Помогите сайту
Взрослая социальная сеть
Поиск секса поблизости, а также
тематические знакомства и виртуальное общение

ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ
Знакомства для секса Живая лента Все о сексе Форум Блоги Группы Рассказы Лучшие порно сайтыЛучшие порно сайты http://irk.dating
ПОИСК СЕКСА
поблизости

Страницы: (1) 1
Пара М+Ж RFT10480
Свободен
18-08-2013 - 22:27
Девушку в плаще звали Соней. И с Наташей она встретилась буквально за час до того, как они вместе приехали встречать Дашу. А ещё всего только месяц назад Соня была внешне ничем не примечательной сотрудницей лаборатории большого, но бедного института. Несомненно, она была очень хорошим специалистом в своей области. Только вот лаборатория, где трудилась Соня, была не слишком престижной в плане зарплаты её сотрудников. Из бюджета на работу лаборатории и на оклады работников выделялись в последние годы сущие крохи. Но поскольку Соня с детства была увлечена темой поисков инопланетной жизни, а её идеалом была Дана Скалли из "Секретных материалов", это не имело для неё решающего значения. Несмотря на смехотворную зарплату, она пошла после института, который закончила с "красным" дипломом, именно в эту полунищую лабораторию космобиологии и теперь повсюду гордо именовала себя космобиологом. Правда, до последнего времени работа её постоянно разочаровывала - в изучаемых лабораторией образцах метеоритов и лунного грунта никак не удавалось обнаружить надёжных признаков инопланетной жизни. Даже в виде микробов или хотя бы аминокислот. Что уж тут говорить о "зелёных человечках", которыми с детства бредила Соня.... Никаких подтверждённых наукой данных о посещении Земли внеземными цивилизациями не оказалось. И даже само существование жизни где-то, помимо Земли, оставалось под большим вопросом. Всё оказалось плодом фантазии и домыслами на основании непроверенных фактов. Но Соня всё ещё не теряла надежду.
И вдруг, совсем недавно - эта секретная командировка! В лаборатории внезапно в сопровождении военных появился директор по режиму - никто даже и не знал, что в институте имеется такой. Он взял с Сони и ещё нескольких сотрудников лаборатории подписку о неразглашении секретных данных, после чего они от одного из прибывших военных с изумлением узнали, что несколько дней назад имело место вторжение на землю инопланетной формы жизни. И хотя военным пришлось эту инопланетную форму жизни из-за её крайней агрессивности уничтожить, теперь они собираются выслать совместную экспедицию для изучения её возможных останков. И Соню, как и ряд других гражданских специалистов, включили в состав этой экспедиции. О том, что именно собой представляла эта самая внеземная форма жизни и как она выглядела, гражданских сотрудников экспедиции, тем не менее, не проинформировали, велев им просто искать на месте всё необычное. Возможно, военные и сами толком не знали, что именно нужно было искать. Но на первое время приказано было соблюдать крайнюю осторожность.
Местность Соню разочаровала - оцепленная колючей проволокой, тщательно охраняемая военными, выжженная, местами оплавленная земля, с чудом сохранившимися обугленными пнями ближе к краям охраняемой зоны. Изучать, собственно, кроме золы и углей было особо нечего. Напрасно участники экспедиции в тяжёлых резиновых скафандрах прочёсывали день за днём выжженную местность. Кроме углей и золы попадались лишь прокалённые и искорёженные жуткой температурой до неузнаваемости куски металла - в них, хотя с трудом, но угадывались останки какой-то вполне земной сельхозтехники. Угли и зола тоже были вполне обычными - древесными. Вероятно, военным в первую очередь именно подтверждение о полном уничтожении всякой жизни в этом районе и было нужно от экспедиции. Что ж, они это подтверждение скоро получили. Оцепление вокруг зоны вскоре после этого убрали, а душные и тяжёлые скафандры участникам экспедиции разрешили снять. Впрочем, военные и большая часть космобиологов вообще вскоре уехали изучать собранные образцы золы в лабораторных условиях - подальше от неустроенной жизни в палатках. Только двое, самые упрямые - Соня и её научный руководитель Сергей Петрович, пожилой уже дяденька с вечным насморком, остались ещё на недельку. Было уже довольно холодно, особенно по ночам. В распоряжении энтузиастов оставили большую армейскую палатку с печкой, но Сергей Петрович, узнав, что совсем близко, за небольшим леском, проходит оживлённое шоссе, предпочёл по вечерам уезжать на попутках в райцентр, где у него жили, как оказалось, дальние родственники, приютившие его. Появлялся он только в середине дня и в основном перепроверял собранные Соней образцы.
Так что Соне после отъезда основной группы приходилось ночевать одной, что её, впрочем, нисколько не волновало. Палатку перенесли внутрь огороженной территории, туда, где было не совсем ещё выжженное место и даже местами сохранились обгоревшие пни. Бояться Соне было там некого, поскольку местность была совершенно пустынной. О том, что оцепление снято, никто ещё не знал, да и что делать людям в этих местах поздней осенью? Грибы и ягоды уже отошли, да и какие грибы на выжженном пожарище? К тому же территория огорожена в два ряда колючей проволокой с табличками "Яды", "Осторожно, радиация" и "Не заходить. Стреляют без предупреждения!". Да только кому было заходить, когда все погибли?
Впрочем, ещё через неделю и Соня с Сергеем Петровичем потеряли всякую надежду на обнаружении хоть каких-то следов от чего-нибудь инопланетного. Стало ясно, что если тут и побывало нечто инопланетное, оно испарилось от страшного жара совершенно бесследно. В субботу последние члены экспедиции решили тоже заканчивать бесполезные раскопки и возвращаться в город. В пятницу Сергей Петрович уехал ночевать к своим родственникам в райцентр, откуда утром должен был на поезде ехать домой. Соня заночевала в последний раз в армейской палатке, утром собираясь присоединиться к нему на вокзале, либо выехать следом. Палатку военные ещё раньше пообещали забрать сами, когда в ней отпадёт надобность.
А ночью внезапно пошёл дождь. Да такой сильный! Он лил и лил, как из ведра, совсем не по-осеннему. Соня проснулась от стука первых капель по натянутому брезенту и долго лежала, слушая, как этот стук становится всё чаще, постепенно переходя в мерный гул. Под этот гул она снова заснула и проспала уже до утра. Надо заметить, что с погодой экспедиции до этого везло, за всё время её работы дождей не было совсем, хотя это тоже создавало некоторый дискомфорт - при малейшем ветерке поднимались тучи пепла, и только благодаря скафандрам люди не дышали этой гарью. Когда разрешили снять скафандры, пришлось надевать респираторы. Но, возможно, хлюпать при дождливой погоде по чёрной горелой жиже было бы ещё хуже.
Рассвело поздно. Дождь продолжал идти, хотя уже и не такой сильный, как ночью. Соня надела тонкий плащик, взяла зонтик и вышла из палатки. Именно в этот момент дождь внезапно прекратился, словно где-то наверху вдруг завернули кран и, вокруг сразу посветлело. Вокруг палатки стояли огромные маслянисто-чёрные
лужи. Воздух был влажный и тёплый, а гарью пахло ещё сильнее, чем прежде. Внезапно Сонино внимание привлекло какое-то цветное пятно, отчётливо выделяющееся среди окружающей чёрной гари. Она могла поклясться, что ещё вчера его там не было. Что-то жёлтое отчётливо выделялось среди черноты возле одного из обгорелых пней.
- Опята? Не похоже... - Соня решительно направилась к цветовой аномалии, чтоб рассмотреть её лучше. Подойдя близко, она изумлённо остановилась. В ложбине на поверхности огромной лужи плавал желтый двухметровый блин овальной формы из чего-то, больше всего похожего на резину. Похоже было, что толщина "блина" составляла около одного миллиметра.
- Вероятно, под воздействием дождя из-под пня ночью вытекла какая-то жидкость и, разлившись по поверхности воды, застыла во что-то резиноподобное... или это просто упал лопнувший шар-зонд? - Соня присела на корточки и осторожно коснулась, сначала зонтиком, а затем и пальчиком глянцевой поверхности "резины". Ничего не произошло, "резина" лишь слегка всколыхнулась от прикосновения. Поверхность оказалась гладкой и чуть упругой, словно это была действительно самая обычная резина. Надо было что-то решать.
