Взрослая социальная сеть
Поиск секса поблизости, а также
тематические знакомства и виртуальное общение

ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ
Знакомства для секса Живая лента Все о сексе Форум Блоги Группы Рассказы Лучшие порно сайтыЛучшие порно сайты
ПОИСК СЕКСА
поблизости
PLAYERUNKNOWNS BATTLEGROUNDSТрансляции здесь:
Канал на ЮтубеКанал в Твитче
и в группах:
Группа в ВКонтактеГруппа в Одноклассниках

Страницы: (13) 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Мужчина Bost
Свободен
04-01-2010 - 13:30
ГЛАВА 5

Поднявшись в свою комнату, Екатерина с помощью рабыни оделась, села в машину и поехала на работу.
Рабыни развязали Николая, поместили в клетку, которая была больше предыдущей, но всё равно находиться в ней было очень неудобно, можно было только лежать или стоять на четвереньках, снизу клетки был только голый пол. Николай сначала никак не мог улечься и заснуть, прутья клетки впивались в тело, но усталость и наказание сделали своё дело, и, не смотря на очень неудобную позу, он заснул.
С работы Екатерина приехала около восьми часов вечера. Она приказала рабыням приготовить ванну. Переодевшись, она велела рабыне Ольке сопровождать её в ванну. У неё было огромное джакузи, самой последней модели в котором были все «навороты», мыться в нём было одно удовольствие. В воду была добавлена ароматная пена и соли. Госпожа погрузилась в ванную, рабыня включила гидромассаж, все семь вращающихся форсунок начали работать, она лежала и нежилась в приятной тёплой воде и думала, какая у неё прекрасная жизнь. В свои 25 лет она добилась многого, в основном всё сама. У неё было очень много денег, своё очень прибыльное дело, свой дом, были рабыни, которые обслуживали её, а теперь появилась новая игрушка – раб. Рабыня вымыла Госпожу, вытерла очень нежно её тело мягким махровым полотенцем, надев на Госпожу халат и тапочки, она встала на четвереньки, Госпожа сев на неё, как на лошадь поехала в комнату.
Расположившись на мягком диване перед телевизором, Госпожа велела Ольке позвать остальных рабынь. Двоим, она приказала встать на колени, Олька крепко связала их тела ремнями, а также связала их между собой, чтобы представляли собой единое целое, и были полностью обездвижены, и положила на них стекло, которое также были закреплено специальными приспособлениями на спинах рабынь, получился импровизированный столик. Ольга принесла ужин и поставила тарелки на столик. Рабыне Лизке было приказано на коленях подползти к дивану и лизать ноги Госпожи, пока она принимала пищу, а две рабыни Машка и Олька прислуживали Хозяйке за столом. Поев, Екатерина разлеглась на диване, велев Лизке подставить свой рот, чтобы воспользоваться им, как туалетом. После того, как Госпожа сходила в туалет в рот рабыни, она велела ей ласкать своё влагалище, когда ей надоели ласки рабыни, она взяла её за волосы и оторвала от бёдер.
-Всё достаточно, пошла вон. Теперь отнеси меня на кровать, самой мне не хочется идти.
Лёжа в кровати, Госпожа спросила, как чувствует себя в подвале раб, Олька, которой было поручено наблюдать за рабом, ответила, что он спит.
-Пусть набирается сил, завтра ему предстоит тяжёлый день.
Проснувшись, Госпожа позавтракала, приняла утренний туалет и с двумя рабынями спустилась в подвал. Николай уже проснулся, он лежал и думал, как бы ему убежать из этого ада, но ничего пока придумать не мог. Его мысли прервал включившийся свет, Госпожа вновь пришла в сопровождении своих рабынь. Она уселась в кресло, приказав открыть клетку.
Николай выполз из неё, обрадовавшись свободе, он хотел встать, чтобы размять затекшие суставы, но был остановлен грозным окриком Госпожи:
-Кто разрешил тебе подниматься с колен, и вставать на колени, я не разрешала тебе. Ползи ко мне на своём брюхе, как червяк, расскажу тебе правила, которые должен будешь неуклонно соблюдать.
Раб, пополз к ногам своей мучительницы. Сегодня Екатерина Алексеевна была одета вся в белом. На ней была одета белая короткая кожаная юбка, под которой Николай видел белые кружевные мини трусики еле закрывающее бритую киску Госпожи. Под кожаным белым жакетом был надет белый бюстгальтер, на руках белые перчатки из тончайшей кожи до локтей, на ногах красовались белые ботфорты. В этом наряде она была ещё красивее, чем вчера.
-Ну, что раб теперь слушай,- сказала Госпожа, вонзив со всей силы каблук в спину раба.
Николай вскрикнул от пронзившей его боли. Екатерина провернула каблук в теле раба.
-Терпи, тварь иначе придётся повторить вчерашний урок, только будет гораздо хуже,- с этими словами второй каблук впился в спину раба.
-Слушай меня, мразь и запоминай, что я буду тебе говорить. С этого времени, ты являешься моей собственностью, моей вещью, моим рабом. Ты не должен проявлять самостоятельно какую-либо инициативу, а должен только слушать мои команды и приказы. Без моего разрешения ты не имеешь права разговаривать, чтобы что-то сказать ты должен ударить головой об пол, но если я не дам тебе разрешения говорить ты должен молчать. Передвигаться при мне ты должен только на четвереньках, вставать на ноги тебе запрещено, если только не будет особого приказа. Также ты не имеешь права смотреть на меня выше моих колен. За нарушение одного из этих требований будешь так жестоко наказан, что вчерашнее наказание покажется тебе детской забавой. Я хочу добиться от тебя полного повиновения, чтобы ты понимал меня с полуслова, и даже по жестам мог безошибочно определить чего я от тебя хочу. Тебе всё понятно, что я сказала.
-Да, моя Госпожа.
-Я буду развлекаться с тобой, как мне захочется, питаться будешь отбросами и отходами, которые остаются от приготовления пищи, иногда, но очень редко, тебе будет предоставлена великая честь, есть остатки пищи с моего стола, но эту великую честь нужно будет сначала заслужить. Никаких договоров, что ты являешься моей собственностью, мы составлять не будем, это лишняя процедура, да и пустая трата времени. Я сделаю так, будто ты погиб в автомобильной катастрофе, есть люди, которые занимаются такими делами за хорошие деньги. При подходящем случае находится мертвый бродяга или бомж, его тело бросают в канаву на оживлённой трассе, естественно его уродуют, чтобы невозможно было опознать лицо, в карман подсовываются твои документы, вызываются анонимом «нужные» менты, которые заводят дело и быстро его закрывают, так как такого-то гражданина, сбила неизвестно когда, неизвестно какая машина, свидетелей не имеется. Тело определенный срок валяется в морге, а затем хорониться, если у человека были родственники, им сообщают, что человек погиб только после захоронения тела. Человек живой, и в тоже время для всех он мёртвый. Почему я тебе это так подробно рассказала, потому что тебя ждёт тоже самое. Официально ты будешь, мёртв, но на самом деле всю свою оставшуюся жизнь будешь жить у меня в рабстве, но я думаю, что твоя жизнь не будет лучше, чем, если бы ты был мёртв.
У Николая внутри всё похолодело от этих слов, он понял, что теперь его жизнь полностью измениться и от этого никуда не деться, если он ещё питал, какие-то иллюзии, относительно того, что может выйти на свободу, то теперь они полностью растаяли. Он решился задать Екатерине Алексеевне вопрос.
-Госпожа, неужели Вы больше никогда не отпустите меня?
-Конечно, нет. Я не для того тебя решила поработить, чтобы отпускать. Сначала послужишь моей лошадкой, я давно мечтала заиметь человеческую лошадь, чтобы кататься по своему участку. Это доставить мне и моим гостям большое удовольствие. Я решила заиметь несколько лошадей, в основном это будут женские лошадки, но в конюшне жеребец тоже должен быть. Пока я буду разводить лошадей ради удовольствия, затем может, начну готовить их для продажи богатым людям, время покажет. Кроме, как пони бой я буду использовать тебя и в других работах. Я могу забить тебя насмерть или покалечить, ради развлечения, всё равно через неделю ты официально будешь, признан мертвецом. Когда ты мне надоешь продать или подарю тебя кому-нибудь. Как тебе нравиться такая перспектива?
-Госпожа, пожалуйста, помилуйте меня, я отдам Вам всё, что у меня есть, только отпустите.
-Мне очень надоело твоё упрямство, для начала сто ударов плетью за то, что, ты, гнус не рад, что всю свою оставшуюся никчёмную жизнь проведешь, служа мне. Я оказываю тебе такую честь, служить мне, а ты осёл не хочешь это принять, многие хотели бы оказаться на твоём месте, но я выбрала тебя. Ничего кнут научит тебя уму. В твоём сознание должна быть только одна мысль, как угодить своей Госпоже.
-Госпожа не наказывайте меня, я буду всё, что Вы прикажете.
-Конечно, будешь, но сначала получишь сто ударов от моих рабынь. Ты забыл, что я тебе недавно говорила, без моего разрешения ты не должен разговаривать со мной, я объясняла тебе, как нужно просить разрешения. За неповиновение моим приказам ещё сто ударов.
-Госпожа, но Вы же со мной общались.
-Тупой ублюдок, ты совсем не понимаешь меня, моё слово для тебя закон, а ты опять пытаешься со мной спорить. Ты меня просто разозлил. Ещё сто ударов, и того триста,- и она начала свои каблуки сильно вгонять в спину раба.
Приказав рабыням привязать раба к вчерашнему приспособлению, она велела нанести сто ударов.
-Твари, нанесите сто ударов, бейте двумя плетьми, как следует со всей силы, если мне покажется, что вы плохо исполняете наказание, сами получите, но уже по триста ударов. Вы меня поняли?
-Да, Госпожа.
-Я тебя пожалела, сразу триста ударов наноситься не будут, ты их получишь в течение дня. После первых ста ударов, через два часа ты получишь ещё сто ударов, ещё через два часа последние сто ударов. Со станка его не снимать,- это она обратилась уже к рабыням, пусть в течение дня «полежит» на барабане, и подтяните его тело так, чтобы оно было в растяжку. Всё поняли, тогда приступайте.
Рабыни закрепили тело Николая на станке, с помощью механизма растянув его и начала плетьми наносить безжалостные удары по всему телу. Екатерина сидела на своём кресле и наблюдала за экзекуцией, ей доставляло огромное удовольствие смотреть, как «ломают» человека по её прихоти. Внизу живота у неё появилось приятное покалывание, она опустила свою наманикюренную ручку в трусики и начала ласкать себя. Она возбудилась, сделала знак одной рабыни, чтобы ползла к ней.
-Пусть Машка продолжает бить, пока не насеет оставшиеся удары до ста, а мне сейчас нужен твой язык, поласкай меня, как следует.
Рабыня подползла к ногам Хозяйки, которая раздвинула свои ноги, отодвинула в сторону полоску трусиков и начала языком ласкать нежную щелку Госпожи.
-Лучше шлюха работай языком, доставь своей Госпоже неземное удовольствие. Да… Хорошо… Лижи глубже… Ещё глубже,- Госпожа за волосы тянула рабыню к себе в промежность.
Другой рукой Екатерина ласкала свою грудь, она задыхалась от наслаждения. Перед её глазами, по её приказу наказывали человека, а внизу её ласкала рабыня. Она чувствовала себя Богиней, которая может делать со своими подчинёнными всё, что угодно и все должны терпеть её прихоти и поклонятся её красоте. Кончив на лицо рабыни, Госпожа приказала ей вылизать всё досуха и томно откинулась на спинку кресла.
Тем временем другая рабыня нанесла Николаю положенные сто ударов, опустилась перед Госпожой на колени и доложила ей:
-Госпожа, Ваше приказание выполнено, раб получил сто ударов.
-Пошли теперь в дом, а ты пока повиси, подумай над своим поведением.
Они ушли, оставив раба висеть на пыточном устройстве.
Сегодня на работу Екатерина Алексеевна решила не ходить, а посвятить целый день воспитанию раба. Она отдохнула, пообедала и вновь спустилась в подвал.
-Ну, что ещё жив, тогда продолжим наказание, сейчас получишь очередную сотню ударов. Олька, приступай.
И удары вновь посыпались на истерзанную спину раба. Одна рабыня проводила наказание, а другая находилась возле ног Госпожи и облизывала её сапоги.
-Я решила, когда ты получишь последнюю сотню ударов, я тебя выебу в жопу, как последнюю шлюху, тебя туда, наверно, не кто не ебал, я буду первая, кто это сделает, ты должен радоваться, что именно я лишу тебя девственности. Я возьму страпон побольше и буду долго насиловать тебя, чтобы из твоей головы вышло всякое неповиновение.
Рабыня била и била по спине Николая, ещё не зажили старые раны, поэтому вся спина и кнут были красные от крови, кровь струилась по телу раба и стекала на пол. Когда был нанесён последний удар, Екатерина недовольно поморщилась и произнесла:
-Это тупоголовое животное своей кровью испортил две плети, придётся покупать новые, с вами рабами они растраты. Ну, ладно пускать раб пока отдохнёт, а мы поднимемся наверх.
Кате не терпелась похвастаться перед подругами, что она заимела раба и так быстро его «сломала».
Она позвонила сначала Лене, а затем Ире, они немного поболтали, обсудили свои дела и сошлись на том, что когда у них появиться свободное время они приедут Кате в гости, чтобы поиздеваться над рабом. Поговорив с подругами, Екатерина пнула лежащую на полу Ольку.
-Хватит валяться, я хочу поехать отдохнуть на недельку куда-нибудь в экзотическое место. Разрешаю тебе воспользоваться интернетом, выбери для меня тур, только, чтобы было, как всегда по высшему разряду, а потом покажешь мне. Сколько будет стоить поездка мне не важно, деньги не главное, я хочу нормально отдохнуть, а то с вами, рабами, все нервы попортила. Иди, работай, а я пока спущусь в подвал и доведу наказание до конца.
В этот раз она взяла с собой трёх рабынь.
Вися на станке, Николай стонал, он думал, что тело сейчас разорвётся на мелкие части. Ему было уже всё равно жить или умереть, от полученной боли голова перестала соображать.
Раб, ты не хочешь пить,- ехидно спросила Госпожа.
Николай еле кивнул, если можно было это так назвать, головой.
-Говори, мерзость, я разрешаю.
-Да, очень хочу, Госпожа.
-Громче говори, скотина, что я прислушиваться должна,- и нанесла по щеке Николая пять сильных пощёчин. Он собрал всю силу и как мог громко произнёс.
-Пожалуйста, Госпожа разрешите своему рабу попить.
-Я напою тебя, только сначала ты получишь оставшиеся удары.
Усевшись в кресло, приказала рабыням начинать экзекуцию.
-Бейте не особо сильно, но и неслабо, чтобы он не умер, мне он ещё нужен.
Она могла бы отменить эти сто ударов, но решила преподать рабу урок, чтобы он запомнил его на всю оставшуюся жизнь и в дальнейнешем слушался её беспрекословно. Она уже знала, что человек «сломался» и была очень горда за себя, что так быстро в течении всего лишь двух дней сумела приручить его. Она подумала, что может быть заняться профессионально воспитанием рабов, открыть свою школу, это был бы неплохой бизнес. Сейчас пока не этого, ну а позже можно, как следует подумать над этой темой.
Она приказала рабыни, которая не участвовала в наказании, подать ей хрустальную вазу в которую она иногда мочилась.
-Подержи эту вазу, я налью в неё своего прекрасного напитка, ты же слышала, что раб хочет пить, я настолько добрая Госпожа, поэтому не могу ему позволить умереть от жажды. Держи лучше, чтобы не одна капля не попала мимо.
Рабыня сняла с Госпожи трусики и подставила вазу, в которую сразу же последовал поток мочи. Рабыня вылизала остатки мочи и надела на Госпожу трусики.
-Теперь перелей мой Божественный нектар в собачью железную миску, рабу не положено пить из хрусталя. Тем временем рабыни закончили наказание Николая.
Во время наказания Николай терял несколько раз сознание, но был быстро приведён в сознание умелыми действиями рабынь.
-Развяжите этого слизняка. Ползи в угол, там, в миске налито твоё питьё, я сегодня оказываю очень большую честь выпить мою Божественную мочу.
Раб подполз к миске, оставляя на полу за собой кровавый след. В нос ударил ему острый запах мочи.
-Лакай языком, как собака и попробуй оставить хоть одну каплю.
Сначала ему было неприятно пить мочу, пусть даже такой красивой девушки, как Екатерина Алексеевна, но жажда, а ещё больше страх наказания вяли своё и постепенно он начал хлебать всё больше и больше, пока в чашке ничего не осталось. Когда он вылизал чашку насухо, Госпожа сказала:
-Сволочь ты испачкал своей кровью все полы, сейчас же своим поганым языком слижи всю кровь с пола, но не вздумай вставать.
Раб начал слизывать с пола кровь, но не успевал очистить один участок пола, как сзади него образовывался новый кровавый след, так как его раны от ударов кнутом сильно кровоточили. Екатерине надоело наблюдать на это бесполезное занятие, и она приказала рабыням помыть Николая. Они включили холодную воду и начала из шланга обливать его. Сначала холодная вода успокоила немного боль, но напор воды был очень сильным и через некоторое время раб трясся от холода и от боли, которую доставлял сильный напор. Вымыв Николая от крови и помыв полы рабыни, стали на колени и ждали дальнейших приказов своей Хозяйки.
-Принесите мне страпон среднего размера, сейчас я буду лишать свою шлюшку невинности. Подготовьте его к отдаче девственности своей Госпоже.
Одна рабыня принесла страпон и начала одевать его на Госпожу. Две другие вновь распяли тело раба, так что задница была поднята и открыта, а руки были привязаны к ножкам.
Екатерина подошла к рабу взяла его за волосы и без предупреждения сунула резиновый член ему в рот.
-Соси, как следует сука, чем больше ты его смочишь, тем легче он войдёт в твоё очко.
Она начала делать поступательные движения бёдрами, член ходил в рот почти до конца, раб давился, его глаза чуть не вылезали из орбит, Госпожа так сильно тянула его за уши, стараясь, как можно больше насадить на страпон, что он думал, что они оторвутся.
-Ну, всё, теперь я продырявлю твою девственную попку. Я думаю, что ты нормально смочил фаллос, я принципиально не пользуюсь никогда не смазкой, не гелем.
Она вытащила член изо рта, подошла к заднице и начала вводить его в анус. Член с трудом входил в задницу раба, Госпожа ударила по ней рукой:
-Расслабься и получай удовольствие.
Всё сильней и сильней она вводила член в задницу, но заходил туда очень туго, когда он зашёл на одну треть, Екатерина со всей силы, рывком вогнала его на всю длину. Николай подумал, что его задницу разорвало на мелкие кусочки, от безвыходности он зарыдал. Госпожа начала трахать его не заботясь о том, что причиняет рабу адскую боль.
-Ничего скоро твоё очко разработается, и будет принимать не такие члены. Ну, что ты расплакался, как ребёнок, я же взяла страпон среднего размера, а могла взять и самый большой, так что терпи.
Она продолжала трахать раба, стимулятор на страпоне, давил на клитор, массажируя его, получая двойное удовольствие от вида поверженного раба и от стимуляции клитора. Она трахала его около двадцати минут, пока мощный оргазм не сотряс тело Екатерины. Вытащив член из задницы, Госпожа поднесла его к губам.
-Оближи, свою грязь, которая осталась на этом фаллосе, только чище, как же мне было приятно тебя ебать, теперь это будет происходить постоянно.
Облизав член, который только что вышел из его задницы Николай вновь потерял сознание от упадка сил. Госпожа приказала снять с неё страпон и приказала рабыням:
-Отвяжите этого пса, вгоните в его анус «плуг», руки заведите за спину вставьте их в перчатку, завяжите её, ноги тоже свяжите и бросьте его в клетку, пусть полежит в ней недельку, пока не оклемается. Сегодня пусть находиться так, как сказала, а завтра будет видно.
Рабыни оттащили бездыханное тело, всё сделали, как приказала Госпожа, и поместили его в клетку.
Придя в свою комнату, Госпожа вызвала Ольку и спросила:
-Ты сделала, что я тебе приказала, давай докладывай.
-Госпожа, я думаю, что Вам очень понравиться отдых на Мальдивах, там чистый океан, очень красивая природа, есть всё, что Вы захотите.
-Ты будто читаешь мои мысли, я сама давно думала об Мальдивах, пошли к компьютеру подробнее посмотрим, что пишут об этих островах.
Она посмотрела на компьютере информацию по Мальдивам и сказала Ольге:
-Позвони в туристическое агентство и закажи две путёвки на меня и на себя, должен же меня кто-то обслуживать. Отель выбирай самый лучший, вообщем, ты всё знаешь, делай, как всегда.
Оля была обрадована, что едет с Госпожой, в глубине души подозревала, что Хозяйка возьмёт её с собой. Она уже несколько раз ездила с Екатериной на отдых за границу, но и без неё Екатерина также выезжала отдыхать.
Госпожа позвала Машку и велела ей приготовить ванну.
-Мне нужно помыться, а то пока била и ебала этого козла, соприкасалась с ним.
Помывшись, Госпожа приказала сделать ей массаж, простой, но не эротический. Пока рабыни делали массаж, Ольга доложила результаты по поездке.
-Через две недели вылет на Мальдивы, мы прилетаем в столицу Мале, оттуда в 10 километрах от аэропорта Хулуле мы доберёмся на скоростном катере до острова Ланканфинолу, там будет находиться наш пятизвёздочный отель. Я заказала двухместный люкс, точнее говоря бунгало Super Deluxe.
-Это меня радует, давненько я не выезжала никуда отдыхать. А, вы не останавливайтесь, продолжайте делать массаж, это так приятно.
Заботливые руки рабынь скользили по телу Госпожи, делая массаж, стараясь доставить, как можно больше удовольствия своей Хозяйке. После массажа Екатерина посмотрела телевизор и легла спать.
На следующее утро проснувшись, Госпожа пошла, поплавать в бассейн. Она очень любила плавать, поэтому, когда делала проект дома, отдельно был сделан крытый бассейн, в который можно было пройти, не выходя из дома. После бассейна она посетила тренажёрный зал, который был оборудован самыми современными тренажёрами. Екатерина постоянно занималась в тренажёрном зале и плавала в бассейне. После занятий она приняла душ и пошла в солярий. Она также приобрела солярий, чтобы в любое время можно было им воспользоваться. Покончив с оздоровительными процедурами, она позавтракала, собралась на работу и дала указание рабыням:
-Эту скотину развяжите, накормите какой-нибудь баландой из отходов. «Плуг» из задницы не вынимайте, пересадите его из маленькой клетки в большую, мне нужно, чтобы он побыстрей был работоспособен.
Она села в машину, дверь которой открыла перед ней услужливая рабыня, Оля села рядом и они поехали на работу.
Придя в офис, Екатерина вызвала в свой кабинет секретаршу Лену Она зашла, опустив глаза в пол, так как Екатерина Алексеевна не любила, когда подчинённые без разрешения смотрели на неё.
-Докладывай, как у нас дела, что нового.
-Екатерина Алексеевна, я рассортировала почту и бумаги, которые необходимо Вам подписать и разложила на Вашем столе. Больше ничего пока не случилось.
-Хорошо, сделай мне чай и позвони в салон красоты, запиши меня.
Принеся Екатерине чай, она поставила кружку рядом с ней и сказала:
-Екатерина Алексеевна я записала Вас в салон на 17 часов.
-Хорошо иди, занимайся работой и вызови ко мне Ольгу.
У Ольги был отдельный кабинет, в фирме никто не знал, какую она занимает должность, так как штатной должности у неё не было, знали только, что она ведёт все дела фирмы, и ссориться с ней никто не хотел, многие побаивались её, потому что Ольга вела очень жёсткую политику и ко многим её советам прислушивалась Екатерина Алексеевна. Основная часть сотрудников думали, что она и Екатерина Алексеевна любовницы, но в слух этого никто не говорил.
Ольга зашла в кабинет Екатерины и сразу упала на колени.
-Госпожа, Ваша рабыня прибыла.
-Пока я пью чай, ползи под стол, аккуратно отодвинь трусики, я хочу пописать, а потом всю меня вылижи.
-Спасибо Госпожа, Вы так добры ко мне, для меня великая честь, обслужить Вас, второй раз за сегодняшний день, выпить Вашей прекрасной мочи.
Первый раз Екатерина мочилась в рот рабыни с утра, как только встала. Она ввела практику мочиться в рот разным рабыням. Пописав, Госпожа приказала рабыне:
-Поласкай меня там своим язычком подольше, я хочу получить оргазм.
Олька, как могла, старалась доставить удовольствие своей Госпоже, и её старания не прошли даром, Екатерина обильно кончила на лицо рабыни. Оля, облизав всё до последней капли, сказала:
-Госпожа для меня было большим удовольствием обслужить Вас.
-Всё теперь пошла вон, иди, работай, когда понадобишься, позову.
В начале пятого Екатерина Алексеевна вызвала Ольку и сказала, что пора ехать в салон. В салоне Катя сделала маникюр, педикюр, прическу. Рабыни были тоже обучены всему этому, но Екатерина предпочитала доверять профессионалам, а рабыням оставалось только это всё поддерживать в надлежавшем виде. Заехав поужинать в один ресторанчик, они поехали домой.
Приехав, домой Екатерина сразу же спустилась в подвал и пошла к клетке, где находился её раб.
-Ну, что ты согласен быть моим рабом.
-Да, Госпожа, я буду тем, что Вы от меня захотите.
-Видишь, как ты заговорил, надо было сразу соглашаться, тогда и не было никаких мучений. Неделю я тебя трогать не буду, пусть заживают твои раны, ну а потом продолжим твоё воспитание.

