Помогите сайту
Взрослая социальная сеть
Поиск секса поблизости, а также
тематические знакомства и виртуальное общение

ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ
Знакомства для секса Живая лента Все о сексе Форум Блоги Группы Рассказы Лучшие порно сайтыЛучшие порно сайты http://irk.dating
ПОИСК СЕКСА
поблизости

Страницы: (1) 1
Мужчина Stan_Smith
Свободен
11-05-2014 - 18:47
Глава I.

Это случилось одним холодным осенним вечером.
Я возвращался было с работы после тяжёлого трудового дня. Уже который день шёл дождь, но в тот раз это был настоящий ливень: улицы превращались в настоящие реки и озёра дождевой воды, машины сновали по дорогам, обдавая водой тротуары и тех немногих пешеходов, которые ещё не успели скрыться от беспощадной стихии.
Зонт, по опрометчивости своей, я, конечно, не взял, и крайне жалел об этом. Отчаянно рвавшись домой дабы занять своё законное место в тёплой и уютной квартире у телевизора с чашкой горячего чаю, я буквально вприпрыжку мчался по лужам, подмечая наиболее мелкие места для прыжков и стараясь сохранить равновесие.
Мне нужно было срочно поймать такси, а иначе я бы пропал. Заболеть в начале рабочей недели - значит обречь себя на нервотрёпку от начальства. Да и не хотелось бы разгребать потом все накопившиеся за время болезни дела. Так что пришлось поспешить.
Но, увы, такси поблизости я не обнаружил. В конце концов, не мне одному хотелось поскорее оказаться дома. Ждать транспорта на залитой водой остановке было крайне небезопасно, потому как мои ноги уже изрядно промокли и уже сами рвались куда-нибудь подальше. Да и сам я вымок не меньше. Всю одежду можно было в прямом смысле выжимать.
Я решил не медлить и изо всех ног помчался к проспекту, надеясь на то, что там-то уж наверняка будет на чём подъехать, попутно озираясь в поисках такси. И по глупости своей, я вышел к краю дороги.
Стоило мне зазеваться лишь на несколько секунд, как проезжающая машина окатила меня мощным каскадом грязной воды, оставив в чрезвычайно неудобном и глупом положении.
Теперь я, разумеется, промок окончательно. Всё тело уже буквально бил озноб и я уже начал было серьёзно беспокоиться, доберусь ли я вообще сегодня до дома.
Несколько секунд поколебавшись и подумав, что такси мне сегодня не дождаться, я принял решение переждать "наводнение" в каком-нибудь мелком магазине, чтобы там заодно и переодеться или хотя бы высушить свои вещи. Не было времени думать, какие магазины поблизости всё ещё работают в 10 вечера и будет ли там одежда на смену. Мне просто нужно было срочно где-нибудь переждать дождь.

Останавливаться было нельзя. Я побежал прямо, всё ещё лелея желание поймать машину до дома, как вдруг увидел на той стороне улицы небольшой магазин, в котором всё ещё горел свет, но который, по-видимому, уже готовился закрываться.
"Ура, - воодушевлённо подумал я. - Остаётся только надеяться, чтобы там кто-то был в это время".
Ни секунды ни медля, я устремился в сторону магазина в надежде обрести своё спасение. Грациозно перепрыгивая лужи и всю дорогу молясь о том, чтобы меня не прогнали обратно под дождь, как бездомную собаку, я наконец добрался до места. Чёрт, это, пожалуй, было самое опасное и долгое путешествие в моей жизни. Но я всё-таки нашёл, что искал. И свет в магазине ещё горел, а значит для меня ещё была надежда.
Отдышавшись, слегка нервничая, я вошёл в помещение и осмотрелся.

Магазин был просторный, но не сказать, что большой. На стеллажах висело множество курток и штанов разных цветов, как обычных, так и тёплых болоньевых. Тёплые шапки, перчатки, палатки, термосы - я понял, что это был магазин походного снаряжения для холодного климата. Я подумал: "Было бы неплохо сейчас набросить одну из этих курточек, так ненадолго. Очень помогло бы. И штанишки тоже бы не помешали"
И краем глаза уловил то, от чего мое сердце, и без того неустанно бьющееся, забилось ещё быстрее. В дальнем краю магазина на вешалках радужной вереницей висели спальные мешки всех цветов и размеров, разной толщины - от средних "коконов" до полярных "монстров". Этот предмет с самого детства вызывал во мне большой интерес и не меньшее волнение. Самому мне никогда не доводилось отправляться в походы или путешествия, поэтому мне было интересно, каково же это, оказаться в спальном мешке и какие ощущения мне бы это принесло. Мне всегда казалось, что в нём тепло и уютно, как под одеялом и движения твои в нём скованы так, что едва ли можно пошевелиться, отчего комфорт только возрастает.
Я снова подумал: "Что может быть лучше сейчас залезть в тёплый, мягкий, уютный спальник и заснуть в нём крепким сном, как младенец, завёрнутый в одеяло и спать, пока дождь не прекратится, а может даже и дольше?.."
Но, несмотря на все эти очевидные преимущества, спальные мешки меня немного пугали: я думал, что молнию может заесть и ты не сможешь из него выбраться, или же ты куда-нибудь укатишься в нём как бревно, или же тебя, например, могут утащить в нём, а ты будешь так скован, что не сможешь сопротивляться. Подобные мысли возникли у меня когда-то после просмотра "Кавказской Пленницы", где главную героиню ожидала подобная участь. Хоть мне и ничего не угрожало в этом плане, я всё-таки был парнем, что с меня взять, но к спальным мешкам я всё равно относился с опаской. "Всё равно было бы интересно в нём оказаться", - подумал я.

То ли от надвигавшегося переохлаждения, то ли от невесть откуда взявшегося волнения меня начало колотить. Я вспомнил, зачем же я всё-таки пришёл и начал звать на помощь:
- Эй! Тут есть кто-нибудь?
Послышался женский голос откуда-то из кладовки:
- Молодой человек, мы закрыты! Приходите завтра.
Я уже начал было терять надежду на своё спасение, но время не ждало и нужно было что-то предпринимать, чтобы не пропасть. Я вновь позвал:
- Простите, девушка, но мне нужна помощь. Это срочно.
А тем временем дождь снаружи даже не думал прекращаться. Назад дороги не было.
- Ну в чём дело, я ухожу уже! - недовольно ответил голос, но вскоре послышались цокот каблуков и передо мной предстала хозяйка магазина собственной персоной.
Это была вполне обычная девушка, ничем не примечательная, чуть старше меня, лет 27, ростом выше среднего, хотя возможно мне так показалось из-за каблуков, тёмноволосая, средней комплекции, не худая, но и не полная. Обычная девушка-продавщица. Одета она была как раз по погоде: высокие сапоги, джинсы и длинная, до колена, болоневая куртка тёмно-фиолетового цвета с капюшоном.
Как только она подошла ко мне, я слегка замялся. Недовольно посмотрев на меня, она сказала:
- Ну что вам надо?
- Здрасте. Простите пожалуйста, мне очень неловко. Понимаете, такая ситуация, попал под дождь, промок до нитки, до дома далеко, такси не ходят, - меня по-прежнему бросало в холод, вдобавок к волнению меня начало знобить и в итоге речь моя стала совсем плохой. - Я прошу прощения, не хотелось вас тревожить, просто мне очень срочно нужно переодеться или хотя бы высушить вещи, иначе я заболею. Я ещё раз прошу прощения, не найдётся ли у вас какой-нибудь одежды? - выпалил я на одном дыхании.
Я не был уверен, насколько понятно я ей объяснил ситуацию, но как только я закончил она всё так же недовольно посмотрела на меня, после чего оглядела своего незваного гостя, вымокшего насквозь, с головы до ног и, казалось, всё поняла.
- Эх, ладно. Что-нибудь найдём для тебя, - сказала она, снимая по дороге куртку и проходя в подсобку.
Я облегчённо вздохнул, мысленно благодаря судьбу за этот щедрый подарок.
- Иди в подсобку, раздевайся, снимай всё мокрое, я повешу сушиться, - раздался голос издалека.
Я проследовал за голосом, прошёл мимо спальных мешков, бросив на них беглый взгляд, и вошёл в подсобку, где меня уже ждала хозяйка магазина, копошась в шкафчике в поисках сменной одежды.
Я подготовился было переодеваться.
- Всё снимать? - спросил я.
- А сам как думаешь? - недовольство её вновь дало о себе знать.
Осознав всю глупость своего вопроса, я подумал: "А будет ли у неё мужская одежда? Остаётся надеяться, что она тут работает посменно с каким-нибудь парнем и он что-нибудь оставил из своих вещей. А если нет?.."
Завершив поиски, она достала из шкафчика комок каких-то вещей.
- На, держи - вручила она мне нечто. - Другого нет.
Я удивлённо начал перебирать то, что лежало в моих руках. Этими вещами оказались женские трусики, колготки и кофта с длинным рукавом.
Этого-то я и боялся. От волнения у меня перехватило дыхание и сердце забилось чаще и я с опаской подумал: "Неужели мне придётся надевать ЭТО?"
Недоумённо взглянув вначале на странный набор "одежды", затем на девушку, набиравшую тем временем воду в чайник, чтобы вскипятить чай, я произнёс слегка жалобным тоном:
- Простите, а ничего другого нет?...
- Другого нет, ну я же сказала.
Казалось, она подумала: "Мало того, что задерживает меня, так ещё и выкаблучивается, гад".
- Это мои, так что носи аккуратно. Ты сегодня мылся, я надеюсь? - спросила она.
- Нет, но..., - виновато продолжал я, - у вас же там полно курток, штанов. Может я мог бы надеть...
- Да ты что, это же магазинный товар, - повышенным тоном сказала девушка. - Не хватало, чтоб ты мне его ещё испортил. Мокрый, немытый полезешь в чистую куртку и штаны? Мне же потом отвечать! Из меня же потом вычтут.
Видно было, что девушка была настроена не очень дружелюбно по отношению к ночным гостям, тем более к таким "наглым", как я. Я хотел было предложить ей денег за такой удачный способ согреться, но вспомнил, что денег у меня с собой разве что на такси.
- Так что надевай-как ты моё и не капризничай. Это хоть не жалко, мне их всё равно потом стирать.
- А я в этом не замёрзну? - поинтересовался я, показав ей то, что лежало у меня в руках.
- Да не замёрзнешь ты, не бойся, - обнадёжила меня девушка. - Это чтоб не было совсем холодно.
Время поджимало. Выбора у меня не оставалось и я, не раздумывая, начал раздеваться до трусов. Но вдруг понял, что когда разденусь, то окажусь голый и мокрый в неотапливаемом помещении. Такая перспектива не радовала. И я спросил хозяйку:
- Простите, а у вас не будет чем обтереться? Полотенце или вроде того?
- Да, конечно, у меня тут с собой как раз ещё и полотенце. Как раз на такой случай, - язвительно ответила она, о чём-то сообразила и направилась в сторону шкафчика, откуда извлекла некий квадратный пакетик.
- На, оботрёшься, - усмехнувшись, вручила мне свёрток девушка.
Снова недоумённо посмотрев на очередной странный "подарок", я развернул его и обнаружил, что пакетик оказался гигиенической прокладкой. "Да уж, - подумал я, - довольно беспринципная девушка, если вот так просто раздаёт свои вещи, да ещё и средства личной гигиены". И вновь также недоумённо посмотрел на хозяйку с целью объяснить мне предназначение этого предмета.
- Воду впитает, - пояснила девушка. - Оботрёшься ей, понял?
- Да, конечно, - кивнул я, поняв свою недогадливость.
Я принялся раздеваться, но хозяйка всё ещё была в кладовке и "накрывала на стол".
- Извините, а не могли бы вы выйти? Мне слегка неловко, - промолвил я.
- Ой, ну как ребёнок, ей-богу, - сердито вздохнув, сказала она и вышла, закрыв за собой дверь.

Я с трудом стянул с себя всю мокрую одежду и стоял совершенно раздетый в незнакомой мне комнате. Ощущения не из приятных, скажу я вам. Отопления не было, но кое-какое тепло в комнате ещё сохранялось. Я обтёр свое тело досуха и ощутил, что мне уже не было так холодно.
Нужно было одеваться как можно скорей. Я взглянул на выданные мне вещи, которые лежали на стуле, и почувствовал лёгкое смущение. Это были женские вещи, тем более вещи хозяйки магазина. Я никогда не носил женское, и уж тем более не хотел одеваться в него сейчас. А уж носить вещи, которые уже носила какая-то девушка - об этом и речи идти не могло. Я начал успокаивать себя: "Расслабься, это всего лишь трусы, кофта и чулки с поясом. А чулки это просто длинные носки. Неважно, какие они, мужские или женские. Ты же не хочешь замёрзнуть. Ну же, давай, не дрейфь".
Я молниеносно схватил трусики, которые любезно одолжила мне хозяйка, лежавшие на стуле и мигом надел на себя. Они были белыми и довольно мягкими, но слегка плотными и врезались мне между ягодиц, отчего хотелось их оттуда достать. Кофта была чёрной, облегающей, с длинными рукавами и большим вырезом вокруг шеи. С ней я тоже справился без проблем. Теперь настал черёд колготок.
Слегка замешкавшись при виде непривычного мне элемента "одежды", я взял их перед собой, покрутил, пытаясь определить, где у них перед, а где зад, попутно испытывая изрядное волнение и интерес при виде незнакомого мне элемента одежды. Потом подумал, "а, какая к чёрту разница" и стал думать, как же лучше их надеть, чтобы не порвать. Я не горел большим желанием просить хозяйку помочь мне надеть колготки, поэтому мне пришлось выкручиваться самому.
Вдруг я вспомнил, что видел один раз, как надевала чулки девушка на работе: руками собрала вначале один чулок до носка, потом натянула на ногу. Я так и сделал: сел на стул, трясущимися от холода и волнения руками скатал одну "колготу" и принялся надевать её на одну ногу, затем на другую, почувствовав при этом, как что-то туго обтянуло мои ноги, затем встал, натянул пояс, стараясь не прищемить себе что-нибудь, приподнял кофту, подтянул пояс чуть не до груди, чтобы было удобней, ощутив, как уплотняется ещё и мой живот, как в каком-нибудь корсете, слегка придавив себе при этом промежность, обтянул кофту и в конце немного поприседал, чтобы разносить и ещё немного подтянул так, что мой "мешочек" оказался плотно обхвачен. "Ну вот, готово", - подумал я, уронив с себя груз чудовищного волнения.