- Наверное, это всё же лопнувшая оболочка резинового шара, ведь самое простое объяснение часто и самое верное - решила Соня, - но всё равно изучить это "нечто" надо. Хотя бы для того, чтобы убедиться в его вполне земном происхождении...
Уже смелее Соня провела ладошкой по шелковистой холодной и мокрой резиновой поверхности. Эта "резина" казалась совершенно безопасной и, скорее всего, действительно была лопнувшим резиновым шаром. Правда - очень большим шаром. Соня положила зонтик на ближайший пень и уже решительно взялась обеими руками за скользкий край "резины". Подтянув её к себе, девушка решительно подняла свою странную находку из лужи, сложив при этом в несколько раз. Получившийся свёрток, мокрый и довольно увесистый, она отнесла в палатку и шлёпнула на походный складной стол. Упруго подпрыгнув от шлепка, свёрток с шелестом развернулся и накрыл весь стол, свисая по краям до самого пола, точно большая резиновая скатерть.
- Ну, прям как живая эта резина! - хмыкнула Соня, даже не подозревая, насколько же она сейчас права. Включив яркий фонарь над столом, она склонилась совсем низко над своей находкой, чтобы лучше рассмотреть её гладкую блестящую поверхность. Какая-то точка на дальнем конце стола привлекла её внимание и девушка, опираясь ладонями на край стола возле себя потянувшись к дальнему краю. При этом, не рассчитав равновесия, она невольно легла на покрывающую стол резину животом и всей грудью. И сразу ощутила под своим животом холодное и мокрое прикосновение. В этот момент ей поначалу показалось, что вся её одежда просто внезапно промокла от нечаянного прикосновения к влажной "резине" и сразу прилипла к животу. Резина действительно была только что вынута из воды и на ней всюду блестели крупные капли, а Соня сейчас фактически легла на неё животом и грудью. Но всё же она не могла быть настолько мокрой..., ведь пока Соня несла её в палатку, основная влага должна была стечь на землю. Девушка инстинктивно отпрянула от холодного и мокрого прикосновения, но тяжёлая резина отчего-то с шуршанием потащилась следом за ней, словно прилипнув внезапно к её животу и к груди.
- Что за чертовщина? Я что, приклеилась к этой резине? - Соня, нервно хмыкнув, снова дёрнулась и попыталась приподняться над столом, но вдруг не смогла этого сделать. Её ладошки тоже накрепко прилипли к резиновой поверхности у края стола, словно приклеенные суперклеем. Затем она внезапно с изумлением поняла, что это не мокрая ткань одежды касается её живота. Это было совсем другое ощущение, несомненно, это было влажное прикосновение к её телу гладкой и холодной резины, вроде той, на которой она лежала. И к тому же возникло отчётливое ощущение, что эта холодная резина стремительно движется и быстро обволакивает собой всё Сонино тело. Она покосилась на свой плащ. Поверхность плаща прямо на глазах заблестела глянцевым блеском, ткань одежды изменялась, стремительно превращаясь в глянцевую блестящую резину. Стало ясно, что именно прикосновение резиновой одежды Соня и ощущала! Она оцепенела и с ужасом почувствовала, как всё её нижнее бельё тоже стремительно становится резиновым. Вот - ледяная резиновая волна пробежала по футболке, затем по трусикам - холодной щекочущей ладошкой проскользнув между ног, которые Соня непроизвольно сжала плотнее, затем по колготкам - вниз по ногам, холодя влажным прикосновением уже и ступни ног. Теперь всё Сонино тело ощущало на себе холодное прикосновение гладкой резины. Это было невозможно, происходящее походило на страшный сон или на кадры из фантастического фильма. Соня, придя немного в себя, в ужасе снова рванулась что было сил и, забилась на столе, словно муха, прилипшая к паутине, громко шурша прилипшей к ней резиной. Чтобы оттолкнуться от стола и встать, требовалось передвинуть руки ближе к центру стола, но сделать этого из-за приклеившихся к резине ладошек никак не удавалось. Поняв, что так просто от намертво приклеившегося к ней тяжёлого и холодного резинового блина ей не освободиться, она решила скатиться со стола на пол, а уже оттуда - встать и продолжить борьбу с приставучей резиной. Она стала делать попытки кататься по столу, невольно наматывая при этом на себя прилипшую "резину". С третьей, или четвёртой попытки Соня скатилась, наконец, со злосчастного стола, но это мало ей помогло. Встать на ноги теперь оказалось совсем уже невозможно. Перекатываясь с боку на бок, Соня значительно усугубила своё положение, так как от её движений жёлтая "резина" плотно обмоталась не только вокруг всего тела и уже со всех сторон, но теперь и вокруг ног, совершенно спеленав собой свою невольную пленницу.
Соня очутилась в душной темноте, вся обмотанная с головы до ног упруго пружинящей, но не поддающейся под её усилиями резиной. И отчего-то шевелиться ей среди этой скользкой и холодной резины становилось с каждой минутой всё труднее! Девушка из последних сил растягивала упругую резиновую "пелёнку", удерживающую её в плену, но едва она ослабляла свой натиск, как тугая резина неумолимо сжималась до прежнего объёма, и даже, казалось, ещё туже. Или Соне это не показалось? Определённо - чем отчаяннее теперь девушка билась, тем плотнее становились наводящие на неё ужас резиновые "объятия", уже вполне ощутимо сжимающиеся всё туже с каждой минутой. Теперь "резина" действительно вела себя, как живая, напоминая своим поведением удава, поймавшего жертву в свои объятия. А очень скоро пленница оказалась уже и вовсе не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой, теперь она лишь слабо и беспомощно извивалась в шуршащем и поскрипывающем при каждом её движении узком резиновом свёртке, туго обтягивающем её тело со всех сторон. Её руки оказались плотно прижаты к бокам, ноги теперь тоже невозможно было раздвинуть, резиной их туго спеленало вместе. Соня уже ничего не ощущала, кроме туго обтягивающей её со всех сторон холодной резины.
- Да что же это происходит? - Соня с опозданием решила попытаться позвать кого-нибудь на помощь - Помо... ап-буп-буп! - неизвестно откуда возникший тугой резиновый кляп стремительно заполнил открытый в ужасе для крика рот. Впрочем, помочь всё равно было некому, вокруг на многие километры не было ни души! Теперь Соня могла только тихонько мычать и беспомощно хныкать, продолжая безвольно трепетать в безжалостных резиновых объятьях. Затем Соня ощутила движение упругой резины уже у себя между ног. Нечто вроде гибкого резинового пениса стало медленно, но неумолимо протискиваться в её влагалище, несмотря на плотно спелёнатые вместе ноги. Не в силах помешать наглому проникновению, девушка, тем не менее, снова беспомощно затрепыхалась в своём тугом резиновом свёртке. Но, своими движениями она только ускорила проникновение упругой резины в себя. Затем Соне показалось, что резина внутри неё раздувается, заполняя её собой изнутри всю, без остатка. Сначала Соня билась только от охватившего её ужаса и чувства бессилия. Но в какой-то момент она вдруг с изумлением ощутила, что происходящее с ней начинает вызывать в ней некие приятные ощущения. И не просто приятные, Соня вскоре почувствовала отчётливое нарастающее наслаждение, которое всё росло и росло. Теперь она постанывала уже от наслаждения, ужас незаметно исчез. Наслаждение всё продолжало расти, пока не взорвалось внутри неё потрясающим оргазмом. Она всё ещё продолжала биться в своей тесной резиновой тюрьме, но теперь уже она из последних сил извивалась от охватившего её неземного наслаждения, которое превосходило все мыслимые аналоги, как по силе, так и по длительности. Оргазм её всё длился и длился, пока не померкло сознание.
