стерв, я забралась в машину. По дороге я мучительно пыталась сообразить, как же мне выйти из положения? Как я смогу всё это выполнить? Может, пойти на обман и самой подделать все подписи? Но я не смогу изогнуться и написать имена у себя на ягодицах. В моей голове родилось не менее десятка различных вариантов, и по той или иной причине все их пришлось отбросить. В итоге я подъехала к кинотеатру, не имея вообще никакого плана. Меня охватила паника!!! Тут было столько машин, что мне пришлось объехать всю стоянку дважды, прежде чем я разыскала одно свободное место.
Припарковавшись, я выключила двигатель и, как и раньше, прицепила ключи к ремешку от часов. У входа в кинотеатр прогуливалось несколько человек, но основная масса уже находилась внутри. К кому же мне подойти?
В этот момент я заметила бредущего ко входу пожилого мужчину. По крайней мере, удастся получить хоть одну подпись! Я поспешно выскочила из машины, но тут же мне вспомнился тот сварливый тип, который отчитывал меня в примерочной. Наверно, это всё же плохая идея. Слишком уж он чопорно выглядит.
Не менее пяти минут я потратила, озираясь по сторонам, но на стоянке никто больше не появлялся. Очевидно, подумала я, начало сеансов приходится на промежуток времени от десяти часов до половины одиннадцатого. Если только кто-то опоздает… Что же, чёрт побери, мне делать??
Можно пойти прямо в кинотеатр и попросить расписаться кого-нибудь из работников. Впрочем, нет, это не годится. Я могу попасться на глаза этой Брук. А вдобавок, ко мне прицепится администратор, и тогда мне точно несдобровать.
Неожиданно я увидела, как на парковку въезжает машина. Выглядит многообещающе, подбодрила я себя. Проводив автомобиль взглядом, я заметила, что он остановился, и из него вылезло пять человек: четверо парней и девушка. Времени у меня совсем не оставалось, поэтому такой шанс нельзя было упускать. Я кинулась к ним, пробираясь между машин и стараясь нагнать раньше, чем они уйдут. Не выдержав, я закричала:
— Подождите! – они, ничего не слыша, продолжали идти. – ПРОСТИТЕ! – крикнула я во весь голос. – ПОЖАЛУЙСТА, НЕ МОГЛИ БЫ ВЫ ПОМОЧЬ МНЕ?
— БОЖЕ, да она голая!! – обернувшись, воскликнул один из парней.
Девушка немедленно взяла ситуацию в свои руки.
— Том, звони девять-один-один, – распорядилась она. – С ней что-то случилось! Джим, сними и отдай ей свою рубашку. Давай, живее!
— НЕТ, ПОДОЖДИТЕ!!! – в отчаянии вскричала я, видя, что один из парней достаёт телефон. Наконец, я догнала их. – НЕ ЗВОНИТЕ. Со мной всё в порядке, правда, – я пыталась перевести дыхание.
— Успокойся. Что произошло? – девушка попыталась накинуть на меня рубашку, а затем, свирепо взглянув на своих товарищей, приказала: – Ну-ка, отвернитесь! Где ваше воспитание?!
Отдышавшись, я, наконец, смогла из себя выдавить:
— Извините, что беспокою вас… пожалуйста, не сердитесь на меня, но…
— В чём дело? – в голосе девушки звучало беспокойство. – Что мы можем для тебя сделать?
— Можно мне попросить ваши автографы?
Она уставилась на меня, словно отказываясь верить своим ушам. Видимо, своим появлением я перепугала её до смерти. Я подумала, что сейчас она мне влепит пощёчину за такую глупость, но она произнесла:
— Мне кажется, ты нас с кем-то перепутала. Мы вовсе не знаменитости.
— Ну почему же? – быстро сообразил один из парней, расплываясь в улыбке. – Если она так считает и даже готова ради этого бегать за нами голышом, то, думаю, мы должны уважить её просьбу.
— С нами такое часто случается, мисс, – вставил другой.
— Это с каких же пор? – саркастически поинтересовалась девушка.
— Ну… Ты знаешь, мы иногда играем с ребятами рок. У нас даже есть группа.
— Это что, какой-то розыгрыш? – девушка начала раздражаться.