Женщина Elizabett
Свободна
04-01-2010 - 14:21
Замечательный и очень интересный рассказ.
Женщина alondra
Свободна
04-01-2010 - 18:05
Рассказ хороший, но я надеюсь зашедшие сюда новички понимают , что это ФАНТАЗИЯ И В РЕАЛЬНОСТИ ЭТОГО ДЕЛАТЬ НЕ НАДО.
Мужчина Челенджер
Женат
04-01-2010 - 18:46
QUOTE (alondra @ 04.01.2010 - время: 17:05)
Рассказ хороший, но я надеюсь зашедшие сюда новички понимают , что это ФАНТАЗИЯ И В РЕАЛЬНОСТИ ЭТОГО ДЕЛАТЬ НЕ НАДО.

Почему не надо. Бизнес, карьера, административный ресурс во всей красе. Машин свой, жилье за городом.... Ляпота..... Ну и из полезного, привязывать надо крепко перед тем как лупить.
Мужчина Bost
Свободен
07-01-2010 - 23:35
Друзья спасибо за отзывы!!! Всех поздравляю с Рождеством!!!


ГЛАВА 6.

Прошла неделя, за это время раны Николая затянулись, его почти не трогали, лишь два раза в день приходила рабыня и приносила несъедобную баланду, сваренную из очисток картошки, или листьев капусты, или непонятно из чего. Есть было сначала противно, но голод делал своё дело и Николай поглощал всю еду без особых проблем. Тем более, рабыня сказала, что Госпожа приказала съедать всё и если, он что-нибудь оставит, то получит жестокое наказание. Также два раза в день его выводили из клетки и мыли под сильной струёй холодной воды. В туалет ему разрешалось сходить раз в сутки по большому, а малые естественные надобности он оправлялся в горшок, который стоял возле клетки. Ему было неудобно это делать, но приходилось к этому приспосабливаться. Госпожа приказала рабыням следить, чтобы возле клетки не было пролито мочи, если всё-таки она была, то Николая заставляли вылизывать её языком. Он находился в большой клетке, где можно было более-менее нормально спать. Воды в день давали литр, остальную жажду, он должен был утолять своей мочой. Плуг, который находился у него в заднице ему было запрещено вынимать, только два раза, рабыня заменяла его на наиболее больший размер. Госпожу после последнего разговора он не видел, она больше не спускалась в подвал.
В очередное утро он проснулся, пришла рабыня помыла его, загнала обратно в клетку и сказала:
-Сегодня придёт Госпожа, так что готовься к встречи.
Через несколько часов он услышал на лестнице стук каблучков Госпожи. Николай знал, что это спускается именно Госпожа, так как рабыни ходили босыми. Наученный горьким опытом он встал, как мог на колени, опустив глаза в пол.
-Ну, что раб оклемался?
Голос доносился сверху, перед собой он видел туфельку Госпожи. Он ударил головой в пол, прося разрешения говорить.
-Сегодня ты ошибки не допустил, а то я хотела вырвать твой поганый язык, теперь можешь разговаривать.
-Да, Госпожа мне стало получше, огромное спасибо Вам за заботу о таком ничтожном создании, как я.
-Закончился твой отдых, пора приниматься за работу, я не для того, чтобы ты бездельничал, тебя поработила.
Приказав рабыням выпустить из клетки раба, Екатерина села в кресло, поманив его пальчиком, и приказала лизать подошвы своих туфель.
-Лижи подошвы, больше ты пока ничего не достоин, сейчас будем приводить тебя в надлежавший вид.
Она приказала рабыни приготовить машинку для стрижки волос и бритву.
-Сейчас тебя обреют наголо, с этого момента ты будешь лысым и всегда ходить с побритой головой, сам будешь следить, чтобы волосы не отрастали, как начнут расти, сразу сбривай их бритвой. Но я же добрая Госпожа, помогу тебе, куплю специальный гель, который не способствует росту волос, будешь его постоянно применять не только для головы, но и для всего тела.
Екатерина сделала знак рукой рабыни и та начала стричь волосы, когда раб был полностью лысым, рабыня взяла бритвенный станок и сбрила волосы, которые не взяла машинка.
-Теперь сбрей ему брови, а также удали все волосы на промежности, руках, ногах, подмышках. Рабыня выполнила приказ Госпожи, сделала, что ей было велено.
-Вот таким ты мне больше нравишься. Теперь всегда будешь в таком виде, сейчас тебе все волосы сбрила Машка, в дальнейшем ты сам должен поддерживать себя в таком виде, если я замечу на твоем теле, где-нибудь хоть один волосок, ты об этом сильно пожалеешь. А теперь у меня для тебя подарок.
Она велела рабыни подать стальной ошейник, показав его рабу, сказала:
-Видишь, какой красивый ошейник я приобрела для тебя, ты заметил, что все мои рабыни носят ошейники, и если ты думал, что тебя это не коснётся, ты глубоко заблуждался.
Ошейник был широкий, никелированный с выгравированной надписью «Вечный раб Госпожи Екатерины». Ошейник закрывался без замка, в нём было встроен механизм, который, когда оба конца соединялись между собой, защёлкивался, и открыть его можно было лишь маленьким ключиком, который вставлялся в специально проделанную для этого скважину.
-Тебе понравился мой подарок.
Николай ударил головой об пол. Госпожа кивнула головой.
-Очень Госпожа, спасибо Вам за заботу и доброту.
Госпожа надела ошейник на шею раба и защёлкнула его.
-Носи его и помни всю свою оставшуюся жизнь, чьей ты являешься собственностью. Ключ от него я уберу, думаю, что он будет тебе не нужен никогда.
Теперь наступила очередь татуировки. Как только Екатерина завела первых двух рабынь, одну из них Лизку, направила на курсы татуировки пирсинга. Ей нужно было иметь своего мастера татуировок и пирсинга, чтобы делать наколки и проколы, рабыням, чтобы не нанимать мастера со стороны и не привлекать чужого внимания. Лизка очень хорошо научилась делать пирсинг и татуировки, все проколы рабыням и себе она делала сама. Она посоветовала Госпоже, какие инструменты приобрести для татуировки и пирсинга.
-Лизка готовь машинку, сейчас будем наносить татуировки. На всю голову сделаешь жирную крупную надпись «РАБ», на заднице наколешь «Только для Госпожи», пока я думаю, что татуировок хватит, а в дальнейшем посмотрим.
Пока рабыня делала наколку, Екатерина захотела поесть и приказала принести еду в подвал. Перед ней был установлен столик, на который рабыни поставили салат из экзотических фруктов, который Катя очень любила. Также принесли большой кусок сочного мяса с картошкой и зелёный чай с пироженным.
Несмотря на боль в голове, которую наносила татуировочная машина, у Николая от увиденной еды непроизвольно потекли слюни. Прошло всего девять дней, как он попал к Екатерине Алексеевне, а ему казалось, будто он всю свою жизнь является рабом, и он уже забыл вкус нормальной пищи. Аппетитно поев, а остатки пищи на тарелке она отдала стоящим в её ногах рабыням.
-Доедайте твари, я сегодня добрая, а Светку повара придётся наказать, эта стерва в последнее время всё больше меня раздражает, я ей велела накладывать мне так, чтобы я наедалась и лишнего не оставалась, а она специально накладывает больше, чтобы вам скотам доставались объедки. Сегодня я эту проблему исправлю.
Поваром у Госпожи была рабыня Светка, Екатерина также отправляла её учиться хорошо, готовить и сервировать стол. Специально для неё она приобрела множество разнообразной литературы с рецептами и всё что касается кухни.
Лизка закончила наносить татуировки, склонилась к ногам Госпожи и произнесла:
-Ваше Величество, Ваше приказание выполнено.
Госпожа, посмотрев на Николая, на его голове красовалась надпись «РАБ», написанная огромными буквами, она удовлетворительно изрекла:



-Теперь совсем другое дело, все будут видеть, кто ты есть на самом деле, повернись, я хочу посмотреть, что получилось сзади. Тоже не плохо. Но это ещё не всё, вторая часть нашей программы – пирсинг. Лизка приготовь инструменты, будем прокалывать соски, член, яйца, нос, а уши пробьем и вставим клёпки. Лизка любила свою работу, ей доставляло удовольствие причинять людям боль, чтобы как-то утвердиться. Когда Госпожа заставляла её делать татуировки или пирсинг своим подругам по несчастью, она во время сеанса старалась причинить человеку максимальную боль, хотя можно было сделать не так больно. Она надела на руки тонкие одноразовые перчатки и спросила у Госпожи, на всякий случай, хотя и знала ответ наперёд:
-Госпожа, будем прокалывать с обезболивающим или нет.
-Ты, дура не задавай глупых вопросов, сама знаешь, что я отрицательно отношусь к обезболивающим.
Но прежде чем приступить к пирсингу нужно было полностью обездвижить раба, чтобы он случайно не дёрнулся и тогда вся работа пошла бы насмарку, а Госпожа любила, чтобы все её вещи были без изъянов. Николая подвели к устройству напоминающем стол, в центре которого находилась дырка, ему велели забираться вниз. Когда он просунул голову в отверстие, доски развели, а потом их опять задвинули, зафиксировав доску так, чтобы тело осталось внизу, а неподвижная голова осталась сверху. Руки завели за спину и убрали в перчатку, которую полностью зашнуровали, ноги вплотную привязали к специальной планке снизу, он был полностью обездвижен. В рот воткнули резиновый кляп, чтобы не были слышны крики.
Лизка взяла инструмент похожий на пассатижи только с одной стороны была выемка, а с другой острый наконечник. Подойдя к рабу, она пощёлкала перед его глазами инструментом, потом, просунув его в нос резким сжатием пробила носовой хрящ, благодаря сильной фиксации Николай не смог даже пошевелиться, только из под кляпа раздался глухой стон. Пот лился по всему лицу раба, не обращая на это никакого внимания, Лизка продолжала свою работу. Она обработала рану спиртом, убрала кровь и вставила в дырку огромную иглу, пару раз провернув её в ране. Достав кольцо, она вытащила иглу и на её место вставила и зажала кольцо, которое осталось только запаять. Специальным сварочным мини аппаратом, чем–то напоминающий паяльник она заварила кольцо, запало палёной кожей, раб лишь мычал от адской боли.
Госпожа с интересом наблюдала за процессом, а в это время одна рабыня целовала её груди, другая, сняв туфельку, целовала пальчики её ног.
-Вот видишь раб, одно кольцо вставлено и особой боли ты не испытал, Лизка профессионал, не зря за её обучение я заплатила большие деньги,- сказала Екатерина издевательским тоном.
-Сейчас ещё сделает дырочки в ушах, чтобы туда можно было вставлять верёвку, когда ты будешь моим пони боем, я буду управлять тобой, держась за эти верёвки, и ты будешь везти меня туда, куда мне нужно.
Тем временем Лизка приготавливала другой инструмент, он был похож на дырокол, только гораздо мощнее и острее. В голове Николая была лишь одна мысль только не умереть от боли, хотя может быть, смерть прекратила все его мучения. Лизка поднесла устройство к его уху, примерила, вставила в него ухо и резко нажала, из уха выпал маленький, ровный кругляшек мяса, а в ухе появилась сквозная дыра, то же самое она проделала и с другим ухом. Николай был в агонии, боль просто раздирала его мозг, он думал, что сейчас случиться кровоизлияние, но ничего не произошло, а была просто боль, невероятная боль. Лизка вставила в ухо клёпку с одной и с другой стороны, потом сжала и щипцами, также сделала и со вторым ухом. Ватой смоченной в спирте протерла уши и вытерла с них кровь.
От наслаждения, которое доставляли ласки рабынь, Госпожа прикрыла глаза, одна рабыня была уже между ног Хозяйки, и своим язычком доставляла ей удовольствие, другая продолжала целовать ноги.
-Ну, вот ушки в порядке, осталось совсем чуть-чуть, вставить два колечка в соски, пять в член, пять в яички и три в задницу, потом тебя ждёт ещё один подарок от меня. Но пусть это останется пока сюрпризом. Ты побудь здесь один, мы поднимемся наверх, мне уже надоело здесь сидеть, я и так потеряла много своего времени с тобой.
Она поднялась с кресла, приказав рабыням ползти за ней.
-Раб пусть так и будет в кандалах, не скучай без нас, мы скоро вернёмся, - и она рассмеялась.
Давно я в Интернет не заглядывала, подумала, про себя Катя, всё времени не хватает, сейчас поброжу по сайтам. Но первым делом она позвонила на работу, спросив у заместителя, всё ли нормально, тот ответил, что всё хорошо, и она может не волноваться.
-Машка, принеси моё любимое кресло я немного «погуляю» по инету, а ты залезай на своё место. Это означало, что у Госпожи было специальное кресло с небольшой дыркой посредине, в которую снизу вставлялась голова рабыни. С помощью Ольги Госпожа уселась на кресло и, подняв юбку, уселась на лицо рабыни и её язык начал сразу же ласкать промежность Госпожи. Вдоволь побродив по Интернету, Екатерина, взяв с собой трёх рабынь, вновь спустилась в подвал.
-Ну что ты без нас заскучал, ничего сейчас мы тебя развеселим,- обратилась Госпожа к рабу.
-Развяжите его и подготовьте для прокалывания сосок и мошонки.
Рабыни освободили Николая из станка и привязали к кресту. Лизка на этот раз достала иголки разного размера. Она протёрла соски спиртом и без предупреждения сначала в одну, затем в другую соску вставила толстые иголки, затем вытащила их и в эти отверстия вставила кольца, запаяв так же, как и в носу. Николая всего трясло, он думал, что больнее, чем прокалывание ушей не будет, но соски оказались ещё чувствительнее к боли, чем уши. А впереди предстояли ещё проколы гениталий.
Екатерина обратилась к рабу:
-Теперь начинается самое интересное, будем окольцовывать твои скотские, мужские органы.
Лизка спросила у Госпожи, в каких местах прокалывать член.
-Вставляй по всей длине, старайся, чтобы между кольцами было одинаковое расстояние.
Взяв инструмент похожий на шило, Лизка оттянула крайнюю плоть члена и проткнула её, разворотив дыру, вставило в неё кольцо, дальше она поддела его кожицу уже иглой, оттянула её пинцетом, также вставила кольцо, три остальных кольца вставила аналогичным образом. Запаяв кольца, она взяла член раба в руку и показала Госпоже.
-Госпожа, я сделала, как Вы приказали.
-Да, симпатично смотрится.
Действительно в члене Николая были вогнаны пять блестящих колец, которые искрились и очень симпатично смотрелись.
За сегодняшний день Николай испытал столько боли, некоторые не испытывали столько за всю свою жизнь. Теперь предстояла очередь яичек. Взяв длинную иглу, оттянув пинцетом тонкую кожу, Лизка сделала прокол, раб затрясся от нестерпимой боли, боль которую он испытал раньше не шла ни в какое сравнение с этой болью, несмотря на то, что он был крепко привязан, всё его тело содрогалось в конвульсиях, его трясло от боли и он никак не мог остановить эту трясучку. Хуже всего было, когда Лизка вставляла кольцо, боли были в два раза больше. После второго прокола лицо Николая побраговело, он начал задыхаться, Госпожа даже испугалась, что раб может умереть.
-Лизка смотри до смерти его не доведи, он мне живой нужен, а то придётся нового заводить, заново обучать, воспитывать, а мне этого не терпится побыстрее использовать.
-Госпожа не переживайте, это болевой шок, он скоро пройдёт.
Находясь на значительном расстояние от раба Госпожа чувствовала исходящие от него волны животного страха. Последнее кольцо, вдетое Лизкой, оставило судорогу боли на лице раба. Екатерина велела отвязать раба и вытащить из его рта кляп.
-Немного смочите его водой, чтобы пришёл в себя. А, ты, сука ползи в угол, сейчас будешь принимать водные процедуры.
Николай добрался в угол, где его со шлангами в руках ждали рабыни. Включив воду, они начали обливать тело раба холодным напором, ему сначала немного полегчало, но после обливания холодной водой всё тело начало гореть. Иногородние предметы, вставленные в тело, приносили болезненные ощущения и дискомфорт.
-Ну, что остались последние три колечка в анус, и ты станешь настоящим красавцем. Давай Лизка побыстрей заканчивай с ним.
Лизка подвела раба к деревянному барабану, перегнула через него, зафиксировала руки, ноги, провернула барабан, чтобы задница Николая находилась вверху, а голова внизу, зафиксировав барабан в этом положении и начала вдевать кольца в задницу раба. Когда с пирсингом было покончено, раба сняли с барабана, и поставила на колени перед Госпожой. Она протянула ему свою ножку и произнесла:
-Можешь поцеловать подошву моей туфельки, за то, что я проявила о тебе заботу, сделала тебя таким красавцем. Но, как я тебе обещала мой главный сюрприз. На этой недели мне наконец-то сделали клеймо с моими инициалами, и тебе будет оказана большая честь, первому носить мою печать, на своём теле. Позже я заклеймлю всех рабынь, но сначала попробуем на тебе, посмотрим, как это получиться.
-Машка принеси мне со стола коробку с клеймом.
Не вставая с колен, рабыня поползла к столу и принесла Госпоже коробку с клеймом. Екатерина достала клеймо из коробки и показала Николаю.
-Смотри, какую красоту ты будешь носить всю жизнь, и гордится этим.
На кружке была красивая буква К, а над ней находилась корона.
-Нравиться.
Раб ударил головой об пол.
-Очень, моя Госпожа.
Он настолько боялся свою жестокую Хозяйку, что даже если бы она ему приказала сейчас покончить с жизнью, он, не раздумывая, согласился на это.
-Машка зажги спиртовку и нагрей клеймо, а вы подвесьте раба на цепи. Рабыни подвели Николая к цепям, свисающим с потолка, надели на его руки железные манжеты, закрепили цепи, и с помощью лебёдки начали поднимать его, немного подняв тело от пола, развели широко ноги раба и закрепили их на растяжке. Начали поднимать тело вверх, пока Госпожа жестом не приказала остановиться. Она встала с кресла, подошла к висящему в цепях на одних только руках рабу, ему казалось, что жилы сейчас вылезут наружу из кожи, и сказала:
-Сейчас ты завизжишь, как поросёнок, я тебя немножечко прижгу. Машка, готово клеймо.
-Да, Госпожа, несу.
Она поднесла клеймо, хоть оно и находилась на специальных ручках, концы которых были обделанные деревом, но от раскаленного металла исходил сильный жар, от накаливания оно стало красно-желто-синим. Екатерина, не на секунду не задумываясь, поднесла клеймо к заднице раба и прижала его. Подвал огласил нечеловеческий крик раба, запахло палёным мясом, Госпожа подержало клеймо секунд пятнадцать, затем отдала рабыни, приказав ещё нагреть.
-Не ори от этого ещё никто не умер, раньше всех рабов так клеймили, тем более, что я добрая Госпожа, поставила тебе клеймо на заднице, а могла поставить и на лбу. Второе клеймо поставлю на грудь, не переживай оно будет красиво смотреться, я специально отдала его Машке, чтобы она его нагрела получше, а то оно немного остыло, а я не люблю портить свои вещи.
Машка подала Госпоже нагретое клеймо, она вновь приложила его к правой груди, он снова закричал от нестерпимой боли, на этот раз Госпожа держала клеймо около двадцати секунд.
-Фу, как здесь невыносимо тошнотворно воняет. Этого червяка, снимите, посадите в клетку, на руки наденьте наручники, ноги тоже свяжите, пусть немного подумает над своим поведением. Я же его предупреждала, чтобы он громко не кричал, у меня от его крика до сих пор в ушах звон стоит. И не забудьте здесь прибраться, чтобы чистота была идеальной.
Оставив рабынь убираться, она пошла наверх.
Не снимая одежды, она упала на кровать, взяв с тумбочки звонок, позвонила в него и к ней сразу прибежали две рабыни, встав перед кроватью на колени, опустив глаза в пол, они ждали приказов Хозяйки.
-Сейчас идёте мрази в подвал, вызовете сюда Машку, Лизку и Ольгу, а сами доделаете там, что они вам скажут. Побыстрее идите тупоголовые животные.
Рабыни поспешили исполнять приказ Госпожи. Через минуту перед кроватью Госпожи стояли её обслуживающие рабыни.
-Я сегодня с этим скотом сильно утомилась, Ленка с Машкой разденьте меня, а ты Олька принеси мне попить.
-Чего Госпожа желает попить?
-Принеси стакан сока.
Рабыни раздели Госпожу, помогли лечь в постель, она выпила поданной Ольгой яблочный сок и заснула.

ГЛАВА 7.

