Взрослая социальная сеть
Поиск секса поблизости, а также
тематические знакомства и виртуальное общение

ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ
Знакомства для секса Живая лента Все о сексе Секс чат Блоги Группы Рассказы
ПОИСК СЕКСА
поблизости

Страницы: (1) 1
Мужчина sxn3449804297
Свободен
05-01-2017 - 15:16
Глава вторая.
"Один день с девкой В. "

Сегодня воскресенье. Я свободен. Мне не надо идти на работу, можно повалятся в постели. Мое господское ложе устроена на кровати, моя девка, как ей и положено, спит под моей кроватью, там ее лежанка. По моему приказу, моя девка, в середине матрасе моей постели вырезала и аккуратно обшила небольших размеров дырочку. Аналогичная дырочка имеется и в простынях. Сделано это для того, чтобы, не вставая со своей постели, господин мог, по своему желанию, мочиться вниз на свою девку.
Девка внизу все еще спит. Почувствовав желание помочится, я переворачиваюсь на живот, нахожу членом дырку и мочусь вниз. Заодно и разбужу заспавшуюся девку. Внизу девка быстро начинает двигаться, ловит ртом мой член и захлебываясь начинает быстро пить. Помочившись я переворачиваюсь на спину. Девка внизу замерла в ожидании, не удостоит ли ее господин извержениями газов из своего ануса. Я чувствую жаркое дыхание ее широко раскрытого рта, напротив моей задницы, приятно обогревающего ее.
Однако сейчас у меня такого желания нет. Убедившись в этом, голая обосанная девка вылазит из под моей кровати, встав на четвереньках и просунув голову вниз под кровать, так, что из под нее торчат только ее поясница и задница, она собирает в узел свою постель. Остро пахнет свежей мочой. Наконец она убирается, унося свои мокрые простыни в ванную для стирки. Я сладко потягиваюсь в ожидании завтрака. Моя девка хлопочет на кухне и в ванной, приводя себя в порядок и готовя мой завтрак.
Наконец она появляется. Девка приняла наскоро душ и принарядилась. Она в туфлях на высоких каблуках, из одежды на ней только кожаный ошейник и золотая цепочка (и то и другое мои подарки). Лобок моей девки чисто выбрит. Губы, соски, киска и анус подкрашены ярко красной губной помадой. Глаза накрашены, она аккуратно причесана и от нее пахнет духами. В руках она держит поднос с моим завтраком. Он легок, это апельсиновый сок, мед и фрукты. Встав на колени перед моим ложем, она держит передо мной поднос во все время моей трапезы. Окончив, я позволяю ей позавтракать тоже, она тут же доедает мои объедки.
Затем у меня появляется желание проинспектировать интимные части тела моей девки. Повинуясь моим кратким приказам, она становится на "мостик" киской ко мне, широко расставив ноги. Не вставая с постели, протянув руку я внимательно разглядываю и ощупываю ее гладко выбритую киску. Грубо, толчком вставив во влагалище кисть своей руки, я не менее грубо ощупываю его изнутри. Чувствую, как девка, постанывая, начинает возбуждаться, гладкие стенки ее влагалища источают все больше и больше влаги. Резким рывком кисти руки, заставив ее издать вопль, я освобождаю свою руку. На прощанье, я несколько раз шлепаю ладонью по влажной раскрывшейся щелке моей сучки. Мой ремень висит рядом с кроватью. Взяв его, я наношу им удар прямо по киске, одновременно приказывая: «Мордой, девка». Она вопит и валится на пол, охая, быстро суетится на полу, меняя позицию. Через мгновение она на коленях перед моей кроватью, лицом ко мне. Свесив руку с кровати, я позволяю ей вылизать и вытереть насухо кисть моей руки, побывавшую глубоко в ее влагалище. Затем приказываю представить для осмотра зад. Поднявшись с пола, она становится ко мне спиной, широко расставив ноги, нагибается вперед, упирается ладонями о пол, и замирает. Ее подкрашенный яркой красной губной помадой анус перед моими глазами. Я слегка драчу его пальцем. Он влажнеет и расслабляется, пользуясь этим, я вставляю в него уже три пальца и со всей силы их раздвигаю, расширяя сфинктер ануса, одновременно драча. Замершая, в своей согнутой позе девка, начинает сладко постанывать. Взяв ремень, я наношу несколько ленивых ударов прямо по возбужденному анусу В.