— Послушайте, – сказала я как можно более искренне. – Я не собираюсь вас обманывать. У нас в школе есть своего рода клуб, в который я пытаюсь вступить, и мне нужно собрать четыре автографа. Вот, посмотрите, – я показала девушке инструкцию.
— А… школьные забавы? – она быстро пробежала листок глазами. – Я слышала о чём-то подобном, – она подала мне его обратно. – Так и быть, я подпишу, – взяв у меня фломастер, она осторожно приподняла мою левую грудь, от чего у меня по спине пробежал лёгкий озноб, и начала писать своё имя. Трудно описать моё состояние, пока она водила по мне маркером! Её прикосновение было настолько нежным, что не оставалось сомнений, что она знает, что делает. Она явно не спешила, и меня постепенно охватывало всё большее возбуждение. Я даже представить себе не могла, что прикосновение другой ДЕВУШКИ может быть таким волнительным!
— МОЯ ОЧЕРЕДЬ! – выхватил из её рук фломастер парень по имени Джим. Он точно так же приподнял рукой мою вторую грудь и начал на ней осторожно писать. После первых двух букв, ему пришлось передвинуть пальцы, а потом ещё раз и ещё. Когда он закончил, я находилась уже буквально на грани! Если бы он не остановился, ещё секунда, и я бы, наверно, кончила прямо перед ними.
— Дай-ка мне это, – отобрал у него маркер следующий. – Повеселился сам, дай и другим!
Мужчина sashsash
Свободен
09-01-2013 - 17:34
Часть 15

Этот парень хотел расписаться вокруг моего соска, но я поспешила его остановить:
— НЕТ! Следующая подпись должна быть на ягодице.
— Мне это нравится, – хихикнул он, разворачивая меня. Затем, присев, скомандовал: – Нагнись-ка!
Без задней мысли, я наклонилась. Сзади меня послышался смех. Поняв, какой вид ему открылся, я чуть не подпрыгнула.
— ЭЙ! – вскричала я. – Просто распишись мне на заднице и всё!
— Хорошо, хорошо! У тебя просто трусики сбились. Ой, постой-ка! Да на тебе НЕТ трусиков! – они все, даже девушка, весело расхохотались.
Когда он, наконец, закончил, фломастер у него отобрал третий парень. Он сунул руку мне между ног, и я почувствовала его пальцы у себя в промежности. Затем он слегка натянул кожу на ягодице, чем едва не свёл меня с ума! Он просто не мог не заметить моего состояния, потому что пальцы его сразу стали совершенно мокрые. Я хотела сказать ему, чтобы он убрал руку, поскольку он делал явно больше, чем требовалось, но побоялась, что остальные тоже заметят моё возбуждение. Я сама не могла понять, что со мной творилось. Это было невероятно стыдно!
Теперь у меня были все четыре подписи. Повернувшись, поблагодарила ребят за помощь.
— Эй, а как же я? – запротестовал последний парень. – Теперь моя очередь!
— Джим, ей нужно только четыре автографа, – урезонила его девушка. – Не повезло тебе. Пойдём, а не то мы весь фильм пропустим.
Они нехотя двинулись прочь, но у меня возникла идея.
— Джим, у меня есть предложение! – окликнула я его. – Можешь расписаться на мне, где пожелаешь, только подойди к кассе и попроси Брук выйти ко мне.
— ОТЛИЧНО! – обрадовался он, хватая маркер.
— Не так быстро! Распишешься ПОСЛЕ того, как приведёшь её сюда.
— Ну ладно… Только что, если она со мной не выйдет? Она ведь не знает меня.
— Просто расскажи ей, что вы со мной сделали, и, не сомневаюсь, она выйдет. А если не захочет, то скажи ей, что я голая.
— Хорошо. Только обещай, что не убежишь потом.
— Не убегу. Пожалуйста, поторопись, а то у меня совсем не остаётся времени! – взмолилась я.
Они ушли, а я осторожно стала приближаться к кинотеатру. Подойдя поближе, я присела между машинами и, выглянув, поискала Джима глазами. Я видела, как он говорил о чём-то с девушкой у кассы, а потом к ним присоединилась ещё одна. Они разговаривали, весело смеясь. Оставалось только догадываться, что он им про меня рассказывал. Наконец, я увидела, как одна из девушек идёт вместе с Джимом к стоянке.