Какое-то время я попытался привыкнуть к новым ощущениям. Мне было довольно зябко в тонкой кофте и таких же тонких колготках. Я обхватил себя руками за предплечья и начал их растирать, чтобы согреть. Это, конечно, слабо помогало. От колготок же моим ногам стало только холоднее. Да и к тому же ноги в них неприятно зудели и вообще было чувство какой-то стянутости и неудобства.
И тут я обратил внимание на длинную пуховую куртку хозяйки магазина, оставленную ей на вешалке. Она буквально манила меня своей явной теплотой. Расстёгнутая, она как бы приглашала меня надеть её. Но я не привык надевать чужие вещи, к тому же без спроса, поэтому вскоре мне пришлось расстаться с этой мыслью.
Быстрыми движениями я начал растирать руками свои ноги дабы согреть их, почувствовав мягкую ткань нейлона на себе. И, как ни странно, через некоторое время мне стало довольно тепло. То ли из-за всех этих телодвижений, то ли из-за того, что комната прогрелась, то ли из-за "второй кожи", в которую я облачился - не знаю. Кофта ещё кое-как могла согреть, но вот колготки...Я не мог понять, почему девушки вообще ходят в них зимой. "Они же жутко неудобные и вообще не греют", - подумал я, однако чуть позже почувствовал, что мне в них было довольно комфортно. Я фактически не был одет и в то же время я был одет. Эти непривычные ощущения вскоре сменились для меня приятными: сладкое тепло разлилось по ногам, а затем и по всему телу. Казалось, что ноги мои стали более плотными и в то же время мягкими, почти незримая ткань колготок обволакивала ноги и удерживала тепло, так нужное им в тот момент и я чувствовал, как она, к тому же, поддерживает мою попу. Посмотрев вниз, я увидел, что ноги мои вдобавок приобрели лёгкий, отчасти сексуальный, оттенок загара. К тому же кофта скрыла под собой невыразительный, тёмно-коричневый верх колготок вместе с резинкой, поэтому ноги мои теперь были одного приятного тона, как будто тело моё приобрело новый естественный цвет.
Я чувствовал, что я оделся во что-то, в какую-то оболочку, но всё ещё чувствовал себя незащищённым, почти голым. Мне было удивительно легко и свободно, но в то же время что-то согревало меня. Я никогда не испытывал подобного раньше. Мне подумалось: "А ведь я мог бы одеваться так дома. Я всё равно живу один, меня никто не увидит. Просто ради удобства. Можно вот так свободно ходить по дому, не стеснённым никакими штанами. Ну или в крайнем случае можно надеть наверх штаны и майку, если будет совсем холодно. Правда трусы тесноваты, но ничего, можно взять размер побольше. Наверное в этом всём можно даже спать зимой. И цвета приятные: трусы, колготки, кофта - всё так подходит друг к другу. Потрясающая одежда. Мне нравится", - восторгу моему не было предела. Мне тут же захотелось приобрести себе подобный комплект "домашней" одежды, но тогда было не до этого.

Я понимал, что в той обстановке я выглядел крайне глупо, но всё же мне было интересно, каким я предстану перед хозяйкой магазина, чтобы заранее знать, к какой реакции мне готовиться. В углу подсобки я увидел зеркало, размером с те, что бывают в обувных магазинах, стоящее на полу и подошёл к нему, чтобы посмотреть на себя в новом обличье. Ноги, стянутые нейлоном, приятно шуршали друг о друга при ходьбе. Зеркало было маленьким и я стал чуть поодаль от него, чтобы увидеть себя в полный рост. То что я увидел, поразило и слегка смутило меня: в зеркале стоял парень, одетый в белые женские трусы, чёрную облегающую кофту и коричневые колготки. Мне было стыдно смотреть на себя. Я был одет как девушка, не хватало только юбки и туфель для полного комплекта. И если бы не маленький бугорок члена в трусах, могло бы показаться, что в зеркале и есть самая настоящая девушка, хоть и неёмкого телосложения. Всё-таки я был далеко не Аполлон по своей фигуре, но и на фотомодель тоже не смахивал.
Это, конечно, было довольно странно, но чуть позже мне показалось, что я выгляжу вполне естественно, как-то даже легко и слегка утончённо. Не как какая-то девка, но как изящная танцовщица. В конце концов, это была вполне обычная женская одежда. "Они так одеваются каждый день и ничего, - успокоил себя я, - ничего сверхъестественного и развратного. Даже не надо носить джинсы, захотела - надела колготки, юбку и пошла на работу. И ноги дышат, и ничем не стеснены. Просто удивительно".
Увлечённый своими мыслями, я даже забыл, где находился в это время. Мне нравилось быть в этой новой одежде и мне нравилось то, что я видел в зеркале. И я решил ещё немного побыть наедине с самим собой, раз уж торопиться мне некуда. "А почему бы и нет, - подумал я. - Просто ради интереса, я может и не куплю себе колготки, а тут я уже в них. Так хоть посмотрюсь".
Встав перед зеркалом, я посгибал поочерёдно ноги, ещё немного "разносив" колготки, поставил руки на пояс, скрестив ноги, повернулся к зеркалу задом и обратил внимание на свою утянутую в хлопок и нейлон попу. Я заметил, что сзади на колготках проходил толстый тёмный шов, который, как и трусики, врезался мне между ягодиц, а уходя вниз, раздваивался, превращаясь в белую ластовицу, робко выглядывающую из-под низа. "Наверное, для того, чтобы ничего не мёрзло, когда ходишь без трусиков", - подумал я. Мне было жутко интересно, я никогда раньше не наблюдал свой зад в таком необычном, "упакованном" виде. Повернувшись чуть боком, я с восторгом заметил, что колготки слегка приподняли мою попу, а шов, стянув пространство между ягодиц, проявил её рельеф и придал ей ощутимый объём, значительно подчеркнув её естественную форму. Я не хотел верить в то, что смотрел сейчас на свой попу, настолько она выросла и похорошела в этих трусиках и колготках, настолько она была привлекательной. Я решил потрогать её и почувствовал, какая же она мягкая и упругая наощупь. Мне стало интересно в тот момент, как чувствуют себя девушки, которые ходят вот так в них целый день.
"Им должно быть так приятно и удобно, - подумал я. - Они такие грациозные и подтянутые в них. А ноги в колготках такие красивые и гладкие, такие яркие и блестящие, им так тепло и свободно, и попа так сексуально подчёркнута. Вся эта мягкость и тепло - это просто что-то невероятное. Очень приятные ощущения. Как же им всё-таки повезло ходить в этом."

Я стоял и "любовался" собой, как вдруг мой член, всё это время находясь в спячке от волнения непонятным образом пробудился и слегка привстал, пытаясь побороть плотную ткань трусиков и колготок, так, что скрыть его теперь было куда сложнее. Я стоял ошеломлённый, не понимая, почему я вдруг возбудился. "Чёрт, - подумал я, - мне конечно нравится, но не до такой же степени. Не дай бог хозяйка увидит: подумает, что я какой-нибудь извращенец".
Я попытался прийти в себя. Голова слегка кружилась от волнения, но я вспомнил, что нахожусь в чужой комнате, в чужой одежде, а за дверью стоит чужой человек, который же мне эту одежду и дал. Я заметался на месте в приступе лёгкой паники. Меня снова бросило в дрожь, и член, конечно, быстро опал и уже так катастрофически не выдавал себя.
- Ты что так долго? Колготки надеть не можешь? - слегка насмешливо спросил голос из-за двери. - Давай помогу.
- Нет, нет, всё в порядке, сейчас, секунду.
Не имея желания провоцировать её на очередную порцию гнева, я поспешно открыл дверь, представ перед ней, как говорится, во всей своей красе.

Увидев своего гостя в новой ипостаси и осмотрев его с головы до ног, девушка слегка улыбнулась. Я всё-таки был не в штанах, поэтому мои-её трусы, а также их содержимое, были отчётливо видны сквозь колготки. Я совсем забыл об этом. Мило посмеявшись, она сказала мне, дрожащему от волнения:
- Я смотрю, совсем замёрз?
Почувствовав чудовищное унижение, я прикрыл свой сжавшийся член. Я стоял в глупом положении перед человеком, которого я едва знаю и сгорал от стыда. "Зачем она так со мной? - растерянно подумал я. - Это за то, что побеспокоил её? Или ей это просто нравится? Она ведь могла бы и не смотреть туда."
Прикрыться мне было нечем, поэтому я быстро сел на стул, поджав колени к груди, перейдя таким образом в безопасное положение. Это ещё больше рассмешило её.
Я не разделил её веселья, а лишь сухо ответил:
- Спасибо за вещи.
Она ещё немного посмеялась, но мне было не до смеха. И к тому же холодно. Открыв дверь, она выпустила всё тепло и мне, борясь со стыдом, пришлось встать и закрыть дверь, после чего я вновь резко уселся на стул, поджав ноги под себя и краснея, как юноша. Чайник уже почти кипел и девушка разлила чай по кружкам.
- Да расслабься ты, я никому не расскажу...Может быть, - сказала она и вновь раздался её смех.
На секунду я удивился: "Откуда в ней столько злорадства? Или она так шутит? Не нравятся мне такие шутки. А вдруг захочет - и выгонит меня на улицу? Что тогда?" - боязливо подумал я. Но я поспешно прогнал прочь эти глупые мысли и мы с ней вдвоём стали пить чай.

Продолжение следует...

Это сообщение отредактировал Stan_Smith - 07-12-2015 - 23:35
Мужчина rafik1912
Свободен
12-05-2014 - 23:00
не плохо, а что дальше?
Мужчина Stan_Smith
Свободен
13-05-2014 - 01:55
Глава II.

Время близилось к полуночи. Поднялся сильный ветер. Снаружи всё так же шёл проливной дождь, который сопровождался редкими раскатами грома, что добавляло ещё большей тревоги от моего пребывания здесь, в поздний час и в незнакомом месте.
Пока мы сидели в подсобке, откуда-то начало поддувать и моя "одежда", в которую мне волей глупого случая пришлось облачиться, теперь приносила мало толку, добавив лишь дискомфорт. "Уж лучше, чем голым, - попытался я себя обнадёжить. - Скорей бы уже мои вещи высохли". Но отопления, увы, не было, поэтому оставалось лишь отжимать одежду, надеясь на то, что она как можно скорее высохнет, чем хозяйка магазина с большим усердием занималась. Завершив процесс, она развесила мои пиджак, рубашку, майку и брюки на вешалки - как же скучал я по ним в тот момент - и присоединилась ко мне в чаепитии.
Всё-таки положение моё трудно было назвать завидным: я замерзал в подсобке закрытого магазина в пол-одиннадцатого вечера и пил чай в женских трусах, кофте и колготках с абсолютно незнакомой девушкой, которая мне эти вещи, собственно, и дала поносить.
Я удивлялся, как это сама хозяйка не мёрзнет в такой неуютной обстановке. Впрочем, позже я понял, что под её лёгким свитерком наверняка скрывалась какая-нибудь плотная кофта и, возможно, майка на бретельках, а под джинсами её наверняка был ещё и слой колготок. "Интересно, а она сама сейчас в каких трусиках? - робко подумал я, и так уже почти раздев её мысленно. - И носит ли она лифчик? Я знаю, многие девушки не носят, им неудобно".
Что бы вы не подумали, я всё-таки не был извращенцем. Просто я питал некоторый интерес к предметам женского гардероба, вот и всё. Я был скорее эстетом. Я видел, как одеваются девушки на работе и получал удовольствие от увиденного. Да, мне нравились женские вещи, нравилось, как они красиво и элегантно смотрятся на девушках. С детства мне было любопытно, что же в них такого, что мужчины не должны их носить. Я всегда хотел лично попробовать этот сладкий "запретный плод". Я хотел почувствовать, каково это - быть в женской одежде, каково это - быть такой же красивой и утончённой. Хоть я всегда и ругал себя за эти грязные мысли, мне было даже стыдно перед самим собой, но ничего с собой поделать я не мог. Однако, вот он я, сижу в трусиках, кофте и колготках и понимаю, что ничего страшного со мной не случилось, а даже наоборот, стало намного приятней, нежели в своей обычной, уже надоевшей, одежде. Хоть и слегка прохладно. Беспечно отвлекаясь на подобные мысли, я совсем забывал, что мне нужно как можно быстрее согреться и убраться поскорее домой, пока чего не случилось.

Всё время моего нахождения в "гостях" у хозяйки магазина меня не покидало тревожное чувство, как будто со мной что-то может произойти. Я просто не мог представить, что. Я успокаивал себя тем, что мои дурные мысли были вызваны лишь стрессом от попадания в подобную ситуацию, и что бояться вобщем-то было нечего. "Мы просто выпьём чаю, - расписывал я сценарий последующий событий, - я подожду, пока мои вещи наконец высохнут, а она мне всё-таки даст надеть что-то потеплее, я вызову такси, отдам ей её вещи и мы с ней благополучно распрощаемся". Такой сюжет вышел довольно реалистичным, а потому причин для беспокойства я не видел.
Но вещи мои всё ещё были мокрыми и я уже оставил всякую надежду попасть домой в ближайший час или два, поэтому понял, что торопиться мне не было нужды и попытался хоть немного расслабиться.

Мне хотелось хоть как-то нарушить это неловкое молчание, воцарившееся между мной и хозяйкой магазина, но я опасался новой волны недовольства, которую девушка обрушила бы на меня за мою назойливость, либо очередной насмешки по поводу моего крайне глупого положения.
Но даже несмотря на это, я всё же не решился бы заговорить с ней. Я старался не смотреть в её сторону. Мне было стыдно перед ней. К тому же, мой скромный характер не позволял мне заводить разговоров с незнакомыми девушками просто так, на пустом месте. А вот у девушки характер оказался довольно своеобразным, как я понял за время нашего короткого пребывания вместе. Как-то странно она себя вела: отчаянно рвавшись домой вначале, было заметно, что теперь она уже никуда не торопилась и, казалось, была даже рада такой внезапной встрече с полуночным гостем. Причём от недовольства её не осталось и следа и она просто сидела и пила чай в моей компании, изредка хитро улыбаясь, глядя на меня.
Такое её поведение вызвало во мне крайнее беспокойство. "Почему она так на меня смотрит? - с опаской подумал я. - Над чем она смеётся? Всё над тем же или над чем-то другим? Думает, как меня ещё больше унизить?"
Но я как только мог прогонял от себя прочь все тревожные мысли, пытаясь успокоить себя тем, что я просто переволновался и всё будет хорошо, продолжая, как ни в чём ни бывало, пить чай и пытаться согреться. "Но ведь рано или поздно придётся заговорить с ней, - подумал я. - Или ждать когда она заговорит первой. Но всё равно придётся побороть стыд и разговаривать с ней."