Когда Соня очнулась, было уже далеко за полдень. Она лежала на полу, рядом валялся опрокинутый стол. Надо ли говорить, что вокруг не было и следа от жёлтой "резины", но зато вся одежда девушки была резиновая и, эту одежду было теперь невозможно снять? Всё было так же, как это всегда бывало в подобных случаях до этого. Попытки снять резину, разрезать её... всё было, как у всех предшественниц. Но Соня недаром была отличным специалистом, она очень быстро разобралась в том, что с ней произошло. Было ещё и нечто новое. Ведь уцелевшая "резина", пленницей которой так внезапно стала Соня, объединила всё, чему удалось уцелеть после напалмовой атаки. В том числе и коллективную память. Вместе с "резиной" Соне достались и личности погибших существ. Или людей? Впрочем, они, в общем-то, и не совсем погибли. Не полностью, во всяком случае. И если обычно девушки становились носителями двух личностей, то Соне достался целый "колхоз", со всеми знаниями и воспоминаниями, имевшимися у всех людей на момент "гибели". Ей было теперь очень сложно думать, но и её возможности возросли несравнимо. Ощущение было слегка похоже то, как когда ты вслух решаешь какую-то задачу, а кругом толпа советчиков, наперебой предлагающих свои решения. Трудно выбрать правильное решение, да и с собственных мыслей сбиваешься. Впрочем, скоро Соня научилась этим пользоваться и, это перестало ей мешать думать. Даже напротив, стало ощутимо помогать. В чём-то она теперь превосходила даже Наташу, хотя и признала её первенство в иерархии, когда они вступили в телепатическую связь. Помимо всего, сумевшая выжить в условиях напалмовой атаки коллективная "зверушка" сильно видоизменилась и обрела новые качества, в которых Соне ещё только предстояло разобраться. И которыми можно было поделиться с другими "зверушками". Впрочем, для изучения возможностей и качеств неведомой формы жизни именно Соня и была самым подходящим человеком. Впрочем, ... человеком ли она теперь была? В этом тоже ещё только предстояло разобраться Соне.
Неделя пролетела незаметно, а Лида так и не придумала, что ей делать. Со дня на день должен был вернуться Вадим из рейса, а она так и не решила, как же ей поступить. Уходить не хотелось, но и подвергать Вадима опасности было тоже страшно. Правда, последние дни стала приходить интересная телепатическая информация, и появились некоторые идеи. Но их ещё только предстояло проверить, притом, что не было гарантии, что что-то получится. Во всяком случае, оставался проверенный фокус с наручниками, хотя и тут был шанс - можно было заиграться и не остановиться в нужный момент. Решив максимально обезопасить Вадима, Лида дрелью просверлила недалеко от кровати отверстие в стене и вмуровала в него массивное стальное кольцо. Подходящее кольцо нашлось в гараже. К нему она прицепила замком короткую цепь с намертво прицепленными к ней наручниками. У стены Лида положила матрац с подушкой, и получилось вполне комфортное "лежбище". С этого места никак невозможно было дотянуться до лежащего на кровати человека.
- Единственно, что руки всё время в одном положении придётся держать, а так - можно даже спать! - решила Лида, любуясь на своё "творение".
Надо сказать, что сделано всё было как нельзя более вовремя. Вечером Лида закончила свои приготовления, а уже следующим утром раздались шаги на лестнице, заскрежетал ключ в дверном замке и на пороге появился Вадим.
- Привет! Если честно, я очень боялся, что ты убежала за это время и квартира будет пуста! - Вадим весь сиял от счастья - Как я рад, что ты осталась.... В рейсе я окончательно понял, что влюбился в тебя. Я просто не смогу теперь без тебя жить.... Выходи за меня замуж! - он обнял Лиду и стал жадно её целовать, видимо, опасаясь услышать "нет", и не давая ей говорить. С трудом она выскользнула из его объятий.
- А ты сможешь останавливаться каждый раз, когда я буду тебя об этом просить? Это очень серьёзно... тебе, наверное, придётся каждый раз приковывать меня к стене в самый разгар секса и уходить на кровать. Я серьёзно, можешь посмотреть сам, я всё для этого приготовила! - Лида указала на приготовленное "лежбище" с наручниками.
- Это будет трудновато и вообще, я не понимаю.... - Вадим осёкся, когда Лида умоляюще заглянула ему в глаза.
- Хорошо, если именно это так важно для тебя, я согласен каждый раз приковывать тебя к стене наручниками. Учти, мне придётся делать это очень часто! Но я согласен на всё, ведь я же люблю тебя!! - Вадим снова попытался обнять Лиду.
- Это важно и для тебя тоже! - Лида снова ускользнула из объятий. - Когда-нибудь ты всё узнаешь, а сейчас просто поклянись! И отнесись к этому максимально серьёзно, у меня ведь может не хватить в нужный момент сил....
- Клянусь! Всё будет так, как ты хочешь! - Вадим поднял руку в пионерском салюте.
- Тогда я согласна стать твоей женой, но никогда не расспрашивай меня ни о чём.... Просто помни свою клятву и никогда её не нарушай. Иначе ты меня потеряешь, впрочем, как и я тебя! - Лида позволила, наконец, заключить себя в объятья. Целоваться удобнее оказалось сидя, а потом и лёжа на кровати. Уже через десять минут влюблённые забыли обо всём. Сладкие стоны делались всё громче, затем и вовсе наступила кульминация, которая и не думала заканчиваться. Спохватившись в последнюю секунду, Лида с усилием оттолкнула Вадима.
- Всё, скорее, надевай на меня наручники! - шепнула она и скатилась с кровати на свою лежанку. Вадим послушно выполнил просьбу, плотно застегнув стальные браслеты на руках возлюбленной.
- А теперь быстро уходи на кровать и не приближайся ко мне! - простонала Лида. Силы её оставили и она забилась в оковах, пытаясь достать до Вадима, послушно отпрянувшего от неё.
- Странно, а ведь мне же приятно, когда он меня заковывает в эти наручники! И приятно ощущать неумолимую власть металла, надетого им на меня! - именно тогда впервые мелькнула у неё в голове сквозь волны жгучего желания эта мысль.
Две недели влюблённые продержались, хотя каждое утро Лида просыпалась прикованной к стене. Но это то ей как раз всё больше и больше нравилось! Она стала во всём происходящем ощущать какое-то странное, и весьма утончённое наслаждение. Эта игра "на грани" несла в себе какие-то особенно острые ощущения, до сего времени Лиде незнакомые. К концу второй недели Лида стала получать от своего беспомощного состояния вполне ощутимое наслаждение, уже сравнимое с наслаждением, получаемым ею от секса. Это было для неё, как несильный, но постоянный оргазм. Звон цепей, сжимающая запястья сталь оков, блеск металла, всё это вызывало в животе у Лиды какое-то томительное и сладкое щекочущее ощущение, доставляющее ей непрерывное наслаждение. Будучи прикована наручниками к стене и не в силах даже поменять положение своего тела, она просто таки истекала всю ночь любовным соком. Ей было приятно зависеть от Него, быть Его рабой, закованной Им в оковы и такой беспомощной перед Ним. Кажется, Вадим тоже всё больше входил во вкус происходящего, замечая ощущения своей возлюбленной, которые передавались невольно и ему. Теперь, если он решал заняться сексом, то сначала приковывал Лиду наручниками к стене и, уже в процессе этих его действий она начинала трепетать от возбуждения. Он специально делал всё неспеша, тщательно подгоняя браслеты к её запястьям и одновременно лаская затянутое в резину тело. Она только тихо постанывала, покорно подчиняясь ему, сдаваясь на милость бездушного металла, в который он её заковывал и, уже изнывая от желания. Затем Вадим, тоже возбуждённый её доступностью и беспомощностью, ещё некоторое время ласкал её тело, потом неспешно овладевал ею, постепенно распаляясь всё больше и наращивая темп. Он уже сам угадывал момент, когда надо было покидать гостеприимную норку. Он получал затем ещё и психологическое наслаждение, наблюдая с кровати, как бессильно бьётся очередной раз в своих оковах Лида. Он, казалось, совсем не удивился, когда она попросила его сделать ей оковы и для ног. Просто ушёл в гараж и гремел там железом до вечера. Зато, когда он вернулся и, опустившись перед ней на колено, надел ей на лодыжки массивные стальные браслеты, соединённые небольшой цепью, Лида ощутила самый настоящий оргазм! Несильный, но вполне отчётливый. Теперь она могла ходить дома только мелкими семенящими шагами и при каждом её шаге по полу гремела ножная цепь, напоминая ежеминутно о Нём и Его власти над ней. Ведь эти оковы были сделаны и надеты Им!