Когда они приблизились, я поднялась на ноги и окликнула их.
— Святое ДЕРЬМО, да ты и вправду ГОЛАЯ!! Честно говоря, я им не поверила, но ты и вправду это сделала!!
Я стояла красная, как рак. Повернувшись вокруг себя, я продемонстрировала ей подписи и попросила:
— Пожалуйста, теперь ты можешь подписать мне бумагу?
— Не раньше, чем я распишусь, – заявил Джим, снимая колпачок с фломастера. Брук лишь пожала плечами. Думаю, ей хотелось посмотреть, как это будет выглядеть.
— Что ж, где ты хочешь расписаться? – спросила я.
— Раздвинь ноги.
— ЧТО?!!
— Ты сказала, что я могу расписаться в любом месте. Я хочу оставить свою подпись на внутренней стороне твоего бедра. Не могу же я этого сделать, если ты будешь стоять, сжав ноги?
— О…
Брук закатилась от смеха. Я мысленно проклинала себя за глупость. Ко всему прочему, в поисках места поукромнее, я и не заметила, что стою прямо под фонарём. Шагнув в сторону, я расставила ноги.
— Шире, – улыбнулся Джим.
— Достаточно, можешь уже писать, – возразила я, но он уставился на меня с таким жалобным взглядом, что я сдалась: – Ох, ну хорошо! – смирившись с очередным унижением, я развела ноги как можно шире, выставив напоказ всё самое интимное, что у меня было. – Теперь доволен?
Продолжая улыбаться, Джим опустился передо мной на колени и, приблизив лицо к моему паху, принялся водить фломастером по моей ноге. Я чувствовала его тёплое дыхание у себя между ног, и мой клитор заныл от боли, требуя разрядки. Если он будет и дальше там возиться, я обязательно кончу! К реальности меня вернул его голос:
— Он совсем не пишет. У тебя тут слишком мокро… Ой, прости! – внезапно спохватился он.
Брук больше не могла сдерживаться. Она хохотала, как ненормальная! Такого представления она явно ещё не видела.
Джим встал и, очень вежливо меня поблагодарив, побежал догонять остальных. Не могу представить, что он им расскажет!
Брук изумлённо покачала головой:
— Когда Трейси рассказывала мне о том, что они задумали, я даже не предполагала, что это может оказаться правдой. Я не верила, что они смогут заставить другую девушку подвергнуться добровольному унижению ради их удовольствия. – Я открыла рот, чтобы объяснить, но она меня перебила: – Теперь я поняла. Тебе самой это нравится, верно?
Не зная, что ответить, я лишь опустила голову.
— Ладно, не переживай, – проговорила она. – Я никому не расскажу.
Забравшись в свою машину, я вырулила на дорогу и направилась в город. Времени оставалось совсем в обрез. По дороге я проклинала каждого, ползущего в моём ряду, а заодно и себя из-за того, что вынуждена превышать скорость, не имея на себе ни единой нитки. На стоянку я влетела за две минуты до срока. Припарковавшись на своём обычном месте, я огляделась и только тут с ужасом заметила, что машины Трейси нигде нет!
Только не говорите мне, что они уже уехали! Я успела ВОВРЕМЯ!!!
Они появились через пять минут.
— Мы видели, как ты въезжала, – заявила Трейси, выходя из машины. – Почему ты заехала именно сюда?
Не припомню, чтобы проезжая первые два этажа парковки, я кого-нибудь видела, но её слова прозвучали столь уверенно, что я не стала спорить.
— Как, почему? Я всегда тут паркуюсь. Я предполагала, что вы именно тут меня и ждёте, – ответила я.
— Все бумаги в порядке? – спросила Анна.
— В машине, каждый ваш чёртов листок подписан, – я с гордостью помахала стопкой перед её носом. Я и в самом деле испытывала ГОРДОСТЬ. Я её ЗАСЛУЖИЛА. Я даже предположить не могла, что способна совершить нечто подобное. Сомневаюсь, чтобы у них хватило мужества такое повторить. Тысяча чертей, я и вправду собой гордилась!
— А это что? – Трейси указала на размазанное пятно у меня между ног.