Проснувшись, Госпожа велела подать завтрак в постель и привести из подвала раба. Ей не терпелось посмотреть на произведение своего искусства. Через несколько минут в дверь постучали и Ольга спросила:
-Госпожа, Ваш раб ждёт за дверью, можно впускать.
-Впускай, мне не терпится посмотреть на него.
Раб подполз к кровати Госпожи на животе, как и проинструктировала его Ольга. Лежа в кровати, Екатерина наслаждалась завтраком, она велела рабу подняться на ноги во весь рост. Перед ней предстал лысый, окольцованный, заклейменный, забитый мужчина, то есть, то что от него осталось, его и мужиком нельзя было назвать, просто существо.
-Повернись кругом, мне хочется посмотреть татуировку и клеймо на заднице.
Осмотрев полностью раба, Госпожа была удовлетворена. Клеймо хоть и было ещё красным и раздутым, но уже чётко просматривалась буква К с нарисованной сверху короной.
-Уведите эту мразь, поместите в клетку и накормите чем-нибудь.
Когда раба увели, Екатерина позвала Ольгу и сказала:
-Поможешь мне одеться, мы сходим в сарай, я имею одну идею, всё тебе расскажу на месте, а ты сделаешь всё так, как я скажу.
Одевшись, они пошли на улицу. Территория вокруг дома была большая, кроме дома и бассейна, на ней располагалась баня, несколько хозяйственных построек, сарай, если это можно было назвать сараем. Это было большое здание, пока в нём ничего не находилось, оно было пустым. Когда строился дом, Катя попросила построить здание из бруса, обложенного облицовочным кирпичом. Она решила построить это здание просто так на всякий случай, она решила лучше сделать все постройки сразу, чем потом, что-то достраивать на облагороженной территории, опять завозить кирпичи, цемент и прочее. Зайдя в пустое здание, Екатерина сказала Ольге:
-Наймёшь бригаду строителей, обязательно профессионалов, лучше созвонись с теми, кто строил дом и пусть из этого сарая мне сделают конюшню. Сначала пусть нарисуют проект, дадут мне на утверждение, если меня всё устроит, то я найму эту бригаду для строительства конюшни. Скажешь им, что я решила завести лошадей, пусть сделают всё, как положено. Ты будешь постоянно следить за строительством, руководить стройкой, мне в это влезать не нужно, но прежде чем решить какой-то вопрос, ты должна будешь согласовать его со мной. Я думаю, что тебе об этом напоминать не надо, сама всё знаешь. Я сейчас поеду на работу, а ты занимайся, чем я тебе поручила, вечером доложишь результаты. Не затягивай с этим делом, через пять дней мы улетаем отдыхать, нужно, чтобы перед отъездом, было сделано максимум дел.
Вечером Ольга стояла перед Госпожой на коленях и докладывала.
-Я созвонилась с прорабом, который строил Ваш дом, он сказал, что сейчас они работают и не могут бросить заказ, но дал мне телефон фирмы, которая занимается постройкой, оборудованием конюшен и так далее. Я позвонила туда, объяснила проблему, сегодня приезжал их представитель, сделал проект, посчитал сколько нужно материала, какой нужен материал и сколько будет стоить работа с их материалом и если материал будет нашим. Я немного подкорректировала проект и сказала, что завтра дам ему ответ, но здесь предварительные цены.
-Давай мне бумаги, просмотрю их.
-Госпожа, чтобы Вам было яснее, я всё подробно расписала.
Взяв бумагу, Екатерина внимательно углубилась в её чтение.
-Хорошо, меня всё устраивает, только стоит сделать не десять стойл, а тринадцать, пусть они будут меньше размером, но их будет больше и мне не очень нравиться, что когда в сарай будут проводить отопление, придётся привязываться к дому. Про отопление я и не подумала, действительно зимой животные могут замёрзнуть. А, чтобы провести отопление обязательно нужно вскрывать асфальт, ломать дорожки, копать газон, по-другому это сделать никак нельзя.
-Госпожа, этот вопрос я тоже проработала. Они сказали, что по-другому никак нельзя, если трубы вести верхом, будет не красиво, тем более они обещали сделать всё аккуратно, что ничего не будет заметно, так как будет работать бригада высококвалифицированных рабочих.
-И цены они берут за свою работу высококвалифицированные, ну ладно, деньги не главное, всё равно их нужно куда-то тратить. Теперь главный вопрос, за какое срок они это сделают.
-Я и этот вопрос решила, осталось только согласовать с Вами. Он, сказал, что на всю работу понадобиться около месяца, быстрее никак не выйдет, потому что они делают всё очень тщательно. Я ему сказала, что согласую с Вами проект, и если Вы согласитесь, мы сделаем предоплату, пока мы будем отдыхать они заготовят материал, а как только мы приедем, они сразу начнут работу.
-Молодец, я смотрю, ты серьёзно отнеслась к моему заданию. Завтра при встрече с ним, покажешь мои поправки, пусть всё точно рассчитает, скажет окончательную цену, какую нужно сделать предоплату и вечером доложишь мне, скажешь, что послезавтра деньги поступят на их счёт. Пусть делают из своего материала. А сейчас я хочу спать, пошла вон.
Утром, уезжая на работу, Госпожа приказала Ольге истопить к её приезду баню. Екатерина очень любила париться в бане, два раза в неделю она обязательно посещала баню, благо никуда специально не надо было ехать, баня была возле дома. Когда строители спрашивали Екатерину, какую она хотела построить баню, она, не задумываясь, выбрала русскую, чтобы печка была не электрическая, а топилась дровами. Баня была сделана шикарная. В ней имелся бассейн, который был обложен мрамором. В бане было три отделения, парилка, комната отдыха и помывочное отделение.
Парилка была сделана из абаша, ей посоветовали специалисты, две породы дерева абаш и осину, они были одинаковы по свойствам, но осина обладала большим энергообменом, она могла забирать много энергии. Поэтому Екатерина выбрала для строительства бани абаш, который очень хорошо сохранял тепло, так как обладал большой теплопроводностью. Дверь в парной была стеклянной, прозрачной, чтобы не было ощущения замкнутого пространства. Освещение было равномерным. По парилке был распределён мягкий, спокойный свет. Кафельный пол был обогреваемым.
В комнате отдыха стояла красивая кожаная мебель, два кресла и диван, а также кушетка для массажа. Екатерине советовали приобрести в баню мебель из дерева, но она любила во всём комфорт, поэтому решила обойтись мягкой мебелью.
В помывочном отделении стояла душевая кабинка, напоминающая каюту космического корабля, в ней было множество кнопок выполняющие различные функции. В кабинке также была финская сауна и турецкая баня, шестнадцать гидромассажных форсунок, вертикальный гидромассаж, спинной массаж и массаж ног. Декоративная подсветка «лунный свет», была сделана из нескольких точечных светильников. В ней была сделана система озонирования воздуха, усиленная вентиляция, ароматотерапия, датчик температуры. Ещё находились два каскада, кроме обыкновенного душа имелись контрастный и тропический душ, зеркало, пульт управления с жидкокристаллическим дисплеем, сиденье, телефон, радио. Эта кабинка стоила не малых денег, но что касалось комфорта и удовольствий, Екатерина на этом не экономила.
Кроме душевой кабинки, было ещё джакузи, это была гордость Кати. Акриловая прямоугольная ванная с фронтальной панелью, на которой находились функции управления. Все металлические предметы были сделаны из хрома, внешняя отделка была из ценных пород дерева, вся фурнитура была золотая. В ней было семь вращающихся спинных форсунок и девять гидромассажных форсунок, подводное освещение, дезинфекция санитарной обработки, система поддержания температуры воды. Джакузи была поменьше, чем в доме, но всё равно довольно вместительной. Госпожа не отказывала себе ни в чём.
Приехав после работы, взяв с собой рабынь, Госпожа пошла в баню. Ольга подготовила баню, как положено, протопила, веники были замочены, в бассейне температура воды была, какую любила Госпожа. Она зашла в парилку прогреться, рабыни остались ждать её за дверью, им разрешалось входить в парную только, чтобы парить Госпожу и поддавать пару. А также между сеансами парения, когда Хозяйка отдыхала, положить на полку смоченные в холодной воде полотенца, чтобы она не обожглась о нагретые доски, хотя они сильно не нагревались, но Екатерина всё равно заставляла класть полотенце перед каждым заходом в парную.
Выйдя из парилки, она пошла в комнату отдыха, села в кресло, сразу, будто из под земли возле неё оказалась рабыня со стаканом холодного освежающего коктейля. В бане Екатерина пила, освежающие коктейли сделанные из натуральных соков или зелёный чай. Сегодня для Госпожи были изготовлены коктейли из ананасового сока с сиропом лайма, с добавлением сливок и гранатового сиропа; шарика лимонного щербета, гранатового сиропа, сока лайма, лимонной мелисы; апельсинового сока, лимонного сока, гранатового сиропа, а также сиропа маракуйи, сока маракуйи, апельсинового и лимонного сока.
Выпив с наслаждением коктейль, она вновь пошла париться. Пока Госпожа отдыхала, рабыни поддали пара, чтобы, когда она зашла в парную, он осел и не жёг тело. Немного полежав на полке, Екатерина хлопнула в ладоши, быстро вошли две рабыни и начали парить Госпожу, одна берёзовым, другая дубовым вениками. Они старались парить Хозяйку очень осторожно, чтобы нечаянно не нанести боль.
-Поддайте ещё парку и можете хлестать посильнее, хоть в бане на мне немного отыграетесь.
-Госпожа, у нас даже и в мысли нет, чтобы причинить Вам даже самую маленькую боль
-Я знаю, просто шучу, лучше бейте не бойтесь.
После парилки Катя сразу же окунулась в бассейн, немного поплавав в прохладной воде, она вылезла, и рабыни сразу обтерли тело Госпожи сухим полотенцем. Она легла на кушетку:
-А теперь сделайте мне массаж.
Рабыни натёрли тело Госпожи специальными ароматными мазями и начали делать профессиональный массаж. После массажа Екатерина приказала налить зелёного чая, она очень любила этот напиток и предпочитала только элитные сорта чая. На этот раз рабыни приготовили чай сорта «зеленый пион» этот сорт чая, собирают в конце апреля у подножья горы Хуаншань в провинции Аньхуи. Этот чай в Китае считается вершиной свежести и утонченности вкуса. Необычная форма изготовления чая идет от преклонения в Китае перед цветами. Готовый ярко-желтый напиток имеет мягкий, слегка вяжущий вкус. Также Екатерина любила следующие сорта чая.
Зеленая пагода (Башня Джейд) его собирают в провинции Юннань, для обработки используются только почки с одним листиком. Настой светло-желтого цвета с густым мягким вкусом.
Зеленый личжи (Серебряная клубника) этот зеленый чай в форме шара собирают в начале апреля в провинции Фуцзянь. При заваривании получается ярко-желтый напиток с пряным ароматом и насыщенным вкусом.
Сиху Лунцзин собирают этот чай в провинции Чжецзян, на берегу озере Сиху. Благодаря богатейшим природным данным при тщательной обработке по особому рецепту чай Сиху Лунцзин обладает неповторимым вкусом.
Очень интересный был чай Хайбейтучжу (Рождение жемчужины), связанный в ручную чай в форме раковины. При заваривании раскрывается и представляет взору маленькие «жемчужинки», которые при дальнейшем заваривании превращаются в корзиночку из хризантемы и цветков чайного куста. Этот чай обладает тонким копченым ароматом и приятным вкусом.
Бу Бу Гао Шеен чай в форме шара, из которого при заваривании распускаются одна за другой три хризантемы. Имеющий нежный аромат и приятный вкус.
Юдань Хун связанный чай его собирают в начале апреля в провинции Фуцзянь. При заваривании медленно раскрывается, открывая чудесный ярко-розовый цветок (чен жи ун). Ярко-жёлтый напиток имеет приятный аромат и насыщенный вкус.
Дянь Гуй Пяо Сян относится к категории связанных чаёв. При заваривании к поверхности воды поднимаются цветы османтуса, а внутри чайных листьев открывается взору чудесный цветок ярко красного цвета. Настой светло-желтого цвета с мягким вкусом и легким цветочным ароматом.
Екатерина ещё несколько раз посетила парилку, затем помылась. Рабыни высушили тело Госпожи мягкими полотенцами, и она прилегла на диване, приказав одной рабыни делать маникюр, другой педикюр. Несмотря на то, что Госпожа постоянно посещала салоны красоты, всё равно рабыни поддерживали в надлежавшем порядке её ногти. Пока рабыни занимались её ногтями, Ольга стояла на коленях перед Госпожой и докладывала результаты по строительству конюшни.
-Если Вы Госпожа не против, я вместо тринадцати ячеек, заказала пятнадцать. Мастер сказал, что для взрослых лошадей место будет маловато, но если нам так надо, то сделают, как заказывают.
Я подумала, что люди не лошади и им места нужно значительно меньше.
-Пятьдесят ударов ты заработала, так как ты дрянь не спросила меня, а самовольно заказала не то, что я тебе сказала. Это хорошо, что будет пятнадцать стойл, но ты подвергла сомнению мой приказ и посчитала себя умнее меня. Ничего, я думаю, что наказание пойдёт тебе на пользу. Я передумала вместо пятидесяти ударов, получишь сто. Давай дальше рассказывай.
-Специалист всё посчитал, материал я заказала, как Вы приказали самый лучший, батареи тоже высокого качества, чтобы они хорошо обогревали помещение, вдруг зимой будут сильные морозы. За всю работу с материалом нам насчитали 67000$, но я вчера не зря провела время в Интернете, а с утра обзвонила аналогичные фирмы. Я дала ему понять, что точно знаю, сколько стоит материал, сколько стоит квадратный метр работы, он был очень удивлён моей осведомлённостью, думал, что нарвался на лохушку. Я так и знала, что он завысит цены и подготовилась к этому. Я сделала распечатки, которые потом покажу Вам, посмотрите всю смету, а также цены, которые предлагают в Интернете и по объявлениям. Я с ним в конечном итоге сошлась на 55000$, это для такой работы нормально. Он со мной полностью согласился, так как я пригрозила обратиться в другую фирму, если он не скинет расценки, благо сейчас везде конкуренция и найти работников не составит большого труда. Аванс не менее 10000$ нужно перечислить на их расчётный счёт, данные у меня записаны.
-Хоть здесь тупица, ты сделала всё правильно, сэкономила 12000$, на двенадцать ударов получишь меньше, всего восемьдесят восемь.
-Спасибо Госпожа, Вы так добры ко мне.
Тем временем рабыни привели ногти Госпожи в порядок. После бани и массажа у Екатерина было расслабленное состояние, ей было очень хорошо и легко.
-Всё пошли ужинать и спать,- приказала она рабыням.
После ужина зайдя в свою комнату, Госпожа приказала Ольке подать плётку.
-Пора заняться твоим воспитанием, давно я тебя не наказывала.
Она нанесла девушке, двадцать ударов и легла спать.
-Я сегодня сильно устала, завтра продолжим наказание.
Ольгу душили слёзы от такой несправедливости, но она не могла ничего поделать.
Утром позавтракав, Катя с Олькой и Машкой направились в подвал.
-Машка подвесь эту тварь и приготовь мой любимый кнут, а я пока пойду, посмотрю на животное.
Она подошла к клетке с рабом и сказала:
-У меня сейчас очень мало времени заниматься твоим воспитанием, перед отдыхом мне нужно сделать все дела на работе, чтобы пока меня не было, всё функционировало, но когда я приеду отдохнувшая, для тебя начнётся очень весёлая жизнь.
Плюнув в лицо раба, она пошла к подвешенной Ольге Машка, стоя на коленях с почтением подала плеть Госпоже.
-Давненько я не занималась вашим воспитанием, совсем сучки распустились, пользуйтесь моей занятостью, но ничего сейчас съезжу, отдохну и потом будем повторять пройденные уроки.
Она начала стегать голую рабыню. Олька старалась не кричать, Госпожа специально не завязывала рабыням рот во время экзекуции. Последние двадцать ударов Олька перенесла особенно тяжело, она стонала после каждого удара. Нанеся шестьдесят восемь ударов, Екатерина кинула плеть на пол, сказав Машке:
-Отстегни эту шлюху, пусть благодарит за наказание.
Машка быстро отстегнула Ольгу от цепей, рухнув на пол, она начала целовать пол возле ног Госпожи.
-Спасибо Госпожа, за то, что Вы наказали такую мразь, как я, разрешите мне поцеловать Ваши сапожки.
Госпожа придавила ногой рабыню к полу, произнесла:
-Теперь поняла, сука, как считать себя умнее Госпожи, последнее время ты стала много на себя брать, ты просто пыль под моими ногами. Мои сапоги целовать ты не заслужила.
Пнув, её ногой она сказала:
-Уберись здесь, я поехала на работу и так с тобой потеряла много времени. Встретишься с этим хмырём, договаривайся, чтобы через пятнадцать дней они начинали работу, деньги на их счёт я сегодня же переведу.


Мужчина Bost
Свободен
12-01-2010 - 15:52
ГЛАВА 8.

В заботах пролетели два оставшихся дня перед вылетом на Мальдивы. В день отлёта Госпожа приказала Ольге собрать чемодан, но много вещей она с собой не брала. Катя любила шопинг и когда приезжала за границу посвящала этому занятию не мало времени. Она любила хорошо одеваться, к тому же и у неё был превосходный вкус и вещи она всегда выбирала дорогие качественные вещи.
Екатерина проинструктировала рабынь, как себя вести в её отсутствие, назначив Лизку старшей, она дала ей большой список хозяйственных работ, которые нужно было сделать в её отсутствие, и по приезду Лизка должна была отчитаться за каждый пункт. Также Госпожа дала указание насчёт раба, чтобы он всё время находился в клетке и выпускать его два раза в сутки в туалет.
К дому подъехало такси, Катя села в него, а Ольга с помощью водила загрузила чемодан в багажник машины. До вылета самолёта ещё оставалось время, и они зашли в магазин беспошлинной торговли Duty-free. Екатерина купила в нём себе несколько французских духов, купальник, который ей очень понравился и юбку.
В самолёте они летели VIP-классом. Катя понимала, что рабыне не положено так летать, но делать было не чего, так как она хотела, чтобы Ольга постоянно находилась рядом с ней.
Они вышли из самолета, и первое ощущение было, словно попали в парилку. Когда внешний вид был приведен в соответствие с погодой, они начали оглядываться по сторонам. Самое поразительное из того, что они увидели - был необыкновенно красивый океан. На мелководье вода ярко-бирюзового цвета, при переходе на глубину становится насыщенно фиолетовой. У берега качаются лодочки, местные с плоским дном, издалека напоминающие гондолы – Дхони, и катерочки. Это основной вид транспорта в этой островной стране, где каждый отель, да что там отель, каждая деревня, город и аэропорт это отдельный остров.
Девушки погрузились на один из катеров и отправились к своему отелю, который назывался Paradise Island Resort. По пути на остров они наслаждались морским воздухом, видом за бортом, а также испытали необыкновенное ощущение счастья. Мир вокруг был намного прекраснее всех фотографий, которые Катя с Ольгой видели в Интернете и туристическом агентстве, а все ощущения обострялись до предела, что все казалось мега-супер-безумно-восхитительно-необыкновено-волшебным…
Отель показался на горизонте, издалека он казался маленьким, хотя и на самом деле он был не очень большой, но очень уютный. В воздухе витал запах тропических цветов, территория постоянно поддерживается в цветущем состоянии. В дальнейшем неоднократно девушки сами видели, как подвявшие цветы выкапывали, а их место тут же занимали цветущие. На пирсе их встречали представители отеля с влажными полотенцами, что было очень кстати. Потом Катю и Ольгу проводили в зал недалеко от ресепшен, и угостили прохладным кокосовым коктейлем. Пока русскоговорящий консультант рассказывала об отеле, экскурсиях и прочих мелочах связанных с отелем, их оформили и раздали ключи от номеров.
В домике, в котором они поселились, в номере были столик, два кресла, туалетный столик с зеркалом, комод, поверх которого стоял телевизор, большой шкаф-купе, тумбочка для обуви, минибар-холодильник, вентилятор, кондиционер, две тумбочки с настольными лампами, и две кровати. Ванная комната, была огромная, а маленький садик с высокой стеной с цветущим по середине гибискусом и было ни что иное, как душевая комната на улице. В ванной комнате были: фен, стол, раковина с зеркалом, ванна, унитаз, биде. Из бунгало было два выхода один в сад, через который девушки вошли в него, а второй к морю. Окно, стена и дверь открывали прекрасный вид и путь к океану.
Терраса была укомплектована набором мебели: маленький столик два кресла, и два лежака. От террасы несколько круглых камушков вели к кранику для омовения ног, после возвращения с пляжа. Далее находились пальмы и кустарник, который скрывал бунгало от посторонних взглядов людей гуляющих по пляжу (которых почти не было видно, потому, как у каждого бунгало был свой пляж), а за кустарником пляж и океан. Примерно расстояние от бунгало до кромки воды было 5-10 метров.
После яркости красок океана, девушек более всего поразила температура воды, она была, как в хорошо прогретом бассейне с морской водой. Они не испытывали дискомфорт даже когда только заходили в воду, а уж потом и вовсе купались, как в парном молоке.
После первых водных процедур Екатерина с Ольгой отправились на изучение острова. Для начала вернулись на причал, откуда и началось знакомство с отелем. Пирс, ведущий к причалу, вёл также к Итальянскому ресторану, рядом с которым располагался домашний риф, в котором было очень много рыбы. Когда Катя впервые это увидела, она сказала:
-Я в этот аквариум не полезу.
Но позже, она не только залезла в этот аквариум, но и провела там большую часть отпуска, ещё и хлеб с завтраков брала, чтобы прикармливать рыб. На территории отеля кроме, итальянского ресторана, были ещё и японский и рыбный рестораны. Также был центральный ресторан, где проходили девушки, завтракали и обедали. Питание было разнообразное, хотя Катя ожидала увидеть больше блюд морской направленности, но для этого, как им объяснили, нужно идти в рыбный ресторан. На обед девушки ходили в итальянский ресторан, или брали фруктовую корзину в баре на пляже, и какой-нибудь коктейль.
Развлечений на острове было не много. На дискотеке по вечерам танцевали в основном только русские и итальянцы, отдыхающие из других стран, участия в этом не принимали. Основное развлечение было - океан. Даже все экскурсии были морской направленности. Катя с Ольгой ездили с экскурсиями на рифы, на рыбалку, на ночную рыбалку, путешествовали на лодке с прозрачным дном, занимались дайвингом, посещали даже экскурсию на закат. Закат на Мальдивах это действительно было необыкновенное зрелище. Они каждый вечер, как в кино ходили смотреть на закат.
На территории отеля имелся ювелирный магазин и магазин с сувенирами, туда Катя ходила, как на экскурсию каждые день, она накупила там много всякой всячины. Также она посещала массажный салон, салон красоты, Spa-центр, тренажерный зал, сауну, теннисный корт. В Москве Екатерина с Ольгой иногда посещали теннисные корты и довольно неплохо играли в эту игру. Очень нравились Екатерине водные виды спорта. Она занималась на Мальдивах виндсерфингом, каталась на водных лыжах, катамаранах. Посещала школу подводного плавания (Delphis Diving Center) c русским инструктором по дайвингу. Катя при выезде за границу на отдых постоянно занималась дайвингом, ей очень нравилось погружаться в воду и наслаждаться морскими красотами и подводными видами. Ей очень понравилось погружаться в океан, в необыкновенно чистой прозрачной воде была тьма разнообразных разноцветных рыбок, множество красивейших кораллов, которые облепляли полчища крабов. Казалось, что на Мальдивах была действенная нетронутая природа, до которой ещё не добралась цивилизация.
Выезжали девушки на утреннюю и вечернюю рыбалку, особенно им понравилась рыбалка на крупную рыбу. Ездили на экскурсии в Мале, по островам, устраивали пикники на необитаемых островах.
Отдых можно было сравнить с земным раем. Катя настолько была увлечена отдыхом, что даже к Ольге стала относиться не как к рабыни, а скорее, как к подруги. Приходя поздно вечером в номер, они падали в кровати и засыпали крепким сном. Екатерине очень понравился отдых, и она сказала Ольге, что они обязательно посетят это прекрасное райское место ещё раз.


ГЛАВА 9.