И всё это доставляло Лиде огромное наслаждение, она позволяла теперь освобождать себя из этих ножных кандалов только для выхода на улицу. Затем Вадим снова уехал в рейс а, вернувшись, привёз подарок. Это оказались полицейские наручники, самые обычные - два изящных "женских" браслета с короткой цепочкой. Похоже, влюблённые уже начинали понимать друг друга без слов. Ведь Лида как раз подумала о том, что неплохо бы было иметь именно такие наручники, чтоб можно было иногда ходить в них днём по дому. И вот - пожалуйста! В этих наручниках хоть и было неудобно, но всё же не так, как в жёстких "хаггетс", которыми её приковывали к стене на ночь. Когда Вадим прямо с порога надел новые наручники на Лидины запястья, она просто больше не захотела их снимать в тот день. Впрочем, как и на второй, да и на третий день. Эти наручники сразу стали постоянным и излюбленным "украшением" её рук. Оказалось, что все домашние дела прекрасно можно выполнять прямо в этих наручниках. Это было не совсем удобно с непривычки, но именно это неудобство и доставляло Лиде вполне ощутимое наслаждение, напоминая о Вадиме. Ей было даже жалко, что она уже на четвёртый день совершенно перестала ощущать в этих наручниках неудобство. И даже почти перестала их замечать. Чтоб освежить и усилить свои ощущения, Лиде пришлось попросить Вадима поменять "хинджед", которыми её приковывали к стене, с этими наручниками местами. И впоследствии она уже именно в "хинджед" проводила дома весь свой день, ведь в них у неё оставалось гораздо меньше свободы! А это вызывало у Лиды чувство наслаждения, которое она теперь уже не променяла бы ни на что иное. Впрочем, иногда даже и "хинджед" на запястьях Лиде становилось мало. Скованные "хинджед" спереди руки её уже не удовлетворяли и, тогда она просила сковать её руки на пару часиков наручниками за спиной. Затем настал черёд и другим "подаркам". После очередного рейса на Лидину шейку был надет массивный стальной ошейник, закрывающийся на замок, что тоже добавило ей приятных ощущений. Этот ошейник Вадим впоследствии не снимал с Лиды ни днём, ни ночью, и это ей тоже понравилось.
К тому же появились новые варианты для неволи. Иногда Вадим на весь день приковывал наручники к ножной цепи и, Лида не могла поднять руки выше пояса, если только не приседала при этом. В другие дни, напротив, наручники приковывались короткой цепью к ошейнику, что тоже было жутко неудобно, так как руки всё время находились у подбородка. Был ещё вариант, когда Вадим прицеплял к наручникам длинную цепь, которую туго затягивал Лиде вокруг талии. Приходилось весь день держать руки на уровне талии, в районе пупка, исхитряясь продолжать делать работу по дому. Эти игры в "обмани оковы" доставляли теперь Лиде огромное наслаждение, она окончательно втянулась в них, и прекращать не планировала. Благо, подобные игры позволяли ей держать себя на безопасном расстоянии от Вадима, да ещё и наслаждаться этим! Нравилось всё это и Вадиму, иначе с чего бы он привозил своей возлюбленной из своих рейсов всё новые и новые "подарки"? Через полгода у них собралась весьма солидная коллекция "металла", позволявшая без конца разнообразить так полюбившиеся парочке "игры". Несмотря на все эти свои странные развлечения, а скорее, именно благодаря ним, влюблённые были вполне счастливы, а Вадим оставался всё это время - цел и невредим.
Соня сразу же поняла, что стала "жертвой" уцелевшего в пожаре инопланетного организма. И что это симбиоз, а не поглощение одного организма другим. Уж что-что, а способность к самопознанию у "зверушек" была очень высокая, да и Соня была не самым худшим биологом среди людей. Напротив - одним из лучших. Она сразу узнала, что некие частицы гибнущих в жутком огне "зверушек" стремительно ушли очень глубоко в почву в момент взрыва и спаслись там. Это были специальные "аварийные" частицы, хранители информации и "семена" для возрождения в благоприятных условиях. По отдельности эти частицы были слишком слабыми и были слишком малы для продолжения активного существования. Они впали в сухой почве в некий анабиоз, и только дождевая влага пробудила их от него. Да и Соню они почуяли. Частицы слились в единое целое и, уже именно этому целому удалось довольно легко захватить Соню. Свои возможности она осваивала очень быстро, вероятно, у её "сожителя" после пережитой катастрофы выработалась усиленная живучесть, ускоренная реакция и главное - произошло ускорение эволюции. В общем, если до этого скорость эволюции "зверушек" можно было сравнить с гоночной машиной, то теперь она и вовсе рванула с космической скоростью. И быстро выйдя "на связь", Соня моментально выяснила, что она не одинока. И, разумеется, её возможности немедленно стали достоянием коллективного разума. Соня сразу поняла, что не в её интересах раскрывать тайну своего перевоплощения перед своими знакомыми и родными. Она моментально просчитала возможные последствия разоблачения произошедших с ней событий для своего будущего и содрогнулась. Тем более, уже был пример Даши, и было ясно, что второго случая для побега "подопытной" люди не дадут. Соня, как ни в чём не бывало, вернулась в институт, немедленно отнесла начальнику заявление с просьбой об отпуске "за свой счёт" и поехала на встречу с Натальей. Впоследствии она тихо и незаметно уволилась. Нужно было срочно предпринимать меры, чтоб не вступать снова в конфликт с землянами. Однако поговорить толком они не успели, пришлось срочно выручать Дашу. Только выйдя втроём из машины возле Наташиного дома, они смогли перевести дух. Непосредственная опасность захвата кого-либо из инопланетного "семейства" вроде бы миновала. Надолго ли? Ведь из-за Даши люди теперь многое знали о возможностях зверушек, знали они и о том, что как минимум, одна зверушка находится на свободе. А значит, они будут их искать и новое столкновение, это только вопрос времени. От самой главной приметы, "резиновой одежды", избавиться было невозможно, и по этой примете их должны были обнаружить, рано или поздно.
Всё это девушки успели мысленно обсудить ещё на пути к Наташиной квартире. На Дашу перед тем, как выйти из машины, надели длинный плащ с глубоким капюшоном, скрывающим лицо в тени, так что даже с нескольких шагов было трудно заметить её чёрное "резиновое" лицо. Быстро проскочив лестницу, девушки вошли в квартиру, где наконец смогли чуть расслабиться. Они присели на кухне перекусить, одновременно продолжая своё телепатическое обсуждение ситуации. Проиграли все возможные варианты, и всё равно выходило, что бесконечно скрываться не удастся. Надо было придумать, как замаскироваться под обычных людей, но как? Резиновые наряды выдавали их с головой, и даже если в холодное время года резину можно было скрыть под верхней одеждой, то с наступлением летней жары это становилось очень сложной задачей.
Неожиданно Наташа оживилась.
- Мы не можем бесконечно маскироваться под окружающих нас обычных людей.... Но ведь можно попробовать сделать наше окружение похожим на нас! - она радостно хлопнула ладошкой по столу - Да-да! Уже и сейчас многие люди, особенно за границей, используют в своих сексуальных играх одежду из латекса, становясь в ней неотличимыми от нас. Игра в фетишизм становится модной. Надо только слегка подтолкнуть и ускорить этот процесс! Если одежда из латекса станет у нас модной и многие начнут в ней ходить, станет невозможно понять, где мы, а где просто обычные модницы, решившие слегка эпатажно нарядиться!!
Идея всем пришлась по вкусу. Девушки немедленно начали разрабатывать более подробный план, теперь уже к телепатическому обсуждению подключились и находящиеся далеко. Оказалось, что отдельные представительницы зверушек имеются даже границей (и когда только успели просочиться?), в том числе несколько человек живут и вращаются в высших кругах на "Голливудчине". Было решено, что для продвижения моды на резиновые наряды необходимо убедить популярных режиссёров в нескольких потенциальных блокбастерах нарядить героинь в красивые и сексуальные наряды из латекса. Это не пройдёт незамеченным, всегда находятся фанатки, стремящиеся походить на любимую героиню. А значит, непременно появятся девушки, не считающие таким уж неприличным делом появляться в латексе на улице или в других общественных местах. А там и массовая мода возникнет, если приложить определённые усилия! Большие надежды возложили и на интернет, там тоже решили дополнительно создать привлекательные сайты с фотографиями множества красавиц в латексных нарядах. Модельеры тоже не остались без внимания. Предложений оказалось множество, и вполне реальных. План всё больше обретал определённость и уже казался совершенно выполнимым.