Мне показалось, хозяйка заметила, что я немного нервничал. Меня выдавало то, что я невольно косился то на неё, то на её висящий на вешалке пуховик, изредка глубоко вздыхая, пытаясь расслабиться и усмирить свои трясущиеся от холода и волнения конечности.
- Сам колготки надел? Молодец какой, - обратилась она ко мне, слегка ухмыльнувшись и отхлебнув из кружки.
"Ну вот, - подумал я, слегка покраснев, - теперь придётся терпеть всё это неизвестно сколько".
- Да ладно, расслабься ты. Я же просто шучу, - спокойно сказала девушка. - Нет, серьёзно, не все парни могут вот так просто надеть колготки и не порвать их или ещё что-то. На это умение нужно, практика. Ты, может, носил раньше?
Я потупил взор и сухо ответил:
- Нет.
Она посмотрел на меня, как на ребёнка и сказала умилённо:
- Да ладно тебе, ну. Ты что, обиделся? Я ж не со зла. Просто парни смешно выглядят в женском. Ну, представь, стоит парень, солидный весь такой, в костюме, а тут раз - и девушка. Ну разве не забавно? - её смех оказался неожиданно милым и безобидным.
"Значит она смеялась не над моим членом", - я почувствовал некоторое облегчение, но всё же не хотел ей доверять.
- Спасибо за чай. И за вещи. Правда тепло, - соврал я.
- Ой, да на здоровье. Марина, - представилась девушка и протянула мне руку.
- Алексей.
- Очень приятно, Лёша.
Я больше предпочёл бы "Алексей", но мне пришлось стерпеть и это.
- Лёш, а ты чего дрожишь? Тебе правда тепло? - поинтересовалась Марина.
- Да, в-всё нормально, - в комнате гулял сквозняк и меня слегка колотило. Я потёр одну ступню о другую, безуспешно попытавшись согреть ноги, почувствовав приятное шуршание нейлона.
- Не обманывай, ты так точно простудишься.
По её лицу казалось, будто она что-то придумала.
- Знаю я один способ согреться.., - хитро посмотрев на меня, сказала она.
"Неужели она предложит мне...", - волнению моему в тот момент не было предела. Сердце вновь застучало как бешеное и я подумал, что обстановка, вобщем-то была вполне располагающей. Но я всё-таки не мог поверить в то, что девушка вот так запросто предложит незнакомцу заняться с ней сексом. Тем более только ради того, чтобы согреться. Это просто не поддавалось всякому здравому смыслу. Одна моя часть оторопела, а вторая по-детски наивно надеялась на такое развитие событий. В конце концов, это было бы вполне достойной платой за все пережитые мной мучения.
Но я даже и не подозревал, что мучения мои и не думали заканчиваться.
- Побегай-ка ты по залу. Согреешься, - ухмыльнувшись, сказала девушка.
"Она, наверное, шутит" - понадеялся я. Но когда она встала из-за стола, достала из шкафа розовые резиновые тапки и бросила перед мной, я понял, что она просто издевается. "Ну хоть босиком не заставила" - подумал я.
- Давай, надевай и вперёд, - и села, скрестив ноги в своих миленьких замшевых сапожках.
На несколько секунд я замешкался. То ли от моего во многом виноватого положения перед Мариной, то ли в целях самосохранения я подумал, что и в самом деле не мешало бы слегка разогнать кровь, надел тапки и выбежал из комнаты в торговый зал, как вдруг:
- Да стой, дурачок, тебе ж нельзя бегать, - звонко рассмеялась Марина, - там же холодно. Ты хоть просто подвигайся, а то всё сидишь, да сидишь. Где ж ты согреешься.
Казалось, она сделала это нарочно, чтобы я выбежал на холод и замёрз окончательно. Волна студёного воздуха, ворвавшаяся в подсобку из торгового зала, обдала всё моё хрупкое тело, заставив меня буквально скукожиться и вернуться на своё прежнее место, где я принял ту же зажатую позу, в которой сидел раньше. Я совсем не горел желанием "двигаться" в её присутствии, выставляя себя в ещё более нелепом виде.
- Ты так и будешь продолжать покорно выполнять всё, что я скажу? - в девушке проснулась некоторая агрессия. - Ну что ты как маленький? Своей головой подумать не можешь? Ты же так вообще заболеешь, глупый.
Я виновато опустил голову как провинившийся школьник, осознав свою чрезмерную глупость, и просто не знал, что мне делать дальше. Другие "разрешённые" способы согреться мне на ум не приходили. Я отчаянно нуждался в тёплой одежде, а не в этих девчачьих тряпках.
"За что она так мучает меня? - спрашивал я у себя. - Неужели ей так жалко дать мне какую-нибудь одежду? Разве она не понимает, что я могу рухнуть прямо здесь с воспалением лёгких? А ей ещё и смешно?" - негодованию моему не было предела.
И вновь бросил свой взгляд на висящий на вешалке Маринин пуховик. Желание надеть его разгорелось во мне с ещё большей силой - всё-таки состояние моего организма было близким к критическому. Я не преследовал каких-то грязных мыслей, вроде того, чтобы вдобавок к женским колготкам надеть ещё и женский пуховик для полного комплекта. Мне, в конце концов, было просто холодно и совсем не до этого. А вариантов согреться было не много.
- Мда, удивил ты меня конечно, - сказала мне хозяйка как маленькому. - Я выйду, мне надо позвонить. А ты сиди тут и не веди себя как ребёнок, понял?.
Время моё было уже почти на исходе, я дрожал от холода и не знал, насколько долго затянется её разговор, поэтому набрался, наконец, смелости и бросил ей:
- Можно надеть ваш пуховик?
- Чего? Что ты там бормочешь? - не расслышала Марина.
Вмиг осознав всю глупость своего вопроса, я виновато уткнулся подбородком в колени. Но отступать было нельзя.
- Я хотел бы надеть ваш пуховик, - слегка покраснев, повторил я свою просьбу.
Хозяйка, собравшись выйти, задержалась в дверях и, казалось, оторопела от такой наглости с моей стороны. Всё-таки я здесь был на птичьих правах и условий диктовать не мог. Я не знал, чем будет грозить мне такая дерзость. Но, поразмыслив над чем-то несколько секунд, она, сменив гнев на милость, сказала:
- Ишь, какой смелый. Хочет он. Ты бы сразу попросил. Или постеснялся? Ну дам, так уж и быть. Я же видела, как ты на него смотрел.
Пожалуй, трудно будет передать моё удивление в тот момент. Я ещё несколько секунд сидел перед ней, не в силах поверить, что всё вышло так просто и меня наконец окутает желанное тепло. "Надо было сразу её попросить, а я струсил, - стыдливо подумал я. - Это всё-таки не товар, к тому же свои вещи она уже дала мне поносить. Так что и с этим проблем не должно возникнуть".
Я встал перед хозяйкой в ожидании такого щедрого подарка.
- На, носи пока, - вручила было мне пуховик Марина, но тут же остановилась, - но! с одним условием: если всё равно будет холодно - сразу скажи и я найду что-нибудь потеплее. А увижу, что обманываешь - хуже будет, - заявила она. - Ну что, согласен? - ещё раз спросила она, поманив меня своей курткой.
Осмотрев пуховик, я понял, что в нём-то я уж точно не замёрзну и теплее мне ничего не понадобится. Мне ничего не оставалось, кроме как согласиться и взять её куртку.
- Ну вот и славно. Ты пока одевайся, а мне позвонить надо. Домой-то я сегодня уж точно не попаду, благодаря тебе, да и ты тоже, так что придётся тут за тобой присмотреть, чтоб не утворил чего. - хихикнула хозяйка и вышла, вновь оставив меня наедине с собой.

Я держал в руках блестящий, длинный пуховик фиолетового цвета, гладкий и мягкий наощупь. Когда он ещё был на Марине, я заметил, что он был куда длиннее обычной куртки, доходил примерно до колена, и больше походил на тёплый плащ с капюшоном. Он буквально приглашал меня в него, чтобы согреться. Я, лишь на секунду замешкавшись, чтобы полюбоваться им, начал быстро просовывать руки в рукава и почувствовал, как прохладная мягкая синтетика, приятно шурша, обволакивает мои руки. Надев пуховик, я ощутил лёгкий холод, который исходил изнутри него и который он напитал, оставшись в холодной комнате без своей хозяйки. Я начал застёгивать молнию, нагнувшись до колен, чтобы в полумраке разглядеть и подцепить застёжку. Потянув застёжку вверх, я почувствовал, как синтетика приятно трётся о мои ноги и бока, утянутые в колготки, и мягко обхватывает попу, постепенно облегая моё тело снизу вверх. Молния смыкалась довольно легко и быстро, с бодрым жужжанием, всё больше сковывая меня в этом соблазнительном одеянии. Задержавшись на уровне живота, а пуховик был приталенным, она слегка стянула мою далеко не женскую фигуру на уровне поясницы и, дойдя до подбородка, остановила свой бег.
"Ну вот, готово, - снова подумал я, пройдя очередной этап перевоплощения. - Теперь-то я точно не замёрзну".
Однако в первое время моего знакомства с пуховиком я подмёрз ещё больше. Он был холодным изнутри и мне пришлось подождать какое-то время, пока я не "согрею" его, чтобы он согрел меня, засунув, тем временем, руки в карманы, "разнашивая" его и с трудом вздыхая под напором по-женски зауженной талии куртки. Она была мне слегка маловата, но я подумал, что так даже лучше, "плотнее будет прилегать к телу и воздух гулять не будет".
В этот момент молния, не выдержав напора моего крупного торса, начала слегка расходиться. Я попытался застегнуть молнию до конца и с удивлением обнаружил, что она заканчивалась не там, где ей положено. Прощупав края капюшона, я почувствовал, что молния шла по всему его краю сплошной линией так, что я мог полностью его застегнуть, скрывшись "с головой" в недрах болоньи. "Забавная конструкция, никогда такого не видел. Интересно, а зачем Марине такой капюшон?" - подумал я не без интереса и тут же сообразив, что выглядел глуповато, я поспешил снять капюшон, дабы меня снова не подняли на смех.
Времени крутиться перед зеркалом не было, но мне безумно хотелось хоть мельком взглянуть на себя, одетого в болонью. Я был уже, грубо говоря, не в одних трусах и теперь ноги мои выглядели не так постыдно, а скорее даже серьёзнее и строже в этом миленьком пуховом платьице. Теперь было видно, насколько стройными и крепкими оказались мои ноги, как у настоящей женщины, а всё, что раньше отвлекало от этого было благополучно скрыто от глаз полами куртки, как пуховой мини-юбкой.
Я как только мог благодарил судьбу за такой очаровательный подарок. Мне было жутко интересно опробовать на себе ещё и этот, чисто женский, элемент одежды. Мне показалось, что в куртке я выглядел довольно гармонично и подтянуто с этой худенькой талией и неизвестно, откуда появившимися бёдрами. Боже, у меня были бёдра. Это вызвало во мне неописуемый восторг. "Ну теперь уж совсем как девушка, - подумал я, поставив руки на пояс и подчеркнув тем самым ещё больше свои "бёдра". - Так, в конце концов смотрится куда лучше".
В это время приятное тепло уже разливалось по всей верхней части моего тела, в то время как нижняя всё ещё оставалась практически незащищённой. Ногам всё ещё было довольно зябко. Я принялся их согревать: вначале тёр друг о друга пятки, резво шурша, затем самые их "мясистые", бедренные части, попеременно играя коленями и раскачивая "бёдрами", после принялся помогать руками. Нагнувшись, я почувствовал, как плотно сидела на мне куртка, мягко обхватывая мою "выросшую" от колготок попу. Благо, снизу был вырез, поэтому нагнулся я без проблем, не боясь порвать пуховик на таком интересном месте. Резкими движениями я начал работать руками по всей длине ног, ощущая свою вторую кожу, которая вскоре, как я надеялся, должна была меня согреть. Мне оставалось только ждать и чувствовать, как приливает к ногам тепло, осматривая тем временем себя с ног до головы.
Меня необычайно поразило то, как буквально в мгновение ока я преобразился из домашней девки в девушку, вполне готовую к тому, чтобы выйти на улицу. Казалось, стоило мне только надеть сапоги или туфли и я могу спокойно идти на работу, хотя на мне, кроме пуховика, почти ничего не было. Такие прелести женской одежды меня в ней и привлекали: это как надеть колготки и длинную майку и вот - ты уже одета. Или как, будучи абсолютно голой, надеть на себя лишь тоненькое платье и вуаля! - ты уже готова выходить в свет. "Поразительно", - восхищённо подумал я.
Мне вдруг захотелось выйти в какой-нибудь прохладный день в этом пуховике, в этих колготках и сапожках на каблучке, пройти по улице так, чтобы всех сразить наповал, чтобы все увидели мои крепкие, "загорелые" ноги, подчёркнутые моим изящным "платьем", сверкающие в осеннем солнце, и я бы шла вся такая мягкая и блестящая, в этой длинной облегающей куртке, покачивая бёдрами и стуча каблучками, притягивая восхищённые взгляды проходящих мимо парней . Я почувствовала бы себя настоящей женщиной, смело шагающей по улице навстречу холоду и ветру на зависть всем. Мне не нужно было бы даже надевать юбку и я, может даже, нагнулась бы пару раз, "случайно" продемонстрировав свои белоснежные трусики на радость какому-нибудь парнише. Мне было бы тепло и комфортно, и холод мне был бы не страшен, а ветер лишь приятно обдувал бы мои ноги и всё, что между ними, приятно щекоча меня там, внизу. А если бы пошёл дождь, то я бы просто надвинула на голову капюшончик, застегнулась в нём покрепче, оставив открытым лишь кокетливо выглядывающие носик и глазки, оставаясь при этом защищённой от дождя, в тепле, укутанная мягким пуховиком. А придя домой, даже не раздеваясь, прямо в этом пуховике, в этих колготках и сапожках, я легла бы на кровать и нежилась бы в них, одетая как настоящая леди, ощущая, как нейлон и синтетика, шурша своей мягкостью, ласкают всё моё тело с ног до головы, даря мне удивительные ощущения тепла и комфорта.