Отдохнувшие и загорелые Ольга с Екатериной вернулись домой. Выйдя из такси возле дома, Екатерина подошла к калитке, дверь сразу же открылась и перед собой она увидела стоящих на коленях четырёх голых, только в ошейниках рабынь. Они встречали свою Госпожу, Лизка примерно знала, во сколько прилетает самолёт, но пока по пробкам Госпожа добиралась из аэропорта прошло не мало времени, тем более, что самолёт опоздал на полтора часа. Спины рабынь были красные от солнца, Екатерина не разрешала им загорать, сразу было видно, что они давно ждали свою Хозяйку.
-Ну, что соскучились по мне, твари.
-Да, Госпожа,- в один голос сказали рабыни.
-Скоро скучать будет некогда, я прекрасно отдохнула, и вы надеюсь без меня тоже. Теперь нам предстоит много работы.
Она прошла в дом, рабыни вползли за ней. Поев, Госпожа решила лечь отдохнуть, сказалась смена часовых поясов. Все дела начну делать завтра, подумала она и заснула.
На следующий день с утра Екатерина дала распоряжение Ольге связаться с бригадой строителей, чтобы они приступали к строительству конюшни. Сама поехала на работу. Приехав в офис, она подписала кое-какие документы, просмотрела лежащие на столе бумаги, вызвала своего заместителя, обсудила с ним текущие дела и поехала домой. Где бы Катя не находилась, ежедневные отчёты по работе ей постоянно поступали на электронную почту, если она была дома, пользовалась компьютером, если куда-нибудь уезжала, брала с собой ноутбук. И на компьютере, и на ноутбуке стояло мощное программное обеспечение, которое было сильно защищено, в нём были все сведения о работе предприятия. За эту программу она заплатила огромные деньги, зато теперь могла управлять работой своей фирмы из любой точки мира, где был интернет.
Приехав с работы, домой, она подошла к сараю посмотреть, что было сделано за день. Сразу было видно, что проходили подготовительные работы. Катя обратилась к Ольге:
-Скажи бригадиру, чтобы завтра предоставили тебе план работ на каждый день. Согласно договору, заключённому с ними, они обязались составить такой план, чтобы знать, какой объём работ они должны выполнять каждый день. Если этого не будет сделано, то они будут выплачивать нам неустойку.
-Госпожа я у них спрашивала насчёт плана работ, они обещали привезти его завтра.
-Если завтра они не привезут документы, звони директору, требуй возвращения аванса и расторгай договор.
Ольга позвонила прорабу и передала, что ей сказала Екатерина. Вечером, смотря телевизор, Катя давала Ольге новые указания:
-Пока строят конюшню, найди по интернету, где можно купить прогулочную коляску, в которую можно запрягать людей, я сегодня немного поискала, но что-то не нашла, было мало времени, а у тебя впереди вся ночь. Мне нужно, чтобы к окончанию строительства конюшни у меня была коляска.
-Госпожа, я сделаю, всё, что Вы приказали.
На следующий день Госпожа не поехала на работу, она решила отдохнуть. Проснулась она около полудня и долго нежилась в кровати. Пока рабыни помогали Госпоже принимать утренний туалет, Ольга докладывала:
-Госпожа строители привезли план, согласно ему все работы будут полностью закончены через двадцать три дня. Я нашла, где можно заказать и купить коляски для прогулок.
-Потом покажешь мне сайты и расскажешь где можно заказать коляску. Я пойду, позавтракаю, а потом спущусь в подвал и позанимаюсь своим домашним животным.
Она прошла в столовую, где был уже накрыт стол, позавтракав, спустилась в подвал. Подойдя к клетке с рабом, она удовлетворенно заметила, что раны раба почти что затянулись, только очень сильно выделялись татуировки и клеймо.
-Давненько мы с тобой не виделись, теперь я сама лично буду заниматься твоим воспитанием, этим я оказываю большую честь такому ничтожеству, как ты. Сначала я не знала, что с тобой делать, обслуживать меня ты никогда не будешь, для этого мне хватает моих рабынь, тем более, что мужиков я просто ненавижу. Забить тебя до смерти, самый лёгкий выход для тебя. Я решила сделать из тебя лошадь, будешь моим пони боем. Я буду ездить, и передвигаться на тебе, а также я буду впрягать тебя в повозку с другими лошадьми, и вы будете катать меня. Чтобы возить меня нужно постоянно тренироваться, ты должен быть сильным и выносливым, чтобы не уронить меня, когда я буду ездить на тебе и не в коем случае ты не должен выдыхаться раньше времени. Скоро ты переберёшься из этой клетки в стойло, сейчас доделают конюшню, как раз для таких неудачников, как ты. Там ты и будешь влачить своё жалкое существование.
Обратившись к Машке, она сказала:
-Подготовь раба для поездки, надень на него всё оборудование, что я купила и приведи его в дом, а я с Лизкой пойду, подготовлюсь к езде.
Госпожа приказала Лизке одеть себя в классическом стиле, как одеваются наездницы. Рабыня надела на неё белые, плотно обтягивающие ноги лосины, сапоги на которые были надеты шпоры, белая блуза и чёрные перчатки завершали наряд амазонки. В этом наряде Екатерина была особенно красива, даже рабыни постоянно обслуживающие Хозяйку, никогда не видели её такой красивой. Сидя в кресле, Госпожа послала Лизку за стёком. Она принесла его в зубах и почтительно подала его Госпоже и произнесла:
-Хозяйка, Вы ослепительно красивы.
Катя видела, какой она произвела эффект на рабыню, ей были приятны её слова, да и увидев себя в зеркале, она была очень удовлетворена своим видом. Но всё равно она хлестнула пару раз стёком по грудям рабыни.
-Я, знаю, что я красивая, а раньше, что я была хуже, отвечай ничтожество.
-Нет, Повелительница, Вы очень красивы, но этот наряд очень идёт Вам.
-Мне всё идёт и не твоё дело, сука рассуждать о моих нарядах, я сама знаю, как мне одеваться и прекрасно знаю, что мне идёт. Сегодня я немного проучу тебя, ты должна оказывать мне большую честь и относиться ко мне с большим почтением. Я же обещала вам заняться вашим воспитанием, вот с тебя и начнём. Где же эта тварь Машка, что она так долго возиться с рабом, мне так хочется по быстрей его объездить. Вот у тебя и нашлась подруга, это второй кандидат на наказание, чтобы тебе не было скучно одной.
Тем временем в подвале Машка открыла клетку, выпустила из неё раба, подвела его к столу, на котором лежала экипировка, подготовленная Госпожой.
-Давай вылезай, сейчас я из тебя красавчика сделаю, посмотри, что для тебя Госпожа купила, она всегда заботиться о своих рабах.
На член Николая она надела специальное приспособление, это была металлическая небольшая клетка с шипами внутри, на тело раба надела кожаные ремни, тонкие ремешки она просунула через кольца в члене и грудях раба, эти ремешки она соединила с уздечкой, если натягивалась уздечка, натягивались все кольца. Отдельно просунула ремешки через уши. На плечи она надела седло со стременами и туго затянула его. Это седло Госпожа купила в одном из секс шопов за границей. На лицо она поместила маску из тонких кожаных ремешков, в рот вставила, удило. В задний проход она вставила фаллоимитатор с хвостом.
-Теперь ты похож на настоящего коня, пошли к Госпоже.
Поднявшись в дом, они встали на четвереньки и поползли в комнату Хозяйки, Екатерина требовала от всех своих рабов, кроме Ольги, когда она находилась дома, чтобы они передвигались только на коленях, если не было других указаний. Перед тем, как войти в комнату, Машка постучала в дверь.
-Входите, я уже жаждалась Вас.
Рабы вползли в комнату, Госпожа сидела на кресле, держа в руках стёк. Она обратилась к рабыне:
-Что так долго, шлюха, ты его собирала. Лизка уже заслужила наказание за свой поганый язык, а ты будешь наказана за медлительность.
-Госпожа я его собрала, как можно быстро.
Екатерина встала с кресла, подошла к рабыне и со всей силы ударила ей сапогом по лицу.
-Как ты, тварь, смеешь со мной переговариваться, может быть мне зашить твой паршивый рот.
И она нанесла сильный удар в живот рабыни. От первого удара у Машки вылетел зуб и на пол изо рта попала кровь, заметив это, Госпожа пришла ещё в большую ярость.
-Животное, ты посмела своей тухлой кровью испачкать пол в моей комнате, это тебе даром не пройдёт.
Она вызвала Ольгу.
-Отведи эту, блядь в подвал, подвесь и как следует, отлупи плетью с металлической нитью, нанесёшь столько ударов, сколько считаешь нужным и доложишь мне об этом. Если же нанесёшь меньше ударов, чем заслуживает эта мерзость, или больше, тем самым, превысив свои полномочия, сама будешь наказана. Уведи эту суку с моих глаз,- и она пару раз снова пнула корчащееся тело.
Ольга взяла рабыню за волосы и потащила в подвал.
-А, ты своим блядским языком вытри кровь с пола,- обратилась она к Лизке.
-Ну, что лошадка теперь покатаемся. Жалко, что на улице работают рабочие, ничего проедемся по дому, заодно проверю, как поддерживают порядок мои рабыни.
Раб присел на корточки, Госпожа захватила уздечку, поместила ногу в стремя и быстро поднялась на плечи Николая, уселась в седло. Устроившись поудобней в седле, она дернула за поводья, раб почувствовал, как острые шпоры впились в бока.
-Можешь подниматься.
Раб бережно поднялся с колен со своей драгоценной ношей. Госпожа не была полной и весила не так уж и много, но всё равно её вес ощущался на шее Николая. Да и Николай не был ни атлетом, ни культуристом, а просто обыкновенным человеком. Госпожа натянула уздечку и всё тело раба, пронзила одновременная сильная боль. Кольца, в которые были продеты ремешки, натянули участки тела, за которые они были закреплены, особенно больно было соскам и ушам, а член когда Госпожа дёргала за уздечку, поднимался и касался шипов. Она ударила его стёком:
-Но, моя лошадка.
Раб, покачиваясь с прекрасной наездницей, пошёл по дому, ему было трудно сразу без привычки удержать равновесие, но он старался изо всех сил, боясь уронить свою Госпожу. Она его сразу предупредила, чтобы он слушался команд, которые она будет подавать, дёргая за поводья, если он будет не понимать их, то он получит больше боли. Рывок налево - поворот налево, рывок направо – поворот направо, удар кнутом и шпорами по бокам – увеличить темп, натянутые поводья – означали команду «стой». Они обошли весь дом, Николай думал, что сейчас упадёт, его тело тряслось от напряжения и усталости. Несколько раз они побывали на втором и третьем этажах, ездили в бассейн, прошли все комнаты. Госпожа своим белым платочком проверяла на чистоту уборку помещений. Она протирала им различные места, и если на платке было хоть немного грязи, она велела Машке, которая ползала следом за ними записывать эти недостатки на листок. Потом она его просмотрит, чтобы указать нерадивым рабыням, которые были ответственные за уборку дома на их недостатки, и за каждый просчёт наказать должным образом.
Николаю приходилось ещё трудно из-за того, что он постоянно приседал, так как они проходили в разные двери, чтобы Госпожа не ударилась головой об косяк, сама же Госпожа не желала наклонять свою голову. Пару раз он присел не достаточно низко, и Госпоже пришлось чуть наклонить свою голову, за это она сильно избила его кнутом и своими длинными ногтями расцарапала всю грудь и шею свободную от ошейника. Вдоволь накатавшись, Екатерина направила раба в гостиную, он аккуратно опустился на колени, Госпожа слезла с него, села на мягкий диван, позвала Лизку и сказала:
-Какой кайф я получила, теперь буду передвигаться только на этом животном. Я и покаталась и заодно все помещения проверила на чистоту, эти две суки совсем расслабились, запустили весь дом, но я с ними потом разберусь. Сейчас я хочу писать, обслужи меня.
Лизка подползла к Госпоже, спустила с неё лосины и трусики, плотно прижалась ртом к её пещерке, чтобы не пролить мимо не одной капли. Через несколько секунд поток тёплой мочи потёк в горло рабыни. Слизав последнюю каплю, Лизка помогла надеть лосины и трусики на Госпожу.
-Ну, что покатаемся дальше, Лизка сними с его шеи седло и одень на спину, я хочу покататься теперь на его хребте,- велела Госпожа рабыни.
Как было сказано, Лизка сняла седло с шеи и закрепила его на спине раба. Госпожа вновь уселась в седло и опять поехала кататься по всему дому. Теперь она платочком проверяла чистоту пола. Раб уже не мог возить свою наездницу, его ноги были стёрты в кровь, руки болели, а Госпожа постоянно требовала увеличить темп ударами хлыста. Она загоняла его до такой степени, что не удержался и упал под весом Госпожи. Пинками и ударами плети, она заставила его подняться и отвезти обратно в гостиную. Рабыням тоже досталось, они ползали следом за Госпожой, поэтому тоже стёрли себе ноги, но это совсем не волновало их Хозяйку.
Удобно устроившись в кресле, Катя велела Лизке отвести раба обратно в клетку, предварительно разнуздать и помыть его.
-Теперь я буду называть тебя, Крепыш, это будет твоё новое имя с сегодняшнего дня. Я буду везде и всегда передвигаться только на тебе. Хотя и Крепышом назвать тебя трудно, больше подходит имя хиляк, но коня надо называть красивым именем, тем более, что после постоянных тренировок, ты войдёшь в хорошую форму. Всё, теперь пошли вон.
Лизка увела избитого стёком раба в подвал, а к Госпоже уже пришли Машка и Олька. Вся спина Машки была «разрисована» кнутом, сразу было видно, что Ольга постаралась от души.
-Сколько ты нанесла ударов этой дряни,- спросила Госпожа.
-Семьдесят ударов.
-Не совсем угадала, я хотела назначить восемьдесят, но это близко, считай, что тебе повезло, ты мне сегодня угодила.
-Помоги мне переодеться.
Рабыня переодела свою Госпожу. Сейчас на Екатерине было надето обтягивающее платье до колен, пояс с подвязками, чулки телесного цвета, на ногах красовались остроносые туфли на высоком каблуке, на руки были надеты перчатки.
-Ольга позови этих тварей.
Через несколько минут в гостиную вползли две рабыни, которые были ответственные за наведение порядка в доме. Госпожа смерила их надменным взглядом и обратилась к ним.
-Я, сегодня проверила вашу работу и оказывается, вы превратили дом в свинарник, кругом пыль, полы не мытые, твари, вы, что совсем разленились. Воспользовались моей добротой и наивностью, что я доверяю вам, верю, что вы убираетесь, каждый день и не контролирую вас. Всё загажено. Вам не хватает времени убираться?
-Госпожа мы убираемся каждый день, везде, где Вы приказываете, и каждый день убираемся во всех комнатах.
-Молчать, скотина, это что такое, при вас мрази проверяла,- с этими словами она пихнула под нос рабыне свой белый платок, который во многих местах был грязным.
-И вы считаете это чистотой, я проверяла в самых доступных местах, а если бы начала проверять все щели, представляю, что там твориться. Машка зачитай список мест, где мы обнаружили грязь.
Машка взяла список переданный ей Лизкой и начала его читать.
-Ну, что суки поняли свою вину.
-Госпожа, мы очень сильно перед Вами провинились, простите нас, пожалуйста.
-Мрази, вы не хотите работать, как следует, но ничего достроят конюшню, сделаю из вас ездовых лошадей, а на ваше место возьму новых рабынь.
Пока Госпожа произносила свою речь, рабыни стояли на коленях, опустив головы и ждали своей участи.
-Олька, принеси мне кнут, которым ты стегала Машку, я преподам этим гнусностям урок и себе захвати кнут потяжелее.
Ольга бегом сбегала в подвал и через минуту подавала Госпоже кнут.
-Подставляйте, твари свои спины, пора принимать наказание. Ольга лупи без жалости, по любым частям тела, я скажу, когда остановиться. Машка отползи в сторону, ты своё сегодня получила.
Екатерина поднялась с кресла, и они с Ольгой начали хлестать рабынь. Они хлестали, не глядя, куда попадают, удары сыпались по лицу, грудям, животу, спине, по всем участкам тела. Катя немного утомилась и велела Ольге тоже прекратить избиение.
-Хватит с них на сегодня.
Избитые рабыни подползли к ногам Госпожи и просили позволения поцеловать её туфельки в знак благодарности.
-Я сейчас пойду, поплаваю в бассейне, со мной пойдёт Ольга, а вы в вчетвером начинайте убирать весь дом, чтобы во всех комнатах была идеальная чистота, думаю, что до утра вам времени хватит. Утром всё проверю, все до единого помещения должны быть убраны. Где-то через минут сорок накройте мне ужин, после того, как прислужите мне за ужином, продолжите дальше убираться.
В сопровождении Ольги Госпожа направилась в бассейн, вдоволь наплававшись, приняв душ, Екатерина прошла в столовую, где уже был сервирован стол. После ужина она смотрела телевизор, Ольга в это время доставляла ей оральные ласки, сначала она лизала её промежность, а затем задницу. Госпожа очень любила, когда ей ласкали анус, ей было очень приятно чувствовать, как язык рабыни проникал глубоко в попу. Насытившись ласками, Госпожа легла спать, а Ольге приказала:
-Иди, помогай убираться своим подругам.
Оля была очень оскорблена, тем что Катя отправила её помогать рабыням, а не оставила у себя в комнате. Екатерина сама назначила её старшей среди рабынь. И несмотря на то, что Госпожа наказывала её при них, рабыни боялись Ольгу очень сильно. Когда Госпожи не было дома, она распоряжалась рабынями, будто она была их настоящая Хозяйка. Она, как могла, унижала их, била, но несильно, чтобы не оставлять следов. Она настолько запугала рабынь, если они, кто-нибудь из них доложит Госпоже об её проделках, то она сделает так, что рабыни пожалеют, о том, что родились на свет. В самом начале Лизка, как-то рассказала Екатерине, о том, что Ольга без её разрешения наказала её, на что Екатерина ответила, значит, было, за что и велела Ольге поместить её в подвал, где в течение целой недели её мучили поочерёдно, то Ольга, то Катя, особенно лютовала Ольга. Это было хорошим уроком для всех остальных рабынь.
Ольга пришла к рабыням, убиравшим дом и сказала им, что, если утром Госпожа спросит, помогала она принимать участие в уборке, чтобы они ответили, что она убиралась с ними, а сама пошла, прилегла на диван в гостиную.
Оля лежала на диване и думала, что пора менять свою жизнь. С утра она решила поговорить с Екатериной не как рабыня, а как человек. Первый раз за всё время пребывания Ольги в качестве рабыни, она решилась на этот шаг. Она не хотела больше быть рабыней, а просто стать Катиной помощницей. И ещё она поняла, что пришло время осуществлять свой план, который созрел уже давно в её голове…


Мужчина карлик
Свободен
17-01-2010 - 18:54
Пропасть.

Благодарю за помощь в редактировании мою Верхнюю tangu

Ночь. Мрак. Несколько свечей отбрасывают тусклый свет на ее руку, которая держит единственный путь для моего спасения. Для меня сейчас ничего не существует, только ее рука, божественная рука моей Госпожи. Я стою на коленях, голый, спиной к креслу, на котором сидит Хозяйка. Она обвила свои ноги вокруг моего торса, крепко прижала меня к себе. Мои руки связаны за спиной, ноги связаны в лодыжках, на лице резиновая маска, закрывающая рот и нос и туго затянутая ремнями на затылке; от маски идет небольшой шланг, в конце его клапан, от положения которого зависит моя жизнь, а каким ему быть, открытым или закрытым, решает только ОНА.
Я не могу видеть свою Госпожу, я только вижу ее руку, и ОНА это знает. ОНА знает, что ее рука сейчас для меня самое главное в жизни: и Бог, и дьявол, и палач, и спаситель, и гармония, и хаос, и закон, и преступление, и любовь, и страх, и воздух, и... безысходность… Мягкими плавными движениями, как талантливая актриса, выступающая перед зрителями, в сердцах которых она разожгла огонь, ее рука ласкает шланг, танцует, как далекая звездочка в небе, прекрасная, высокая, гордая и величественная, медленно подбирается к клапану... на секунду останавливается, звучит ее голос... Все-таки я не уверен, что слышу ее голос, я не слышу его ушами, он весь во мне, это есть я... Только сейчас я понял, что до этого момента я был ее голосом всегда, но не знал об этом. Я был голосом своей Госпожи. И сейчас ее голос звучал так: "Вот и все..." – и она перекрыла мне воздух.
Предвидя, что сейчас ее раб будет вырываться и дергаться, ОНА крепко руками прижала его голову к себе, к низу живота. Нет, она не пыталась победить его силой таким образом, скорее так: обездвиживая его, она сообщала ему, что все попытки вырваться будут абсолютно бесполезными, не стоит даже думать об этом, нужно просто покориться ее воле; что она сильнее его по определению, потому что она Госпожа, а он ее раб. И всегда только ОНА, его Госпожа, будет создавать для него реальность. Она сообщала ему, что сейчас реальность такая, как ей хочется, и он просто в ней живет, и не должен сопротивляться, и не может этого, для него это невозможно. Она говорила это ему через все свое тело. Одной рукой она прижимала его голову к себе, другой ласково гладила его волосы, ногами крепко сжимала его торс.
Я держался несколько минут, принимая отсутствие воздуха как должное изъявление воли моей Госпожи. Но внезапно мое тело попыталось сделать вдох. Именно. Вдруг, без моего ведома, все мое тело попыталось сделать вдох. Но воздуха не было. Боже, я не могу дышать!
Вспыхнули прожектора, перемешанные с ужасом, режущим меня на куски. Прожектора были под куполом. Тишина. Внезапно рассекающий воздух звук и хлесткий удар кожи о нечто твердое. Прекрасная девушка, в строгой откровенной одежде, с хлыстом в руках, заставляла двух громадных животных выделывать различные трюки. Свирепые тигры четко выполняли все необходимые действия, слушая приказы и удары хлыста дрессировщицы; очевидно, прекрасно отработанные заранее, трюки получались четкими и без малейших ошибок. Публика была в восторге. "Браво!" кричали зрители, сидящие вокруг в огромном цирковом зале, восторженно наблюдающие, как такая милая хрупкая девушка управляет монстрами и ничуть их не боится.
Я следил за ней из-за кулис, ожидая своего выхода: прекрасная легкая волшебница танцевала свой танец, подчиняя великих животных легко и непринужденно; в лучах света сквозь щель занавесов ее кожа казалась абсолютно белой, и лучи прожекторов будто не падали на нее, а исходили от нее, они были белыми и холодными, как лунный свет.
Звук удара хлыста проникал в меня, пугал где-то глубоко в подсознании, будил необъяснимое. Полгода назад на репетиции я упал с большой высоты и серьезно сломал руку. В момент приземления на пол я слышал этот звук, тогда это был звук ломающейся кости. А сейчас...
А сейчас звук удара хлыста, и эти звуки так схожи. Только в звуке ее хлыста присутствовало еще кое-что. В этом звуке слышалась женственность, больше звонкости, больше резкости и больше нежности. Да! – ее хлыст звучал по-женски нежно, но одновременно шокирующе, неумолимо хлестко. Это был звук, причиняющий боль, предшествующий боли.
- Что молчим, товарищи? – раздался голос одного из двух моих партнёров, ожидающих нашего выхода.
- Пять минут. Пора готовится, - ответил второй.
Я молчал, продолжая наблюдать за магическими действиями девушки на арене.
- Ну, все, давай, Димон, – мой друг хлопнул меня по спине и быстро удалился со вторым приятелем в недра темных кулис, затем наверх, под купол, где они будут выполнять трюки, предусмотренные программой нашего номера.
Волна аплодисментов затопила арену. Девушку провожали крики восторженных зрителей.
Раздался голос конферансье:
- Дамы и господа! А теперь представляем Вашему вниманию следующий номер... "Летающий карлик".
В этот момент мне нужно было выходить на арену, залезать на батут, который заранее был приготовлен, и ждать момента для начала выступления. Я так и сделал. Все как обычно, все как всегда. Все прожектора направлены на меня, свет слепит мне глаза, я абсолютно ничего не вижу, только слышу. Слышу, как люди хлопают в ладоши. Слышу разные шорохи, слова. Фразы.
"Мама, а что бывают такие маленькие люди?"
"Он наверно курил много в детстве."
"Ха. Ха. Ха."
Я развёл руки в стороны, поднял голову. Через секунду прожектора погасли, и я увидел двух моих партнёров, профессиональных цирковых гимнастов, уже раскачивающихся под куполом. Они смотрели на меня, я почувствовал это. Я почувствовал, как они сказали:
- Начнем.
Я беззвучно ответил:
- Начнем.
И все началось. Все элементы я выполнял ровно и четко, без погрешностей: прыжки на батуте, сальто, - затем меня подхватили гимнасты, я перелетал, делая фигуры в воздухе, цепляясь за руки слаженно действующих партнёров.
Номер подходил к концу, я сделал двенадцать разных прыжков и трюков, оставался только один прыжок, со сложной фигурой, с несколькими оборотами. Меня подхватил за руки один из гимнастов, и мы стали раскачиваться. Когда подошла нужная траектория и сила раската, я отцепился от него, взлетел под купол, сделал все движения и обороты, в один миг взглянул на зрителей: они не двигались, они все замерли. Вдруг каким-то чудом я увидел себя со стороны: я висел под куполом в воздухе, подняв руки вверх, вокруг было тихо-тихо, ничто и никто не смел нарушить такую тишину. Я увидел девушку в строгой откровенной одежде. Удар хлыста – и я полетел вниз.
Земля приближалась. Конечно, элементы страховки никто не отменял, если что-то пойдет не так, с жизнью я точно не расстанусь, но ведь подсознание всё понимает по-своему. Оно знает: если ты падаешь с такой высоты, ты разобьешься, - и выбрасывает порцию адреналина, а адреналин – это наркотик, и очень скоро ты перестанешь себя мыслить без него, ты будешь искать его, тебе захочется так падать снова и снова, получать дозу больше и больше, а для этого нужно будет набирать высоту все больше и больше, забираться на все большие и большие вершины... И все в меньшей и в меньшей степени использовать страховку.
Земля приближалась, и змея кнута приближалась к поверхности манежа, собираясь издать звук ломающихся костей и рвущийся плоти. Я падал вниз к ее ногам. Сердце бьётся все медленнее и медленнее… Странно, я падаю, но удары сердца замедляются...
Воздух!!! Прожектора исчезли, и я снова очутился во мраке, ощутив себя в заточении ее прекрасных ног, ощутив ограниченность движений и осознав, под чьей властью нахожусь. Белоснежная рука Госпожи открыла клапан. Я так вдохнул, что, казалось, едва не разорвал легкие. Резиновая маска на моем лице наполнилась воздухом.
- Поблагодари свою Госпожу за то, что она подарила тебе возможность дышать, - раздался ровный и проникновенный голос повелительницы.
- Спа-сибОоо, ГоспооожАаа, - ответил я сбитым голосом, прошедшим сквозь маску и превратившимся в невнятный поток звуков.
- Что?
- СПАСИБОО, ГОСПОЖААА!!!! – в отчаянии закричал я, собрав все оставшиеся силы.
- Ничего не понятно. Ну, ладно, раз ты не рад такому великодушному подарку, то я, пожалуй, у тебя его заберу. - И она повернула клапан снова, лишив меня дыхания.