После чего обнаруживаю, что возбудил не только В., но и себя. Повинуясь моим приказам, она быстро забирается ко мне на постель, я удобно сажусь на подушки. Девка став раком между моих ног, лицом ко мне, начинает дрочить мой член, глубоко взяв его в свою горячую пасть. Я уже возбужден и через непродолжительное время я кончаю в глотку своей девки. Она, как мне кажется, кончает тоже. Впрочем, вопрос, как, когда и почему кончает моя девка, меня не интересует. Проглотив мою сперму и облизав начисто член, она почтительно замирает. Мне она пока не нужна и я отсылаю ее, заняться чем-нибудь по хозяйству. (Пусть пока постирает свою постель, например). Сам я вытягиваюсь на своей кровати с намерением еще немного подремать и восстановить силы.
Выспавшись, я коротко, два раза свищу. Я всегда подзываю свою девку свистом, если она вне пределов видимости. Она немедленно появляется. Подбегает к моей кровати и опускается передо мной на колени. В глазах все та же собачья преданность и страстное, подобострастное желание угодить своему господину. Скоро ей предстоит исполнить еще один каприз господина. Мне хочется облегчится - прекрасный повод потренировать в очередной раз свою девку в качестве «унитаза».
Это тяжелое испытание. Чтобы его достойно исполнить рабыни потребуются все ее физические и духовные силы, она должна забыть, что она человек, она не более чем послушное домашнее дрессированное животное. Чтобы приободрить девку я притягиваю ее к себе и целую в губы. От ласки господина голубые глаза рабыни радостно сияют. Отстраняюсь, хватит для нее, не очень то я люблю целовать свою девку в губы, особенно если вспомнить как я уже не раз использовал и намерен использовать ее глотку сейчас! Крепко хватаю девку за подбородок и глядя ей в глаза говорю: «Послужишь «ночной вазой» для меня! Сейчас вылижешь мой анус и я облегчусь в твою поганую глотку «по большому», смотри тварь не справишься, испортишь мне кайф - будешь строга наказана».
Мою дисциплинированную и понятливую рабыню не надо долго уговаривать. Я сижу на подушке на заднице, ноги передо мной согнуты в коленях, слегка раздвинуты, ступнями упираются в кровать. Она быстро ложится на спину, как змея, гибко работая телом, протискивается между моих ног, закидывает голову назад мордой к моей заднице, ее язык из широко открытого рта тянется к яйцам господина. Я чуть поднимаюсь, поддерживая себя руками и становлюсь на колени над ней. Морда моей проститутки - под моими яйцами, она тут же, без приказа, начинает жадно облизывать их языком. Забылась тварь, цель твоей пасти отнюдь не яйца господина, она сейчас не более чем сосуд для его дерьма. Поэтому зло и коротко приказываю: «Быстро «ночную вазу» под меня»! Опомнившаяся, дисциплинированная рабыня, немедленно упираясь ладонями рук в мои ягодицы. Так-то лучше. Грубо и тяжело, «по хозяйски», с колен опускаюсь вниз, задом плотно «седлаю» морду своей слегка забывшейся твари. C удовольствием ощущаю как в во время посадки на ее морду, девка угодливо придерживает руками мои ягодицы, точно направляет мой тяжелый голый зад, покорно подставляя свой, послушно широко разинутый, рот под мой волосатый анус. Оседланная девка сразу же радостно, долго, страстно и влажно вылизывает мне задний проход. Я ощущаю ее теплый язык глубоко в своем анусе и это доставляет мне чувственное наслаждение. Свои длинные ноги, «оседланная» верхом девка, подымает и закидывает мне за спину, скрещивая их там в лодыжках. Икры ее ног служат мне спинкой, ляжки подлокотниками и кроме того поддерживают меня, тесно прижавшись к моим бедрам. Достав кистями освободившихся рук мой член, она начинает дрочить его, одновременно