Вот уже второй раз за сегодня мой член напомнил о себе. Но я был готов к этому, и я был не против. Мне стало гораздо приятней и теплей. Я чувствовал, как напряжение под колготками возрастает, стараясь побороть плотную ткань трусиков, но, к счастью, всю красоту картины это теперь не могло испортить.
Стоя перед зеркалом, увлечённый своими фантазиями, я даже не заметил, как по ногам вновь начало откуда-то поддувать, в этот раз сильнее. И не только по ногам. Куртка была не настолько длинной, чтобы полностью защитить меня, поэтому холодный воздух свободно гулял у меня между ног, обдувая промежность.
Я подумал, что нужно чем-то закрыть свои уязвимые места, чтобы совсем не отморозиться. Хозяйка ещё разговаривала по телефону и я отчаянно пытался найти в комнате то, чем бы можно было прикрыть эту мелкую брешь, но ничего, кроме моей сохнущей одежды мне на глаза не попалось. Я решил было заглянуть в шкафчик в поисках чего-нибудь, что он мог от меня утаить, но подумал, что Марина могла зайти сюда в любую минуту, а мне очень не хотелось, чтобы она обнаружила меня копошащимся в её личных вещах, поэтому я тут же отбросил эту мысль.
Тогда я попытался сомкнуть полы пуховика и сделать что-то наподобие комбинезона, но мои объёмные ноги мне этого не позволили. К тому же, у меня не было чем скрепить края куртки, поэтому пришлось бы всё время придерживать их руками.
И я понял, что всё, что мне оставалось в этой ситуации, это было лишь сесть на стул, сомкнув ноги и не пропуская холодный воздух в щель.

И вот, я сидел на стуле, элегантно забросив ногу на ногу как девушка, любовался своими красивыми ногами, наслаждаясь мягкостью и комфортом своей новой оболочки, и принялся допивать чай в ожидании своей прекрасной хозяйки, согреваемый, вдобавок, мыслью о том, что теперь-то со мной уж точно ничего плохого не случится...

Продолжение следует...

Это сообщение отредактировал Stan_Smith - 20-07-2014 - 23:48
Мужчина dood
Свободен
13-05-2014 - 06:11
Здорово!!! 00073.gif 00073.gif 00073.gif
sxn3178017440
Свободен
27-05-2014 - 20:54
Уже 2 недели жду продолжения, где же оно)
Мужчина Stan_Smith
Свободен
29-05-2014 - 17:05
Глава III.

Время стремительно близилось к полуночи. На улице, в своём яростном стремлении завладеть городом, отчаянно бушевала непогода. Находясь фактически в изоляции и не имея возможности наблюдать за происходящим, а покидать своё насиженное место мне не очень-то хотелось, я мог лишь догадываться о том, что творилось снаружи в это время. Сквозь дверь подсобки я мог лишь слышать плотный, мягкий шум дождя, доносившийся будто издалека, да неистовый стук капель, бегущих по крышам и водостокам домов. Всю эту монотонную, расслабляющую симфонию сопровождали внезапные, неистовые раскаты грома, вполне ясно намекавшие на то, что здесь мне придётся провести ещё немало времени. Но меня они не пугали, как не пугал и этот чудовищный ливень. Все мои страхи и тревоги теперь были позади. Я был рад почувствовать себя наконец в безопасности, хоть и слегка замёрзшим, но укрытым от беспощадной стихии, слушая лишь как неистовствует снаружи дождь и оставаясь для него в полной недосягаемости.
Я же, тем временем, всё ещё находился в подсобке закрытого магазина в ожидании Марины, находясь в тёплых объятиях болоньевой куртки и всей прочей одежды, которую она великодушно дала мне поносить.
Своё положение, в котором мне, к счастью или к сожалению, пришлось оказаться, я уже не находил таким глупым и нелепым, как раньше. Я уже вполне вжился в свой новый образ и не видел в нём для себя ничего постыдного или чего-то такого, о чём потом буду жалеть. Для меня это был скорее новый опыт. Под давлением неминуемой опасности я испытал неизведанные ранее, приятные ощущения, которые в обычной жизни испытать мне не хватило бы смелости. И это меня слегка заводило. Мне пришлось надеть женский пуховик и колготки не потому, что я просто захотел попробовать, а потому, что теперь в этом был смысл. Раньше я бы стыдился себя за такой грязный поступок, но теперь это был вынужденный поступок. Мне просто не оставалось ничего другого, мне было нужно надеть женские вещи, чтобы согреться. И это приятное чувство нужды в этих вещах согревало меня ещё больше.
Раньше я мог лишь питать страстное желание тайком одеться как девушка и покрасоваться перед зеркалом, а даже если бы и решился, то страх и стыд всё равно возобладали бы надо мной и я отбросил бы эти пошлые фантазии прочь. Но в тот вечер судьба предоставила мне уникальную возможность. Я был одет, как одеваются девушки каждый день, но для меня это были удивительные ощущения. Я ощущал, что был одет во что-то, во что мне одеваться нельзя и не чувствовал при этом стыда. Я чувствовал, что эти трусики, эти колготки, эта кофта, этот пуховик - это всё моё, настолько моё тело привыкло ко всему этому, настолько оно приняло мой новый образ. Если раньше все эти вещи были для меня под запретом, то теперь же я имел на них полное право, потому что мне они были необходимы. Я находился в них на законных основаниях, чувствуя себя смело и уверенно, но в то же время втайне наслаждаясь этими приятными ощущениями, и никто не мог меня упрекнуть в том, что я какой-то грязный извращенец. Мне, фактически, подарили эту одежду, подарив вместе с этим полное одобрение и признание моих тайных желаний. Теперь мне не нужно было стесняться Марину оттого, что я оказался под её пристальным взором вместе с объектами своего вожделения, теперь я мог вполне раскованно и даже смело находиться в её присутствии, не волнуясь и не боясь её порицания. "В конце концов, она ведь не знает, что у меня на уме, и не узнает", - подумал я облегчённо, выпрямив свои "румяные", глянцевые ноги и с удовольствием рассмотрев их.

За всеми этими размышлениями я совсем забыл, что Марина вышла позвонить минут пять тому назад и так до сих пор и не вернулась. Тревожные чувства охватили меня и я лишь мог догадываться, кому и зачем она так долго может звонить. Мне хотелось как можно дольше побыть в её вещах, к которым я уже успел приноровиться, поэтому я искренне надеялся на то, что она в этот момент не вызывает такси и не собирается прогнать меня в дождь, а разрешит мне побыть здесь ещё какое-то время и может даже переночевать. Всё же, несмотря на её спесивый нрав, мне было интересно узнать свою "спасительницу" немного получше.

И вот, наконец, в комнату вошла Марина.
- Ну как, тепло ли тебе, девица? - поинтересовалась она, взглянув на мой дополнившийся женский облик.
- Да, очень. Спасибо большое. Так гораздо теплее, - поблагодарил я её.
- Да пожалуйста. Чего не сделаешь для дорогого гостя, - усмехнулась она, присев рядом со мной. Я улыбнулся ей в ответ.
- А вы не замёрзнете? Здесь откуда-то дует.
- Да нет, я же в свитере, в джинсах. Плюс ещё колготки под низом..прям как у тебя, - вновь усмехнувшись, ответила хозяйка.
Я поборол смущение, накатившее было на меня, и сказал:
- Хорошо...
Она заварила очередную порцию чая на двоих.
- Просто очень неудобно получилось: вы мне свою одежду отдали..
- Ой, да расслабься ты, - перебила меня Марина. - Пустяки. Не хватало мне, чтоб ты тут ещё совсем замёрз.
Мне не очень нравилось слово "совсем" в таком контексте, поэтому я продолжил пить горячий чай, чувствуя, как новая волна тепла прошла по моему телу.
Обратив внимание на мои облачённые в нейлон ноги, она спросила:
- Ну как, нормально?
В своих мыслях я увидел её, уставившуюся на меня с любопытством и какой-то надменной ухмылкой, как на гнусного воришку, который пробрался в её шкаф и оказался застуканным в её колготках, спрашивающую "Ну и как, удобно тебе в моих колготках?", на что я ответил:
- Да нет, всё нормально. Вполне удобно, - добавил я вскользь.
- Нигде не жмёт? Ноги не чешутся? Ну, с непривычки. Ты же парень всё-таки, - допытывалась у меня Марина.
- Нет, я уже привык, - пояснил я. И по её лицу было видно, что её удовлетворил этот ответ.
Пока я сидел, Марина оценивающе рассматривала меня, как подопытного. Ей, казалось, было интересно, как же чувствует себя парень, оказавшись в её куртке и колготках. А чувствовал я себя прекрасно. Всё-таки мне было довольно приятно сидеть в одежде, которую мне дала поносить такая симпатичная девушка. Я чувствовал, что какая-то частичка тепла от Марины осталась в её вещах. И это тёплое чувство принадлежности к чьему-то трепетному телу, присущее всякой ношеной одежде, обдавало меня, подобно тёплому воздуху. Я знал, что эти колготки и эта куртка ещё совсем недавно были на Марине, они так нежно и плотно облегали её, наполняясь её сущностью и теплотой, чтобы перейдя в мои руки оставить немного её теплоты во мне.
В это время я чувствовал, что трусики, в которых я был, проникли между моих ягодиц, вполне удачно обосновавшись там, отчего теперь мне казалось, что я ношу стринги. Но, вопреки неудобству, я не хотел их оттуда доставать. "Буду носить их так, как нужно. Как носила она", - подумал я.
Она с умилением смотрела на меня и, казалось, была довольна тем, что её вещи так мне подошли. То ли от её пронзительного взгляда, то ли от осознания того, что я был во всём том, что носила Марина, член мой вновь пробудился, притом довольно неслабо. Но теперь мне, к счастью, бояться было уже нечего - толстый слой болоньи прикрывал его, не выдавая моего "интереса" к её вещам. "Забавно, - подумал я, - она сидит напротив меня и даже не подозревает о том, что у меня встал. Вот она бы удивилась. Интересно, какое у неё было бы лицо, когда бы она увидела, что в её трусиках расположился такой агрегат". Я не стал открывать Марине свой "секрет" и смело продолжил беседу, пытаясь показать ей, что меня нисколько не смущает мой внешний вид:
- Не знал, что в колготках может быть так тепло. Они же такие тонкие. Я думал, девушки их так, для красоты носят. Или под джинсы пододевают, например. А их, оказывается, и без джинсов носить можно. Так даже удобнее.
- Что, понравились? - ехидно спросила Марина.
- Да нет, я так просто, - чуть было не выдал я себя. - Не знал, что так бывает.
- Ну, теперь будешь знать. На будущее, - усмехнулась она. - Ты пей, пока не остыл, - напомнила она мне, после чего между нами на некоторое время воцарилось неловкое молчание.

Я уже вполне пригрелся на своём новом месте и мысль о том, что ещё каких-то полчаса назад я был на грани жизни и смерти теперь казалась мне слишком отдалённой. Оказавшись в тепле и уюте с кружкой горячего чаю, я совсем забыл о том, что своим пребыванием здесь доставляю чудовищные неудобства хозяйке магазина, которой был обязан своим чудесным спасением. Я чувствовал себя в неоплатном долгу перед Мариной и всё, что мне оставалось в тот момент, это ещё раз поблагодарить её и извиниться за то, что так вышло.
- Ещё раз простите пожалуйста, что задержал Вас. И ещё раз большое вам спасибо за то, что выручили меня. Если бы не вы, то я..я бы совсем пропал. Мне просто повезло, что вы оказались здесь и не прогнали меня под дождь. Я вам так признателен. Спасибо Вам ещё раз. Я даже не знаю, как могу Вас отблагодарить..
Я чувствовал, как ото всех слов похвалы, которыми я осыпал Марину, она буквально возвеличивалась в моих глазах, представая эдакой спасительницей угнетённых, а я, наоборот, лишь уменьшался перед ней как какой-то сирый оборванец, над которым она так великодушно сжалилась и приютила.
Мне казалось, она уже давно знала, как я мог её отблагодарить, только я не мог догадаться, как именно. Но что-то у неё на уме определённо было. "Что же она попросит за то, что помогла мне?" - с тревожным интересом подумал я.
- Ну..что-нибудь придумаем, - сказала она.
Взглянув на часы на своём телефоне я обнаружил, что было уже около одиннадцати. Я бы с радостью провёл в компании Марины ещё часок-другой, но с ужасом вспомнил, что утром мне нужно было быть на работе, поэтому желание моё остаться здесь на ночь тотчас же развеялось.
- Ещё раз спасибо Вам за всё, но мне завтра рано вставать. Я, пожалуй, буду собираться. Не хочу Вас обременять, - сообщил я ей и начал было вызывать такси.
Но моё стремление было вмиг подавлено.
- Так, стоп, куда собрался? - остановила меня Марина. - Никуда ты не пойдёшь, понял? Одежда твоя ещё мокрая, а свои вещи я тебе не отдам.
Я так сильно хотел поскорее рвануть домой, что совсем забыл о том, что Марина дала мне свою одежду лишь на время. И, отложив телефон в сторону, я удручённо вздохнул.
- И что же делать? - недоумённо спросил я у неё. - Утром мне нужно быть на работе. Как же я домой доберусь?
Марина задумалась.
- Ну, одежда твоя будет ещё долго сохнуть...так что придётся тебе тут, Лёша, видимо, заночевать. Со мной вместе, - добавила она с насмешкой.
В любой другой ситуации я бы не отказался от такого интересного предложения, но меня тревожила мысль о грядущем выговоре от начальницы или чём-то таком в этом роде. Вскоре же мне пришлось осознать всю неотвратимость своего положения и я попытался прогнать прочь мысли о работе и обо всяких нелицеприятных для меня последствиях.
- Сейчас ляжешь спать, к утру всё высохнет и спокойно поедешь домой или сразу на работу, - объяснила она.
Такой вариант меня вполне устроил, но я поинтересовался у Марины:
- Спать? Как же я буду здесь спать?
Она хитро улыбнулась и сказала:
- Я дам тебе спальник.
От этих слов всё у меня внутри непроизвольно сжалось. Я вспомнил те пухлые спальные мешки, висевшие в зале, и представил себя возлегающим в одном из них перед фактически незнакомым человеком как какая-нибудь колбаса и понял, что зрелище это было на редкость унизительным. Мне не очень хотелось лежать упакованным как кокон в ногах у Марины будучи скованным и ограниченным в передвижении, пока она будет стоять над тобой и рассматривать тебя сверху в таком нелепом виде. С подобным я хотел столкнуться меньше всего, поэтому решил не допустить моего гнусного заточения в спальный мешок.
- А..вы же говорили, что товар не выдаёте, - вспомнил я её слова.
- Ага. Товар не дам..а вот из возврата могу поискать. Нам, кажется, вернули недавно пару спальников.
Волнение во мне нарастало.
- Может давайте просто посидим с Вами, поболтаем, чаю попьём? - спросил я у неё с надеждой на то, что не придётся залезать в один из тех монстров.
- Ещё чего, - отрезала Марина, - тебе надо поспать. Иначе завтра работать плохо будешь.
Я продолжил защищаться:
- Я просто не привык спать в незнакомых местах. Да и не хочу пока.
- Ой, да ладно тебе, Лёш. Чем ты всю ночь будешь заниматься? - сказала она, после чего встала и направилась на склад. Но на полпути остановилась.
- Слушай, мне же тоже поспать где-то надо, раз уж я здесь. Не с тобой же тут всю ночь чаи распивать. Так что я и себе возьму спальник и пойдём спать вместе. Договорились?
Обрадовавшись тому, что мы с ней будем на равных и я уже не буду чувствовать себя так глупо, я согласился и она ушла, вновь оставив меня одного.