Когда все детали этого плана были проработаны и назначенные исполнители приступили к активным действиям, встал второй, и главный вопрос - а что будет дальше? Далёкая перспектива, на самом деле, тоже была пока не очень радостной.
- Хорошо, вот мы замаскируемся, и нас не найдут! Перестанут нас замечать среди множества модниц в резине и, мы спокойно продолжим своё размножение, быстро поглощая землян... - слово взяла Соня - Что дальше? Если ничего не менять? Через какое-то время уже все женщины будут щеголять в резине, притом уже в той, которую не снимешь. А мужчины вообще исчезнут с лица земли! И что дальше? Размножение ведь станет невозможным! Ни для людей, ни для нас! Мы долго живём, но не бесконечно... вымрем ведь все!! И не останется на Земле в результате никого - ни людей, ни зверушек. Выход у нас остаётся один. Нам надо менять себя, благо, что мы можем теперь очень быстро эволюционировать целенаправленно. Изменить себя надо так, чтоб можно было сосуществовать с людьми бесконечно долго и без вреда для них и нас. И напротив, только с обоюдной пользой. Предлагаю начать экспериментировать в этом направлении и - немедленно!
Общее мнение с Сониным предложением оказалось солидарно, и в нужном направлении тоже закипела незримая, но каждодневная и упорная работа. Задачи по изменениям ставила Соня, она же систематизировала результаты опытов и обобщала новые предложения. Появление новых зверушек свели пока до максимально возможного минимума, почти прекратили. Инопланетная жизнь притаилась.
Сразу неплохо пошла работа по продвижению в массы моды на ношение одежды из латекса. Вышла целая серия фильмов с героинями, щеголявшими в латексе, на экранах телевизоров стали регулярно появляться музыкальные видеоклипы, в которых популярные исполнительницы тоже красовались в латексных нарядах. Некоторые модельеры выпустили большие и красивые коллекции латексной одежды, другие просто стали вносить элементы из латекса в свои обычные коллекции - одевать девушек-моделей при показах новых коллекций в латексные чулки и перчатки. Латекс становился моден! И потихоньку, хотя и медленнее, чем хотелось, эта мода пошла в массы. Пока публично в латексе решались появляться только наиболее смелые девушки, но дело явно двигалось! В крупных российских городах, по крайней мере, теперь уже не особо-то и обращали внимание на столь необычно одетых девушек. И если их первое время и проверяли на их инопланетность, то делалось это очень незаметно. А когда таких модниц стало больше, такие проверки и вовсе потеряли смысл в виду их безрезультатности.
Люди привыкли к новому материалу. А уж в какой-нибудь Германии, или Англии, латексным нарядом и вовсе стало трудно кого-либо удивить! Там уже вообще - чуть ли не в магазин за картошкой стали в латексе ходить! Продвигалась работа и по изменению самих зверушек. С этим было сложнее, но уже первые успехи всех воодушевили. Началось с того, что, используя полученный Дашей опыт трансформации, все девушки научились изменять цвет, а затем и форму своих "резиновых" нарядов. Убрать "резину" полностью с тела оказалось невозможным, но "переодеваться" стало после некоторой тренировки вполне по силам каждой, что внесло в резиновый гардероб каждой девушки значительное разнообразие. Конечно, это не имело отношение к основной задаче - приспособлению организма зверушек к сосуществованию с людьми. Но, это помогло лучше замаскироваться. Теперь многие девушки смогли днём минимизировать свои резиновые "наряды" до размера боди или вовсе до трусиков, и легко скрывать резину под обычной одеждой.
Правда, удержание таких изменений первое время требовало от них небольшого, но постоянного усилия. Стоило девушкам расслабиться или уснуть, и их наряд возвращался к своему первоначальному виду.
А вот первой по-настоящему успешной "ласточкой" в изменениях организма, как ни странно, стала Лида. Она уже полгода играла с Вадимом в столь полюбившиеся им садомазохистские игры. Они стали самыми настоящими садомазохистами и прекрасно это осознавая, ничего не собирались изменять. Она была счастлива, Вадим - тоже. Их всё устраивало, и они вносили всё больше разнообразия свои сексуальные игры. Их опыт внимательно изучался всем сообществом. Ведь это была первая пара, в которой обошлось без трансформации мужчины в зверушку. И вдруг.... Ох уж это "вдруг", как часто оно бывает не вовремя! В данном случае ни о чём подобном Лида просто вообще не думала, потому что такого вроде не могло быть. Но случилось! Внезапно Лида обнаружила, что беременна, и довольно давно. Беременна, как самая обыкновенная земная женщина! Беременна от Вадима - обычного земного мужчины. Конечно, Вадим по-прежнему не знал, какой опасности он подвергается, живя с Лидой. И даже не представлял, что она такое на самом деле. И когда по возвращении из очередного рейса он узнал от неё о беременности, совершенно искренне обрадовался.
- Здорово! А это уже точно? Покажи животик... ой, правда, смотри, какой стал кругленький! А когда примерно ты родишь? Интересно, кто у нас будет, мальчик, или девочка? - вопросы так и сыпались из обрадованного Вадима.
- Рожу, наверное, осенью. А вот, кого? Хотела бы я сама это знать... - Лида замолчала. Её интересовал сейчас не пол будущего ребёнка. Она уже знала, что будет мальчик. Но вот какой? Обычный человеческий ребёнок, резиновая зверушка, или что-то ещё... никто пока точно не знал. Всё сообщество зверушек сейчас усиленно помогало Лиде настроить свой организм и измениться в нужном направлении. Но получится ли всё, как задумано? Этого пока никто предсказать не мог.
Из всех девушек Даша оказалась в самом сложном положении. Она была не такой, как остальные и, вынуждена была поначалу сидеть безвылазно у Наташи дома, ведь с чёрным резиновым "лицом" и думать было нечего выйти из дома незамеченной. Оставалось сидеть дома и копаться в Интернете, да ещё тренировать свои способности к трансформации. Наверное, из-за обилия свободного времени, да ещё и по причине своего богатого опыта этой самой трансформации, Даша скоро натренировалась до таких высот, что смогла создавать себе вполне человекоподобную внешность. Она первой научилась изменять цвет покрывающей её "резины" и стала придавать ей розоватый, вполне телесный цвет. Ведь в отличие от других девушек, Даша не могла открыть даже малую часть своего собственного тела, поскольку у неё его просто не было. В этом и было её отличие от остальных. Её трансформация стала необратима и Даша вся состояла фактически из сплошной "резины". Не было теперь в её "организме" ни костей, ни внутренних органов, ни кожи. Она только могла всё это имитировать из живой резины, которая была теперь единственным "строительным" материалом её организма. Это была её плата за спасение, за её возможность произвольного изменения формы.
Тем не менее, через месяц упорных тренировок Даша научилась за пару минут формировать из себя каждое утро розовокожую голубоглазую красавицу с прекрасной фигуркой и кукольным личиком. С белым париком на голове и приклеенными ногтями она издали выглядела вполне обычной блондинкой, похожей на куклу Барби. Единственными недостатками оставались, как внешне, так и на ощупь - "резиновость" её кожи и "нарисованные" на резиновом лице брови и глаза. При близком рассмотрении всё это было хорошо заметно. Её "кожа" сохраняла характерную для резины гладкую глянцевую поверхность. Вблизи Даша больше всего походила на ожившую дорогую и качественную резиновую куклу из сексшопа. И, разумеется, засыпая вечером, Даша через некоторое время снова становилась вся глянцево-чёрной и безликой.
Тем не менее, достигнутое было важным успехом, имевшим для всех большое значение. Теперь Даша могла по вечерам и особенно ночью довольно спокойно гулять с другими девушками по улицам, не привлекая к себе внимания случайных прохожих. Ведь при беглом взгляде в сумерках её лицо особо ничем не выделялась среди подруг. Зато все остальные девушки, благодаря Дашиным успехам научились "переодеваться".
Кроме тренировок по изменению своей внешности, Даша много "сидела" в интернете. Там у неё постепенно сложился свой круг общения, немного специфический, но вполне её устраивающий. Она сразу заинтересовалась фетишистским сообществом. Особенно - резинофетишистами. Там ценилась как раз "резиновая" внешность, и было много мужчин, но мало женщин. А свободных девушек там не было почти совсем.