опытный язык девки быстрыми, сильными и глубокими движениями продолжает взасос целовать и вылизывать изнутри анус господина. Удивительно послушная и выносливая тварь, по моему желанию стала удобным и мягким креслом-унитазом. Ее накрашенные помадой анус и киска прямо перед моими глазами. Наслаждаясь, я медлю. Чувствую, как девка вся гибко напряглась, в ожидании «даров» из зада страстно обожаемого ею господина. Ее язык начинает работать медленнее, только чуть прикасаясь к моему возбужденному анусу. Чуть оторвав свой пресыщенный ласками зад от морды, языка и губ рабски покорной девки, я спрашиваю ее: «Ты знаешь, что я хочу сделать. Ты готова подлая девка?» В ответ я слышу хриплый, полубезумный ее шепот: "Не стесняйся мой повелитель. Мой обожаемый господин. Воспользуйся своим правом моего хозяина. Умоляю, угости свою девку тем, что она заслуживает. Я не могу больше ждать. О ..., как восхитительно быть твоей ночной вазой, ощущать твой прекрасный, белый, тяжелый зад на моем недостойном лице, как восхитителен на вкус твой анус! Умоляю тебя снеси свои «яички» в страстно ожидающее их «гнездышко»". Любит моя тварь поболтать.
Не в силах более сдерживать себя, наслаждаясь страстной покорностью своей преданной девки, я расслабляюсь, поудобнее усаживаюсь на ее морде, на ее угодливо подставленной, широко раздвинутой и жарко дышащей пасти. "Спасибо господин" – доносится из под моей задницы. После чего моя болтливая девка затыкается. Не стесняясь, пользуясь своими правами хозяина и господина я полностью расслабляюсь и тут же из под меня неожиданно доносится звук слабого шлепка. Первый маленький комочек – «яичко» из моего ануса угодил прямо в цель – глубоко в рот - «гнездышко» моей восхитительной дуры. Как ни страстно ожидала этого ответственного момента моя покорная «ночная ваза», как не готовилась к нему, тем не менее проявила строптивость – я с неудовольствием ощущаю как непокорно и нервно дернулось ее морда-седло под моей задницей и как она поперхнулась. Однако серьезно рассердится я не успел, мгновенно исправившись, рабыня нервно и жадно сглотнула говно и тут же, униженно - покорно выпрашивая прощения за оплошность, быстро и тщательно вылизала испачканный анус господина влажным, сильным языком снаружи и изнутри. После чего жарко дышащее и раздвинутое жерло ее жадной пасти, замерло под анусом господина в исходном положении, покорно ожидая следующей порции «горьких яичек». Какое удовольствие сидеть на морде этой великолепно дрессированной, «объезженной» и запредельно покорной самке и вспоминать как сам, собственными руками, выдрессировал и «объездил» эту когда-то дикую, непокорную и гордую шлюху. Когда-то флиртовала дамочка, «строила» «глазки». А теперь с невинным видом, послушно слизывает говно прямо из моей задницы! И сделает абсолютно все, что я ей не прикажу! Однако я расфилософствовался, проверка «унитаза» прошла успешно, не грех и продолжить.
Не торопясь, уверенно я, с наслаждением, еще раз облегчаюсь в раздвинутую пасть, на которой сижу, еще одной порцией дерьма. На этот раз все происходит без малейшей запинки. Моя «ночная ваза», идеально работает под жопой господина! Все тело моей восхитительно покорной дуры немедленно пришло в движение, ритмично задергались ее морда, жующий мои испражнения рот и глотка, проталкивающая мои дары внутрь, освобождая ее рот, который я с удовольствием заполняю снова. Руки хорошо дрессированной рабыни быстро и сильно дрочат мой член. Я, как и подобает очень избалованному господину, медленно возбуждаюсь от влажного языка покорной девки, бешено вылизывающего мой анус, стремительно слизывающий щедрые порции моих испражнений.