Земля приближалась, я был уже на полпути от купола к полу манежа. Сбоку на трапеции приближался гимнаст, который должен подхватить меня. На секунду мне показалось, что он не сможет этого сделать, в эту секунду я сильно напряг и вытянул все свое тело в попытке принять нужное положение... И все же он схватил меня, но я почувствовал, как моя ключица вышла из сустава, очевидно, не выдержав перенапряжения.
Я почувствовал боль, но ее нужно было пересиливать, терпеть, держаться, я мог себя избавить от нее, просто броситься вниз, отпустить держащие меня руки, но ведь зрители не должны ничего заметить, не должны не о чем догадаться. Что будет, если зрители поймут, что не все так гладко у нас происходит? Поэтому я держался.
Держался – и в тот момент чувствовал каждую секунду своей жизни. Каждую секунду я различал: каждая была особенной, наполненной красками, это были краски боли, но именно они так неповторимо раскрашивали каждый миг, что его невозможно было забыть или спутать с другим мигом. И я знал все на свете в этот миг, и я умел все на свете в этот миг, я видел и слышал все на свете в этот миг. Зрители начали аплодировать, и я чувствовал каждый хлопок, и видел руки каждого, и слышал их.
"Смотри!!! Смотри!!! Что лилипут вытворяет!"
"Молодец!"
Были и такие, которые говорили по мобильному: "Передай ему, что сделка не состоится!!!", "Дорогой, не забудь покормить собаку!" Были и недовольные: "Вообще за что мы деньги платили??!!", "Утомительное представление, скорее бы оно закончилось!"... Каждую секунду я держался, мы летели, и я не смел отпускать руки того, кто меня держал.

В моей жизни шел двадцать третий год, а в тот летний вечер шел дождь. Я вышел из медпункта, где мне наложили гипсовую повязку, постоял немного под навесом подъезда (почему-то хотелось привыкнуть к этим капелькам) и пошел домой. Чувствовался странный холод. Бывает просто холодно, а бывает "проклятый" холод. Тогда был проклятый холод, холодно от машин, от домов, от деревьев, от одежды, которая на тебе, от того, как тебя зовут, от того, что было с тобой вчера, сегодня и что будет завтра, от того, что никогда не будет, от того, что у тебя есть руки, есть ноги, голова, от того, что ты дышишь, сейчас ты дышишь. Ты дышишь, и проклятый холод заполняет легкие, а затем ты выдохнешь такой же, только отравленный, проклятый холод.
Проходя мимо парка, окружавшего больницу, я услышал звук. Это была песня, женский голос... "Солнце выключает облака, ветер дунул, нет препятствий, и текут издалека вены по запястьям," – она пела Мураками под гитару. Я подошел ближе и увидел беседку, в ней было много молодых людей, и все слушали, как поет девушка. Ее голос был кристально чист; он, казалось, разбивал каждую капельку так, что ни одна больше не могла упасть на землю. Немного послушав, я пошагал домой. Меня ждал долгий отпуск, восстановление после травмы.
В окне автобуса проплывали машины, люди, скрывающиеся от дождя, который все сильнее и сильнее целовал наш город каждой каплей, растекался морем по тротуарам, по людям – счастливым, несчастным, веселым, грустным, - по всем, для дождя не было различий где кто; гламурным дамам он смывал макияж, делал красивее людей, намокали бумаги, важные контракты деловых людей в белых рубашках... намокали души людей, все хотели или домой, или под дождь; кто-то понимал, что этот дождь – самое настоящее, что может быть сейчас в данный момент. И я это понимал и ехал в автобусе... и ничего меня не тревожило, мне было легко уютно и спокойно.
На пороге моего дома меня встретила Она.
- Привет!
- Привет!
Она набросилась на меня и поцеловала.
- Что нового?
- Вот руку сломал.
- Ты же знаешь, что меня нет?...
- Знаю. Но я хочу, чтоб ты была. Не пропадай, пожалуйста.
- Ну, хорошо, солнце! Я побуду еще немного.
- Спасибо, Милая Моя Фантазия.
Итак, у меня появилась бездна свободного времени. Из холодильника я достал пиво, сел на диван, включил телевизор. "А если вы закажете у нас "чудосос" прямо сейчас, то совершенно бесплатно в придачу вы получите замечательную насадку...", "В Брюсселе наша делегация выступила с пакетом конструктивных предложений, направленных на интеграцию...", " - Неужели Карлос, ты не видишь во мне женщину! ", "Ну же… Ну же, я уверена, Вы знаете это слово!!! Кто же мой победитель?! Смелее набирайте номер телефона, выигрыш ждет Вас!", "Кость пробила его бедро!!!" "А у этого человека вместо легких жабры, может жить только в аквариуме", "Я знаю с Мариной вы обсуждали меня за моей спиной"...
Карлос, сдохни!!! Где же что-то интересное? Почему столько каналов и ничего... Называется, пришел из цирка домой... В цирке хотя бы разные цвета. А почему же все тут так серо? Те же клоуны. Только не смешные.
Время тянулось долго, но я убивал его как мог. Эх, жаль, что нет у меня увлечений особых, не связанных с пусканием в кровь адреналина, приходилось пускать алкоголь…
И вот пришел день, когда следовало снимать гипс. Я сидел в коридоре у кабинета врача, ждал, когда меня пригласят. Через открытую дверь кабинета напротив я заметил девушку, она сидела ко мне спиной и была чем-то чрезвычайно занята – чем, я не видел, да и меня это не интересовало, - кажется, рассматривала что-то маленькое в своих руках.
В больнице всегда есть одна интересная вещь. Эта вещь всегда меня забавляла и интересовала - своей одновременной простотой и сложностью. Поразительная вещь. Знаете, какая?


Продолжение следует...

Это сообщение отредактировал карлик - 17-01-2010 - 19:21
Мужчина Челенджер
Женат
17-01-2010 - 20:17
QUOTE (карлик @ 17.01.2010 - время: 17:54)
Пропасть.

В больнице всегда есть одна интересная вещь. Эта вещь всегда меня забавляла и интересовала - своей одновременной простотой и сложностью. Поразительная вещь. Знаете, какая?

Продолжение следует...

Спирт ??? Неразбавленный....
Мужчина карлик
Свободен
20-01-2010 - 01:49
Пропасть(Часть вторая)

Это такой кругляшек... такая круглая лампа, и на ней, так грязно, очень, очень, очень грязно написано: "Выход". На таких больничных лампах почему-то никогда аккуратно не пишут. Пишут так, как будто спешат куда-то, или как будто сейчас с минуты на минуты война начнётся, причем ядерная… Или вот: какого-то человека убивали и сказали ему: какое ты хочешь слово последнее написать? И он взял эту лампу и написал "ВЫХОД". И эту круглую лампу повесили в коридоре больничном, только перед этим внутрь ее налили меда, чтобы все окрестные мухи слетались, забирались в эту лампу и умирали там… И вот эта лампа, такая грязная, с залежами мертвых мух внутри… Или как будто у одного человека возникла какая-то надежда, какая-то радость, он взял красную краску и грязно и некрасиво, потому что, очевидно, не мог иначе, но зато с надеждой написал: "ВЫХОД". А, может, это и не краска вовсе...
- Ты не поможешь мне застегнуть?
Ко мне обращалась та самая девушка, из кабинета напротив. Она протягивала мне цепочку с крестиком; пальцы беспомощно сжимали крошечный замочек. Кажется, я где-то видел ее недавно...
- Застегни, пожалуйста, - попросила она. – Замок такой маленький, я никак не попаду...
Я взял цепочку. Застегнул и протянул владелице.
- Спасибо.
- А ты прекрасно поешь,- неожиданно для самого себя сказал я. Есть такие моменты, которые почему-то, при всей их кажущейся незначительности, навсегда застревают в памяти. Я смотрел в её глаза и видел мокрый город, беседку и людей в беседке. Я смотрел в её глаза и слышал песню под дождём.
Она улыбнулась.
- А ты откуда знаешь?
Я объяснил
Она намотала цепочку на запястье и села рядом.
- И что же тебе понравилось из моего репертуара?
- Мураками.
- Это моя любимая песня.
- А ты слышала, как её исполняла группа в клубе «Би-2»? Я недавно скачал видео…
- Нет, не слышала.
- Хочешь, запишу тебе?
- Это было бы замечательно!!! Как тебя зовут?
- Дима.
- Очень приятно, а меня Ира.
Дверь соседнего кабинета приоткрылась, оттуда высунулась девушка в белом халате и уставилась на нас.
- Вот тебе мой телефон. Звони. – Ира вытянула из кармана халата блокнот, черкнула цифры на листке, отдала мне. И исчезла за дверью кабинета.
Я остался один, в том же коридоре, с тем же тусклым светом, с лампой и надписью «выход», но теперь все было иначе: теперь я знал, как зовут девушку из дождика, а это меняло многое, очень многое…

Гудок. Гудок.
- Алло.
- Привет, это Дима, помнишь меня?
- Привет, Дим, конечно.
- Когда тебе можно занести записи?
- Можно завтра, как тебе?
- Отлично!
- Договорились, буду ждать.
Ира дала мне адрес, и на следующий день я стоял у ее двери. Нажал кнопку звонка. В открывшейся двери появилась она.
- Привет, заходи, – сказала девушка из дождика, глядя на меня сверху вниз.
- Привет, - сказал я, глядя снизу-вверх. Разница в росте между нами составляла сантиметров пятьдесят, не меньше.
Я вошел, она провела меня в свою комнату, красивую и уютную.
- Располагайся.
Я сел в кресло; на столе рядом стоял компьютер, а у противоположной стены был аквариум с зеленоватой подсветкой. В нем плавали оранжевые рыбки.
- Будешь, чай, кофе?
- Нет, спасибо.
Ирина вставила диск в DVD-привод компьютера и на мониторе началось завораживающее действо акустического концерта.
Мы в тот день много общались, слушали музыку, рассказывали каждый о себе. Я узнал, что Ира учится на медицинском факультете и подрабатывает медсестрой. Я тоже рассказал ей про свою работу, про разные города и страны, где мне приходилось выступать, и про своих друзей, коллег.
Ира очень удивилась, когда узнала, как я себе зарабатываю на жизнь, хотя многие другие вещи ее не удивляли. Она вообще общалась со мной очень странно, не так, как я привык. Она как будто не замечала меня, и в то же время я чувствовал: она смотрит, чувствовал ее взгляд на себе… Или это не взгляд был, а какой-то свет, исходивший от неё. Я отметил в ней непосредственность, свойственную детям, которые, как мне всегда казалось, простое воспринимают с удивлением, а сложное – легко и естественно.
Незаметно сгустился вечер. Мне так не хотелось расставаться с Ирой, что я набрался храбрости и предложил ей прогуляться по городу. К моей великой радости, она согласилась!
- Леди, позвольте угостить Вас мартини?
- Да ты настоящий джентльмен! - смеялась Ира.
Мы зашли в бар и выпили по бокалу. Потом просто бродили по городу.
- Как тебе это? – ни с того ни с сего спросил я, ощутив волнение под действием вина.
- Что?
- Гулять с таким парнем, как я.
- С каким?
Я почему-то не нашел, что ответить.
- Знаешь, твоя проблема в том, что ты считаешь себя особенным. Нельзя быть таким эгоистом! Лучше ты мне скажи, как тебе гулять с такой девушкой, как я.
- Я очень удивлен, и еще утром я бы в это не поверил.
- Странно, а я вот готова поверить во многое. Главное то, что мне с тобой интересно, а остальное не важно.
Вдруг повеяло холодом и начал моросить дождь. Люди, спасаясь от него, стали исчезать с улиц.
- И вот почему все так боятся дождя? – спросила Ира.
- Ты тоже любишь дождь?
- Да, а ты?
- У меня есть весомая причина его любить.
- Какая?
- Одним летним вечером, очень похожим на этот, я узнал, что существует удивительная девушка, от пения которой в промокшем городе сердцам людей становится теплей… Я брел по улице, шагал по лужам, но было невероятно светло – просто потому, что я слышал, как она поет, и эти песни останутся навсегда в моем сердце. Тот вечер я не забуду никогда.
В этот момент ее губы коснулись моих, несколько задержавшись, опалили, явив мне чудо прикосновения, которого я никогда не испытывал прежде.
- А этот вечер разве забудешь?
Капли дождя весело танцевали по асфальту, все быстрее и быстрее, трепет деревьев, треск... треск и трепет свечи, и мрак, и я у ЕЕ ног, я полностью скован ЕЕ ногами. ЕЕ губы на моем лице закрывали мне рот и нос, по капле высасывая из меня жизнь. Кричать невозможно, тело не позволит мне сделать это, тело само принимает за меня решения сейчас, тело не будет расходовать силы и энергию на крик, оно будет пытаться как можно дольше сохранить все, что осталось, а осталось нечто невозможное, за счет чего я еще живу. Хозяйка точно знала, что будет происходить с моим телом, что будет с моим мозгом, шокированным каждой секундой этого действа. Чтобы мой мозг и моё тело точно знали, кто мой БОГ, кто владеет сейчас моей жизнью, ОНА ласково поглаживала перед моими глазами клапан трубки, перекрывающий мне воздух.

С Ирой я встречался еще несколько раз и, кажется, по-настоящему влюбился. Если все мысли исчезают и остается только одна мысль: «Когда-же-я-увижу-ее-снова?»… Если все краски меркнут, все силуэты невыразительны и остается только один ее облик… Если все звуки стихают, замолкает музыка и остается только ее голос… Если все вокруг имеет меньший смысл, чем одна ее улыбка и слово «привет»…Разве это не любовь? До того момента я не увлекался так ни одной женщиной.
Но подходило время гастролей нашей труппы по Европе, и нас ожидала разлука на месяц… Тогда я и не догадывался, что произойдет и чем все закончится...
Дни тянулись за днями, выступления проходили по плану, превращаясь для меня в рутину. Я не мог сосредоточиться на работе, от меня ушло то волнение, которое до сих пор было смыслом каждого выхода на арену. И европейские городки, похожие один на другой, казались чужими. Мыслями я возвращался в родной город, к Ире, я постоянно спрашивал себя, что она сейчас делает, чем занимается, думает ли обо мне, и сам себе жаловался на время, которое тянется так долго, но все же утешал себя тем, что каждая секунда приближает меня к возвращению домой, приближает меня к Ире.
Одним словом, было НИЧЕГО – до одного вечера в отеле очередного европейского городка, вечера, когда в моей жизни произошло ВСЕ. Всю нашу труппу разместили на одном этаже в номерах, идущих подряд. Скорее всего, существовали отели и получше, администрация всегда на нас экономила, хотя сравнивать, конечно, мне было не с чем…
В тот день представления не было, поэтому время тянулось долго и вязко, как это обычно бывает, когда сидишь без дела. Я смотрел телевизор, шла какая-то передача на французском языке, было, естественно, ничего не понятно, я просто смотрел на людей и даже не пытался понять, о чем они говорят. "Домой!" – вот все, что я хотел, - и точка.
Вдруг раздался стук в дверь. Это был необычный стук, он был… острый! Я почувствовал в нем эту остроту – так остро может стучать лишь женщина, и необычная женщина. Меня потянуло по этой остроте, как по канату, натянутому через пропасть, к двери… И вот я стою у двери. И вот она уже открыта. И вот я вижу ЕЕ. И вот тот самый удар хлыста по манежу, и вот они – покоренные монстры. И вот ее белоснежная кожа. Её волосы, черные, как безлунная ночь. Ее черные глаза, режущие острее скальпеля, красные как кровь губы… И вот на ней обтягивающие джинсы и футболка, и вот она – пропасть, которая смотрит на тебя, в которую ты упадешь и будешь падать... и падать, ниже и ниже...
- Привет, Дим.
- Привет.
- Как дела?
- Хорошо.
- Скучно сегодня, ты сидишь тут, не выходишь… Пообщаемся?
- Конечно, заходи.
Диана не спеша, по-кошачьи мягко зашла и расположилась в засаленном гостиничном кресле. Человек, работающий с кошками, сам рано или поздно становится на них похож, но чтоб укрощать диких кошек – тигров, нужно с рождения обладать страстью, властью, силой и… дикостью, понимать эту дикость и укротить ее в первую очередь в себе – или, по крайней мере, спрятать на время, пока не представится возможность ее выхода, разве можно скрыть себя, настоящего?
- Мартини будешь?
- Давай.
- А у тебя как дела? – спросил я, доставая бутылку и два бокала.
- Нормально… Сегодня в два часа ночи – звонок. Что такое? Что нам делать со зверем? Уборщица по ошибке открыла не ту дверцу. Весь персонал в штаны наложил, а у уборщицы чуть ли не сердечный приступ, когда увидела полосатого перед собой. Пришлось ехать на помощь к детишкам.
- К детишкам? Да твои монстры могут напугать кого угодно.
- В одном зоопарке, говорят, была клетка, на которой было написано: "А здесь находится самое страшное, непредсказуемое и опасное животное в мире." И в этой клетке было… знаешь что? Зеркало...
- Это точно, человек может много беды натворить. Но люди, которые посещают твои представления, идут, кроме всего прочего, и из-за желания бояться… Звери вызывают у них страх, шок… Зрители в восторге от того, как ты заставляешь тигров во всём слушаться тебя, выполнять трюки... они восторгаются тобой...
- Знаешь, я заметила, как ты наблюдал за моими номерами…
Для меня это было неожиданно. Как она могла это заметить? Я старался делать это украдкой...
- Когда?
- Знаешь ли, кошки всегда знают, кто на них смотрит. Мало того, они знают, кто КАК на них смотрит.
- И как я смотрел на них?
- Как ты смотрел на них... Они знают, как ты смотрел на них, а я знаю, как ты смотрел на меня. Ты мне лучше сам об этом расскажи, - Диана остановила блуждающий взгляд на моих глазах.
От этого взгляда некуда было деться, он завораживал, и я почувствовал, что уже не принадлежу себе в полной мере. Спасения нет от этого взгляда: все фальшивые маски он снимет с тебя; этот взгляд разденет тебя, и ты останешься голым, потому что перед этим взглядом ты можешь быть только и только голым, только самим собой, и нет у тебя секретов от этого взгляда, и ничего никогда не сумеешь от него утаить…
- Мне нравится, как ты управляешь ими, контролируешь, как они подвластны тебе...
- Ты знаешь, меня и саму увлекает этот процесс… Власть захватывает, затягивает… всегда. А ты бы хотел быть на их месте? Нет, спрошу иначе. Ты бы хотел знать свое место?
- Прости, не понял...
Прошла секунда после того, как я получил от нее пощечину, только через секунду я понял, что это была пощечина, только через секунду я понял, что меня зовут Дима, только после этой молниеносной пощечины я понял, что падаю и спасения не будет.
Пламя свеч дергалось, казалось, в унисон с моими мышцами. Госпожа крепко сжимала меня ногами. А я кричал, выл, просил, умолял – дать мне путь к жизни, но Хозяйка просто держала клапан в своих нежно-белых руках и не собиралась хоть на толику открыть его.

- Я спрашиваю тебя еще раз, хотел бы ты знать свое место при мне? И попробуй только сказать, что не понял.
Весь дрожа, смутно вспоминая, как долго она здесь, и как она пришла, и как все это началось, я попытался что-то сказать... И тут же вторая пощечина едва не свернула мне шею, пронизала лицо сверлящим низким звуком и тупой болью.
- Отвечай быстрее. Ты хотел бы знать свое место при мне?
- Да, - тихо ответил я.
- Громче! - приказала Диана.
- Да!
- Так уже лучше! – она довольно заулыбалась, оголив белые, как первый зимний снег, зубы. - Карлик и дрессировщица! Мне это нравится! Сейчас ты узнаешь свое место, но будет лучше, если его ты будешь узнавать, стоя на коленях. На колени, быстро!
Ее голос звучал настойчиво, властно, и подавляюще. Я встал на колени.
- Так и стой, а мне нужно кое-что еще – для того, чтоб ты хорошенько усвоил то, что я тебе буду объяснять.
С этими словами она вышла из номера.
Та же кровать, то же кресло, тот же столик, на нем стоит бутылка мартини и два бокала: один наполнен наполовину, другой – на одну треть. Я стою на коленях, потому что мне приказала Диана. Это сон? Как будто это я, и как будто нет. Кажется, наблюдаю за странным представлением в театре или читаю книгу, и я так ей увлекся, что представил себя героем книги. Нет, определенно, этого не может быть, это просто не может происходить - реально и … даже теоретически... это чья-то фантазия, а точнее бред или сон сумасшедшего.
Диана вернулась через минуты три-четыре. В ее руках я увидел плеть, веревку и... И это был ошейник.
- Раздевайся!
Я начал снимать с себя одежду.
Диана быстро подошла ко мне и с размаху зарядила пощечину.
- Почему так медленно? Быстрее!
Я стал раздеваться быстро, как умел. Снял рубашку, штаны. Остался в одних трусах.
- Какой ты смешной! – засмеялась Диана. - До гола!
Я снял трусы и остался совершенно голый под режущим, как сталь, ее взглядом. Она подошла ко мне и осмотрела, как будто она делает приобретение в магазине, покупая какую-то вещь
- Стой ровно. – Она приподняла мое лицо за подбородок, затем отпустила.
- Взгляд в пол.
Я стоял на коленях, голый, с опущенной головой, уставившись в пол. Вдруг почувствовал, как что-то холодное прикасается к моей шее сзади – это была кожа ошейника. Диана застегнула его, взяла поводок и села в кресло, закинув ногу на ногу. Взяла бокал вина.
- Ну а теперь, Дима, я буду тебе объяснять. Во-первых, Димой я буду тебя называть крайне редко, так как называть тебя по имени – это противоречит твоему теперешнему положению. Хотя иногда, возможно, будут такие случаи, что я буду вспоминать, как тебя зовут, и обращаться к тебе по имени, но, повторюсь, эти случаи будут крайне редки… Разве что для моего удобства… У тебя теперь только одно, короткое и понятное имя - раб, а если в полном варианте, то - Мой раб. Во-вторых, я теперь для тебя Госпожа, Хозяйка, вообще я для тебя теперь твоя жизнь, ты являешься моей собственностью, и я могу распоряжаться тобой на свое усмотрение, и только лишь по своему желанию могу делать с тобой все что хочу. На мои приказы у тебя может быть только один единственный верный ответ: "Да, Госпожа" - других быть просто не может. В-третьих, без меня ты не можешь совершить ни один мало-мальски существенный поступок в своей жизни, так как твоя жизнь теперь моя и ты сам теперь ничего не можешь в ней делать и предпринимать, не спросив перед этим у меня разрешения. Тебе понятно это?
- Да.
- Да - кто?
- Да, Госпожа!
- Вижу, мне придется еще много с тобой работать. Ну да ничего… Если бы ты знал, какое блаженство я испытываю от этого процесса, ты бы мне позавидовал. И, ты знаешь, раб, ты сейчас солгал мне. Ты ничего не понял из того, что я тебе сказала. Знаешь, почему?
На меня напала дрожь, как будто на уровне подсознания я ощутил, что сейчас со мной будет, что сейчас она сделает со мной.
- По-о-очему, Го-о-спож-жа-а?
- Потому что рабы усваивают столь важную информацию только после того, как им хорошо все объяснит плеть хозяина. И ты поймешь лишь после того, как ощутишь "ласки" моей помощницы на себе.
Она взяла плеть, лежащую рядом.
- Посмотри сейчас внимательно на мою девочку, - Диана поднесла плеть к моим глазам. - Ты должен быть ей очень благодарен, так как она будет помогать тебе в усвоении моих уроков. Скажи: "Спасибо плеть Госпожи Дианы, что будете помогать мне лучше понимать Хозяйку".