Даша зарегистрировалась в сообществе под многообещающим ником Rubber_doll, что переводилось, как "Резиновая кукла". Большинству мужчин в её сообществе нравилась резиновая одежда, а особенно в нём ценились девушки, одетые в резину. И чем более обтягивающим был наряд, тем красивее это считалось. В идеале резина на теле должна была выглядеть, как вторая кожа - гладкая и сверкающая. Среди участников этого сообщества оказалось и несколько парней, пределом мечтаний которых была не просто обтянутая резиновым нарядом девушка, а именно ожившая резиновая кукла. Они женщину своей мечты представляли только такой - затянутой в сплошной резиновый костюм телесного цвета, похожей на живую резиновую куклу. Сначала Дашу это совпадение поразило, но потом она искренне обрадовалась. Ведь именно таким образом она и выглядела, как этим ребятам хотелось! Значит с её внешностью можно тоже пользоваться успехом у мужчин!! Для Даши, всю жизнь комплектовавшей из-за своей внешности, это оказалось важным и приятным открытием.
Особенно ей понравился в сообществе один парень, которого в сети все звали Михмихиком. Уже позже Даша узнала, что в реале его зовут просто Михаилом. Вначале Михмихик просто показался Даше интересным собеседником. Затем они и вовсе подружились. Он был совершенно нормален во всём, кроме одного - ему непременно хотелось, чтоб его любимая девушка постоянно ходила вся в резине и выглядела как резиновая кукла. Одна только мысль о такой возможности, по его словам, страшно заводила его. К большому сожалению Михаила, все девушки, с которыми он встречался до знакомства с Дашей, категорически отказывались даже обсуждать возможность осуществления его мечты. Некоторые всё же соглашались поначалу примерить отдельные резиновые вещи, но восторга от их ношения явно не испытывали. И быстренько старались их с себя снять, а затем сворачивали и свои отношения с Михаилом. Уже то, что Даша не отвергала с порога возможности для женщины хоть иногда так выглядеть - сильно его воодушевила.
У Михаила был свой небольшой бизнес, и он был вполне обеспеченным человеком, к тому же, образованным и интеллигентным. Они много болтали вечерами и по ночам с Дашей по "аське" о литературе и театральных постановках, о новых и старых кинофильмах, о музыке. И, разумеется, о том, как можно сделать для женщины "кукольный" костюм из резины. Он готов был сделать его на заказ, и за любые деньги, если Даша, хоть иногда, согласится его надевать. Та каждый раз полушутя отвечала, что она и так постоянно ходит в таком костюме и второй ей не нужен. Михаил ей, конечно же, не верил. Много раз он предлагал Даше встретиться "в реале", но она всё тянула с согласием.
Во-первых, она могла придти на встречу только именно в виде резиновой "Барби", что, несомненно, порадовало бы Михаила, но могло показаться ему несколько странным для их первой встречи. Тем более странной её внешность могла показаться окружающим людям, ведь Михаил всё время предлагал встретиться в ресторане, театре, или другом людном, ярко освещаемом месте.
Во-вторых, Даша не хотела превращать этого, едва обретённого ею друга - в резиновую зверушку. Она никак не могла придумать, как этого избежать. Ведь для неё совершенно не подходил способ, которым пользовались вполне успешно Лида с Вадимом. Поскольку Даша, в отличии от Лиды, из любых наручников могла совершенно легко "вытечь". А когда она совершенно серьёзно сказала Михаилу, что не может придти на встречу с ним в очередное, предложенное им людное место именно потому, что она практически всегда выглядит именно так, как, по его мнению, должна выглядеть женщина его мечты, он не поверил ей. Михаил решил, что она его издевается над ним и, обидевшись, на некоторое время перестал с ней общаться.
Целую неделю он дулся на Дашу, но потом не выдержал и снова "постучался" в "аську". Целый вечер он избегал разговора о том, что стало причиной его обиды, и лишь под конец не выдержал.
- Ты что, в самом деле, всё время ходишь в костюме резиновой куклы, не снимая его? Ты мне не врёшь? Откуда этот костюм у тебя взялся? Насколько я знаю, женщинам никогда не нравится ходить в резине! А ты говоришь, что носишь её, не снимая... ведь это, наверное, невозможно?! - спросил он.
- Да, это так. Я не вру. И это вполне возможно. Откуда я этот костюм взяла, тебе лучше не знать. А вообще я эту резину с себя совсем не снимаю и хожу в ней постоянно - и так уже месяца два. И мне в ней вполне нравится! Более того, мне в таком виде нравится ходить всё больше и больше!! - тут Даша нисколько не слукавила. Ей действительно нравилась её нынешняя кукольная внешность. Она была не идеальна, но Даша казалась себе теперь гораздо привлекательней. Всяко, это было лучше, чем то, что она видела постоянно в зеркале до последних событий в течение многих-многих унылых лет. А уж фигура у резиновой Даши была теперь вообще нереально красивая - кукла из неё получилась стройная, длинноногая, с узкой талией, с высокой и довольно большой грудью.
- Я живу сейчас совершенно один, в загородном доме, моя сестра недавно вышла замуж за англичанина и уехала жить в Англию. Если я приглашу тебя сегодня вечером к себе домой, это будет достаточно безлюдное для тебя место? - переварив Дашины ответы, снова спросил Михаил.
- Я подумаю.... Если ты поклянёшься не приставать ко мне с разного рода домогательствами, возможно, я приеду к тебе в гости. Мы просто посидим и пообщаемся... - Даша сама сомневалась, что так оно и будет, но ей тоже очень хотелось увидеть Михаила "живьём". Тем более что она по нему сильно соскучилась за эту неделю.
Михаил назвал адрес и время. Пути назад больше не было, надо было ехать на свидание. Даша пребывала в большой растерянности. Это было её первое в жизни свидание с мужчиной. И оно могло для этого мужчины стать последним. А Даша этого очень не хотела, совершенно не хотела! Но ещё больше она не хотела обманывать ожидание Михаила и срывать своё первое свидание. Едва сгустились ранние зимние сумерки, как Даша, низко надвинув капюшон пальто, выскользнула их дома и зашагала на автобусную остановку.
Дом Михаила, окружённый высоким забором, стоял на окраине, рядом виднелось ещё несколько похожих домиков за такими же глухими высокими заборами. Остановка автобуса была довольно далеко от них, пришлось идти через пустырь по узкой заснеженной тропке. Ничего удивительного - хозяева таких домов не ездят на общественном транспорте, для их автомобилей проведена дорога с ответвлениями к каждому дому. Только она оказалось совсем с другой стороны и, Даша не захотела делать круг. Она подошла к небольшой калитке рядом с воротами и робко нажала кнопку домофона. Вероятно, домофон был снабжён видеокамерой, потому что дверь открыли, ни о чём не спрашивая. Даша пересекла небольшой двор и поднялась на невысокое крылечко. Дверь перед ней тотчас распахнулась, и она нерешительно шагнула в тёплую и светлую прихожую.
Михаил оказался плотным симпатичным мужчиной с коротким "ёжиком" волос на голове и с умными зелёными глазами. Впрочем, Даша уже видела его фотографию, правда сейчас Михаил оказался чуть старше, чем выглядел на фото. Они были почти одного роста, она отчего-то думала, что он немного выше. Но, в общем - вполне приятный человек, и он не разочаровал её своей внешностью.
- Ты действительно пришла в резине? Я не верил до самой последней секунды, думал, что это шутка! - Михаил жадно рассматривал резиновое лицо своей гостьи - Теперь я вижу, что это правда!
-Ты раздевать меня собираешься? Или так и будешь только пялиться на меня? - Даша от смущения заговорила в нарочито-грубом тоне. Михаил поспешно помог своей гостье раздеться. Его руки заметно дрожали от волнения, когда он принимал её пальто. Даша осталась в толстом сером свитере и чёрных джинсах. Даже такая одежда не могла скрыть её великолепную фигуру. Даша спросила, где находится ванная комната, и на минутку туда зашла. Вышла она оттуда уже совсем другой. Зимние сапоги и джинсы со свитером остались на полу ванной. Теперь Даша осталась только в красном "резиновом" платьице, с длинными рукавами и воротником "стойкой", очень облегающем и весьма коротком. На ногах у неё теперь были красные, в тон к платью, длинные резиновые чулки и туфли на высоком каблуке и платформе. У Михаила от открывшегося зрелища просто перехватило дыхание. С трудом сглотнув, он осипшим голосом пригласил гостью в холл, где уютно мерцал камин, а на столике возле удобного дивана стояли напитки и лёгкая закуска.