Я сидел в подсобке пребывая в волнительном ожидании, пока Марина вернётся со склада, и испытывал в тот момент смешанные чувства. По правде говоря, к спальным мешкам я питал страсть не меньшую, чем к предметам женского гардероба. Поскольку ни с тем, ни с другим я раньше не имел дела, спальные мешки, как и колготки, всегда были для меня предметом недостижимым и неизведанным, который хотелось попробовать на себе и в котором хотелось себя ощутить. Виной всему всё та же "Кавказская Пленница", которая когда-то давно оставила глубокий след в моём неокрепшем, тогда ещё юношеском, сознании, пробудив во мне интерес к подобной тематике. Та сцена из фильма, где Нину, ничего не подозревающую и тихо спящую под деревцем, нагло умыкнули в её же спальном мешке, а она лишь извивалась в нём в руках своих похитителей, как оранжевый червяк - она что-то перевернула во мне. И именно после этого во мне пробудился горячий интерес к таким вещам.
Мне всегда хотелось почувствовать, каково же находиться внутри это мягкой оболочки. Я жалел о том, что у меня никогда не было необходимости в спальном мешке, поэтому мне доводилось ограничиваться просмотрами обзоров спальников в Интернете и фотографиями туристов, дремлющих в своих уютных коконах. Я даже немного завидовал им.
Спальные мешки мне нравились чисто с эстетической точки зрения: они привлекали меня своей компактностью и аккуратным внешним видом, меня нравилась их дутая, обтекаемая форма, мне нравилась их явная мягкость и то, как они облегают человека, комфортно лежащего в нём, как в уютной постели. Но больше всего меня привлекало в них то, что этот вполне безобидный, на первый взгляд, аксессуар в один момент мог стать ловушкой для человека, который мирно спал в нём и даже не подозревал, что сам же так глупо и угодил в эту западню. В спальном мешке можно было запросто утащить человека, как какой-нибудь ковёр, а он бы даже не смог сопротивляться, а уж в таком пухлом, как те, что висели в магазине, так и подавно. И человек, находясь надёжно закрытым в спальном мешке, становился лишь вещью, которой можно было распоряжаться как угодно. Подобные фантазии с моим участием возбуждали меня, пожалуй, не меньше, чем женская одежда.
Раньше я мог лишь мечтать о том, чтобы оказаться в спальном мешке и ощутить его комфорт и мягкость, утопая в нём будто в нежном облаке, будучи приятно скованным по рукам и ногам. И судьба вновь предоставила мне шанс, казалось, разгадав мои самые сокровенные желания, которым суждено было сбыться именно в этот холодный, ненастный вечер.
Меня смущало лишь то, что мне придётся лежать на полу в компании незнакомого человека, запакованным в мешок, как какой-нибудь компактный свёрток с глупо выглядывающим лицом. Но к счастью, Марина согласилась разделить со мной мою нелепую участь и мысль о том, что этой ночью я буду спать рядом с симпатичной девушкой приятно взволновала меня, отчего по телу моему пробежала лёгкая дрожь.

И вот, дверь распахнулась.
- Лёша, всё готово! - радостным голосом позвала меня Марина и направилась на склад, где для меня уже было приготовлено спальное место.
Находясь в оцепенении от этих слов, я не сразу решился встать. Лишь после того, как она скрылась из вида, я, немного погодя и морально подготовившись к желанной встрече, пошёл за ней, чувствуя, как от волнения трясутся у меня колени.
Покинув своё уютное гнездо, я, погрузившись в жуткий сумрак пустого магазина, воочию увидел, что на улице всё ещё неистовствовал чудовищный ливень, напрочь отметавший все мои надежды на то, чтобы поскорее оказаться дома. Я проследовал по тёмному коридору в самую глубь помещения и оказался на складе, где меня уже ждала хозяйка.
От зрелища, представшего перед моим взором, у меня слегка закружилась голова: на полу перед Мариной рядом друг с другом аккуратно лежали два довольно объёмных спальных мешка, приготовленных для нас с ней. Они сильно отличались по своей сущности: первый спальник, тёмно-розового цвета с тёмно-фиолетовыми вставками по бокам и такого же цвета капюшоном, был довольно узким в ногах и широким в плечах, с матовой поверхностью и боковой молнией почти на всю длину мешка. Другой спальник, бледно-фиолетового цвета, по размеру был чуть больше и казался более просторным, чем первый, он был блестящим, строго прямолинейной формы, молния его также проходила сбоку, но заканчивалась примерно в середине мешка.

Какое-то время я молча стоял и любовался красотой и изяществом обтекаемых форм этих двух пухлых сущностей, гадая, какой же из спальников предназначен для меня, пока тишину не нарушил голос Марины:
- Ну, чего ждёшь? Выбирай, - сказала она. - Какой больше нравится.
"Ух ты, - подумал я обрадованно, - даже так". Я какое-то время мешкался, пытаясь решить, в каком же спальнике я хотел бы провести эту во многом значимую для меня ночь. Фиолетовый был вполне хорош, но розовый почему-то привлекал меня куда больше. Я не знал, бывают ли вообще женские спальные мешки, но мне казалось, что это был именно он. Этот нежный цвет, плавные изгибы и формы - всё определённо намекало на то, что мешок был явно не для парня. И по какой-то причине я испытал непреодолимое желание оказаться именно в нём. Возможно из-за того, что я и так был облачён во всё женское, и подумал, что женский спальник лишь органично дополнит мой образ.
Мне казалось, что, в отличие от одежды, существенной разницы между мужскими и женскими спальниками не было, но меня это не волновало. Мне просто хотелось, чтобы я выглядел в нём как девушка, раз уж я был одет как она. Его явная женственность притягивала меня, пробуждая во мне страстное желание почувствовать себя в нём той самой девушкой, для которой он был предназначен. В конце концов я подумал: "А почему бы и нет? Чего мне бояться? Я и так уже в колготках и женских трусах. Ничего страшного не будет, если я залезу в женский спальник" и решил не упускать такую уникальную возможность.
Итак, выбор для меня был очевиден. Оставалось лишь сделать так, чтобы Марина не заподозрила, что я хочу залезть в розовый спальник только потому, что он женский. Я понял, что своими долгими раздумьями только вызову у неё излишнее подозрение и решил вскользь поинтересоваться:
- Простите, а что с ними не так? В смысле, почему их вернули?
Немного подумав, он осмотрела их и сказала:
- Так...у этого, - она показала на фиолетовый, - молния заедает. А этот порван местами.
Это окончательно закрепило моё решение.
"Отлично, - подумал я. - Значит этот. Не полезу же я в мешок, у которого молния сломана".
Изобразив некоторую задумчивость, я несмело указал на розовый спальник:
- Ну давайте, наверное, вот этот.
Марина, улыбнувшись, с удивлением посмотрела на меня, казалось, раскрыв мои тайные помыслы, и сказала:
- Ну ладно. А тебя расцветка не смущает?
- Да нет, - изобразив теперь уже недоумение, ответил я. - Что в этом такого?
- Нет, ничего. Хороший спальник, удобный. Не замёрзнешь в нём. Я даже думала себе его взять, - зарекомендовала мне его Марина. - Так что можешь смело в нём спать. Если тебя, конечно, не смущает, что он женский.
"Так значит она его мерила?" - восторженно подумал я, испытав радость от той мысли, что окажусь ещё в одной вещи, в которой была Марина.
- Мне очень неловко. Тогда давайте я лучше вот этот возьму, - указал я на соседний спальник, но втайне надеясь всё-таки получить желаемый. - А вы тогда в этом будете.
- Ой, да расслабься ты, Лёш. Он же не мой, я его всего-то пару раз примерила, - успокоила она меня. - И ты сегодня мой гость, поэтому сам выбираешь, где тебе спать.
Она сладко зевнула и рукой пригласила меня в спальник:
- Так что давай, залезай.
Я приготовился расстаться с мягким пуховиком, к которому я уже привык, и нехотя начал расстегивать молнию, как вдруг Марина меня остановила:
- Да нет, стой, не снимай. В нём будешь спать.
Я слегка оторопел.
- Почему?
- Ты только согрелся. Не хватало, чтобы ночью тебя здесь ещё продуло. Надо, чтобы ты был укутан как можно теплее, чтобы тебя ночью знобить не начало. А сейчас вот разделся бы и выпустил бы всё тепло. Ну что ты как маленький? Сам не понимаешь что ли? - довольно нервно пояснила мне Марина.
Затем подошла ко мне и надвинула капюшон своей куртки мне на голову, застегнув молнию чуть выше подбородка, отчего кругозор мой слегка сузился.
- Вооот так. Тем более с мокрой головой, Лёша, на сквозняке спать нельзя. Надо и её укутать. Ты же не хочешь простудиться?
Я замотал головой, заключённой в болоньевый капюшон, представив, как смешно я выглядел в тот момент.
- Ну вот и славно. Давай, полезай, - бодро сказала Марина.
И я, в предвкушении, приготовился залезть в выбранный мной спальник.
- Сам справишься или помочь?
- Я сам, спасибо, - ответил я, после чего она, скрестив руки на груди, принялась наблюдать за моими действиями.
Я, словно одурманенный, в прошёл к выбранному мной спальному мешку и начал осуществлять сакральный процесс. Я открыл кнопку, под которой была спрятана застёжка и начал быстро ей расстёгивать молнию спальника. Распахнув его, я обнаружил внутри него серую ребристую поверхность, пухлую на вид, как у Марининой куртки. Я присел на неё и чувствовал, как моя попа буквально утопает в двух слоях мягкости, от пуховика и от подложки спальника. Я просунул ноги до конца мешка, ощущая, как приятно скользят по его стенкам колготки, в которые я был одет, и принялся застёгивать себя.
Дотянувшись до молнии, я плавно потянул её вверх, чувствуя, как плотно обхватывает спальник мои ноги и бёдра, заключая их в мягкую розовую оболочку. Дойдя до половины, я полностью лёг на подложку и натянул капюшон спальника поверх капюшона куртки, всем телом ощущая, будто погружаюсь в мягкую и удобную постель, практически положив голову на подушку и укутав ноги в тёплое одеяло. Мне было уже и так вполне комфортно, но Марина ждала, пока я застегнусь до конца. Я схватил застёжку и повёл её дальше, чувствуя, как спальник продолжает с монотонным жужжанием сковывать моё тело.
Но в районе груди, когда до цели оставалось совсем немного и молния начала идти с трудом, я понял, что сам полностью застегнуться не смогу. В этом месте спальник сужался и мои широкие плечи, облачённые, к тому же, в толстый пуховик, не позволяли застёжке двинуться дальше. Я попытался приложить силы, но рука моя оказалась в крайне неудобном положении.
Марина, свысока наблюдавшая в это время за мной, заметила мои тщетные старания и спросила:
- Что, узковат?
И, не дожидаясь ответа, спустилась ко мне на помощь.
- Ну вот, а говорил, сам справишься. Ляг ровно, - скомандовала она. - И залезь поглубже.
Повинуясь воле своей хозяйки, я пролез ещё дальше в мешок, почувствовав, как ноги мои упёрлись в самый его конец, и расположил руки по швам, придав телу компактное положение. Марина склонилась надо мной и, потянув за молнию, издавшую пронзительное "вжжжик!", резко застегнула меня в мешке, для надёжности захлопнув при этом кнопку, закрывающую молнию. Затем, даже не спросив меня, туго затянула тесёмку, вставленную в капюшон, который плотно обхватил мою голову и, вдобавок, скрыл под собой капюшон куртки, так что лицо моё теперь представляло собой лишь маленький кружок, обтянутый по краям.
Похлопав с глухим звуком по моей груди, она с чувством удовлетворения сообщила мне:
- Готово.
Миновав это волнующий процесс, я облегчённо вздохнул. Хотя на самом деле мне, крепко укутанному в двойной слой пуха, дышалось с некоторым трудом. Всё таки спальник оказался мне маловат. Но меня это нисколько не смущало. Наоборот, мне хотелось быть скованным в нём как можно плотнее, чтобы он, фактически, облегал моё тело. Так и вышло, чему я, в итоге, оказался несказанно рад.
Марина встала надо мной, вновь скрестив руки на груди, оглядела меня, плотно упакованного в спальный мешок, с ног до головы, как бы любуясь проделанной работой, и сделала заключение:
- Миленько выглядишь.
И издала лёгкий смешок. От осознания того, что я лежу перед ней как какая-нибудь розовая колбаса, на меня нахлынуло жуткое смущение и мне оставалось лишь молча уставиться в потолок и ждать, пока она поскорее уляжется на своё место.
- Ну как, удобно?
В ответ я издал лишь робкое:
- Угу.
- Ты смотри, если тесно - скажи. Переляжешь в этот, - и указала головой на лежащий рядом светло-фиолетовый кокон.
- Да нет, всё нормально, - приврал я Марине с надеждой на то, что она ляжет уже наконец и не будет нависать надо мной, как над запеленатым ребёнком.
- Ну как знаешь. Ладно, Лёш, я отойду, а ты полежи пока тут, - пошутила она, прекрсно понимая, что выбраться из спальника я смогу с большим трудом. - Я скоро вернусь.
И вышла, закрыв за собой дверь, оставив меня лежать на складе, как какой-нибудь товар среди груды прочего товара.