Продолжение следует

Это сообщение отредактировал карлик - 20-01-2010 - 02:14
Женщина alondra
Свободна
20-01-2010 - 11:11
Я смотрю , тут какие то рассказы пошли..."Рабов" ваще не спрашивают, надо ли им это все...Храни нас Господи от таких "хозяев"...
Но если абстрагироваться от этого момента, то рассказ хороший))))
Мужчина карлик
Свободен
21-01-2010 - 11:07
QUOTE (alondra @ 20.01.2010 - время: 10:11)
Я смотрю , тут какие то рассказы пошли..."Рабов" ваще не спрашивают, надо ли им это все...Храни нас Господи от таких "хозяев"...
Но если абстрагироваться от этого момента, то рассказ хороший))))

спасибо... в рассказе герой этого хотел конечно, он был подвержен женской красоте, только как и в жизни не все бывает так как хочется...

Это сообщение отредактировал карлик - 21-01-2010 - 11:13
Женщина alondra
Свободна
21-01-2010 - 11:12
QUOTE (карлик @ 21.01.2010 - время: 10:07)
QUOTE (alondra @ 20.01.2010 - время: 10:11)
Я смотрю , тут какие то рассказы пошли..."Рабов" ваще не спрашивают, надо ли им это все...Храни нас Господи от таких "хозяев"...
Но если абстрагироваться от этого момента, то рассказ хороший))))

спасибо... в рассказе герой этого хотел конечно, он был подвержен женской красоте, только в жизни не все бывает так как хочется...

Само собой...это художественное произведение я понимаю..
Мужчина карлик
Свободен
23-01-2010 - 14:28
Пропасть
Часть третья

На меня напала дрожь, как будто на уровне подсознания я ощутил, что сейчас со мной будет, что сейчас она сделает со мной.
- По-о-очему, Го-о-спож-жа-а?
- Потому что рабы усваивают столь важную информацию только после того, как им хорошо все объяснит плеть хозяина. И ты поймешь лишь после того, как ощутишь "ласки" моей помощницы на себе.
Она взяла плеть, лежащую рядом.
- Посмотри сейчас внимательно на мою девочку, - Диана поднесла плеть к моим глазам. - Ты должен быть ей очень благодарен, так как она будет помогать тебе в усвоении моих уроков. Скажи: "Спасибо, плеть Госпожи Дианы, что будете помогать мне лучше понимать Хозяйку".
- Спасибо, плеть Госпожи Дианы, что будете мне помогать лучше понимать Хозяйку.
И я сразу же получил такой удар ногой по лицу, что упал на спину. Диана встала с кресла и подошла ко мне.
- На живот, быстро!
Я перевернулся, она прижала ногой к полу мою голову – мое лицо растекалось по паркету. Звук, рассекающий воздух, мгновение – и я почувствовал, как плеть обожгла кожу на моей спине. Удар, другой, третий… Мне показалось, с моей спины летят брызги крови. Я испугался, по щекам потекли слезы, я попытался вырваться и закричать.
- Ну вот, а говоришь, что понял.
Она взяла веревку, обмотала мои запястья и лодыжки, затем осмотрелась вокруг, увидела пару полотенец. Одним она заткнула мне рот, а второе обмотала вокруг шеи, закрепив кляп.
- Вот так, раб, ты мне больше не сможешь помешать. Ты вообще никак не можешь влиять на волю Госпожи, и ты это у меня скушаешь, поверь.
И вновь удары посыпались по моей спине, ягодицам, ногам, рукам – мне показалось, их было около пятидесяти.
Диана присела, развязала мокрые от слез полотенца и ласково провела по моим волосам… Я лежал не двигаясь, только время от времени содрогаясь – не то от холода, не то от воспоминаний о боли, причиненной мне плетью Хозяйки.
- Ну, не плачь, - Диана продолжала гладить волосы раба. – Ты же понимаешь, что это лишь для твоего блага. Так ты будешь лучше понимать меня, так ты будешь лучшим рабом, а ты же хочешь быть моим рабом?
- Да, Госпожа.
- Умница. Ты мне нравишься все больше и больше, но, к сожалению, солнце моё, урок еще не закончен… Теперь я не буду затыкать тебе рот, я просто прикажу тебе быть тихим как рыба, чтоб ни одного звука не проронил у меня, ясно? Иначе ты действительно узнаешь, как я могу рассердится. Ты хорошо меня понял, раб?
- Да, Госпожа.
- Стань на колени, прижми голову к полу. Считай, что я не убирала свою ногу с твоей головы.
На этот раз, Диана делала большие паузы между ударами, как бы давая рабу ощутить каждый удар в полной мере. Вероятно, она ожидала стона или плача. Но ни малейшего звука я не мог издать. Со мной произошла поразительная вещь: я полностью растворился в ее воле и не смел никак нарушить ее приказ. Да, мне было очень больно, но ведь Госпожа приказала! Мне приказала молчать моя Госпожа... молчать, иного быть не может! И я молчал.
- Как быстро ты стал таким терпеливым. Быстро учишься. Я уже практически горжусь тобой… Но в гораздо большей степени – собой, конечно.
Диана отложила плеть в сторону. Я все еще стоял на коленях, прижимая голову к полу, не смея изменить позы.
- Ну, а теперь отвечай мне, раб. Кто ты?
Прошла секунда. И я получил удар ногой по ягодицам.
- Быстрее!!!
- Я раб Госпожи Дианы.
- Кто я?
- Вы моя Госпожа.
- Что ты должен отвечать на мои приказы?
- "Да, Госпожа".
- Что ты сам можешь делать?
- Я ничего не могу сам делать, не спросив у Вас разрешения.
- Молодец! Ну, а теперь, раб, поговорим о том, какие радости могут быть в твоей никчемной рабской жизни. Ты знаешь, какие это радости? Какая самая большая радость? Отвечай!!!
- Пррости-и-те, Гос-пожа, я не знаю, - я весь затрясся от страха, что сейчас снова рассержу ее.
- Ну, хорошо, ползи сюда, мальчик мой, я тебе покажу, - засмеялась Диана.
Я, со связанными руками и ногами сделал несколько движений, приподнял голову с пола...
- Голову не подымай! Пусть твое лицо волочится по полу... как тряпочка половая.
Кое-как я стал перемещаться ближе к креслу. Хозяйка мне помогала, подтягивая меня к себе за ошейник. Когда я уже был достаточно близко к ней, она взяла меня за волосы, и перед собой я увидел указательный палец с длинным красным ногтем, указывающим на ее туфли.
- Вот это для тебя самая большая радость!
Она прижала мое лицо к своей обуви и приказала:
- Вылижи!
И тогда я понял, кто я и к чему стремился всегда, ощутил свою рабскую сущность. Волна эмоций затопила меня: страх, благодарность, восторг, унижение - и еще что-то, что невозможно объяснить… Я не смог сдержать слез.
- Почему ты плачешь?
- Я плачу от восторга, что касаюсь Ваших туфелек, Госпожа.
- Ты не просто касаться должен – ты вылизывать должен. Лижи как следует!!!
Я начал вылизывать ее обувь, не пропускал ни единого миллиметра. Все, что было на них, я хотел вобрать в себя: затягивал в рот каждую крупицу пыли с ее туфелек… Звук при этом получался жуткий, но я почему-то радовался ему…
- Вот видишь, я же говорила, что тебе понравится! А вот так тебе еще больше понравится, - она сняла туфельку, и перед моим взором очутилась прекрасная стопа Госпожи Дианы с ярко-красным педикюром.
Тут я забыл все на свете. Казалось, это был сон! Я начал изучать языком каждую впадинку, каждый изгиб, каждую складочку прекрасной ножки Госпожи, я путешествовал по ней, как по волшебному миру, это был тот мир, в котором я готов был остаться навсегда.
- Эй, ты слышишь меня!
Я понял, что Госпожа обращается ко мне, а я никак не реагирую.
- Да, Госпожа!
- Открой широко рот!
Я так и сделал. Госпожа просунула мне в рот пальцы стопы и начала водить ими по кругу, пытаясь проникнуть глубже.
- Соси!
После того, как Госпожа сказала это слово, мне показалось, что с ее ступни потекла некая сладость, нечто, что необходимо выпить до конца. Я старался между каждым пальчиком пройтись языком, затем с наслаждением высасывал каждый и все вместе.
- Хороший мальчик! Одна из главных функций рта раба, это чистка ножек Госпожи.
В тот момент я действительно осознал, что мой рот предназначен для того, чтоб в нем были ножки Хозяйки.
- Ну, думаю, поощрений для тебя сегодня хватит. Время уже позднее, - сказала Диана, посмотрев на часы. Встала с кресла. Приказала мне лежать, уткнувшись в пол.
- Запомни, раб, с этого момента ты будешь спать на кровати, только если действительно заслужишь этого, а пока тебе до такого блага очень далеко.
И, взяв за ошейник, она подтащила меня к кровати, крепко привязала мои лодыжки к кроватным ножкам, затем сделала то же самое с моими руками.
- Твое место на полу, в лучшем случае - у кровати Хозяйки, но этого ты тоже пока не заслужил.
Я лежал на боку, лишённый возможности видеть что бы то ни было, кроме пыльного сумрака под кроватью. Слышал как Диана, пошарив по ящикам стола, расстегнула мою дорожную сумку.
- Я переберу твои вещи и решу, что тебе надо, а что нет.
Сказав это, она погасила свет и вышла. Дверь закрылась, ключ проскрежетал в замочной скважине.
Я остался в кромешной темноте… Только я не понимал, почему она кромешная? Должно же быть хоть немного света – из окна, например; там же горят фонари, на небе может быть луна и звезды… Но почему так темно, я не могу различить ни одного предмета, нет никаких силуэтов и очертаний? Может, я ослеп? И что произошло? Мне показалось, что со мной творились странные вещи, но их определенно не может быть, потому что такого просто не бывает, наверное, я просто где-то гулял и попал в темную комнату, сейчас стоит только найти выход, и все пройдет, где то он есть, и через секунду я найду его, и мне будет светло и не так твердо лежать, как здесь...
Я услышал шорох, как будто несколько жуков пробежали вдоль плинтуса. Они пробежали и затихли. Но через некоторое время вторая группка зашуршала, только уже в другом краю комнаты. И что-то необычное было в этом шуршании... Я точно слышал слова. Очередная компания жуков зашуршала... и я понял.. я услышал... "раб Госпожи Дианы"... В шорохе слышалось: "Раб Госпожи Дианы". Жуки шуршали все чаще и чаще и, казалось, стали подбираться ко мне все ближе и ближе, Это были не отдельные группки уже, они заполнили всю комнату, и со всех сторон неслось: "Раб Госпожи Дианы… раб Госпожи Дианы, раб Госпожи Дианы"… И вот они уже так близко, они заползают на меня, проникают в меня, впиваются в кожу - уже тысячи жуков залезли мне под кожу, в руки, в ноги, в глаза, в живот, в голову – шуршание "раб Госпожи Дианы", "раб Госпожи Дианы", "раб Госпожи Дианы" заполнило все мое тело. "Раб Госпожи Дианы" – это было на самом деле. "Раб Госпожи Дианы" – это я. "Раб Госпожи Дианы" – я был всегда. "Раб Госпожи Дианы" – я буду всегда.
Настало утро. Диана подошла к двери, вставила ключ в замок и, повернув несколько раз, вошла в номер своего раба.
- Вот, оставила все, что тебе достаточно. Если понадобится больше, будешь просить у меня.
Голос Дианы звучал, словно шелест волны, накатывающийся с океана… Она поставила дорожную сумку рядом с неподвижным своим рабом: он лежал с открытыми глазами и смотрел под кровать так, как будто он что-то заметил там. Присев на корточки, Госпожа начала развязывать веревки. И когда ноги и руки раба были свободны, она взяла голову его за волосы и приложила к ступне:
- А так ты должен приветствовать Госпожу.
Бросив: "Собирайся на работу", - она вышла из номера.
Я оглядел комнату: жуков больше не было... Заглянул в сумку. Там было только несколько самых необходимых вещей: одежда, бритва, зубная щетка, немного денег. Госпожа забрала многое, включая мои документы, а с мобильного были стерты все контакты и добавлен только один - "Диана".
Не знаю, как я работал в тот день. Номер требовал сосредоточенности во всём теле, а после того, что произошло, все тело ныло и ломило. Я и не заметил, как прошло представление…К счастью, ничего экстраординарного не произошло, я выдержал тогда всю нагрузку, уму непостижимо, откуда силы брались. Трудно сказать, как я добрался до отеля. Трудно сказать, как я с порога тут же не рухнул от усталости. Трудно сказать, что я почувствовал, когда увидел на столе записку: "Как придешь, сразу же ко мне в номер! Диана".
Несмело постучал я в комнату, прождал около минуты, после чего дверь открылась, и я встретился глазами со своей Госпожой, которая пальцем показала, в каком направлении мне необходимо двигаться дальше. А двигаться мне необходимо было в глубь ее номера.
- Приведи себя в порядок.
Я стоял не двигаясь посреди комнаты, смотрел в пол. В мою сторону полетел ошейник, и я понял, чего от меня хочет Госпожа Диана, взял ошейник и стал его надевать, но она прервала меня.
- Запомни: порядок для раба - особенно с Госпожой наедине, - это когда он голый и в ошейнике. Перед тем, как надевать ошейник, ты должен быть голым.
Все было сделано так, как велела мне Хозяйка.
- А теперь встань на колени и рассказывай во всех подробностях, как прошел твой день.
Я начал сбивчивый рассказ о своём дне, старался по часам вспомнить, что и как происходило, с кем встречался, о чем думал, что ел, как сильно устал, как хотелось спать, но как нашел в себе силы и выполнял работу...
- Какие у тебя были сегодня эмоции? Каких было больше: положительных, отрицательных? Или ты просто устал?
- Было больше положительных эмоций. Это помогло мне выдержать физическую нагрузку.
- И что же положительного ты нашел в этом дне, раб?
- Это замечательный день, ведь это мой первый полный день в качестве раба Госпожи Дианы.
Я умолк.
Диана тоже молчала некоторое время. Госпожа просто сидела в кресле и смотрела на меня. Хотя я не видел ее, я чувствовал, что она смотрит. Хотелось прервать это давящее молчание, но я был не в состоянии это сделать, я просто не мог, я стоял перед ней голый, на коленях, в океане тишины, под остротой ее взгляда, я вспомнил вчерашний вечер и понял, что моя Госпожа может наказывать меня еще и взглядом – даже сильней, чем плетью. И вот, наконец, пытка молчанием завершилась.
- Тебе нужно было сегодня что-то? Какие планы на завтра?
- Нет, Госпожа. Завтра я буду работать так, как и сегодня. У меня будет обычный день – в том смысле, что ничего особенного я не планирую.
- Ты сам и не можешь ничего планировать, только лишь со мной. Знаешь, раб, я сегодня тоже устала. Ты массаж делать умеешь?
- Никогда не делал.
- Как приедем домой, пойдешь на курсы. Но сейчас, если у тебя не получится и мне не понравится, у тебя будут очень большие проблемы.
Диана сняла кофту, расстегнула бюстгальтер и легла на кровать.
- В тумбочке возьми крем.
Я взял крем и растер им свои руки, дрожащие от того, что мне сейчас предстояло делать. И прикоснулся к спине возле шеи Госпожи, не догадываясь, что сейчас утону в молоке ее кожи, белое сияние которой ударило в меня волной, заставив взорваться сердце ударами настолько сильными, что их было слышно в волшебной и уютной тишине гостиничного номера. Аккуратно водя руками по коже, я старался найти напряженные участки мышц и расслабить их, чтобы моя божественная Госпожа почувствовала себя лучше после трудного дня, чтобы моя Госпожа почувствовала, как я благодарен ей за все, за каждую секунду своей жизни, почувствовала мое желание сделать для нее все самое лучшее, чтоб моя Госпожа почувствовала... как я люблю ее... я поцеловал ее плечо...
- А вот за это ты еще получишь!
Очнувшись, я понял, что натворил нечто ужасное!
- Продолжай, но губами меня касаться не смей!

Шли дни моей новой жизни, наполненной падениями и небесными взлетами, страданием и блаженством, восторгом и унынием – все это чередовалось, позволяя мне ощутить контраст и глубину чувств, давая мне возможность познавать вселенную, имя которой Госпожа Диана. Я выполнял все, что она мне приказывала, жил и вел себя всегда так, как она велела, рассказал ей про себя все, так что она знала даже мельчайшие подробности моей жизни. Кое-что она мне тоже про себя рассказывала, но говорила, что пока всего знать мне необязательно. Если мне что-то нужно было купить, она давала мне денег – в том случае, конечно, если тоже считала, что мне это необходимо. Почти каждый мой шаг она контролировала – правда, мои дни были однообразны и ничем особенным не отличались, поэтому ей было легко контролировать меня, я нигде не гулял, у меня практически вообще не было друзей, меня никто не знал в чужой стране. У меня вообще не было смысла существовать, как мне казалось, но после всего, что произошло, у меня появился новый смысл. Человеку, живущему без смысла, очень приятно его находить, и я нашел его у ног Госпожи.
Время наших гастролей подходило к концу, и незаметно настал момент, когда, сидя в кресле самолёта, я увидел в иллюминаторе среди непроницаемой темноты огоньки родного города. Диана сидела через несколько рядов от меня и о чем-то оживленно беседовала с незнакомым мужчиной, сидящим рядом. А я смотрел в иллюминатор. Мне ничего не нужно было, кроме музыки, которая звучала у меня в плеере, и этих родных огоньков.
Когда мы вернулись, я жил в ее квартире – исключая те дни, когда она мне приказывала возвращаться домой. В такие дни на меня обрушивалась тоска, которая давала мне понять, что без Госпожи Дианы мне больше оставаться надолго нельзя – иначе я могу натворить такого, что наверху делать весьма запрещено, и здорово разозлю того бородатого старичка, который придумал все и установил свои порядки... А, может, там не старичок? Может, там женщина?
Диану мои страдания совсем не интересовали, мне даже казалось, что она забывала обо мне, как только я уходил. От этой мысли мне становилось адски холодно, и я просто чувствовал себя погружённым в мерзкую холодную жижу, разъедающую меня без остатка, и поэтому я старался о таком не думать. Но наконец раздавался ее звонок, и я получал право вернуться к ней. Я убирал ее квартиру, выполнял все ее желания, иногда она позволяла делать ей массаж, которому я начал обучаться на курсах. Наказывала она меня регулярно и не только потому, что у меня не всё получалось так, как она требовала. Иногда мне влетало совершенно ни за что – просто потому, что ОНА так хотела. И я был рад видеть, что она получает удовольствие, причиняя мне боль.
Был один из таких дней, когда я был предоставлен сам себе, сражался с демонами одиночества и уныния. Прозвучал телефонный звонок. Я, не помня себя от радости, бросился к телефону, взял трубку... Но услышал там не долгожданный голос Дианы, там был иной голос, там был голос Иры.
- Дима, привет!
- Привет.

Продолжение следует...