Вспыхнув, я пожала плечами. Из-за того, что я совсем промокла, в этом пятне трудно было определить чью-то подпись, а я не собиралась пускаться в объяснения. Не знаю, что они подумали, но, так или иначе, они промолчали.
— Отличная работа, – похвалила меня Трейси, складывая бумагу. – Мы уезжаем. Будем на связи. К следующему разу постараемся придумать что-нибудь поинтереснее.
— Буду ждать с нетерпением, – фыркнула я. – Но, умм… Прежде, чем вы уедете, могу я получить обратно свою одежду?
— Одежду? – недоумённо переспросила Анна. – Какую одежду?
— МОЮ одежду! – пояснила я, теряя терпение.
— А, эту… – протянула Анна. – Наверно, она у того паренька, который встречал тебя у торгового центра. Хы, представляю, что он делает сейчас с твоими трусиками! Неважно. Прости, уже поздно, нам нужно ехать. Пока, малышка! – с этими словами они залезли в машину, и Трейси завела двигатель.
— ВЫ НЕ МОЖЕТЕ БРОСИТЬ МЕНЯ ТУТ В ТАКОМ ВИДЕ!! – вскричала я в отчаянии, но они, не обращая на меня никакого внимания, скрылись. Опять они меня провели! Когда я уже поумнею?!
По крайней мере, на этот раз со мной были ключи, и мне не придётся рисковать, скрываясь голышом от моей мамочки. Необходимо раздобыть какую-нибудь одежду. Понятное дело, в офисе было полно всякого барахла, но это значило, что мне нужно пересечь всю парковку, спуститься вниз по ступеням, выйти на улицу, а затем ещё добраться до моего офиса! Минуту я раздумывала. Мне придётся пройтись голышом только в одну сторону, назад я уже буду возвращаться в одежде. Но что будет, если меня по дороге поймают, что мне ответить?
Похоже, что других вариантов у меня не оставалось, к тому же было довольно поздно, на улице давно стемнело, и кругом царила тишина. После шести вечера люди разъезжались из этой части города по домам. Можете считать меня ненормальной, но я решила попытаться. Не знаю, что послужило причиной такому решению: безысходность ситуации, или мои гормоны, лишившие меня возможности ясно мыслить, соблазн совершить очередную шалость, но в итоге я убедила саму себя, что попробовать стоит.
Прицепив, как обычно, ключи к часам я направилась к лестнице. Несмотря на то, что ступать я старалась как можно тише, из-за туфель каждый шаг эхом отдавался от стен. Спустившись вниз, я приоткрыла наружу дверь и осторожно выглянула на улицу. Как я и предполагала, кругом было тихо, улица была пустынна. Немного поодаль были видны ступеньки, спускающиеся с тротуара к моему офису. Казалось, что расстояние не такое уж и большое, правда, на пути к ним спрятаться в случае опасности было совершенно негде. Мне нужно было просто пробежать, но после того, как я выскочу, пути обратно не будет.
Боясь передумать, я сделала шаг вперёд и услышала, как дверь защёлкнулась за моей спиной. Путь был свободен, и я побежала. Я старалась держаться поближе к домам, скрываясь в их тени. Чувство восторга опьяняло. Мне захотелось всё время оставаться голой! Хотя, конечно, если бы появилась возможность постоянно и без опаски оставаться голышом, пожалуй, это было бы не так захватывающе.
Я уже преодолела половину пути, когда услышала позади себя шум приближающегося автомобиля. Бросившись к зданию, я вжалась в стену, в надежде, что меня не заметят, но автомобиль замедлил ход и остановился.
— Эй, ты! – из машины выглядывал хорошо одетый мужчина средних лет. – Ты на работе?
— Нет. Моя работа уже закончилась, – наивно ответила я.
— Это плохо, – проговорил он. – А что ты скажешь, если я тебя попрошу поработать ещё немного?
О чём он говорит? Он же мне не начальник? Он даже не знает, где я работаю… О, боже! Он принял меня за ПРОСТИТУТКУ!!!
— ОТВАЛИ, ИЗВРАЩЕНЕЦ! – возмущённо воскликнула я.
— Ладно, ладно, к чему такие обиды? – пожал он плечами, и его автомобиль скрылся за поворотом.