Разумеется, платье и чулки Даша "отрастила" на своём теле за то время, пока снимала сапоги и джинсы со свитером. И смотрелся её наряд убийственно даже для глаз обычного мужчины. А уж для помешанного на резиновой одежде Михаила это было нечто и вовсе запредельное! Он так смущался и волновался, словно был не солидным мужчиной, а четырнадцатилетним подростком, пришедшим на своё первое в жизни свидание. Перед ним сидела его мечта - живая резиновая кукла, блондинка с шикарной причёской в алом латексном платье. И неважно уже было, что на голове - парик, а под резиновым лицом скрываются неизвестно какие черты. Михаил был безмерно счастлив и с обожанием смотрел на свою резиновую повелительницу, готовый ради неё на всё.
Такого отношения к себе Даша еще никогда в жизни не ощущала и даже не мечтала ощутить! Всю предыдущую жизнь на неё, если и обращали внимание мужчины, так только чтоб посмеяться над ней. А чаще её просто в упор никто не видел, словно она была пустым местом. И вот вдруг, будто по мановению волшебной палочки она - богиня, небожительница, её обожает и хочет весьма симпатичный мужчина, которому она к тому же совершенно не прочь отдаться. Что уж тут удивительного в том, что она начисто забыла обо всех своих опасениях и благих намереньях, и скоро оказалась в объятиях Михаила, жадно целующего её в резиновые губы? Скоро он сорвал с себя одежду и уже намеревался раздеть Дашу, хотя, что там было с неё снимать? Но вдруг он обнаружил, что на ней уже ничего нет, и только телесного цвета резина плотно покрывает стройное тело, словно это и есть настоящая Дашина кожа. Он не стал гадать, когда и как она успела раздеться, а овладел ею прямо на том же диване, и их секс был великолепен. Едва Михаил испытал оргазм, Даша поспешно его оттолкнула, и он не обиделся, поскольку уже удовлетворился. Ему видно было, что она это делает против своего желания, но зачем-то ей это было необходимо.
Немного полежав рядом с ней, Михаил подхватил Дашу на руки и перенёс в спальню, которую специально подготовил к свиданию. Кровать там, как нетрудно было догадаться, была застелена не обычным бельём. Всё - простыни, наволочки, одеяло - было из гладкой и холодной белоснежной резины, столь обожаемой Михаилом. Впрочем, это имело значение только для него самого, Даше было всё равно, на чём спать, ведь она сама была вся из резины, хотя и ненастоящей, но такой же гладкой и скрипящей. В постели Михаил снова овладел своей возлюбленной, и снова она сумела прервать соитие в нужный момент. Оказалось, что это ей вполне по силам, хотя она прекрасно ощущала, что промедли ещё хоть минуту и, с Михаилом в его человеческом обличье можно будет распрощаться навсегда. Любовники так и не уснули в эту ночь. Даша не могла уснуть, потому что превратилась бы в чёрную безликую фигуру, и неизвестно, как бы на это отреагировал Михаил. А тот, безмерно счастливый "сбычей мечт", пребывал в почти непрерывном возбуждении, он снова и снова овладевал своей резиновой куколкой, и спальня опять наполнялась сладкими стонами и скрипом резины. Утром он отвёз Дашу на машине к Наташиному дому. Она поднялась в квартиру и, с трудом добравшись до кровати, наконец смогла уснуть, усталая и счастливая. Кажется, жизнь начинала потихоньку налаживаться. Пока было неизвестно - как это будет, но было ясно, что всё будет хорошо.
Света работала врачом в обычном районном роддоме. Работу свою она любила, но вот зарплату любила гораздо меньше. Её часто приглашали перейти в частные клиники, но она неизменно отказывалась. Жалко было покидать любимый коллектив, да и жила она через дорогу от своей работы. Но вот, наконец, она всё же не выдержала и, уволившись таки из большого государственного роддома, перешла в маленькую частную клинику. С крошечным коллективом, но с большой зарплатой. Повлияло на решение то, что эта клиника открылась всего в одном квартале от Светиного дома и, расстояние до работы почти не изменилось.
Коллектив новой клиники оказался стопроцентно женским и очень доброжелательным. Чистые палаты, современное оборудование, всё было, как в любой процветающей частной клинике.
Единственное, что показалось Светлане в новой клинике немного странным, так это то, что все сотрудницы - и врачи и медсёстры, здесь постоянно ходили в стильных обтягивающих фигуру коротких халатиках из белоснежного, с голубой отделкой, латекса. Некоторые в дополнение к ним ещё и белые латексные чулки носили, а порой и длинные, до самого плеча, резиновые перчатки. Конечно, последнее время одежда из латекса стала жутко модной, но Светлана считала, что для работы такая одежда не слишком удобна. Да и дороговато стоила такая одежда, чтоб покупать её при прежних-то её доходах! Впрочем, никто и не настаивал, чтобы Света тоже немедленно облачилась в латекс.
Но, когда все вокруг ходят исключительно в латексе, в обычном белом халатике начинаешь невольно чувствовать себя неудобно. Словно все вокруг одеты, и только ты ходишь голым! Светлане никто ничего не говорил, но она с каждым днём всё сильнее ощущала это неудобство. Наконец, через две недели она не выдержала, и решила поговорить с Мариной Сергеевной, хозяйкой клиники и её главным врачом в одном лице. Они уже встречались в тот день, когда Светлану принимали на работу. Марина Сергеевна приняла Светлану в своём кабинете почти сразу и, прежде чем начать беседу, даже любезно угостила её кофе.
- Марина Сергеевна, тут вот какое дело... - Света замялась, не зная, как лучше подойти к вопросу, который доставлял ей дискомфорт и, невольно покосившись на глянцевую резину халатика, в котором её принимала хозяйка клиники.
- Не стесняйся, Светочка! Я догадываюсь, что тебя смущает. Тебя наверняка интересует, почему весь персонал, включая меня, ходит у нас в латексе? - директор решила придти к смутившейся Светлане на помощь.
- Ну, в общем-то, да! - Света отчего-то слегка покраснела - Вообще-то я хотела поговорить немного о другом. Дело в том.... Я ощущаю некоторое неудобство оттого, что одета не как все. Где я могу получить, или купить... правда, у меня пока ещё с деньгами не очень! - она окончательно смутилась.
- Ну, что же... - Марина Сергеевна задумчиво посмотрела на Светлану, что-то прикидывая, затем глянула почему-то на часы - Наверное, уже можно выдать тебе нашу униформу. Это бесплатно, ты не беспокойся! - она подняла телефонную трубку - Ксюша, зайди на минутку ко мне!
Через минуту в кабинет без стука впорхнула молоденькая санитарка.
- Ксюша, проводи Светочку в кладовую и помоги ей там подобрать и надеть униформу! - хозяйка поднялась из-за стола, показывая, что аудиенция закончена. Светлана покинула кабинет и пошла следом за санитаркой.
Кладовая оказалась на том же этаже, что и кабинет главврача, только в самом дальнем конце коридора. За белой дверью, обитой зачем-то изнутри белым дерматином, оказался небольшой тамбур, вторая такая же дверь вела в небольшую комнатку с большим квадратным шкафом у стены. Ещё в комнате стоял стол с настольной лампой и стул. В углу за ширмой виднелась вешалка и угадывалась обычная больничная кушетка, застеленная жёлтой резиновой простынёй. В общем, здесь всё было похоже больше на обычный кабинет врача, чем на кладовую.
- Проходите за ширму, Света! Раздевайтесь там, я сейчас вам всё дам! - санитарка достала ключ и направилась к шкафу.
Светлана прошла за ширму и нерешительно сняла халат.
- Догола, догола раздевайтесь! Латекс носят на голое тело, иначе он некрасиво выглядит! - послышался из-за ширмы требовательный голос санитарки, уже вовсю шуршащей резиной в шкафу.