Еще более расслабившись, будучи вполне довольным безукоризненной работой своей «ночной вазы», я полностью перестаю сдерживать себя. Испытывая оргазм, я изливаю сперму на живот девки, одновременно, щедро облегчаюсь в мой "унитаз". И тут, недостойная своего господина, рабыня, неожиданно перестает справляться. Снизу раздаются хрипы, еще немного и бедному господину некуда будет девать свои отходы. В сильнейшем раздражении, не разбирая, я наношу сильные и резкие удары ремнем по жопе, анусу и пилотке моей непокорной девки. Брызгает ее кровь. Мои усилия приносят результаты. Я с удовольствием чувствую своим задним проходом как покорившаяся своей жалкой судьбе девка мгновенно разжевывает и глотает говно господина, дисциплинированно подтирает его задницу сильным, влажным и слегка шершавым языком, и тут же немедленно и широко раздвигает свою пасть под моей задницей, угодливо ожидая следующей порции. Язык девки работает с быстротой пропеллера, слизывая с ануса «дары» господина, глотка девки быстро и ритмично содрогается проталкивая говно внутрь нее. Тело девки содрогается и становится скользким от пота. Работает она теперь не только языком и ртом, но и всей своей потной мордой, которая плотной и тугой присоской прижата к анусу придавившего ее зада господина. Для господина это секунды высшего наслаждения, как никогда он ощущает свою власть над девкой, которая большая, теплой лягушка распласталась под ним и вокруг него, приняв форму его зада и нежно обвивая и поддерживая его ляжками и лодыжками ног, покорно и старательно обеспечивая своему господину не только «унитаз», но и максимальный комфорт. В этот момент девка являет собой идеальную подставку под голый зад господина - говно из его ануса плавно стекает в ее пасть и связывает их вместе в единое целое. Господин наслаждается и выделяет, девка, на пределе своих возможностей, угодливо и страстно с чавканьем и хлюпаньем подъедает за ним его выделения, при первой же возможности языком слизывает остатки дерьма с ануса, пальцы ее рук тем временем нежно ласкают яйца и вялый член своего хозяина. Господин своим голым задом ощущает высшую покорность и преданность слившейся с ним и принадлежащей ему и тоже голой (как и его задница) рабыни. Наслаждаясь своим законным комфортом, господин, не стесняясь, расслабляется, вываливая из своего зада все новые и новые порции «горьких яичек» в угодливо подставленную под его анус ее пасть – «гнездышко».
Увы, все совершенное не вечно, скоро снизу начинает сильно пованивать и господин начинает своим голым задом чувствовать под собой не покорный язык рабыни, а подумать только, тепло собственного говна! Наглая девка перестает справляться со своими обязанностями. Прекрасная гармония разрушена. Потная морда, скользкой, вонючей, недостойной твари под достойно испражняющимся задом господина хрипит, давится, дергается, что-то нагло мычит, и вдруг окончательно затыкается. «Отхожее место» не работает. Запачканный анус господина больше не подчищает ее язык. Отчаянно широко раскрытая пасть-«унитаз» , забита вонючими каловыми массами плотно и окончательно - «под завязку», застыла неподвижно, ее язык застрял и утонул в отходах господина и безнадежно застрял в них. Лишь его кончик торчащий из говна нервно дрожит и слегка щекочет анус господина. (Все, что осталось от былого великолепия). Становится окончательно ясно, что глотка, язык и рот-унитаз наглой девки не справились со своей почетной обязанностью служить шикарной «ночной вазой», покорными приемниками дерьма из голого зада господина. Однако это проблемы моей наглой шлюхи. Господин имеет полное право облегчаться до конца, столько сколько хочет. Поэтому командую: «Быстро тварь – «лифт» наверх»! Хорошо дрессированная рабыня быстро реагирует на команду, собирая остатки сил защищает белый зад господина от своего поганого рта, ладонями рук и ляжками слегка приподымает его тело, отодвигая его анус от своей вонючей морды. Последние порции говна господина (который в раздражении уже не может остановится) вываливаются из его зада на морду наглой девки и скатываются с нее.