Я догадался, что Марина пошла в туалет. И я, лёжа наглухо закрытым в спальнике, корил себя за то, что не догадался сам сходить на ночь. Всё-таки две кружки чая начинали давать о себе знать. Я мог бы попробовать расстегнуться или попросить её расстегнуть меня, чтобы пойти отлить, но решил, что не буду бегать туда-сюда, залезая и вылезая из мешка как неугомонный ребёнок, лишний раз нервируя её, и успокаивал себя мыслью о том, что очень скоро засну и в туалет мне уже не будет хотеться. Поэтому мне оставалось лишь дожидаться, пока вернётся Марина и ляжет в своё спальное место, приготовленное рядом со мной.
Во мне всё ещё жило тревожное чувство по поводу моего нахождения здесь. Я не наврал Марине тогда - я вправду чувствовал себя не очень комфортно, спя в незнакомых местах, да ещё и ограниченным в передвижении. Но, вспомнив о том, что я находился в хороших руках, и ничто теперь уже не должно было предвещать беды, я, постаравшись расслабиться, начал постепенно готовиться ко сну.
Я немного поелозил в спальнике, чувствуя, как шуршит внутри болоньевая куртка, которую дала мне Марина, и попытался устроиться поудобнее. Хотя в этом и не было необходимости, мне и так было вполне удобно, я лишь хотел лишний раз проверить качество своей упаковки. Я чувствовал, что спальник был настолько мягким, что я, одетый вдобавок в толстый пуховик, даже не чувствовал твёрдого пола под собой. Мне казалось, будто я оторвался от земли и витаю в пушистом облаке, которое нежно обволакивает мое тело, унося меня с собой куда-то далеко.
Я испытал сильное волнение от того, что на меня, лежащего обездвиженным в спальном мешке в незнакомой обстановке, буквально нахлынула целая гамма новых, приятных ощущений, которых я раньше не испытывал. И я понял, что несмотря на тесноту и мой довольно нелепый внешний вид, мне нравилось находиться в нём. Я начал ощущать себя в спальном мешке, я чувствовал, как он буквально поглотил меня, слившись со мной воедино и превратив меня из человека в один сплошной мягкий и уютный кокон. Я чувствовал, как его мягкость и комфорт нежно окутывали меня, принося мне сладостное расслабление после утомительного и трудного дня. Всё моё тело было приятно сковано этой воздушной оболочкой, которая дарила мне теплоту и лёгкость, заботливо обнимая и поддерживая меня. Я ощущал себя таким мягким, и в то же время таким плотным в этом пухлом коконе, чувствуя, как скоро, очень скоро превращусь в настоящую бабочку, красивую и грациозную. Все мои страхи и тревоги остались позади, уступив место лишь спокойствию и умиротворению. Я пребывал в состоянии комфорта и полного отстранения от реальности, чувствуя, как приятное тепло разливается по всему моему телу, от головы до кончиков пальцев. Мне было так тепло и удобно, что я совсем забыл о том, где нахожусь в этот момент и как я оказался в таком положении. Но я уже ни о чём не думал, а просто расслабился и получал сладостное наслаждение от своего заточения в эту комфортную темницу.
Ублажёнными этими приятными ощущениями, я начал было проваливаться в сон. Я уже изрядно подустал за день, но понял, что засыпать было нельзя. Нужно было дождаться Марину, чтобы убедиться, что она тоже ляжет спать, а не будет стоять и смотреть на тебя, спящего в таком глупом виде. Так что я постарался как-то удержать себя на плаву.
Я решил приподняться и, ради интереса, осмотреть себя в своём новом обличье. То, что открылось моим глазам, пробудило во мне новые эмоции: я увидел себя, лежащего на полу неподвижно, как бревно, укутанного в длинный, ребристый, мягкий на вид, тёмно-розовый кокон, который обтягивал всё моё тело и сужался в ногах. От того, в каком непривычном виде я предстал перед собой, меня охватил лёгкий шок. Я обнаружил, что буквально потерял свой человеческий облик, превратившись в пухлое и гладкое создание продолговатой формы. Будучи в сонном состоянии, я не мог поверить своим глазам и осознать, что в мешке находился именно я, а не какая-нибудь девушка, которой этот спальник принадлежал, поэтому слегка побарахтал ступнями и, заметив какое-то движение в дальнем конце мешка, осознал, что в нём всё-таки был я. Приняв этот спальник как желанный подарок, я понял, что и сам в тот момент походил на подарок, завёрнутый в красивую обёртку. Оставалось только повязать на мне ленточку и вот - меня можно было бы торжественно кому-нибудь преподнести.
Хоть Марина и подшутила, но мне казалось, что выгляжу я и вправду довольно миленько в своём ярком "оперении". Я никогда не видел себя в таком смелом розовом "наряде" и от этого приятно засмущался. Ведь это был девичий розовый цвет, а розовые вещи, подобно той, в которой был я, всегда полагалось носить именно девушкам, а никак не парням. Этот спальник явно был женским, вариантов быть не могло. Всем своим видом он как бы подчёркивал половую принадлежность человека, лежащего внутри. Он был не грузным и бесформенным, как остальные спальники, а компактным и облегающим. Он имел ярко выраженные очертания и плавные изгибы, повторяющие форму женского тела, чтобы даже в таком мешке девушка выглядела элегантно. Всё это дополнялось приятным сочетанием цветов, как на некой дизайнерской вещи, превращая спальник, в котором я находился, в полноценный элемент женской одежды. Будь я девушкой, я бы взял себе именно такой. И от того, что я вновь нарушил этот негласный "запрет" на женские вещи, оставшись безнаказанным, я испытал непомерное удовлетворение.
Я прилёг обратно на пол и почувствовал, как от прилившего тепла у меня зачесались ноги в районе щиколоток. Я совсем забыл, что в это время был в колготках и даже не чувствовал их на себе, настолько мои ноги к ним привыкли. Я разгадал наконец происхождение этой приятной стянутости по ногам и в районе промежности, сопровождавшее меня на протяжении моего "погружения". Поочерёдно потерев ноги ступнями, я ощутил, как приятно они шуршат друг о друга, такие гладкие и скользящие в тонком нейлоне колготок.
От наступления скорой теплоты зачесалась и моя попа, немного вспотев от четырёх слоёв "упаковки", в которых она находилась, а вернее зачесалось между ягодиц, как раз там, куда врезались трусики. Преодолев стоявшую на пути толстую болонью пуховика, я попытался добраться до них сквозь мягкую плёнку колготок, и, наконец, с облегчением выудил их оттуда, хоть и понимая, что всё равно ненадолго.
И вдруг я на полном серьёзе осознал, что нахожусь полностью во всём женском, даже в спальнике. Я чувствовал, что был окутан несколькими слоями женской одежды, в которые я, один за другим, облачился в тот вечер в рамках моего чудесного преображения, финальным штрихом которого стало моё логичное заключение в женский спальный мешок. Всё моё тело испытывало тёплое чувство от ощущения на себе чего-то женского, облегающего его с ног до головы. От этой приятной мысли волна возбуждения прокатилась по мне, оставив у меня на лице довольно-глупую ухмылку.
Я лежал и предавался запретным наслаждениям в компании женской одежды, которую чувствовал всем своим телом. Я начал трогать себя, насколько мне это удавалось, ощутив, как мягко шуршит на мне болоньевая куртка, как плотно обтянули мои ноги колготки и как трусики снова врезались мне в попу.
Я представил себя милой девушкой, которая гуляла бы где-нибудь на природе во всём этом и решила немного вздремнуть и погреться, комфортно устроившись в спальном мешке. Я бы так мирно и безмятежно спала на полянке в этом ярком, нежном спальнике, в этих колготках и, может даже, в этой куртке, согреваясь сладостным теплом в холодный осенний день, жалея о том, что никто не видит меня, такую красивую и женственную куколку. Но я бы ещё не знала, что это время какой-нибудь маньяк караулит меня в кустах и терпеливо поджидает, пока я залезу в мешок и сладко усну, чтобы сделать меня своей пленницей, а я бы так и не узнала, что так глупо попалась в ловушку, мной же и расставленную. Я бы нежилась в своём мягком и уютном коконе и даже не подозревала бы о том, что кто-то наблюдает за мной и за тем, как я сплю и что мой же спальный мешок сыграет со мной злую шутку и станет для меня страшным наказанием за мою беспечность, в один момент превратив меня в добычу для охотника. И, дождавшись удобного момента, маньяк подкрался бы ко мне и просто взял бы и потащил меня, как пухлый свёрток, затем затянул бы капюшон потуже, взял бы меня в охапку и унёс бы в своё тайное логово, а я спросонья даже не смогла бы понять, куда это меня несут. И только потом с ужасом осознала бы, что меня похитили, не спросив даже моего разрешения, украли, как какой-нибудь надувной матрас, но было бы уже слишком поздно. Мной просто завладели бы, как бесхозной вещью, оставленной кем-то под деревом. Я бы отчаянно стонала, плакала, истошно кричала и неистово извивалась бы в мешке, как розовый червяк, пытаясь выбраться из цепких лап своего похитителя, но все мои попытки были бы напрасны и никто бы меня не услышал и не помог мне. А похититель лишь отнёс бы меня к себе домой и, проделав в спальнике дырочку и даже не доставая меня из мешка, делал бы со мной всякие грязные, отвратительные вещи, а я была бы настолько скована и беспомощна, что даже не могла бы убежать или сопротивляться, став его покорной рабыней, и проклинала бы себя за то, что так глупо попалась в эти сети. А когда бы он закончил со мной, то просто отнёс бы меня на этот склад, оставив меня лежать здесь среди кучи таких же спальных мешков, как своё законное имущество, пока я ему вновь не понадоблюсь.

Я сам не ожидал, что в такой обстановке моя фантазия так сильно разыграется. Все эти грязные мысли, овладевшие мной, с новой силой возбудили меня, отчего член мой, преодолев несколько слоёв мягкой оболочки, снова встал, оказавшись во взведённом положении, и упёрся в стенки спальника. Я приподнял голову и обнаружил, что на поверхности мешка образовалась маленькая, но многозначительная, выпуклость. Не желая быть застуканным хозяйкой в таком "пикантном" положении, я поправил член через трусики, удобно расположив его в укрытии и расслабил голову, продолжая нежиться в своём комфортном плену в ожидании Марины.
Я уже не мог сопротивляться волшебным чарам спального мешка и всё-таки сдался под напором его благотворного влияния, решив прикрыть наконец глаза и сладко заснуть, не дожидаясь, пока вернётся хозяйка.
"А ничего. Пусть увидит, как я мило сплю, - подумал я. - Хочу, чтобы она посмотрела на меня такого".
И, окутанный этой приятной мыслью, я погрузился в сон...

Продолжение следует...

Это сообщение отредактировал Stan_Smith - 20-07-2014 - 23:59
Пара М+Ж RFT10480
Свободен
29-05-2014 - 19:23
Спасибо большое за третью часть.Она так же хороша, как и первые две.Очень понравилось.Очень ярко переданы чувства, эмоции и переживания главного героя, которые так знакомы фетишисту, когда он впервые одевает одежду, к которой он так не равнодушен и которая будит его воображение.Спасибо за труд и за то что вложили капельку своей души в этот рассказ.
Мужчина Stan_Smith
Свободен
29-05-2014 - 19:42
Весьма признателен за столь лестный отзыв. Рад, что есть люди, которым нравится моё скромное творчество.
Мужчина сашко59
Свободен
29-05-2014 - 20:30
Классный рассказ все так очень подробно описано каждое действие, мысль. Ждем Продолжение.
Мужчина DownFetX
Женат
02-06-2014 - 20:05
Интересный рассказ!
С нетерпением ожидаю развития интриги.
sxn3196480600
Свободен
02-06-2014 - 21:30
Считаю фетиш-рассказ хорошим, если он хорош и для фетишистов, и тем, кому фетиш неинтересен.
Мужчина cocooner
Свободен
05-06-2014 - 19:56
(sxn3196480600 @ 02.06.2014 - время: 21:30)
<q>Считаю фетиш-рассказ хорошим, если он хорош и для фетишистов, и тем, кому фетиш неинтересен.</q>

sxn3196480600, a с Вашей точки зрения, этот рассказ будет интересен для нефетишиста?

Что до меня, то мне кажется, что рассказ неплох, где-то я его даже читал, видимо в одной из веток форума.
Мужчина yan115
Свободен
14-06-2014 - 14:19
Супер!!!
Ждем продолжения или скорее окончания саги
Мужчина TURAF
Женат
19-06-2014 - 22:29
Понравился рассказ.
Мужчина Stan_Smith
Свободен
30-06-2014 - 01:04
Глава IV.