Вздохнув, Светлана разделась догола. Как раз в это время к ней за ширму впорхнула Ксюша и шлёпнула на кушетку ворох белой резины.
- Так, сначала надевайте трусики и бюстгальтер! Вроде я угадала с размером... - санитарка критически окинула взглядом Светину грудь.
- И почему все санитарки всегда такие горластые и бесцеремонные? - размышляла Света, натягивая шуршащие холодные трусики - Профессия, что ли, накладывает отпечаток? Или напротив, только такие и идут работать санитарками?
Халатик показался Свете немного маловатым, но Ксюша её заверила, что так и должно быть, иначе в обтяжку не будет. Халатик показался странным, он был совсем без застёжек. Скорее это было узкое платьице, надеваемое через голову. У санитарок халатики были попроще, больше похожие на традиционные. Света с трудом влезла в это платье, да и то, только с помощью санитарки.
- Как же я теперь каждый день переодеваться буду? Мне что, каждый раз придётся санитарку звать на помощь? - недоумевающее подумала Светлана, расправляя на себе скользкую резину и поправляя грудь.
- Так, теперь резиновые чулки надеваем! - вывела её из задумчивости санитарка.
- Может, чулки не надо? - попыталась робко отказаться Света.
- Не понравится, потом снимете! А сейчас надо посмотреть, чтоб подошли по размеру!! - резонно возразила Ксюша - Ложитесь на кушетку, я сама их на вас натяну. Скорее будет! - и она подтолкнула Свету к кушетке. Той ничего не оставалось делать, кроме как лечь спиной на холодную резину.
- Выше, выше ложитесь! Вот так! - Ксюша ловко, одним движением, натянула чулок на Светину ногу.
- Действительно, быстро! - подумала та, протягивая вторую ногу санитарке.
Второй чулок та надела так же ловко и быстро. Но когда Светлана хотела подняться с кушетки, санитарка внезапно остановила её.
- Постой, это ещё не всё! - она легонько толкнула Свету в грудь, заставляя снова откинуться на кушетку и, склонилась над нею. Дальше произошло нечто странное. Ксюша неожиданно взялась за края жёлтой резиновой простыни, на которой лежала Светлана и ловко, всего несколькими движениями, туго спеленала ей ноги этой резиной. Светлана даже не успела ничему удивиться, но снова попыталась сесть. Но санитарка снова не позволила ей этого сделать. Она взяла Свету за руку и, положив её ей вдоль тела, тут же туго припеленала резиной, а в следующее мгновение так же поступила и со второй рукой. Света оказалась завёрнутой в "конвертик", словно новорожденный младенец. Правда, запеленали её не в пелёнку, а в резину. И когда она очнулась, наконец, от неожиданности и попыталась пошевелиться, из этого свёртка оказалось невозможно выбраться, хотя сверху он не был ничем завязан. Словно вся резина моментально склеилась в узкий резиновый мешок. Тут ещё в довершение всего санитарка вытянута из-под Светиной головы нечто вроде резинового капюшона, который тут же натянула ей на голову. Впрочем, скорее это оказался узкий мешок, скрывший всю голову пленницы. Светлана теперь ничего не видела, скользкая холодная резина упруго сжала её лицо. Пленница запоздало забилась в резиновой тюрьме, в бесплодной надежде на освобождение. Она уже не видела, как санитарка деловито достаёт из-под кушетки широкие чёрные прорезиненные ремни и накрепко ими притягивает к ложу беспомощно извивающийся резиновый свёрток, из которого начинают всё громче раздаваться стоны мучительного наслаждения.
Когда Светлана очнулась, она всё ещё лежала на кушетке. Жёлтого резинового мешка на ней уже не было, но она была по-прежнему в белом латексном платье и чулках. Её тело было туго привязано несколькими широкими ремнями к кушетке и, она не могла пошевелиться. Ксюша сидела за столом и читала книжку. Заметив, что Светлана открыла глаза и пытается пошевелиться, она отложила книгу и подошла к пленнице.
- Привет! Ты не пугайся, я сейчас тебя отвяжу. Но сначала выслушай меня! - санитарка принесла стул и села рядом с кушеткой - Теперь ты не обычный человек. Или даже не совсем человек,... в общем, ты теперь одна из нас. Детали ты поймёшь со временем сама, благо теперь у тебя будет телепатический контакт со всеми нами, но в общих чертах мне надо тебе рассказать. Ты ведь никуда не спешишь? - Ксюша хихикнула и погладила туго натянутый ремень, удерживающий Светлану на кушетке. Затем стала серьёзной, словно её одёрнул кто-то незримый, и уже без шуточек, коротко и деловито пересказала Свете всю историю появления зверушек на Земле.
- Так что теперь мы научились передавать зверушек без помощи мужчин! - закончила она свой рассказ - Просто рожаем, когда у сообщества возникает в этом необходимость, некий кусок живой резины, из которого формируется такое вот резиновое полотно. Да-да, именно то, в которое я тебя и запеленала сегодня. Родить его может любая из нас. И может это делать почти каждый месяц, если хорошо кушает. Это теперь и есть модифицированная зверушка, продукт нашей эволюции! Она рождается у нас теперь безмозглая и бесформенная, и сама охотиться не может, но если ей немного помочь, она легко поселяется в нужной нам женщине. Но пути назад после этого по-прежнему нет, так что ты теперь наша навсегда! А вот мужчин мы теперь не поглощаем, исключили их из цепочки размножения. Научились сдерживаться во время секса с ними, уже почти и не тянет на это. Пусть живут и просто радуют нас! А мы будем рожать им детей, как и обычные женщины... наверное. Сейчас мы как раз работаем над этим. Поэтому и ты понадобилась. Мы уже почти нашли путь к мирному сосуществованию с человечеством. Остался последний шаг. Ладно, я уже вижу, что ты всё поняла. Сейчас освобожу тебя... - и Ксюша с некоторым сожалением стала расстёгивать скрипучие ремни - Ага! - неожиданно подтвердила она, явно прочтя Светину мысль - Я действительно чуток садистка. И немного лесби - тоже! Так что мне моя работа нравится, ты ведь не первая у меня, - она засмеялась - Привыкай, мы ведь читаем мысли друг у друга. И ты научишься этому быстро. Зато мы не врём никогда друг другу, не получится!! - Ксения подмигнула и весело рассмеялась.

Эпилог.


Скорее! Ох-х! Да скорее же ты! Я же сейчас прямо здесь и рожу! - Лида, с большим животом, но не потерявшая от этого своей привлекательности, сидела на кровати и хватала ртом воздух. Рядом суетился Вадим, спешно снимая с почти уже рожающей возлюбленной железные "игрушки", которые Лида не давала с себя снять до самого последнего момента.
- Да иди ты дверь открывать, там Наташа со Светланой, поднимаются уже к нам, давно подъехали на машине! Мне этот ошейник рожать не мешает, а девчонок он нисколько не удивит. Они давно всё знают про нас! - отогнала она решительно от себя возлюбленного, который никак не мог найти давно затерявшийся, в виду его хронического неиспользования, ключ от её ошейника и теперь пытался подобрать подходящую отмычку. Вадим понял, что так Лида и впрямь родит дома, и побежал открывать дверь.
Лиду, в конечном счёте, так и отвезли в том ошейнике в маленькую частную клинику, принадлежавшую сообществу. Это был первый случай рождения ребёнка у женщины со зверушкой. Рождения от обычного земного мужчины! Такое нельзя было оставлять на самотёк. Ведь никто не знал, что же получится. На подходе было ещё несколько будущих мам и надо было знать, чего ждать и в каком направлении меняться зверушкам, если не всё окажется так, как планировалось. Поэтому обычный роддом отпал сразу - и мама необычная, и ребёнок может вызвать ненужные вопросы. Давно была куплена клиника, где все сотрудницы были только членами инопланетного сообщества. В неё были собраны лучшие специалистки. Теперь они все пригодились.
Роды прошли нормально, как у любой земной женщины. Но только когда Лида родила, все смогли вздохнуть с облегчением. Правда, не сразу....

Это сообщение отредактировал *Лёлька* - 26-09-2014 - 15:12
0 Пользователей читают эту тему

Страницы: (1) 1 ...
  Наверх