Закончив, я с осторожным достоинством, чтобы не испачкаться в дерьме, покидаю свой вонючий «унитаз». Наказываю не справившуюся девку – бью наотмашь ремнем по ее ляжкам, грудям, животу, пизде и жопе. Брызжет ее кровь. Девка хрипит. Из ее глаз на заваленном гавном потном лице брызжут слезы. Перебираюсь в кресло - оттуда наблюдаю за своей девкой. Сегодня ей выпало нелегкое испытание – но гордится ей нечем, она не справилась. Мокрая от пота, жидкого кала, широко раскинув ноги и руки, она неподвижно, как кукла лежит на кровати, тяжело и громко дыша через нос. Изо рта торчит говно. Ее голова, лицо, шея, и плечи измазаны в дерьме. Однако, моя девка слишком долго отдыхает. Не так уж хорошо она обслужила господина, чтобы нежится. Поэтому я подаю команду: «Быстро проглатывай то, что давно уже должна была. Так-то ты дрянь ценишь мои дары. Приведи себя быстро в порядок, ты мне нужна!».
Ее язык начинает тяжело ворочаться в ее пасти, она медленно, с трудом глотает забившие ее пасть-«гнездышко» «яички» господина. Наконец она сползает с кровати и на четвереньках, медленно ползет ко мне. Мне надо подтереться. Хорош подтирает язык рабыни – но сейчас он слишком вонюч и грязен. Ладно, подотрусь ее волосами –для этого рабыня их и отращивает. Подчиняясь моему приказу девка наклоняет голову. Повернувшись к ней голым задом, рывком, грубо хватаю за ее длинные волосы. Они трещат, девка тихо стонет. Тщательно подтираюсь ее мягкими, шелковистыми волосами. После чего грязная, вонючая, полностью использованная девка на четвереньках привычно и устало ползет в ванную. Мне неприятно смотреть на нее и на оскверненную постель, хоть матрац и закрыт предусмотрительно клеенкой. Оставшись один, я отправляюсь на кухню, достаю из холодильника и пью холодное пиво.
Через полчаса, мою девку не узнать - голая девка, с ярко накрашенными ртом, пилоткой и анусом стоит на колени передо мной. Молча, сидя в кресле, я подставляю ей свой хоть и подтертый, но все еще далеко не идеально чистый зад. Девка с силой, страстно вылизывает мой анус. Безумная от страстного желания, она не желает останавливается, хоть мой анус уже давно предельно чист. Я устал от секса, и усилия моей похотливой шлюхи меня не возбуждают. Напротив они мне надоедают. Поэтому лениво приказываю – «Пошла вон!». Однако она мне нагло не подчиняется и не успокаивается, напротив она утраивает свои усилия, бешено обрабатывая мою задницу языком, губами и всей своей сразу вспотевшей мордой, страстно желая предельно унизится перед господином. Поистине – заставь дурака богу молится. Однако хорошо дрессированная девка должна подчинятся господину немедленно и беспрекословно и в самом сильном и диком сексуальном возбуждении. Налицо наглое неподчинение, мне сейчас неприятны старания моей девки, я выдохся. Женщины в страсти вообще всегда сильнее мужчин. В раздражении, резко и сильно бью ее ногой, отбрасывая ее от себя. Она отскакивает и безумно смотрит на меня вытаращенными глазами. Хрипит широко разевая рот: «Хочу горьких «яичек» из белого, обожаемого зада господина в рот, я справлюсь на этот раз, честно!». На четвереньках бросается ко мне, пытаясь подставить свою разинутую пасть под мой анус. Я встаю с кресла, наношу ей несколько ленивых ударов ногой по заднице. Говорю: «Раньше надо было стараться сволочь, как сломала мне кайф, помнишь тварь?» С этими словами указываю ей рукой на оскверненную постель. «Немедленно дожри все до конца, это охладит тебя тварь». Она бросается к постели, и давясь и чавкая, медленно, стоя на четвереньках, поедает, уже успевшее подсохнуть, говно, разбросанное на постели. Ее морда опять вся в дерьме. Тем не менее, несмотря на все – это удивительно, но она довольна. Опять приходится посылать ее в ванну приводить себя в порядок. Наконец она появляется свежая и благоухающая, меняет постель, утаскивая грязный узел для стирки. Я кричу – «Пива».