Я стремглав кинулась к своему офису и скатилась вниз по ступенькам. Не в силах больше сдерживаться, я, едва очутившись внутри, поспешила снять напряжение. У меня был очень длинный и напряжённый вечер, и я не могла отказать себе в нескольких минутах наслаждения. Возможно, не очень хорошо заниматься этим прямо на рабочем месте, но мне, право, было уже всё равно.
После этого я подобрала из наших вещей наряд, который бы не вызвал у моей матери глупых вопросов, вернулась в машину и поехала домой.
Ну и ночь!
Мужчина sashsash
Свободен
09-01-2013 - 17:35
Часть 16

Этой ночью я, лёжа в постели, вспоминала всё, что со мной произошло. Как я могла пасть так низко? Мне припомнился охранник, который за мной гнался, затем мой директор, а потом тот парень, что сидел в машине на стоянке возле торгового центра. Интересно, что он сделал с моей одеждой? Я решила, что даже если девочки вернут мне мои вещи, то лучше всего будет их сжечь! Я не могла это больше носить независимо от того, занимался он с ними тем, о чём я думала, или нет. Без вариантов.
Теперь, когда всё уже было позади, я не могла разобраться в своих чувствах. Могу лишь сказать, что я пребывала в полной растерянности. В конце концов, я решила перестать думать и попытаться просто уснуть.
Поскольку впереди была суббота, я проспала – по-настоящему проспала! – до самого обеда. Разбудил меня телефонный звонок.
— Бритни, это твоя начальница! – услышала я голос матери.
Вскочив с постели, я взяла трубку.
— Эми, алло, – произнесла я как можно более бодрым голосом, несмотря на то, что с трудом могла разлепить веки.
— Бритни, прости, что не даю тебе отдохнуть, но произошли кое-какие события, и я ищу кого-то, кто согласился бы поработать сегодня вечером. Ты бы хотела?
— Да, конечно.
— Отлично. Встретимся в три часа в офисе, и я посвящу тебя в детали.
— Хорошо, я приеду. В офисе в три часа. До встречи.
В последнее время мне не очень-то везло с особыми мероприятиями. Рекламирование продуктов питания в супермаркете не могло оказать мне существенную поддержку в приобретении мебели для моей новой квартиры. А мне так хотелось обставить её ещё до переезда. Я надеялась поразить свою мать, пригласив к себе. Вот почему я возлагала такие надежды на эту работу сегодня ночью. Неизвестно, что это будет, но уж точно не пустое стояние в продуктовом магазине. По крайней мере, я на это надеялась.
Приняв душ и приведя себя в порядок, я поехала в город. Въехав на стоянку, я с неприятным посасыванием под ложечкой припарковалась на своём обычном месте. Мрачное чувство не покидало меня. Всего лишь прошлой ночью я спускалась по этой лестнице абсолютно ГОЛАЯ! Я представила, как бы это выглядело днём, и от одной только мысли по моей коже побежали мурашки. Нет, мне следует выкинуть подобные идеи из головы. Нужно это прекратить, пока со мной не случилось ничего плохого. А случиться могло всё, что угодно, если я и дальше буду плясать под дудку Трейси и Анны.
Эми, казалось, была очень признательна мне за то, что я согласилась помочь, и это наполнило меня гордостью и чувством собственной значимости. Мне очень нравилось, когда она бывала мной довольна. Она была моим пропуском наверх.
— Так что это за мероприятие? – поинтересовалась я, когда она, наконец, отложила бумаги в сторону.
— Бритни, сегодня ты будешь звездой.
— Что?
— Ну, не совсем звездой, но тебе придётся сыграть одну роль.
— Роль?? Как в театре? Но я не умею играть! – воскликнула я. – Я вообще до смерти боюсь выступать перед зрителями!
— О, у тебя всё получится, – успокоила она меня. – Всего лишь небольшой эпизод. Дело в том, что настоящая актриса попала в больницу. Ей собираются удалять аппендицит.
— Но… у меня нет времени учить слова, и репетировать, и…
— Успокойся, – терпеливо проговорила Эми. – Я бы не позвала тебя, если бы не была уверена, что ты справишься. Это очень просто. Сядь и не нервничай, а я тебе всё объясню. Это не совсем обычный спектакль в представлении Альтернативной Театральной Группы, ATG, сокращённо. Они выступают в старом Грейсон Театре. У них много последователей, и некоторые актёры из их группы пользуются известностью.