- Вы только посмотрите на эту спящую красавицу, - услышал я сквозь сон.
Я открыл глаза и увидел, что надо мной, сложа руки, во весь рост стояла Марина и, ехидно улыбаясь, рассматривала моё тело, разлёгшееся на полу и заключённое в розовый спальный кокон.
Я уставился в потолок, дабы не встретиться с её уничтожающим моё, и без того хрупкое, достоинство взглядом.
- Я не сплю. Только глаза прикрыл. Чтобы свет не мешал, - робко оправдывался я.
"Да залазь ты уже", - мысленно подгонял я Марину.
- Ааа, ну ладно. Я понимаю, трудно заснуть в такой обстановке, - сказала Марина и, пройдя к своему спальному мешку, начала расстёгивать свои сапожки.
"Ну наконец-то, - подумал я. - Сейчас она ляжет наконец". Я бросил взгляд на дутый спальник, лежащий рядом со мной в ожидании своей хозяйки, и буквально замер в ожидании того, что этой ночью я буду спать в компании этой симпатичной фиолетовой куколки.
- Я джинсы сниму, не возражаешь? А то в них спать неудобно.
И не успел я опомниться, как Марина, не нуждаясь в моём одобрении, встала на свой спальник спиной ко мне и начала раздеваться. Я невольно повернул голову в её сторону, и заметил, как из джинсовых оков вырвалась её круглая попка в белых трусиках-стрингах, облачённая, вдобавок, в светло-коричневые колготки. От этого волнующего зрелища кровь прилила к моему лицу и я, как одержимый, уставился на неё, не в силах отвести глаз.
- Тебе во сколько вставать? - спросила меня Марина, снимая штаны.
Сглотнув подкативший к горлу ком, я ответил:
- В семь.
- Ну хорошо, значит мне чуть пораньше. Надо же будет тебя освободить.
- Что, простите? - не расслышал я.
- Говорю, разбудить тебя надо будет, - сказала она.
Пока она возилась с телефоном, я просто лежал на полу и любовался её упругой, аккуратной попкой, разрезанной пополам стрингами, и длинными, блестящими ножками, одетыми в колготки. Я знал, что не должен был этого делать, но мне было жутко любопытно, что на ней было надето. В тот момент я чувствовал себя гадким мальчишкой, который подглядывает, как переодевается его старшая сестра и тихонько совершает своё грязное дельце. Почуяв что-то интересное, член мой вновь возбудился, горячо затрепетав где-то в глубине спального мешка.
"Какая бесстыдница, - подумал я. - Даже не постеснялась раздеваться в моём присутствии, а теперь просто стоит надо мной и даже не знает, что я тайком пялюсь на её задницу. Интересно, а она знает, что её повседневная одежда меня так возбуждает? Наверное, даже не догадывается, что у меня на неё встал. А если бы узнала, то непременно бы воскликнула "Нахал!" и тут же спряталась бы в спальник. Ха-ха...Отменная у неё всё-таки попка. Наверное такая мягкая... Вот бы пожмякать её в этих колготочках".
Марина, стоя в самых простецких колготках и трусиках, выглядела как-то небрежно, по-домашнему, но её гордая, уверенная осанка выдавала в ней настоящую женщину, которая уже привыкла к подобной одежде и не находила в ней ничего особенного или неприличного. Она не стесняясь демонстрировала мне свою крепкую, сексуальную попку, как будто позади неё лежал не незнакомый парень, а какая-нибудь большая подушка, перед которой можно было делать что угодно. Казалось, она нарочно дразнила меня красотой своих очаровательных, упругих форм, а я лишь лежал позади неё как завороженный, чувствуя, как колотится моё сердце, и наблюдал за тем, как она нагло и бесстыдно вертит своим задом буквально у меня под носом.
Закончив с телефоном, Марина обратилась ко мне:
- Ну всё, пора баиньки.
И, посмотрев на меня, добавила:
- Ахах, блин, Лёшка, ты такой смешной. Видел бы ты себя сейчас.
И я вновь сконфуженно уставился в потолок. Но мне было всё равно, как глупо я выглядел в её глазах. Я получил, что хотел, а это главное, и даже её насмешки уже не смущали меня. Я достиг желаемой цели, а всё остальное было уже не важно.
Услышав, как бодро прожужжала молния соседнего спальника, я понял, что Марина наконец-таки ложится. Резво запрыгнув в мешок, она застегнулась и пожелала мне:
- Спокойной ночи.
- Спокойной ночи, - ответил я, почувствовав при этом долгожданное расслабление. И я, отбросив все свои мысли и страхи, глубоко вздохнул, закрыл глаза и приготовился заснуть так, как не спал ещё никогда в своей жизни.

Прошло, наверное, минут двадцать, но я всё никак не мог заснуть. Я всё ещё слегка нервничал по поводу своих продолжавшихся ночных приключений. Не мудрено: не каждый день на мою долю выпадало переодеться в женскую одежду и заночевать на складе в спальном мешке. "Мда уж, хорошо хоть, что меня никто не видит, кроме неё", - подумал я.
А ещё мне не давала покоя мысль о том, что я буду спать рядом с незнакомым человеком, и к тому же девушкой. Уже засыпая, я, приоткрыв глаза, повернул голову в сторону и убедился, что рядом со мной и в самом деле спала самая настоящая девушка, обёрнутая в блестящую, нежно-фиолетовую болонью спального мешка. Из-под капюшона выглядывало её миленькое, сонное личико, грудь её вздымалась и опускалась, а я с трепетом и вожделением смотрел на этот пухлый кокон, в котором так сладко спала Марина. Мне она показалась такой хорошенькой и невинной в этом спальнике, что мне захотелось просто сидеть напротив неё всю ночь и смотреть на то, как она безмятежно спит, тепло укутанная в свою мягкую упаковку. Я бы любовался этой куколкой и её уютной фиолетовой кроваткой, в которой ей посчастливилось оказаться, представлял, как ей, должно быть, тепло и мягко спится и как колготки ласкают её стройные ножки и лишь немного завидовал бы ей.
Теперь же поводов для зависти не было: я тоже был в спальном мешке, как и Марина и мог ощутить, что она испытывала в тот момент. Комфорт и мягкость буквально окутывали меня со всех сторон, с ног до головы. Вдобавок я был целиком одет в Маринины вещи, которые она дала мне поносить, отчего всё моё мужское естество буквально растворилось в этом потоке нежности и я стал вновь ощущать себя девушкой.
Я приподнял голову и оглядел два пухлых цветастых кокона, компактно лежащих рядом друг с другом. Глядя с такого ракурса, ни у кого не возникло бы сомнений в том, что внутри спальных мешков были именно девушки - одна в фиолетовом, другая в розовом. Могло показаться, что мы с Мариной и впрямь лежим прямо как две подружки, брошенные на произвол судьбы на этом мрачном и холодном складе, а в это время на улице бушует ураган и раздаются яростные раскаты грома. Поначалу мне было страшновато, но теперь я уже не боялся, потому что я был не один. Со мной был кто-то, кто оберегал меня. Я ощутил, что за время, проведённое вместе между мной и Мариной установилась какая-то связь, как у хороших знакомых. Это положение несколько сблизило нас. Мне почему-то захотелось подползти к ней поближе, прижавшись бочком к мягкому и пухлому кокону, в котором она спала, и почувствовать, как соприкасаются наши тела, завёрнутые в спальные мешки. Я не преследовал каких-то грязных мыслей, я просто хотел заснуть вместе с Мариной, ощущая её присутствие своим телом. Даже моя пуховая упаковка не согревала меня так, как мысль о том, что рядом со мной лежит что-то тёплое и мягкое, такое же, как я, которое тихонько посапывает во сне и нежится в своём спальном мешке, оберегая меня от злых сил в эту неспокойную ночь.
Я снова с трепетом взглянул на свою храбрую спящую подружку. "Забавно, - подумал я, - спит и даже не догадывается, что я опять смотрю на неё. Эх...вот бы лечь сейчас рядом с ней и потереться с ней в спальных мешках...как два червячка, ха-ха...Или даже залезть к ней в мешок...Только я и она...две куколки, лежащие в "обнимку" друг с дружкой...Если бы она только знала, какая она милая, когда спит...Такая непосредственная, прямо как ребёнок...Хочется её обнять в этом спальнике и не отпускать...просто обхватить этот мягкий кулёчек и заснуть вместе с ним..."
Я ещё некоторое время любовался красотой спящей Марины, но вскоре начал погружаться в сон, невольно улыбнувшись от тёплой мысли о том, что в эту ночь я находился под надёжной защитой.