Это сообщение отредактировал карлик - 23-01-2010 - 14:29
Мужчина карлик
Свободен
27-01-2010 - 21:26
Пропасть
часть четвертая

Где ты пропадал? Я звонила – никто не берет трубку, и мобильный отвечает: "Данный номер не существует".
- Да так... дела...
- И как у тебя дела?
- Хорошо.
- Ты мне обещал как-то показать свое представление, помнишь?
- Помню. Мы можем завтра встретиться и вместе пойти.
- Хорошо, давай.
При встрече Ира сказала мне, что я странный стал, совсем не похож на себя прежнего, до поездки, а я пытался сделать вид, что я такой же и ничего не произошло, говорил ей, что много работы и что на самом деле просто очень устал.
Цирковые кулисы встретили нас обычной пестротой и, как мне представилось тогда, даже вульгарностью: лучи света, мишурный блеск и суета – мне это показалось вдруг будничным и поднадоевши-мерзким. Ира же всем вокруг улыбалась, и все рассматривала, и, похоже, место, куда я ее привел, ей действительно нравилось.
- Как у Вас тут здорово!
- Ты действительно так считаешь?
- Конечно!
Вдруг я услышал самый главный голос всей моей жизни.
- Привет, Ира!
Я обернулся и увидел Диану.
Ира ответила ей:
- Привет.
Они были знакомы? Это было так неожиданно, вопросы жгли мой язык, но Диана все говорила и говорила, не давая мне и слова вставить. Вдруг она замолчала и уставилась на меня, словно увидев впервые.
- Дима! А тебе разве на манеж не пора?
Я молча отправился в свою гримёрку готовиться к выходу. Диана повела Иру в зал.
И, как обычно, ударили прожектора, раздался громкий голос конферансье, аплодисменты и все началось – правда, в этот раз среди зрителей, смотревших на меня, был один человек, который видел во мне не просто летающего карлика, как мне казалось.
После выступления Ира так и не зашла за кулисы, хотя я ждал её. Диана тоже меня игнорировала, и, поскольку иных указаний от неё не поступало, я поехал к себе домой. Приготовил ужин, посмотрел телевизор, пошарился в инете и уже готовился ко сну, как получил сообщение на мобильный: "Сегодня в 00:00, будь готов". Я, конечно, понимал, что подразумевается под этим "будь готов", только странное время какое-то... И я стал готовиться: убрал в квартире, постарался создать такую обстановку, как она любила. Когда условленный час приблизился, я разделся, надел ошейник и стал ждать...
Я ощущал тревогу, когда в полутьме стоял на коленях метрах в трёх от входной двери, прижав лицо к полу, - это не была та волнующая тревога, которая всегда сопровождала меня при встрече с Госпожой, это было что-то гнетущее. Я думал, что Диана неспроста пожелала прийти ко мне в такой час: наверное, это была её очередная жестокая выдумка, наказание, которого я, без сомнения заслуживал, - ведь я не говорил ей, что встречусь с Ирой, и не просил разрешения на это.
Я стоял на коленях у двери минут тридцать. Я несколько раз слышал, как кто-то проходил по лестничной площадке, но это были не ЕЁ шаги. ЕЁ шаги я узнавал по первому шороху, даже если она нарочно старалась подойти очень тихо… Вот ЕЁ каблучки! Но, кажется... кажется, рядом постукивают еще чьи-то!!! Открывается дверь, на меня падает свет, я вижу тонкий и изящный силуэт своей Госпожи, она заходит... О Боже!!! С ней еще кто-то... Да это же Ира!!!
В прихожей вспыхнула лампа. Передо мной Диана поставила большой деревянный ящик с металлической ручкой. Я украдкой попытался взглянуть на Иру: её лицо было бесстрастно.
- Ну, как тебе моя прелесть? – с иронией спросила Диана.
- Да уж... – чуть слышно ответила Ира.
- Он у меня вообще умница, хотя с ним бывает порой сложно. Но все же результатами дрессировки я довольна, - Диана, щелкнув пальцами, указала на обувь.
Раб кинулся ползком к ее туфелькам и стал вычищать их языком.
- Да, действительно… - выдавила из себя Ира.
- Ага! Мы еще и не такое умеем! Да, раб?
- Да, Госпожа, - ответил раб.
- А теперь угоди нашей с тобой общей подруге, - палец Дианы указывал на туфельки Иры.
Ира… Это была совсем иная сторона моей жизни, но теперь, похоже, с этой стороной я прощался навсегда. Теперь у моей жизни была только одна сторона, одна-единственная дорога, ведущая… Куда? Внутри моей головы зажглись спасательные маяки: "Этого не может быть!", "Как такое произошло?", "Это не со мной!" И над всеми мыслями было одно, чему сопротивляться у меня не было сил, - это была ЕЁ рука, которая вела меня по моей единственной дороге. И сейчас эта рука указывала на туфли Иры! И я медленно подполз к ее ногам и стал вылизывать ее обувь от пыли и грязи.
Ира вдруг рассмеялась, весь коридор наполнился ее смехом.
- Да, это действительно приятно!
Так же внезапно она умолкла. Диана тоже молчала. Ира присела на корточки взяла двумя руками мою голову, повернула лицом к себе и сказала:
- Послушай, Дима… Зря ты просил Диану звонить мне. Я не играю в эти игры. Да и гуляла я с тобой только потому, что никакая другая нормальная девушка… - она покосилась на Диану, которая стояла неподвижно, как статуя, - никакая другая не стала бы с тобой гулять.
Ира поднялась надо мной и вышла. А я остался у того места, где минуту назад были ее ноги. Я почувствовал, как меня наполняли слёзы, как разливался по всему телу мокрый эквивалент человеческой печали.
Диана молчала. Я, угадав момент, когда она не смотрела на меня, поднял взгляд: на её лице играла чуть заметная улыбка. Пытка молчанием продолжалась как никогда долго. Перед моим взбудораженным воображением одно за другим многократно воспроизводились события сегодняшнего дня. Я видел, что Диана наслаждается всем, что сейчас происходит со мной, и я был рад этому. Я стоял, не двигаясь, не смея пошевельнуться. А посреди коридора все так же стоял загадочный деревянный ящик.
Все так же молча Диана прошла в комнату, взяла несколько веревок. Связала меня по рукам и ногам, виртуозно, как это она всегда умела делать. Потянула за ошейник. Связанным было очень трудно передвигаться туда, куда хочет Хозяйка, я извивался как мог, стараясь подтягиваться, поддаваться нужному направлению – иначе ошейник в руках Дианы задушил бы меня. Она тащила меня к ванной комнате. Через минуту меня уже переворачивали через борт ванной, и я оказался на холодной эмалированной поверхности.
- Ты хотел переспать с ней? – нежным шепотом произнесла Диана. – Бедненький... не получилось... Ты ей разонравился... Ну, не печалься, малыш, я для тебя сегодня такую красавицу приготовила... Я просто уверена, что ты ее очаруешь. Ведь ты у меня такой милый... – она провела по моей голове рукой. И я услышал, как открылся замок того загадочного деревянного ящика.
Алые губы Дианы чуть шевелились, я не мог оторвать от них глаз. Она говорила со мной так ласково, так нежно; я почти отрешился от того, что произошло и происходит, я был заворожен ее губами, её гипнотическим голосом... Как вдруг я почувствовал, что мы не вдвоём уже, я почувствовал, что ко мне приближается НЕЧТО. Заметив, что движение её губ прекратилось, я перевел взгляд ниже... В ее руках была змея.
Змея уже переползала через край ванны. Она выпускала свой жуткий раздвоенный язык и смотрела на меня стеклянными, желтыми глазами. Она была все ближе, ближе и ближе... коснулась меня, и ее извивающееся тело уже скользило по моему бедру…
Что это за странные, ритмичные звуки? Что это за металлический звон, будто что-то большое бьётся о стальные стенки ванны? И почему Госпожа не слышит этих ударов? Она такая спокойная… Её губы вновь шевелятся, она произносит что-то страшное, последнее… Я могу разобрать только обрывок фразы: «Ведь вам так хорошо вместе…»
Госпожа исчезла, и стало темно.
Пам, пам, ПАМ, пам, пам, ПАМ…Тан, тан, ТАН, тан, тан, ТАН…
- Здравствуйте, мальчики и девочки!
- Здравствуйте, ребята!
- Привет, Хрюша!
- Привет, Филя!
- Хрюша, скажи, почему ты сегодня такой грустный?
- Знаешь, Филя, пропал весь мой запас карамелек.
- Как же так? Давай попробуем поискать!
- Давай.
Филя и Хрюша заглядывают под стол. Там пушистый комочек с ушами – Степашка – трескает карамельки.
- Прости меня, Хрюша, - говорит Степашка и стыдливо прикрывает меховую мордочку лапками.
- Степашка, я тебя прощаю, ты же мой друг! – отвечает Хрюша.
- Ребята, не волнуйтесь, у меня есть еще одна конфета! – Это Филя достает из кармана большую конфету в красно-золотистой обертке.
- Ура!!! Как она называется?
Филя мучительно долго читает по слогам:
- "Гу-бы Гос-по-жи Ди-а-ны".
- Здорово!!!
- А теперь, мальчики и девочки, мы Вам покажем сказку... – Тут голос Фили становится низким. - "Остановись, дыхание! Змея!"
И вечность продолжилась. И честная твердость эмалированной поверхности, как безысходность, раздавливала мое тело. И холодное нечто пресмыкалось по мне. А может быть... это ее губы ласкают меня... или это я змея на ее губах? Я не знал, сколько времени прошло, секунда или год. Не знал, когда придет Диана, а, может, она вообще больше никогда не придет? Может быть, ее нет? Нет Госпожи? А существует только темнота, твердость, холод и безысходность, и эти удары.... Эти ужасные удары... Я вспомнил: оказывается, я всю жизнь жил в этой ванне, и мне приснилось, что существует свет, мягкая постель, тепло и надежда, но сейчас то, реальность вернулась ко мне... Как мне снова уснуть? У меня вряд ли получится, мешает это, холодное, что ползает по мне… Во всем виноват я сам: не надо было просыпаться. А что разбудило меня? Наверное, эти удары. Что же это за удары? Может, это шаги чудовища, которое идет, чтобы убить меня? Но они не приближаются, а бьют ровно… Может, чудовище прыгает на месте зачем-то? Или оно чего-то боится и это удары его сердца? Или моего? Или сердца змеи? Я не буду шевелиться – может, тогда она уснет и не ужалит меня, ее сердце замолчит… Я перестану дышать и все успокоится, и все наладится...
Пол ванны стал мягким, и я провалился в бездну под ней, там не было холодно, там никто никого не любил… Я просто падал и понимал, что лечу в ничто… Это совсем не бесконечность – это отсутствие всего, что может быть.
Миллиарды иголок впились в меня, или я уже был разорван на части… Но это оказался свет, он опалил всю ванную комнату, отражаясь от зеркал и кафельных стен. Раздались тихие шаги, и в электрическом пламени я увидел Диану. Она вытянула меня, протащила через комнату в коридор, где и оставила. Я слышал, как она ходила по квартире, что-то собирала. Затем подошла ко мне.
- Ну, что? Как спалось? – спросила она, развязывая верёвки.
- Ненавижу…
Диана остановилась... Некоторое время она не двигалась. Потом прикоснулась к моему лицу рукой, наклонилась. Ее губы впились в мои и долго, долго не покидали их, а потом она обняла меня и прижалась щекой.
- Я люблю Вас, Госпожа, - сказал я, когда слёзы перестали меня душить.

Она приказала мне прийти точно в назначенное время – ни позже, ни раньше. Открыв входную дверь, я увидел бледный оранжево – желтый свет, льющийся в коридор из зала.
Госпожа сидела в кресле, по бокам которого на полу стояли несколько горящих свечей, а рядом лежала резиновая маска с трубкой. На Диане совершенно ничего не было. Я никогда не видел ее обнаженной, а еще я никогда не видел такого ее лица. Оно было неподвижным и светящимся. Если бы в комнате вовсе не было света, её лицо всё равно было бы освещено – лунным светом ее чистого взгляда, ни грустного, ни веселого.
Она приказала привести себя в порядок и встать на колени. И когда я все сделал, серебро ее голоса закружилось вихрем по комнате, опалив мое нагое тело.
- В наказание за то, что ты мне сказал, я лишаю тебя жизни, раб.

Госпожа больше не откроет клапан – ей надоело забавляться с ним. Она даже не поглаживает его, вместо этого она поглаживает мои волосы и крепко прижимает меня к своему телу. Потрескивает свеча, или это мои мышцы трескаются от напряжения. Ее губы прикасаются ко мне, и мне становится все легче и легче. Я не могу дышать, но замечаю, что мне это уже и не нужно – Госпожа дышит, и мне этого достаточно; я стал ее дыханием, телом и волей.

Кафельный коридор, залитый мрачным светом, на линолеумном полу полосы, оставленные резиной колес – от тележек, каталок и инвалидных кресел. По этому коридору ходит туда-сюда субъект с перьями: в оборванной одежде, на лице около глаза сияет синяк внушительных размеров, одно крыло очень сильно ободрано и почти без перьев. Увидев меня, ангел радостно заулыбался и побежал в мою сторону, заметно прихрамывая.
- Клооуун?
- Не клоун, - ответил я угрюмо.
Счастливое выражение лица ангела сменилось на озабоченное. Он достал из своих лохмотьев какую-то мятую бумажку и уставился в нее.
- Страанно, а у меняя тут напииисано: ждать клоооуна- кааарлика.
Он посмотрел на меня:
- Ну, это ты кооороче, что тут дууумать.
Пернатый говорил медленно и так тянул слова, как это делают наркоманы.
- Пооошли. Знааачит так, чууувак, у тебя тут нехилый списочек грехооов накопииился, - он вытянул еще кипу каких-то бумаг и стал трясти ими у меня перед глазами. - Нууу ты не волнуйся, где наша не пропадала!!!
Он похлопал меня по плечу, пытаясь подбодрить.
- Ооо, а это зачем теебе? – спросил ангел, увидев ошейник, и, не дождавшись ответа, так дернул его с меня, что ошейник сорвался. - Сниииимай его к чертям собааачим.
Помолчал, посмотрел на ошейник:
- А он им и правда подойдет... Хааа, хаа, ха. Куурить будешь?
- Давай.
Ангел, порывшись, достал зажигалку, на которой было написано золотыми буквами «Аллилуйя». Чиркнув несколько раз, извлек-таки пламя из нее.
- Слууушай, а ты мааассаж делать умеееешь?
- Что???
- Ха! Хаа! Хааа!! Да расслабься!!! Шутка!!!
И мы пошли к концу коридора, туда, где висела круглая лампа, на которой кто-то, кто очень спешил, или кто-то, кого убивали и разрешили напоследок написать одно только слово, - этот кто-то так грязно и неаккуратно написал: "ВЫХОД".


Женщина Azula
Свободна
07-02-2010 - 10:04
Нашла это рассказ в инете и очччень зацепил.
Темы в нем мало, но она есть! Начинается все вполне ванильно. Сразу скажу, секса в рассказе почти нет!
****
1.
Она насмешливо на него посмотрела:
- Нет, такое бывает только в книгах и фильмах, но никак не в обычной жизни. Это разновидность фантастики, эдакой с любовным уклоном.
Он взял ее за руку:
- Нет, ты не права. Ты даже не представляешь, насколько ты не права. Хочешь, я тебе это докажу?
- Ты? И каким же образом?
- Мы притворимся влюбленными. Я покажу тебе, как это бывает. Мы будем играть сходящих с ума друг по другу людей. Конечно, это будет во многом игра, но через игру ты можешь прикоснуться к реальности и понять, как это могло бы быть на самом деле.
- Фантазер. Милый фантазер, - она потрепала его по щеке, - поэтому мне с тобой так просто и легко.
- Нет, я не фантазер. Я просто более настоящий и чувствительный, чем большинство людей. И я могу тебе показать на деле, что то, в чем ты так сомневаешься, возможно.
- Послушай. Ты не глупец и конечно понимаешь, что уже давно не наивная девочка, зачитывающаяся сказками. У меня было достаточно мужчин, и я знаю, что из себя представляют и мужчины, и отношения, и все, что с этим связано. Как только в девятнадцать лет я поняла, что такое мужчины, я больше никогда не влюблялась. И теперь ты – неопытный второкурсник – хочешь меня чем-то научить? Так сказать, открыть мне новый мир? Не обижайся, малыш, но это смешно. Хотя в то же время и мило.
Но он как показалось, ничуть не обиделся. Он продолжать смотреть на нее спокойно и прямо, и выражение его лица не изменилось.
- Ну ладно, смотри сама. Но я тебе предложил.
А потом они пошли в кино, и сидели на лучших местах, и смеялись над комедией, и он комментировал каждого мужчину, который на нее посмотрел – она была очень, очень красивой и привыкла купаться в мужском внимании. После кино они сидели в кафешке и болтали – она рассказывала о работе, он – о планах на летние каникулы и они решили, что было бы здорово как-нибудь съездить вдвоем в Питер на выходные.
- Друг другом, но мужчины из-за тебя ко мне подходить боятся. У нас же на лбу не написано, что мы друзья, - смеясь, сказала она. После того как принесли счет и каждый заплатил за себя, она добавила, - Смертельно скучно. Отвратительно скучно. Повторяется одно и то же день за днем, час за часом. Уже столько лет. Я не имею в виду тебя – с тобой мне конечно намного веселей – я говорю о жизни в целом. А дальше видимо будет только хуже. Знаешь, черт с ним, мне терять нечего, давай попробуем то, что ты предложил. Хоть что-то новое.
- Ну давай. Ты точно решила, не передумаешь до завтра?
- Да, точно. А что тебе и мне терять? Наших отношений это не испортит. Только не надо пробовать на мне свои пикаперские штучки, на меня они все равно не действуют. И кстати, секса у нас не будет, даже не думай.
- Пикап – это только начало, вступление, так сказать, но настоящие эмоции приносит далеко не он.
- Ну-ну…ученый блин. Опять начал меня учить? – она засмеялась, но это было без сарказма или издевки, - Ладно, можем начинать, посмотрим, что получится.
- Хорошо, но не прямо сейчас. Начнем завтра. А сейчас мне пора идти.
- Хочешь подготовиться?:)
- Ага : ) Почитать конспект, позвонить своему профессору проконсультироваться. А ты как думала?
Она захихикала.
- Только учти, я буду очень вредной. Я стерва в отношениях и люблю доставлять неприятности и придираться по мелочам.
- Ничего страшного: )


2.
Рано утром ее разбудил звонок в дверь. Она влезла в футболку и сонная, несколько раз ударившись о косяки и чертыхнувшись, подошла к двери. За дверью оказался незнакомый паренек с букетом кремовых роз.
- Вы кто? – непонимающе уставилась она.
- Это вам от Андрея Лиснецкого.
- Ааааа… - она несколько минут смотрела на цветы, не понимая, что от нее требуется. Потом вспомнила, что от нее требуется только взять цветы и захлопнуть дверь и сделала это. Потом набрала Андрея:
- Алло.
- Ну, знаешь, по-моему, ты перегнул палку. Какого черта доставлять мне цветы в семь утра? Разве не знаешь, что для меня сон – самое главное? Я ненавижу, когда меня будят так рано! Не мог догадаться, чтобы их привезли хотя бы в десять? Я тебе говорила, Андрей, что на меня все это штучки, включая цветы и любовные записочки, не действуют. И что толку?
- Малыш, не злись.
-…и слова типа «малыш» и «детка» тоже не действуют! Какой я тебе малыш нафиг?
- Ань, тебе надо просто еще немного поспать или заняться чем-то приятным, что я тебе и предлагаю сделать.
- Да уж! После такого! – и она бросила трубку.

3.
Они встретились вечером. Он продолжал называть ее малышом, несмотря на ее добродушные издевки, повел в ее дорогой ресторан с очень вкусной едой, брал за руку и нежно трогал ее:
- Секса не будет, но невинные вещи типа потрогать руку или поцеловать в щечку делать можно, верно?
- Только осторожно.
В какой-то момент она расслабилась. Ее не волновали его поглаживания и проявления, но и противны и не были, и ей стало просто хорошо и спокойно. Как с другом. Как было и раньше, просто еще чуть больше спокойней и лучше. Они говорили о фильмах, о какой-то ерунде, а как только он проявлял нежность, она немного ощетинивалась в ответ. Она не умела по-другому с мужчинами. Надо всегда держать их на расстоянии и на поводке. А сейчас он был для нее как мужчина. Но он ничуть не обижался. Каждый из них помнил, что это игра.

4.
Потом он несколько раз еще присылал цветы, только уже не в семь утра, а в десять-одиннадцать. Каждый раз это были разные цветы. Еще он присылал ей интересные книги, диски с фильмами-новинками, шоколад, один раз – очень симпатичный вечерний топ. Они ходили в кино, в театры, на концерты, он брал ее за руку и называл малышом и врединой, целовал в щечку и ни разу не посягал на что-то более интимное. Она нередко огрызалась, предъявляла претензии. Один раз спросила:
- Неужели совсем не хочется меня трахнуть?
- Может, и хочется. Но ты сама поставила такое условие.
- А ты не мужчина что ли? Мужчина должен добиваться свою женщину. Ты ни разу не пытался добиться меня в этом плане.
- Потому что это не моя цель. Моя цель – показать тебе, что влюбленность и головокружительные отношения возможны.
- Что-то я этого не вижу. Все как всегда – цветы, рестораны, милое обращение, и не более. Я ничего не чувствую, никаких эмоций. Ты меня никак не смог взволновать за это время.
Твое обращение довольно однообразно. Я конечно, и не ожидала ничего другого, не расстраивайся.
- Я не расстраиваюсь, Ань.
- Может, нам закончить эксперимент? Прошло около десяти дней, и что? Ты только отпугиваешь от меня потенциальных любовников своим присутствием. Мне охота трахаться.
- Я могу тебе это устроить: )
- Не, Андрей, мы потом не сможем дружить как раньше. Я ценю тебя как друга и не хочу, чтобы этот дурацкий эксперимент помешал нашему общению потом. А если будет секс, то дружбы может уже больше никогда не быть.
- Наверно, ты права. Ладно. Давай попробуем провести эксперимент еще недельку?
- И что будет?
- Не знаю. Но у меня есть чувство незавершенности. Я хочу завершить эксперимент как-то более красиво.
- Наслать мне больше дурацких цветов?
- Возможно. Прошу тебя, давай продолжим еще хотя бы дней пять.
- Хорошо. Ты в меня еще случайно не влюбился? Не вздумай. Влюбленность тоже помешает потом дружбе.
- Не, не бойся. Я контролирую свои эмоции. Я помню, что это эксперимент. Я хозяин своим чувствам, а не они мне. Так что в этом плане ты можешь быть во мне уверена.
Он потрепал ее по плечу.