— Что-то звучит не очень утешительно, – пробормотала я с беспокойством.
Эми рассмеялась.
— Ладно, послушай. Спектакль об одном чудаковатом старом изобретателе, который постоянно выдумывает какие-то странные вещи, которые не работают. Так продолжается до тех пор, пока его старый друг не попадает в беду, и профессору нужно создать нечто, что сможет того спасти. Это по-настоящему прекрасная пьеса. Я ходила на неё два раза.
— И что же я буду делать?
— Тебе предстоит сыграть роль человекоподобного робота. Кажется, они называются андроидами. Прежде, чем ты ударишься в панику, скажу, что тебе не нужно ничего учить, так что расслабься. На тебе будет обтягивающий костюм серебристого цвета со всякими там лампочками-штучечками. Весело, не правда ли? – она достала свёрток. – В начале пьесы ты появляешься, накрытая белой материей. Тут, впереди, есть как бы сеточка, чтобы ты могла видеть. На сцену тебя вывозят, стоящей на специальной платформе на колёсиках. Потом покрывало с тебя снимают, являя зрителям новейшее изобретение профессора.
— Если мне не нужно учить слов и всё, что от меня требуется – просто стоять на платформе, то почему они не используют манекен?
— Нет, это не годится. Тебе не нужно ничего говорить, но кое-что делать придётся. Когда профессор будет демонстрировать своё изобретение, он попросит тебя поднять руку. Вместо этого ты должна поднять ногу. А если скажет поднять ногу, поднимешь руку. Всё, что он будет тебе приказывать, ты должна исполнять либо наоборот, либо вовсе стоять неподвижно. Ты – его изобретение, которое работает неправильно. Далее, актёры примутся тебя обсуждать, потом увезут за кулисы, и на этом твоя роль закончится. Кроме всего прочего, ты появляешься в самом начале действия, так что быстро освободишься и сможешь пораньше отправиться домой.
— Даже не знаю… – я не могла успокоиться. – А вдруг у меня что-то не получится? Мне не хотелось бы что-нибудь испортить.
— Ох, это всего один раз, и они на тебя очень рассчитывают. Я уже сообщила, что у меня есть замечательная девочка на эту роль. Менять что-либо слишком поздно. А кроме того, – Эми подмигнула. – Они платят пятьсот долларов.
— Что же вы сразу не сказали, – удивилась я. – В таком случае, я участвую.
— Давай тогда тебя оденем и посмотрим, что из этого получится. Возможно, понадобится кое-где немного подтянуть, чтобы костюм сидел на тебе как следует.
Мне пришлось полностью раздеться. Поскольку костюм должен был плотно обтягивать всё тело, изображая гладкую металлическую поверхность робота, нижнее бельё исключалось. Осмотрев меня, Эми решила прихватить ткань с боков и в талии. Ей пришлось немного повозиться, зато, когда она кончила, нигде не было видно ни складочки. Костюм сидел довольно туго, но она объяснила, что так и должно быть. Следует признать, что смотрелся он превосходно, я действительно была похожа на живого робота! Однако, взглянув в зеркало, я была поражена, насколько точно он повторяет линии моего тела, подчёркивая каждый изгиб. Грудь выглядела настолько естественно, что, казалось, её ничто не поддерживает. Даже соски отчётливо проступали сквозь ткань.
— Ну-ка, давай проверим, – сказала Эми и щёлкнула выключателем на моей спине. Внезапно по всему костюму со всех сторон вспыхнули разноцветные светодиоды, и я зажглась, словно Рождественская ёлка. Это было по-настоящему здорово! Мне очень понравилось.
Эми протянула мне покрывало и принялась объяснять, как добраться до театра.
— Кажется, я знаю, где это, – сказала я. – Нужно ли мне что-то объяснять?
— Нет, они поймут кто ты по твоему костюму. Просто обойди театр и поднимись за кулисы. Если кто-нибудь что-то спросит, скажи, что ты из CSI.