Но вскоре я пожалел, что не заснул так скоро: мой организм отчаянно посылал мне сигналы о том, что мне нужно поскорее попасть в туалет, а иначе случится беда. Всё-таки две кружки чая никуда не девались бы просто так. Я решил вылезти из спальника, тихонько прошмыгнуть в туалет и вернуться на своё место как ни в чём не бывало, не побеспокоив при этом Марину. Но не тут-то было. Я попробовал добраться до молнии, но руки мои, будучи буквально прикованными к телу, еле двигались внутри мешка. Да и, к тому же, Марина настолько затянула мне капюшон, что пробраться к молнии мне бы всё равно не удалось. То есть я оказался буквально заперт в спальном мешке и выбраться из него самому мне не представлялось возможным. И тут я понял, что попался. Марина специально сделала так, чтобы я не смог сам вылезти из спальника. "Но зачем?" - недоумённо подумал я.
Я повернул голову направо, бросив томный взгляд на свою спящую спасительницу. Я понимал, что для того, чтобы освободиться, мне нужно было её разбудить, однако делать этого мне не хотелось по понятным причинам. Я вмиг почувствовал себя таким беспомощным и зависимым от какой-то девушки, что тут же ослаб и оставил всякие мысли вырваться из своей темницы, продолжая лежать в мешке и пытаясь усмирить свой мочевой пузырь. Но со временем это давалось мне всё труднее. Я повернулся, или вернее сказать перекатился, спиной к Марине, свернулся калачиком и зажал свою промежность, чтобы хоть как-то обуздать обостряющуюся нужду, пытаясь отвлечься и поскорее заснуть. Однако попытки мои не увенчались успехом и спустя несколько минут мне всё-таки пришлось побеспокоить Марину.
- Эй, - прошептал я, - простите пожалуйста!
Но девушка уже спала.
- Марина, - сказал я чуть громче. - Марина!
- Мм...Ну что такое?.., - не открывая глаз, произнесла она.
- Простите, - я слегка замялся из-за того, что пришлось разбудить её по такому деликатному вопросу, - мне нужно в туалет. Я не могу расстегнуться. Вы могли бы мне помочь?
По её сонно-недовольному личику было видно, что её не очень хотелось выбираться из нагретого спальника по такой пустяковой причине.
- Лёшка...ну ты же большой мальчик, потерпи.., - на лице её скользнула лёгкая улыбка. - Сейчас уснёшь и хотеться не будет...
Я оказался слегка озадачен.
"Блин, да я же сейчас прямо здесь...", - подумал я.
С немалым трудом я подполз чуть ближе к мешку, в котором спала Марина, и приподнял туловище, слегка склонившись над ней.
- Ну тогда расслабьте мне капюшон, чтобы я сам расстегнулся. Пожалуйста, я вас очень прошу, - умолял я девушку.
А Марина спросонья, видимо, плохо понимала, о чём я пытаюсь ей сказать.
- Мм...да отстань ты...Дай поспать.., - промямлила она и отвернулась.
Я всерьёз запаниковал. Мне очень не хотелось испортить мало того, что чужой спальник, так ещё и чужую одежду. От страха перед скорым катаклизмом я предпринял ещё одну попытку освободиться. Я попытался вызволить руку, буквально вырывая её из пасти спального мешка, в котором я был почти что связан, попутно пыхтя и барахтаясь всем телом дабы остановить поток жидкости, спешившей вырваться из меня. Со стороны это выглядело крайне глупо: я походил на розового червяка, который ползал и извивался под дождём, дёргаясь и выгибаясь в немыслимые формы.
Нетрудно догадаться, что своими ёрзаньями и пыхтениями я не мог не разбудить Марину. Повернувшись ко мне, она приподнялась и, удивлённо посмотрев на мои нелепые телодвижения, спросила:
- Ха-ха, Лёшка, что с тобой?
Я смирно лёг и попытался скрыть свою панику.
- Расстегните меня, пожалуйста, - произнёс я, продолжая подёргивать тазом. - Мне нужно в туалет.
- Ахаха, ну что ты как маленький. Спи давай, - вновь рассмеялась Марина, продолжая сидеть в мешке и наблюдать за мной.
Я не понимал, что же было смешного в моём положении. Я, полными отчаяния и недоумения глазами, смотрел на Марину и на то, как она смеётся надо мной и над моими тщетными попытками выбраться. Сердце моё буквально вырывалось из груди, кровь прилила к лицу и жар прошёл по всему телу. Никогда ещё в жизни я так не боялся.
"Неужели...неужели она это нарочно? - ошеломлённо подумал я. - Она...да она же сумасшедшая!".
И наконец свершилось: я начал постепенно вырываться из своего заточения. Просунув руку через дырочку капюшона, я нащупал какую-то штуковину и расслабил тесёмки. Рука моя начала продвигаться к молнии и я уже было почувствовал вкус желанной свободы, как вдруг услышал, как расстегнулась молния Марининого спальника и раздалось:
- Э-э-э нет, дружок, стоять.
Подскочив к моему спальному мешку, из которого я уже почти выкарабкался, она присела и сжала своими острыми коготками мою освободившуюся руку, отчего я издал вскрик боли и мгновенно спрятал руку обратно в мешок.
- Ч-что вы делаете? - воскликнул я, бешеными глазами уставившись на Марину.
Она приложила палец к моему рту, поцеловала мой торчащий носик и прошептала:
- Т-ш-ш-ш...Сейчас мамочка всё сделает.
Она чуть расстегнула молнию моего спальника, нащупала застёжку своей куртки, в которую я был одет, и потянула её вверх до самого моего носа, фактически закрыв мне рот и оставив от моего лица ещё меньше. Затем обратно застегнула молнию мешка и крепко затянула тесёмки капюшона, вновь туго обтянув мою голову, и завязала их на этот раз на узел, а я всё это время лишь испуганно смотрел на неё, от шока не в силах издать ни звука.
Удовлетворившись тем, что вернула меня в моё прежнее состояние, Марина взглянула на меня и улыбнулась. Затем она, казалось, о чём-то вспомнила. Она бросилась к нижней части моего спальника, чтобы что-то проверить. Почувствовав, как её палец пролез в мешок и пощекотал мои пятки, я понял, что в нём была дырка.
- Ууу, так дело не пойдёт, - сказала она.
Я, так и не осознав, что только что произошло, смотрел на Марину выпученными от удивления глазами, даже не догадываясь о том, что произойдёт со мной дальше. Она взглянула на свой спальник, затем на меня и вновь хитро улыбнулась.
"Неужели она меня...", - в ужасе подумал я, в ту же секунду разгадав её коварный замысел.
И я всеми силами попытался воспротивиться своему заточению в ещё один спальный мешок. Но сквозь плотную болонью куртки, которой был "запечатан" мой рот, раздавалось лишь нечленораздельное мычание. Я вновь бросил взгляд на спальник, в котором всего пару минут назад дремала Марина, и который очень скоро мог стать для меня ужасной ловушкой, из которой мне уж точно не выбраться. Этот фиолетовый монстр уже лежал наготове, раскрыв своё чрево в ожидании несчастной жертвы, а я лишь лежал и безмолвно умолял Марину смилостивиться надо мной. Мне решительно нужно было выбираться, а она собиралась упаковать меня ещё сильней. Я отчаянно мотал головой и раз за разом как в кошмарном сне мямлил нечто вроде "нет, пожалуйста, не надо, выпустите меня", но Марину это не остановило.
Она подтащила свой спальник ближе к моему дёргающемуся и мычащему кокону и начала засовывать меня внутрь него. Однако из-за конструкции мешка - а молния его доходила только до середины - сделать это ей было не так-то просто. Взявшись за нижнюю часть мешка, в которой были мои ноги, она пропихнула её в глубину своего спальника, затем натянула его на мой спальник как чехол. Справившись с первой частью работы, она принялась укладывать в мешок остальную часть моего пухлого розового туловища. С немалыми усилиями перегрузив мой увесистый торс в свой бывший спальник, она начала застёгивать меня в нём. Под давлением нарастающей нужды я попытался оказать сопротивление, но Марина быстро сгруппировалась: она перевернула меня на бок, усевшись на меня сверху, и зафиксировала меня, обхватив бёдрами мои ноги, чтобы я никуда не вырвался и чтобы легче было застегнуть мешок. В тот момент я чувствовал себя каким-то мягким пуфиком, на котором Марина властно восседала. Молния шла с большим трудом, глухо тарахтя и ещё теснее сковывая меня в моём плену. Я чувствовал, как уплотняется пространство вокруг меня, почти не оставляя мне свободы для передвижения. В течении этой мучительной процедуры я уже не мог сопротивляться и лишь с тоской смотрел на стену, чувствуя на себе груз молоденькой девушки, которая плотно и старательно упаковывает меня в спальный мешок. Не в силах смириться со своим неминуемым и безнадёжным заточением, я успокаивал себя: "Это всего лишь сон, расслабься...Такого не может быть...Тебе это всё снится...Ну же, давай, просыпайся!"
И вот, когда молния добежала до конца, меня с глухим звуком - буф! - перевернули на спину и снова туго затянули капюшон. "Ну всё, мне конец, - подумал я. - Теперь мне отсюда точно не выбраться". И меня вновь охватила лёгкая паника.
- Ну всё, маленький, теперь можешь по-маленькому, - донёсся до меня голос.
И Марина звонко рассмеялась.
"Она что..., - гневно подумал я, - запеленала меня?! Как ребёнка?! Да она...да как...да что она себе позволяет!" Недовольство моё возобладало надо мной и я рассерженно посмотрел на свою пленительницу, а она стояла надо мной и заливисто смеялась над тем, как ловко оставила меня в дураках.
Тем временем ситуация в моём организме неумолимо приближалась к критической, но стараниями Марины путь в туалет для меня был безнадёжно отрезан. Тут я запаниковал не на шутку. Я быстро сообразил, что не могу просто лежать перед ней и ждать, пока случится катастрофа. И я понял, что если уж я не могу её предотвратить, то нужно хотя бы убраться подальше от Марины, чтобы не оконфузиться прямо у неё на глазах.
Я решительно вскочил и попытался встать на ноги. Но теснота двух спальных мешков, в которые я был надёжно упакован, давала о себе знать. Я лишь барахтался и ёрзал по полу, как толстая фиолетовая гусеница, не в силах оторвать своё грузное туловище от пола, а Марина безудержно хохотала, наблюдая за мной и моими жалкими попытками встать.
Наконец я поднялся. Я встал в полный рост, стараясь удержать равновесие, и быстро попрыгал в сторону двери, но путь мне преградила Марина.
- Куда собрался? Туда нельзя, - не переставая смеяться, сказала она.
Я исступленно смотрел на неё и на её сияющее от смеха личико. Во взгляде моём в тот момент столкнулись злоба, негодование и отчаяние. Я осмотрелся и решил упрыгать в дальний, тёмный конец склада, где меня хотя бы не будет видно. Прыжком развернувшись, я поскакал в безопасное место, а Марина наблюдала за тем, как по складу неуклюже прыгает пухлая фиолетовая колбаска, которая вот-вот описается. Я всё прыгал и прыгал, а Марина всё смеялась и смеялась надо мной. Я отчаянно рвался скрыться подальше от её глаз, но она преследовала меня по пятам и в конце концов настигла меня, загнав меня в угол, откуда я уже никуда не мог деваться от неё.
Я оказался в тупике. Силы мои были на исходе. Я понял, что больше не могу бороться со своими естественными потребностями. Не желая видеть Марину в момент своего грядущего позора, я уткнулся лицом в угол. Я не хотел верить в то, что сейчас описаюсь прямо на глазах у чужого человека, но я больше не мог терпеть. Я проиграл в этой битве, мой собственный организм предал меня. И я смирился наконец со своей судьбой и понял, что всё, что мне теперь оставалось, так это лишь расслабиться.
Но я боролся до последнего. И хоть я уже и был готов и уже весь трясся от рвущейся наружу жидкости, я никак не мог начать процесс, находясь под пристальным взором Марины. Я лишь слегка писнул и с ужасом понял, что замочил Маринины трусы и колготки, в которых я был, почувствовав при этом, как тоненькие струйки стекают по моим ногам. "Блин, она же меня убьёт", - с ужасом подумал я. Но теперь пути назад не было. Давление во мне дошло до крайней точки и я, окончательно смирившись со своим безвыходным положением и гордо став в полный рост, начал писать...
Я почувствовал, как из меня буквально вырвалась крепкая, мощная струя и начала свой стремительный и неудержимый бег. "Господи, как же стыдно", - подумал я, но в то же время ощутил сладостное облегчение от того, что сбросил с себя этот непомерно тяжкий груз. Откуда-то из глубины спальных мешков до меня доносилось беглое журчание мочи, которая горячим потоком обдавала мои ноги, постепенно наполняя собой спальный мешок. Я ощущал, как мокро становится у меня в промежности и как всё больше и больше погружаются во влагу мои ступни. Я готов был провалиться сквозь землю, только чтобы избежать этого чудовищного позора. На лице моём смешались гримасы боли и отчаяния и я молил все высшие силы о том, чтобы этот унизительный процесс поскорее закончился. Мне казалось, я стою вот так уже целую вечность, а из меня всё ещё продолжало выходить. Я сгорал от стыда, но остановиться уже не мог, я всё писал и писал, изливая безудержные потоки мочи прямо в Маринины трусы, чувствуя, что их хозяйка стоит прямо позади и буквально давит меня своим взглядом.
Как только журчание наконец прекратилось, я почувствовал, что полностью опорожнился и теперь стоял в полной растерянности, уставившись в угол и не зная, что мне делать.
Я понял, что описался. Обдулся как маленький ребёнок. На глазах у чужого человека. Никогда раньше такого со мной не было. Я чувствовал себя ничтожеством. От осознания своего горестного положения я полностью обессилел, ноги мои подкосились и я с глухим звуком бухнулся на колени, приготовившись ощутить на себе Маринин гнев.
- Ты всё? - спокойно поинтересовалась она.
Рот мой был застёгнут, поэтому я лишь кивнул головой, насколько мне позволила моя плотная упаковка. Я сидел скукожившись и чувствовал, что со стороны был похож на большой фиолетовый кулёк, который компактно расположился в уголке склада и который Марина вот-вот должна была забрать.
- Ну вот и ладненько. А теперь пора спатки.
После этих слов Марина подошла ко мне, обхватила мешок в районе груди, приподняла меня и усадила на пятую точку. Затем вцепилась в мои плечи и куда-то поволокла меня. Я уже не соображал, что происходит, а только чувствовал, как что-то плещется и разливается внутри моих болоньевых "пелёнок". Для меня всё было как в тумане. И пока меня транспортировали я мог лишь, полным сожаления взглядом, уставиться в потолок и удивляться, откуда в такой хрупкой девушке столько сил. Перетащив моё объёмное тело на прежнее место, откуда я так стремительно ускакал, Марина аккуратно положила меня на пол и села на корточки справа от меня.
- Ну что, описялся, маленький? - начала сюсюкать Марина, чуть сдерживая смех. - Ну ничего, мы же в пелёночках, дя? Дя, мой сладкий? Ну, а теперь закрывай глазки и будем спать.
Но после того, что случилось, я уже не мог заснуть. Я был слишком подавлен, чтобы просто закрыть глаза. Я даже не обратил внимания на девушку. Кроме того, я бы просто умер от стыда, если бы посмотрел на неё. Я просто лежал и взирал в потолок остекленелым взглядом, уже ни о чём не думая, а надо мной зловеще нависала Марина, терпеливо ожидая, пока я засну. Но я просто не мог. Я не знал, сколько ещё она пробудет надо мной в таком положении, но мне было уже всё равно.
- Ну что же ты, Лёшка? Пора ложиться.
Я не решился отвернуться от неё, чтобы не расплескать содержимое по всему спальнику, поэтому продолжал лежать на спине и пялиться в потолок. Я не мог себе представить, что же ещё Марина может утворить со мной, чтобы окончательно уничтожить моё достоинство. Она стояла надо мной, а её длинные тёмные волосы ниспадали вниз, обдавая меня своим благоуханием. Я вмиг почувствовал себя таким уязвимым и беспомощным, лёжа в собственной моче, как маленький ребёнок, которого крепко запеленали.
- Ну что, на ручки хочешь? Сейчас пойдём на ручки, маленький.
После этих слов я почувствовал, как Марина чуть приподняла мои колени и спину и просунула под меня свои ноги. Затем подсела чуть ближе ко мне, водрузив моё крупное туловище на свои бёдра, и обхватила одной рукой мою спину, поддерживая её на весу, а другой рукой взялась за мои ноги так, что я оказался буквально лежащим у Марины на коленках в подвешенном состоянии. Не до конца осознавая, что происходит, я почувствовал, что моё тело, обёрнутое в несколько слоёв пуха, оказалось в Марининых руках. И я с удивлением понял, что был буквально у неё "на ручках". Хоть я был выше и больше её, она держала меня у себя на руках. Я лежал в её объятиях как запеленатый ребёночек, а она мягко и заботливо сжимала в своих руках этот пухлый и мягкий мешок как самую дорогую для неё вещь, как бы боясь ненароком отпустить меня или кому-нибудь отдать. Я чувствовал, как женские руки нежно обнимают и поддерживают моё тело, отдавая меня в полное распоряжение Марины.
Не успел я опомниться, как она начала убаюкивать меня, плавно раскачивая и что-то тихонько напевая себе под нос. В один миг всё моё достоинство сжалось до крохотных размеров. "Ну вот и всё, это конец, - жалостливо подумал я, - теперь хуже быть уже не может. Теперь она унизила меня окончательно. Надеюсь, она довольна". Мне сразу захотелось убежать, вырваться из цепких лап Марины, а иначе я бы натурально расплакался прямо у неё на коленках. Но я понимал, что должен выдержать и достойно пройти через всё это. Я понимал, что сопротивляться было бессмысленно. Я был сильно измотан за этот вечер, так что сил у меня попросту не осталось. Я понял, что полностью ослаб и не мог даже пошевелиться. Я очень устал за день и хотел спать. И вскоре я, хоть и нехотя, смирился со своей унизительной участью и просто расслабился, отдавшись наконец во власть этой взбалмошной девицы.
Я лежал и чувствовал, как тело моё безмятежно раскачивается на спокойных, тихих волнах тёплого моря, а где-то вдали слышится чей-то мелодичный напев. Мне было так приятно засыпать в женских, почти что материнских, руках, в объятиях девушки, которая приютила меня в этот холодный и ненастный вечер. Марина хоть и заставила меня понервничать, но теперь же она нежно и трепетно прижимала меня к себе как что-то родное, такой мягкий и беззащитный комочек. И мне сразу стало так хорошо и спокойно, как не было никогда раньше. Хоть я и натерпелся за этот вечер, но теперь же всё было кончено. Теперь уже не нужно было волноваться. Я чувствовал себя умиротворённо и уже ни о чём не думал. Меня успокаивало то, что Марина была здесь, рядом, а я был в её надёжных руках. Я взглянул в её улыбающиеся глаза и понял, что она совсем не хотела причинить мне зла, она просто хотела позаботиться обо мне. Она хотела, чтобы я побыл её ребёночком. Только и всего. У неё просто было желание и я помог ей его исполнить, как она помогла исполнить мои. Для меня она уже не была той сумасшедшей девкой, какой казалась вначале. Да, она была слегка странноватой. Но ведь все мы по-своему странноваты, не так ли?
И когда я закрыл глаза, я мог чувствовать лишь как постепенно погружаюсь в сон. Мне уже было не важно, что будет со мной завтра и как я буду чувствовать себя утром после того, что произошло. Я просто хотел уснуть. Забыть обо всём и просто уснуть...

***

Очнувшись, я понял, что был у себя дома. Какое-то время я не мог прийти в себя и оправиться от такой резкой смены обстановки, но вскоре начал просыпаться. "Так значит это был сон", - подумал я. Будильник не зазвонил, поэтому я логично предположил, что на дворе был выходной, а значит торопиться мне было некуда и я облегчённо вздохнул. Я ещё какое-то время лежал в кровати, пытаясь осознать, что всё это было лишь плодом моего воображения и в реальности со мной, к счастью или к сожалению, ничего не происходило.
"Вот только что это за запах?.." - подумал я.

Это сообщение отредактировал Stan_Smith - 21-07-2014 - 00:22
Пара М+Ж RFT10480
Свободен
01-07-2014 - 00:41
Спасибо, очень хорошо, душевно и красочно..Отлично получилась четвертая глава.А сколько эмоций и приятных моментов.
Мужчина qqsnok12345
Свободен
13-07-2014 - 03:56
автору респект))
Мужчина PHB
Свободен
10-10-2014 - 19:07
Супер, хочу чтоб барышня одела на меня свои колготки 00064.gif
Мужчина Stan_Smith
Свободен
06-08-2015 - 14:32
Народ, кому понравился рассказ - ставьте плюсы. Очень важно знать ваше мнение.
0 Пользователей читают эту тему

Страницы: (1) 1 ...
  Наверх