Появляется она, с подносом на котором бокал холодного пива и соленые орешки на блюдце. Девка становится на колени передо мной, поднос в ее протянутых руках передо мной. Не торопясь выпиваю пиво с орешками, это придает мне сил. Встаю, подымаю ее благоухающую после душа, и нежно треплю ее по подбородку. Не выдержав моей нежности девка начинает рыдать. Я обнимаю ее, прижимаю к себе и ощупываю. Затем влеку ее в постель. Прижимаюсь к ее спине и вхожу в ее сочащуюся соком дырку. Дальше я отдыхаю, все остальное делает хорошо выдрессированная девка. Ее задница быстро двигается дроча киской мой член. Я только управляю ее движениями, отдавая тихие команды: «Быстрее», «Медленнее». Чувствуя приближение оргазма я отдаю команду: «Замри». Задница девки с силой прижимает свою задницу к моим яйцам и почтительно замирает. Я кончаю в нее.
Затем отодвигаюсь от нее и с брезгливостью вспоминаю как недавно «откладывал яички» в пасть этой дуре. С тех пор как я стал практиковать со своей дурой копрофагию я брезгую целовать ее в рот, да и минет то ее принимаю как большое одолжение со своей стороны, изредка, когда выпью и теряю брезгливость. Несмотря на все, отказаться от использования пасти своей шлюхи как «гнездышка» для моих «горьких яичек» (она кстати и придумала эти названия) я не могу, единственное, что меня развращенного и пресыщенного по настоящему возбуждает, так это рабыня в роли предельно покорного живого унитаза.
Иногда я называю свою тварь проституткой не потому что она осмеливается изменять мне - вовсе нет. Я сам иногда посылаю ее к другим господам в обмен на использование их рабынь. Она подрабатывает покорной раболепной проституткой расплачиваясь за то удовольствие которое получает ее господин развлекающийся с женами-рабынями знакомых господ-мужей. После своего возвращения девка обязана отмыться в ванной, получить жесточайшую порку, для того чтобы окончательно «очистится» пасть ее обязательно используется в качестве унитаза (или, как она выражается поэтично - «гнездышка» куда господин кладет свои «горькие яички»). После всего она обязана написать подробный письменный отчет о том, как ею пользовались на стороне. Потом я эти отчеты читаю, насмехаюсь когда узнаю что некоторые из господ целовали мою дуру в губы (знали бы они как я использую ее глотку). Иногда в ее отчетах попадается что-нибудь новенькое, что возбуждает меня и чем не и самому попользоваться.

Это сообщение отредактировал radiotik - 05-01-2017 - 19:00
Мужчина radiotik
Влюблен
05-01-2017 - 19:10

sxn3449804297, нецензурщина на форуме запрещена правилами. Рассказ отредактирован, мат убран. Заголовок темы так же отредактирован. В следующих рассказах избегайте употребления нецензурной брани.

И. как требуют правила. укажите автора рассказа или его источник.
Мужчина sxn3449804297
Свободен
06-01-2017 - 02:43
Автор всех моих рассказов я конечно. Кто же еще? А за нецензурные слова извините. Просто мне так кажется точнее. Но на нет и суда нет.
0 Пользователей читают эту тему

Страницы: (1) 1 ...
  Наверх