Проще некуда! Пора было ехать. Часы показывали почти шесть, а в семь уже начинался спектакль. По счастью, на машине до театра было рукой подать. Поначалу я опасалась этой работы, но теперь мне моё задание определённо нравилось. К тому же, я всё время помнила о деньгах. Я уже точно знала, на что я их потрачу, и что куплю в свою маленькую квартиру.
Мне пришлось остановиться на соседней улице, поскольку на парковке места были только для работников театра. Прикрепив ключи к наручным часам, я вышла из машины и направилась к автомату, чтобы проверить, нужно ли оплачивать стоянку на дороге в выходной день. Оказалось, что по выходным можно стоять бесплатно. В этот момент до меня донёсся чей-то голос:
— Ну и ну, смотрите, кто тут у нас!
Обернувшись, я увидела, что ко мне с угрожающим видом приближаются три девчонки-подростка.
В первый момент мне показалось, что их позабавил мой костюм.
— Это для спектакля, – объяснила я. – Это такой реквизит.
— Узнали её? – проговорила та, что была выше.
— Ещё бы! Как не узнать такую знаменитость! – с насмешкой отозвалась другая.
— О, я не знаменитость. Я просто подменяю одну из артисток. Она сегодня болеет, – ответила я с нарастающим беспокойством. Я подумала, что они меня с кем-то перепутали. Если у настоящей актрисы были с кем-то из них недоразумения, то я хотела показать, что они ошиблись. – Меня Бритни зовут.
— Бритни, хы, – процедила высокая. – Слыхали, девочки, теперь мы знаем её имя.
Они обступили меня со всех сторон.
— Послушайте, я ничего вам плохого не сделала, – встревожилась я. – Я даже не знаю вас. Я опаздываю на спектакль. Мне не нужны неприятности. Вы, наверно, меня с кем-то перепутали, честное слово.
— Вы слышите это? Она нас не знает, – с издёвкой заявила высокая. – Что ж, дорогуша, мы из школы Джефферсон, Дом Яростных Пантер. Знаешь такую, хмм? Ты – именно та, что нам и нужна, верно, девочки? – с этими словами она подняла свой мобильный телефон и показала мне фотографию, на которой я, голая, мочусь на их талисман.
— Всем известно кто ТЫ такая. В нашей школе у каждого есть твоя фотография, – сказала другая.
У меня вспотели ладони. Я кинулась в сторону, но они и не думали выпускать меня. Отпираться не имело смысла – они меня узнали даже в этом дурацком костюме робота.
— Послушайте, это была не моя идея! – воскликнула я в панике. – Меня заставили.
— Ну КОНЕЧНО, ты ни при чём, – усмехнулась высокая, хватая меня за ткань. Я услышала, как трещит материя. – Ох, смотрите, порвалось! – насмешливо проговорила она. – Наверно, пошито не очень хорошо? – она дёрнула ещё сильнее, и ткань, лопнув, разошлась, обнажив мою левую грудь.
— На ней нет лифчика, – заметила вторая. – Похоже, ей нравится показывать своё тело.
— Так давайте поможем ей! Вперёд, девочки!
— НЕТ, СТОЙТЕ!!! ОСТАНОВИТЕСЬ!!! – кричала я, но всё было напрасно. В мгновение ока я очутилась на земле. Мой костюм трещал по швам. Я отчаянно сопротивлялась, но, казалось, нападавших на меня это только забавляет. Через пару минут от костюма остались лишь клочки, а я сама оказалась лежащей голышом на тротуаре. Одна из девочек сфотографировала меня, распростёртой у их ног, заявив, что разошлёт мою фотографию всем в школе, чтобы люди знали, что так будет со всяким, кто свяжется с Домом Яростных Пантер.
После этого они надменно удалились, бросив меня голую, скулящую, побеждённую и совершенно униженную. Что мне теперь делать? Спектакль начнётся с минуты на минуту, а Эми так на меня рассчитывала! Мне придётся объяснять ей, за что на меня напали. Что она обо мне подумает? Конечно, я могла поехать домой, но что станет с моей работой в CSI?
Немного придя в себя, я забралась в машину, чтобы решить, как мне действовать дальше. Не такой уж богатый выбор, если вы оказались голышом в самом центре города!
1 Пользователей читают эту тему

Страницы: (15) 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 ...
  Наверх