5.
- пошли сегодня ко мне в гости, - сказал он через два дня после ужина.
- Зачем?
- Ну у нас же «отношения». А почему нет? И ты не была у меня сто лет.
- Дурак, я понимаю, что у нас отношения. Я спрашиваю, что делать там будем? Идеи интересные есть? Я надеюсь, ты помнишь про табу.
- Идей море! Покурить кальян, посмотреть фильм, посидеть на крыше. Ты не забыла, какой у меня офигенный вид с крыши? Особенно вечером. Поболтать, выпить. Ну что? Давай малыш, не ломайся.
Вид с его крыши его дома был правда потрясающий. Миллионы светящихся разноцветных огней, ровная полоса блестящей реки вдали, огромное ночное небо. Он жил на последнем этаже, с которого был выход на крышу, на которой были все условия для того чтобы там удобно сидеть или валяться.
Они сидели, и она не могла налюбоваться на небо, огни. Ей было насыщенно и спокойно. В какой-то момент она забыла обо всем, и об Андрее, и о себе. Как будто растаяла в
пространстве, перестала существовать. И в то же время как будто появилась впервые.
- Посмотри на меня.
Поглощенная своим спокойствием, она перевела на него взгляд.
- Смотри на меня. Не отводи глаза.
Она хотела удивиться или возмутиться, но что-то тонкое, хрупкое в ней воспротивилось этому. Что-то хотело пойти навстречу его словам и посмотреть что будет.
Она продолжала на него смотреть.
- Ты мне доверяешь?
- Конечно, доверяю, ты ж мой друг.
- Нет, не то. Ты мне доверяешь? – что-то было в его интонации странное, новое. Что-то твердое, чуть строгое, и в то же время ласкающее, окутывающее со всех сторон. Он не отводил от нее взгляда и неожиданно для себя она вспыхнула от смущения. Он смотрел прямо и спокойно. Чуть ласково. И очень внимательно, как будто хотел вобрать ее всю до конца, каждую ее черту. Поглотить. Тут она поняла, что не может отвести глаза. Что его глаза не позволяют ей это сделать. Они как будто приковали ее внимание.
- Скажи: «я тебе доверяю».
Она молчала. Она не могла отвести взгляд, была удивлена этим, и одновременно в ней возникло злое упрямство, которое особенно часто возникало в детстве, когда ее заставляли делать что-то, а она не хотела.
- Скажи: « я тебе доверяю». Ведь это так.
- Ладно. Я тебе доверяю, - слова вырвались случайно, почти помимо ее воли. – И что дальше?
- Иди сюда, - показал на место рядом с собой. Она подвинулась. Он обнял ее за плечи.
-Надеюсь, ты помнишь…- начала она, но он перебил.
- Конечно, зай, помню – никаких поцелуев в губы и тем более секса.
Он взял ее за подбородок так, что ее лицо оказалось перед его.
- Смотри на меня, зай. Смотри на мое лицо, глаза, губы, подбородок, изучай и помни, что ты доверяешь мне.
Она смотрела и не могла насмотреться. Его глубокие, темные глаза, щетина, губы…а как интересно он целует? Черт…от это да! Она его хочет. Внизу живота сладко заныло, от горла вниз прокатилась сладкая волна.
- Верь мне, малыш. Я люблю тебя. Я люблю тебя, моя девочка. Ты всегда будешь моей. Моей малышкой. Моя сладкая нежность, я ведь знаю, как тебе хочется любить, как тебе хочется, чтобы тебя любили, баловали, играли с тобой. Я знаю, что в тебе скрывается страстная тигрица. Я знаю, что щас твои трусики мокрые. Ну-ка признай это, скажи «да». Скажи: «мои трусики мокрые». Ну?
Она молчала шокированная его словами, своими ощущениями. Он засмеялся:
- Молчишь. Куда делось твое красноречие? Твоя стервозность? Молчание – знак согласие, ты подтверждаешь мокроту своих трусиков. Ты у меня стеснительная малышка, я знаю. Такая стеснительная и немного робкая. Ты меня дико возбуждаешь. Я бы так хотел тебя жестко оттрахать по-всякому и заставлять тебя просить еще и еще. Но я не буду. Я заставлю тебя хотеть и умолять. Я заставлю тебя хотеть и ждать. Я выну из тебя твою гордость, твое так называемое «достоинство». Ты будешь такой какая ты есть – просто влюбленной сексуальной девочкой.
Он нежно поцеловал ее в щеку. Потом еще и еще. Потом в лоб – как ребенка. Он нежно и медленно целовал все ее лицо, избегая губ. Она застыла. В ней боролись страсть, стыд, гордость, отчаяние от потери своего лица. От его поцелуев по лицу растекались сладкие ниточки удовольствия, распространяющиеся на все тело. Она его хотела, и это чувство было сильнее возникшей в ней злости, желания его унизить и послать. А еще в ней появилось какое-то смирение…нет, легкое преклонение перед ним. Охренеть. Шок и возбуждение боролись в ней. В какой-то момент шок пересилил, и она выскочила в подъезд и в его квартиру.
Он зашел туда же через полминуты после нее. Она сидела в кресле и смотрела в телик, делая вид, что его приход ее не интересует. И внутренне дрожа в ожидании продолжения.
- Ну что? Как эмоции? – хитро сказал, снова став другом.
- Ну, неплохо, - сдержанно сказала она, глядя в телевизор.
- Зная твой характер и манеру выражаться, я это понимаю так, что ты вся накалилась от эмоций. Недолго длилась борьба! Стоило пустить в ход оружие номер один, и ты растаяла.
Вот черт, как она могла забыть, что это просто игра? Нет, нет, это не может быть просто игрой…Нельзя ТАК говорить, ТАК смотреть и играть при этом.
Тут до нее дошло, что она совсем не знает Андрея и не представляет, что он чувствует. Она всегда видела только одну сторону его – поверхностно-позитивно-дружескую, и никогда не знала, что скрывается внутри, под этой оболочкой друга. Вот что он сейчас чувствует? Непонятно…он выглядит таким сдержанным, спокойным, уверенным в себе. Каждый жест отточен. В нем совсем нет никаких метаний, суетливости. Я не знаю его. Я не знаю его. Я не знаю его. Это ясность сводит с ума. Что самое страшное, я никогда не знала его. Я только думала, что он мальчик. Я сейчас с незнакомым мужчиной, которого не могу понять, но который каким-то образом понял меня и заставил меня дрожать, желать его.
Так. Еще не поздно рассмеяться, пошутить над ним и остановить игру. Тогда все вернется на круги своя. Никакого страха и неопределенности не будет. Я опять возьму все под свой контроль. Как давно я не испытывала этой привычной холодной уверенности в себе. Но..ведь это будет значит, что я испугалась и проявила слабость. Он конечно поймет это. Он окажется сильнее. Нет, лучший выход, победить его – дав ему использовать всю
его силу. Иначе это не борьба, а бегство.
- Давай, Андрюш, продолжай, - спокойно сказала она. – Чего разглагольствуешь?
- А твое сердечко и тельце выдержат? – с иронией сказал он.
- по-моему, ты преувеличиваешь силу своих способностей.
- ничуть. Я тебя понял.
От этого «я тебя понял» стало волнительно и почему-то неловко, но она ничем этого не выдала. Да, теперь она вся как на углях. Нельзя расслабляться. То страшно, то стыдно, то неловко – и главное, нитью через все это проходит жгучее, томительное возбуждение. Конечно, она сама отдала ему оружие в руки – смотрела на его, позволила себя обнимать, слушала, раскрыв заворожено рот, как пятнадцатилетняя дурочка. Теперь надо как-то решать это проблему.
- Как же ты мне нравишься…такая беззащитная и открытая, но все еще пытающаяся сохранить независимость. Я же знал, знал, что ты влюбчивая – то есть если ты влюбляешься, то сильно и глубоко – это как мгновенное падение. Падаешь быстро и выход оттуда сложен. Поэтому ты и стала так бояться влюбленности, отношений. Мужчины делали тебе больно. Но я никогда этого не сделаю, моя малышка. Я не обижаю нежных и прекрасных существ.
О черт! Такое ощущение, что ее раздели! Он видит все! Как он все это понял? Она посмотрела на него.
- Да, ты прав. Я это признаю. Я страшно влюбчивая. Только почему вот ты думаешь, что достоин моей влюбленности?
- Дело не в достоин или не достоин. Дело в том, что я не только влюблен в тебя, моя малышка, но также и понимаю тебя. А значит, я знаю, как сделать тебе хорошо, чего не знали другие мужчины.
- и как же сделать мне хорошо? –спросила она.
- провокаторша! Ты хочешь получить от меня все?
- Да. Давай, докажи мне, что ты можешь это сделать. Начало ты щас сделал неплохое, смог меня задеть, но где глубина? Ее нет.
Она врала и не знала, знает ли он об этом.
-Хорошо. Ты это получишь, - он сказал, как отрезал. – Но берегись.
- Ты помнишь…?
- Я все помню, - перебил он ее. – я повторяю, берегись.
- Напугал блин…- на какой-то момент ей стало смешно от его «берегись». Нет, он видимо все-таки мальчишка, много возомнивший о себе. Сейчас она привыкнет к его штучкам, и они перестанут на нее действовать.


6.
Он нежно чуть прикусывал ее сосок, а потом обхватывал ее губами и ласкал языком. Уже третий час она чувствовала себя как на раскаленной сковородке. Он дразнил ее ласками везде, по всему телу, начиная от лица и заканчивая пальчиками на ногах, и черт знает почему, каждое прикосновение наполняло ее тело сладкими и теплыми волнами, вне зависимости от того, где и как он прикасался. Даже если он просто чуть потискивал ей руку, она чувствовала эти волны, заполняющие все тело. Уже через два часа ей казалось, что ее тело наполнено сладкой обжигающей субстанцией, от которой каждое новое прикосновение становилось таким пронзительным и невыносимым, что от него хотелось плакать. Она и хотела и боялась освобождения от этой невыносимости. В какой-то момент ощущения так нахлынули, что ее начало бить мелкой дрожью. Она начала просить:
- сделай мо мной что-нибудь, пожалуйста, сделай со мной что-нибудь!
Она уже не боялась его превосходства, не боялась быть побежденной, не возмущалась тем, что он всего лишь «мальчишка», она хотела только одного – чтобы он, раздразнив ее так, не оставлял ее так, а СДЕЛАЛ что-то. Что? Непонятно. Нет, не просто секс. Он должен быть доказать ей, что все это не просто так, что у него действительно теперь появилась власть над ней, он ее осознает и хочет ей пользоваться. Доказать, что это не заблуждение, не фарс, не игра больше, что это стало настоящим. Он должен был сделать что-то, ради чего она растаяла перед ним, и просто потому, что она жаждущая и открытая – как можно этим не воспользоваться? Сейчас нельзя делать по чуть-чуть, она раздразнена и готова к чему-то большому.
Он взял ее за лицо и нежно целовал ее в губы.
- Значит, ты что-то хочешь?
- Да…
- Чего именно?
- Не знаю…- почти простонала она.
Его лицо вдруг стало напряженным. Он поднял руку и дал ей пощечину. Не сильную, но ощутимую и оглушительную своей неожиданностью.
- Ты этого хотела?
Она застыла от шока. А через несколько секунд с удивлением поняла, что ее тело пронизывает такое долгожданное и наполняющее блаженство. Это было избавление от невыносимости, позволение вырваться невыносимости из маленькой клетки на волю. Не понимая, что она говорит, она прошептала:
- Да.
Пощечины посыпались на ее лицо одна за другой. Они обжигали и позволяли возбуждению вырваться, найти выход. Ее тело стало бить в конвульсиях. Она кончала, не успев понять, как и почему это происходит.

7.
Пробуждение. Какое синее небо за окном! Какая сладкая наполненность в теле. Сегодня будет что-то новое. Она знает это. Вчера она почувствовала то, что не чувствовала никогда раньше. Она влюбилась как в подростковости. Нет, вранье, не так, а намного больше. Какое счастье, что она согласилась на этот безумный эксперимент! Теперь она живет, чувствует. Столько всего хочется сделать! Хочется пойти гулять, поехать в путешествие, пойти по магазинам за новой одеждой, в кафе, есть вкусные блинчики и пить фруктовый чай, читать недочитанную книгу, качаться в спортзале, и…увидеть его. Обнять его, отдаться ему, как тогда вчера. Быть его малышкой. Любить его, гореть под его губами и руками, заниматься с ним сексом, чувствовать его власть над собой. Он должен знать об этом! Он должен знать, что был прав, что она хочет быть его!
Она набрала его номер.
-Алло.
-Привет.
-Привет, Ань. Как спалось?
-Очень хорошо.
-Чем занимаешься?
-Да ничем конкретным. Только проснулась, решила сразу позвонить тебе. А ты как?
- Отлично. Тебе все вчера понравилось?
- Конечно. Ты же знаешь…
- Ну я рад. Может, послезавтра в кино, как в старые времена, а? : )
Послезавтра…в кино?.. как в старые времена?.. Как-то это странно звучит. Хотя нет, ничего в этом странного. Но почему послезавтра?..
- Да, можно, а…что насчет сегодня?
- А ты хочешь сегодня? Ну не знаю. Может, и получится, но не уверен. Ладно, я тебе позвоню.
- Ладно.
Странно. Почему он не радуется вместе с ней тому, что она сдалась, стала его? Почему не стремится встретиться с ней? Наверно, слишком много впечатлений получил вчера: ) Пожалуй, он прав, это нужно переварить.
Она стала собираться в тренажерку.

8.
Фильм был интересный. Необычно интересный. Такие снимают только раз в несколько лет. Сюжет, графика, игра актеров – все было лучшим. Фильм настолько захватил, что легкая тревога осталась где-то на обочине сознания. Но после фильма, когда они обсудили, насколько все было офигенным, она спросила:
- Андрей, послушай, почему ты меня сегодня ни разу не обнял? Не целуешь? Даже за руку не взял?
Казалось, он удивился вопросу:
- Ань, я надеюсь, что, несмотря на то, что мы нарушили с тобой табу, наши отношения не испортились, и мы сможем общаться как раньше. Пообещаешь мне? Если же я продолжу, то шансов на продолжение нашей дружбы может уже не быть…вот в чем дело.
Она застыла. До нее начало медленно доходить. Так, так, главное – это спокойствие. Наверно, она как-то не так его понимает.
- Конечно, у нас будут шансы, - ей было сложно говорить, в горле стоял ком, - мы же взрослые люди, - она говорила не то, что хотела, но не могла преодолеть себя…- А ты…ты хочешь дружбы..?
- Да, конечно, хочу.
- А…а…отношений?
- Постой. Настоящих что ли отношений?
Нет, нет, он не может вот так. Он же влюблен в нее. Он же говорил, и это было видно…БЫЛО. Конечно, он хочет, просто боится ей признаться.
- Ну да, - тихо сказала она.
- Погоди, игра была игра. Я не преступил ту черту, как и обещал. Я говорил тебе, что я контролирую свои эмоции, и я не врал. Я не влюблен в тебя. Я не хочу продолжать нашу игру, потому что неизвестно, до каких пор ее можно продолжать и контролировать невовлечение. Давай остановимся?
- Игра?..- она изумленно на него смотрела. Нет, нет, он шутит. Не может же быть вот ТАК.
- А в чем дело?
- Да ни в чем. Ни в чем дело, - истерически выкрикнула она и побежала прочь по улице. Он смотрел ей вслед минуты две. Потом пошел ловить такси.

9.
- Но я люблю тебя. Я влюбилась в тебя, по-настоящему. Для меня это не было игрой.
Она унизилась до конца – поехала к нему домой и просила его вернуть то, что было несколько дней назад.
- Неужели ты в меня правда ничуть не влюбился? Я не верю.
- Анют, я очень устал и занят, давай отложим разговор на потом?
Хотелось ему поддаться и согласиться, но что-то подсказывало ей, что никакого разговора потом не будет.
- Нет, прошу тебя. Неужели ты не понял? Я чувствовала с тобой что-то необычайное, что ни с кем никогда не было.
Она понимала, что совершает ошибку, но не могла остановиться. Иллюзия в его способности понять и почувствовать не давала ей. Она начала плакать. Он не реагировал. На протяжении всего разговора он смотрел в сторону, а не на нее. Один раз она стала целовать ее руку, а он убрал ее. Он уже не трогал ее даже просто по-дружески.
Все летело в тартарары.
Господи, как больно…За что? За что так приручать и кидать? А что самое обидное, он же был честен. Его не обвинить в обмане и непорядочности. Это она дура увлеклась. Но как он мог ТАК все делать и играть? Она чего-то не понимает в этой жизни. Она только считала себя сильной и мудрой.
- Зачем, зачем ты сделал мне так больно?
- Я не делал тебе больно. Ты мне доказывала, что не бывает захватывающих отношений, а я доказал тебе обратное. Все, как и планировалось, не менее и не более.
- Но разве ты не понимал, что я правда в тебя влюблюсь?
- Ань, давай закончим на сегодня…
самое обидное, это просто уход от ответов на важные вопросы.
А как жить дальше?
Никто, никогда больше так ее не поцелует и не обнимет и не скажет тех слов, которые говорил он, в минуты той злой игры. Не существует таких мужчин и таких отношений. В реальности. Только в фантазии существуют…Она оказалась права все-таки!
- Знаешь, ты такой же, как все остальные, можешь делать только больно.










Женщина Удивительное Дело
Свободна
08-02-2010 - 16:21
не знаю, может и не совсем тематично. но есть у меня такой рассказ:

Замерло. Все замерло: время,девушка с чашкой чая в руке, ее дыхание..Как же прекрасно это ощущение неизвестного...манит, возбуждает, пьянит. Она не отрывала взгляда от монитора, где мигало сообщение о новом письме. От Него. От человека, которого она знала только сутки в виртуальном мире.

Тряхнув головой, она открыла письмо..
Как можно описать словами хаос в эмоциях девушки, которая идет на свидание с неизвестным человеком и в тоже время таким желанным? А этих бабочек внизу живота? Или предвкушение разврата, которое заставляет хитро улыбаться прохожим и трусики мокнуть?

Она готова перед ним унижаться как он захочет, быть его подставкой для ног, его служанкой, только бы он позволил вылизать его член. Почувствовать его внутри себя. Отдать себя. Голод и желание сжигают ее изнутри настолько, что она превращается практически в животное.

Он назначил встречу в парке на окраине города.

- Ты готова?
- да

Темно, он ведет ее в гущу парка.

- Говоришь готова? -резко толкнув девушку к дереву и прижав ее руки, он заглянул ей в глаза.
И почему от этого взгляда она чувствует себя шкодливым маленьким ребенком, которого надо наказать?

Он стащил с нее свитер и лифчик,и сжал ее соски так сильно, что боль пронзила током все тело.

-Руки! Не смей их отнимать от дерева.

Девушка стояла прижавшись к дереву, она будет послушной, даже если больно. Он нежно поцеловал ее набухшие красные соски, снял с нее оставшуюся одежду.

-На колени - сказал он, отходя от нее на несколько шагов назад. - Ну,ползи за мной. Ты же послушная девочка

Девушка стояла на четвереньках и дрожала от холода. Каждое движение давалось с трудом, камни и мелкий песок впивались в колени, ладони, а сильный холодный ветер обжигал тело. Когда она почти доползала до него, он вновь отходил в другую сторону. Возможно, она бы и расплакалась от жалости к себе, но это чертово желание...оно согревало изнутри, оно давало силы терпеть.... она все-таки доползла.
Сильный шлепок по попе заставил ее застонать. Второй-третий... шлепки становились все сильнее. И когда она готова была заплакать от боли, он резко вошел в нее сзади.
Мужчина S.Kott
Свободен
08-02-2010 - 19:56
продолжения продолжения!!!!)))))
Женщина Удивительное Дело
Свободна
08-02-2010 - 19:57
QUOTE (S.Kott @ 08.02.2010 - время: 18:56)
продолжения продолжения!!!!)))))

хм..это the end :)
Мужчина S.Kott
Свободен
08-02-2010 - 20:04
не ну я так не играю!!!!! надо всеже продолжение и концовку написать))) а то как то не окончено(((
Женщина Удивительное Дело
Свободна
08-02-2010 - 20:08
Bost, мне понравился ваш рассказ ))
Женщина Удивительное Дело
Свободна
08-02-2010 - 20:09
QUOTE (S.Kott @ 08.02.2010 - время: 19:04)
не ну я так не играю!!!!! надо всеже продолжение и концовку написать))) а то как то не окончено(((

знаешь..в жизни не всегда расставляются точки над И :)
Женщина tangu
Свободна
08-02-2010 - 23:36
Захотелось похулиганить.

Дневник мазохиста

21 сентября.

Почему? Ну, почему? Почемуууууу? Почему она ушла? И даже не ударила напоследок. Вот что у неё – рука отвалилась бы? Твааааарь! А назвала-то как! Придурком назвала! Фу, несексуально совсем! Ну, никакой фантазии у этих тёлок! Нет бы – недопоротым ублюдком. Или, на худой конец, шкодливым щенком. Убыло бы от неё, что ль? Вот гаааадина! Ой, оооой, как же плохо-то! Ой, ой, оооой!... Ой! Ой! Боже! Какой же я несчааааастныыыыый!

22 сентября.

Утро посвятил поиску Госпожи. Немного поискал дома, потом пошёл на улицу. Пока спускался по лестнице, представлял Её себе, какая она должна быть. Красивая, конечно. Высокая. Но главное – адекватная. Госпожа должна быть адекватная, это первое дело.
Девушек на улице было полно, но все какие-то неадекватные. Сколько я им ни улыбался, сколько в глаза ни заглядывал, ни одна не среагировала адекватно.
Вечером написал на форуме о том, как трудно найти адекватную Госпожу. Согласились тридцать два человека.

23 сентября.

На работе нарочно наделал ошибок в документах. Весь день ждал, что начальница вызовет и будет разговаривать грубо, жёстко. Может, даже наорёт. Может, даже ударит. По лицу, наотмашь! Так размечтался! А она не вызвала. Зараза!

24 сентября.

В обеденный перерыв, когда все разошлись, мечтал о Госпоже. В тот момент, когда я представлял, что лижу туфли Госпожи, в кабинет заглянула Клава из АСУ и спросила, почему я ползаю под столом. Я резко встал и ударился макушкой о крышку стола. Она сказала: «Клинический кретин!» - и вышла.
Вечером трогал шишку на голове и вспоминал Клаву. Лапочка!

26 сентября.

Наконец-то обнаружились мои ошибки в расчётах! Начальница вызвала в кабинет. По дороге я так разволновался, что пришлось на минутку зайти в туалет. К начальнице опоздал на сорок минут. Она устало посмотрела на меня и сказала: «Пишите по собственному». Дура! Берут же таких в начальники!

30 сентября.

Вечером ждал Клавочку после работы. Шёл за ней до самого подъезда. В подъезде было темно и очень романтично. Я окликнул Клаву, опустился перед ней на колени и протянул ошейник. Она сначала испугалась, а потом каааак врежет сумкой по лицу!
Кажется, я ей нравлюсь.
Любимая!...

32 сентября.

Почему? Ну, почему? Почемуууууууу? Нам было бы так хорошо вместе! Почему же Она этого не хочет? Сегодня даже не ударила, а я так просил! Пооооодлая! Она меня нарочно мучает! Ой, оооой, как плохо-то! Ой, ой, оооой!...
А жизнь-то, похоже, налаживается!
Мужчина S.Kott
Свободен
08-02-2010 - 23:53
тангу + лови))))))))) УД тоже канеш))
Мужчина
Свободен
10-02-2010 - 01:17
идите в попу Удивительное дело терь на мясе....а чо?
Мужчина
Свободен
10-02-2010 - 01:21
QUOTE (S.Kott @ 08.02.2010 - время: 22:53)
тангу + лови))))))))) УД тоже канеш))

ты на Келу пахож! так я щетаю!
Мужчина
Свободен
10-02-2010 - 01:23
QUOTE (Удивительное Дело @ 08.02.2010 - время: 19:09)
QUOTE (S.Kott @ 08.02.2010 - время: 19:04)
не ну я так не играю!!!!! надо всеже продолжение и концовку написать))) а то как то не окончено(((

знаешь..в жизни не всегда расставляются точки над И :)


ты их расставила? как ты считаешь?
Женщина alondra
Свободна
10-02-2010 - 08:40
QUOTE (Бобрей Хэнсмертный @ 10.02.2010 - время: 00:25)
не пиздите...все предупреждения об нарушениях в личку....
я буду песать...спасибо...

А что это у нас тут появилось такое крутое? 00054.gif
Женщина Удивительное Дело
Свободна
10-02-2010 - 08:56
Хенс, ты какого буянишь?
Женщина Удивительное Дело
Свободна
10-02-2010 - 09:19
QUOTE (Бобрей Хэнсмертный @ 10.02.2010 - время: 00:23)
QUOTE (Удивительное Дело @ 08.02.2010 - время: 19:09)
QUOTE (S.Kott @ 08.02.2010 - время: 19:04)
не ну я так не играю!!!!! надо всеже продолжение и концовку написать))) а то как то не окончено(((

знаешь..в жизни не всегда расставляются точки над И :)


ты их расставила? как ты считаешь?

да :)
Мужчина
Свободен
10-02-2010 - 10:42
QUOTE (alondra @ 10.02.2010 - время: 07:40)
QUOTE (Бобрей Хэнсмертный @ 10.02.2010 - время: 00:25)
не пиздите...все предупреждения об нарушениях в личку....
я буду песать...спасибо...

А что это у нас тут появилось такое крутое? 00054.gif

не понял ты про что щас говоришь? Обидеть чтоли хочешь или показалось?Я нечаянно ругнулся, за что прошу прощения и глубоко раскаиваюсь, а чо такова то?

Это сообщение отредактировал Бобрей Хэнсмертный - 10-02-2010 - 10:42
Женщина *Шаманка Ххака*
Замужем
10-02-2010 - 11:30
Бабёр, тебя каким ветром в Саду-мазу занесло? 00003.gif
Мужчина Челенджер
Женат
11-02-2010 - 06:08
QUOTE (alondra @ 10.02.2010 - время: 07:40)
[QUOTE=[/QUOTE]
А что это у нас тут появилось такое крутое? 00054.gif

Да ничего страшного. Бобры они опасные только когда в стае. Раньше телегу окружат и колеса жрут. А сейчас не те времена. Деревянного то мало, ну ножки у табуреток погрызет. Падумаешь табуретка....
Мужчина S.Kott
Свободен
11-02-2010 - 12:55
QUOTE (Бобрей Хэнсмертный @ 10.02.2010 - время: 00:21)
QUOTE (S.Kott @ 08.02.2010 - время: 22:53)
тангу + лови))))))))) УД тоже канеш))

ты на Келу пахож! так я щетаю!

а? хто здесь?

ЗЫ можа голову се погрызешь? она походу самая деревянная :)
Женщина alondra
Свободна
11-02-2010 - 14:07
QUOTE (Бобрей Хэнсмертный @ 10.02.2010 - время: 09:42)

не понял ты про что щас говоришь? Обидеть чтоли хочешь или показалось?Я нечаянно ругнулся, за что прошу прощения и глубоко раскаиваюсь, а чо такова то?

Да ругайтесь , мне то что..не поняла что вы хотели своим выступлением сказать*

А обидеть? Помилуйте, вот уж о чем не думала ваще...Ну людям легче понимать , когда с ними на одном языке говорят))))))))
Мужчина S.Kott
Свободен
11-02-2010 - 14:33
а можно ли обидеть на голову обиженного уже???? помилуйте....


сорри за оффтоп....
0 Пользователей читают эту тему

Страницы: (13) 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 ...
  Наверх